Что делать,если моему сыну с наркотической зависимостью выдают кредиты?

Подростковая наркозависимость – Можно ли ее определить на ранней стадии? – Освіта.UA

Что делать,если моему сыну с наркотической зависимостью выдают кредиты?

Пробующий свой первый «косячок» подросток обычно мало осведомлен о последствиях наркотической зависимости. А родителям, не знающим об увлечениях сына или дочери, страшно осознавать, что их чадо стало (или может стать) наркоманом. Правды избегают как дети, так и взрослые.

А вот заметить со стороны первую пробу или заподозрить неладное в так называемый экспериментальный период (промежуток между эпизодической пробой и регулярным употреблением) не удается практически никому из близких и родных.

В большинстве случаев, резюмируют специалисты, родители, дети которых попадают в зависимость, предпочитают оставаться «слепыми» по отношению к произошедшим в ребенке переменам и не признают случившееся.

До тех пор, пока дело не доходит до лжи, воровства и криминала.

Независимо от причин, подтолкнувших ребенка к употреблению наркотиков, подросток-наркоман – диагноз и приговор всей семье, утверждают эксперты.

Отсюда и целый букет неразрешимых сложностей, связанных с диагностированием наркомании.

Большинство родителей начинает бить тревогу лишь тогда, когда подросток успел освоиться в «системе» и налицо все признаки, свойственные наркоману. А ведь шанс остановить беду на начальном этапе есть всегда.

Куда глаза глядят

Задача-минимум для мам и пап – знать симптомы, указывающие на присутствие наркотиков. Многочисленные инструкции наркологов и психологов содержат такие пункты:

1. Резкие перепады настроения в поведении ребенка. Причем эмоциональная амплитуда колеблется между крайними точками: беспечная веселость, энергичность, которые могут быстро сменяться апатией или агрессией.

В жизни: «В первую очередь заметить наркоманию можно по пропаже денег, причем не столько по мелкому воровству, а по тому, что все финансовые средства уходят в никуда. Но у меня мама заподозрила наркотики оттого, что я стал очень агрессивен». Андрей, 20 лет.

2. Изменение режима сна и бодрствования – происходит смена дневной активности на ночную.

Если днем подросток вял, сонлив, заторможен, то к вечеру у него заметно повышается желание что-либо делать (гулять, слушать музыку, работать за компьютером и т. д.).

Общение с друзьями отводится на ночное или вечернее время. Поздние возвращения домой или отсутствие по нескольку суток становятся правилом.

3. Изменение характера приема пищи. Меняется ритм еды: отсутствие аппетита (может целыми днями ничего не есть) граничит со вспышками «волчьего аппетита» по возвращении с прогулки. Причем удивить может непривычно большое количество съедаемой пищи.

4.Безучастность, потеря интереса к любым занятиям, пассивность восприятия. Резко меняется общее отношение ребенка не только к семейным и домашним делам, но и к хобби (занятиям спортом, танцами и т.д.).

Подросток замыкается в собственном пространстве (подолгу закрывается в комнате, постоянно просит «оставить его в покое»), избегает любых контактов с членами семьи.

Боязнь быть разоблаченным толкает его на полное отчуждение от близких.

В жизни:«Возвращаясь домой, я избегал любых разговоров с мамой, кроме фраз «Привет, мама», сразу закрывался в комнате, чтобы родители не увидели меня во время «движухи». Родители поняли о наркотиках только тогда, когда заметили проколы на руках во время моего сна». Николай, 23 года.

«Если у вашего ребенка появились внезапные приступы раздражения, вы заметили, что по вечерам у него часто бывают расширены зрачки, а в речи появились непонятные слова вроде «фен», «вмазка», «джанка» и т. д., можете быть уверенными, что он увлекся наркотиками». Валентина, 22 года.

Самое парадоксальное и трагичное в том, что подобные симптомы могут подойти любому взрослеющему ребенку, который переживает подростковый кризис. И даже очень внимательным и наблюдательным родителям сложно заподозрить именно наркотики. Сложно и страшно.

Тест на признание

« проблема заключается в том, что заметить эти изменения могут только те родители, которые поддерживают тесный контакт со своим ребенком, – говорит президент центра ресоциализации наркозависимых «Твоя Перемога» Виктор Хижняк.

– В большинстве же случаев, наркомания возникает как раз в тех семьях (независимо от социального статуса), где на протяжении долгого времени соблюдаются или эмоциональная холодность в отношениях и конфликтная манера общения с ребенком, или выраженная гиперопека.

По мнению психотерапевта Андрея Лысенко, первой подсказкой для родителей, которая может помочь предупредить наркоманию, должен стать трезвый самоанализ и вопрос, заданный себе: «Какие мы родители?».

Если вы далеки от интересов ребенка, не научились быть ему другом, ничего не знаете о круге его общения, делите его друзей на «хороших» и «плохих» и все ваше взаимодействие ограничивается отчетами об учебной успеваемости и материальной поддержкой – можете зачислять себя к группе риска.

Отсутствие контакта с ребенком и неполная семья – первые факторы, говорящие об угрозе наркотиков.

SOS-ориентиры

Когда родители узнают всю правду, то, как правило, занимают одну из двух позиций: скандал и истерики или полная пассивность и нежелание признавать случившееся. «У нас были случаи, когда родители находили у ребенка шприц и по-прежнему не признавали факт, что сын или дочь стали наркоманом», – говорит президент центра ресоциализации наркозависимых «Твоя перемога» Виктор Хижняк.

Момент выявления правды очень болезненный. Для большинства семей – это настоящий шок. Не удивительно, что многие родители, узнав о наркотиках в семье, допускают массу ошибок.

«Первая из них, – говорит Андрей Лысенко, – недоверие, которое в глазах подростка выглядит как банальное унижение его личности. Вторая – попытки скрыть от ребенка то, что они узнали правду, а затем насильственные методы по спасению.

Например, без объяснений отправить в деревню к бабушке».

Теория утверждает: откровенный разговор с сыном или дочерью – наиболее простая попытка совместно решить проблему. И конечно, нужно сделать все, чтобы этот разговор состоялся.

Но данная модель подходит только тем семьям, где на момент обнаружения наркомании сохранился кредит доверия, и родители в силах подойти к проблеме взвешенно. В большинстве случаев все по-другому: недоверие, постоянная ложь и полный коллапс в личных отношениях.

Практика показывает: первая рекомендация родителям – обратиться к специалистам: в наркологию, реабилитационные центры и даже в центры социальной помощи. Для того чтобы начать реабилитацию, прежде всего необходимо согласие наркомана. Специалист может посоветовать те методы воздействия на подростка, которые заставят его прийти в центр по собственному желанию.

«Очень часто подросток долгое время остается безнаказанным, – говорит Виктор Хижняк. – Он не испытывает всех последствий от употребления наркотиков: финансовых (деньги дают родители), проблем с учебой (трудности в университете улаживают те же родители), из милиции забирают опять же родители и т.

д. Так может продолжаться долго. Поэтому в центры обращаются не наркоманы, а родители. Мы же, со своей стороны, ставим условие: исключите все выгоды для ребенка, создайте для него такие условия, когда он сможет сам ощутить все последствия наркомании. Только тогда у него появится желание лечиться».

КОММЕНТАРИЙ

Андрей Лысенко, психотерапевт
По моему мнению, человека, попавшего в наркотическую зависимость, вылечить невозможно. Фактически любая зависимость не вылечивается. Человек может социализироваться, то есть научиться существовать без употребления наркотиков. Поэтому наилучший результат для наркомана – состояние ремиссии, устойчивая абстиненция.

Сегодня специалисты признают, что методоновая и другие программы, основанные на замещающей терапии, возможно, и помогают избавиться от физиологической зависимости, но абсолютно проигрышны в плане психологической терапии. Поскольку при этом сохраняется и легально поддерживается механизм (круг) зависимости, как таковой.

Центры, ядром работы которых служит религиозная основа, относительно успешных результатов достигают также за счет замещения: тревога, ставшая причиной наркомании, гасится идеей о Боге.

Зависимость от наркотиков сменяется зависимостью от высшего авторитета: причем на роль авторитета может претендовать как религия, так и старший «товарищ», который уже прошел реабилитацию.

Создается компенсаторный круг: те, кто спасают (бывшие наркозависимые) самоутверждаются за счет подопечных. А те, кто спасается, психологически зависят от наставников.

Наркомания – серьезная проблема нашего времени, к которой во многом привело разрушение института брака и большое количество неполных семей.

Поэтому в свое время психоаналитики применили подход, отличный от традиционных методов лечения (например, той же программы «12 шагов»).

Его главная идея заключалась в том, что наркомания рассматривалась не как болезнь конкретного человека, но в связке с проблемой социального окружения.

То есть лечение будет неэффективным до тех пор, пока не окажутся пересмотрены, прежде всего, семейные отношения, среда общения, увлечения, интересы, друзья, компании и т. д.

Во многих случаях подростковой наркомании мы наблюдали следующую схему: слабый, не участвующий в воспитании ребенка отец или его отсутствие и эмансипированная мать, которая «держит» всю семью.

Соответственно, ребенок, пытаясь уйти от психологического давления матери попадает в наркотическую ловушку.

Кстати, у многих матерей наркозависимых мы наблюдали так называемую вторичную выгоду: они предпочитают роль страдалицы и мученицы с ребенком-наркоманом на руках, нежели здорового независимого подростка.

Поскольку наркомания – болезнь «семейная», проходить психологическую терапию должен не только наркоман, но и члены его семьи. Причем системно и в режиме приватных, а не общесемейных консультаций.

Только так появляется шанс нормализовать отношения и создать условия, в которых подросток после прохождения реабилитации не сорвется.

Ведь скрытые или явные конфликты – источник того напряжения, от которого подросток пытается избавиться с помощью наркотиков.

Но на практике – это трудное предприятие. Как показала жизнь, такая психотерапия пригодна только в 5% случаев наркозависимости.

Газета “24”
05.11.2008

Источник: https://osvita.ua/school/method/1852/

Истории подростков, которые идут в наркобизнес

Что делать,если моему сыну с наркотической зависимостью выдают кредиты?

Один из подопечных Центра Святителя Василия Великого — петербуржец  Даниил Баликин — типичный «трудный подросток». В начале ноября ему исполнилось 18 лет, но его уже неоднократно задерживали и дважды судили за хранение и распространение наркотиков.

Баликин вырос в неполной семье — отец ушел еще в детстве. Чтобы обеспечить сына, мать допоздна работала, у старшей сестры времени на мальчика тоже не было.

До 12 лет Даниил хорошо учился, в свободное время гулял и играл в компьютерные игры. Когда это ему наскучило, мальчик стал общаться со старшеклассниками, которые прогуливали уроки: они казались Баликину «веселыми».

— Мы бродили по городу и обсуждали новые альбомы рэперов. Сначала я просто стал меньше ходить в школу, потом стал курить сиги. Где-то через год стал выпивать. Потом и дуть, — говорит Даниил.

В 13 лет Баликин впервые продал наркотики другу — то, что осталось у него самого. Потом начал покупать для перепродажи. Тогда он уже почти не ходил в школу.

Беседы с учителями ни к чему не привели. Разговоры с мамой, которая о торговле наркотиками не знала, тоже. Курить то, что оставлял себе, Даниил выходил на лестницу, там же он обслуживал одного-двух покупателей ежедневно.

— Для меня это было логичным продолжением употребления. В месяц у меня получалось около 30 тысяч рублей, на которые я мог ходить в кино, покупать одежду и дарить девушке цветы. Плюс я тогда употреблял гашиш — в голове был туман, постоянное легкомыслие. Просыпаюсь, курю, продаю, снова курю и так далее: вообще не думал о следующей неделе или месяце или о том, что меня могут поймать.

После восьмого класса мальчик забрал документы из школы — семья Баликина переехала в другой район. Но перевестись в другую школу Даниил не смог из-за судов за хранение и распространение наркотиков.

Свое первое задержание Баликин до сих пор называет «нелепым стечением обстоятельств». По его словам, он тогда курил гашиш на лестнице в своей парадной.

Сверху спустились двое полицейских, 15-летнего школьника задержали и отвезли в отдел.

Больше всего, говорит подросток, он боялся, что его будут бить, — Баликов дружил с 15-летним Никитой Леонтьевым, которого до смерти избили полицейские в отделе № 75.

В итоге на Даниила даже не завели дело: он не достиг 16 лет — возраста уголовной ответственности по 228-й статье. Мальчик продолжил курить и продавать гашиш.

В следующие месяцы подростка еще несколько раз задерживали и отпускали. Но вскоре после 16-летия Даниила остановили на улице и при обыске нашли наркотики. В отношении него возбудили уголовное дело, и молодой человек впервые оказался в суде.

Рассмотрение дела растянулось на четыре месяца, в которые Даниил продолжал торговать и курить. В это время подростка снова задержали: Даниил забирал закладку в парке. Он утверждает, что успел выбросить наркотики и что гашиш ему якобы подкинули полицейские. Подросток стал фигурантом еще одного уголовного дела.

Баликин получил два года условно по первому делу и еще пять по второму.

— На последнем заседании говорили, что я изгой общества, никогда не найду работу, а будущего не будет ни у моих детей, ни у моих внуков, ни у моего рода, — с усмешкой рассказывает Даниил.

Перспектива сесть в тюрьму испугала подростка: по его словам, он перестал употреблять и продавать наркотики, стал меньше общаться со старыми друзьями.

По условиям приговора он каждый месяц должен был отмечаться в наркологическом диспансере и каждые 10 дней — в реабилитационном центре. Из-за пропуска отметок Баликина отправили в Центр Святителя Василия Великого. По его словам, это произошло из-за недопонимания с уголовно-исполнительной инспекцией относительно дат.

Сейчас Даниил живет в маленькой комнате в главном здании Центра социальной адаптации на Васильевском острове. Каждый день он и еще несколько осужденных подростков делают зарядку, занимаются с репетиторами и ходят в школу. Недавно Даниил закончил первую четверть девятого класса. Говорит, что за это время ни разу не думал снова связаться с наркотиками.

— Мне очень понравилась математика. Я так давно не учился, что мне действительно нравится. Да и остальные предметы нравятся — они не такие уж и сложные.

В свободное время подросток занимается физкультурой и читает книги по психологии. Полтора месяца назад он бросил курить табак и теперь верит в карму: «Думаю, только я могу помочь себе, если буду делать нормальные вещи».

Через семь месяцев Даниил закончит курс реабилитации. Он планирует сдать экзамены, получить аттестат и пойти в колледж — хочет стать врачом, учителем или психологом. Но подросток боится, что из-за судимостей его не возьмут на работу: за последние месяцы, по словам Даниила, две компании в сфере общепита уже отказали ему в трудоустройстве.

Источник: https://paperpaper.ru/photos/deti-idut-za-legkimi-dengami-kak-po/

Как спасти близкого от пагубной зависимости

Что делать,если моему сыну с наркотической зависимостью выдают кредиты?

Зависимость невозможно “выбить” из головы. Свобода должна прорасти в душе человека. Молитвы близких станут “благодатным дождем” для этого ростка.

Не секрет, что все мы в чем-то люди зависимые. Мы зависим от ситуации в стране, от близких, от финансов и так далее. Кто-то не может обойтись без шоколада, без смартфона или компьютерных игр.

Нельзя сказать, что какая-то зависимость сильнее, а какая-то слабее. Даже любовь предполагает определенную зависимость.

Но в нашем проекте “Страсти человеческие” мы рассмотрим зависимости, которые вышли за пределы контролируемых желаний, переросли в болезни души и стали одержимостью.

КАК РАСПОЗНАТЬ. Отличить одержимость достаточно просто. Желание чего-либо, исходящее от Бога, всегда радостное, даже если оно не реализуется, мы говорим: “На все воля Божья. Значит, не мое. Подойдет и моя очередь”.

Если же желание вызывает агрессию, гнев, желание ударить, отнять, забрать — однозначно это идет от бесов, и это одержимость.

Если ваш близкий человек истеричен в желании чего-либо, не терпит отказов, если он не хочет ждать ни одной минуты, только сейчас “вынь да положь”, а когда вы выполняете требуемое, истерики продолжаются – это одержимость.

Таковой является наркомания, о которой мы и поговорим сегодня вместе с протоиереем Одесского Свято-Архангело-Михайловского монастыря отцом Андреем (Прудниковым), который уже несколько лет занимается духовным лечением зависимых людей.

НАСТОРОЖИТЕСЬ. “Любая одержимость начинается с зависимости физической, — объясняет отец Андрей, — Вас должно насторожить, если, к примеру, у вашего ребенка или близкого человека вдруг появились тайны, он закрывается в комнате, не хочет вас впускать.

Носит вещи с длинным рукавом в жаркое время. У него покраснение глаз, зрачки непривычно расширены либо сильно сужены. Он впадает в крайности от яркого возбуждения до неизбывной депрессии за короткое время.

Может долго сидеть, уставившись в одну точку, либо в возбуждении бегать по комнатам. Старается просить все время больше денег. Или возвращается домой без куртки или какой-то вещи.

Чаще всего родители сталкиваются с наркоманией так: находят в карманах или комнате ребенка траву или непонятный порошок. В этот момент у всех наступает паника. Что делать?”

ПЕРЕВОДИМ ДУХ. Первое, что нужно сделать в таком случае: взять себя в руки и перевести дух. Нельзя идти по принципу “я привяжу ребенка к батарее или к кровати, пока само все “рассосется”. Не рассосется, а то, что вы совершите, будет насилием. Господь создал человека свободным: можно делать что хочешь, но нужно потом за это ответить.

Привязать человека к ножке стула не сработает. Человек посидит месяц, даже полгода посидит, но когда он выйдет на улицу и ему предложат траву — он снова начнет курить. Желание не исчезнет. Основная задача родителей: добиться того, чтобы человек захотел избавиться от этого сам, чтобы пришел и сказал: “Я понимаю, что это плохо, к каким последствиям это ведет.

Я понимаю, что не смогу избавиться от этого сам и прошу вас помочь мне”. Только после этих слов человека его близкие или те, к кому он обратился, могут эффективно действовать. Криками и агрессией вы этого не добьетесь. Более того! Насилие и агрессия — это оружие сатаны и бесов.

Если мы начинаем кричать, то в этот момент мы играем за него, и добавляем силы темной стороне.

Нужно попытаться понять, почему так произошло.

Обычно подростку кажется, что те проблемы, которые с ним произошли (“Меня бросил молодой человек”, “Меня предали”, “Выгнали из компании”), — это единственный случай в мировой истории большого и глобального горя, такого предательства, такой беды не было и не будет. Наркотики или одержимость — это попытки спрятаться от действительности, показать: “Я в домике, никого нет дома”. Потому надо человека из его домика “доставать” и помочь ему жить дальше.

ЧТО ДЕЛАТЬ И КАК НАЧАТЬ ГОВОРИТЬ

“В Голландии я столкнулся с интересным явлением. На паспортном контроле штамп в паспорте нам ставил служащий в порванных джинсах, кожаной бандане.

Голландцы подсчитали, что люди, которые перенесли пересечение через границу, получили стресс, избавиться от которого поможет образ таможенника в такой вольной одежде, — говорит отец Андрей.

 — Потому, если столкнулись с зависимым человеком, который закрылся от мира, стал “ежом” и спрятался в домик, нужно максимально показать, что вы его любите и поможете выйти из этого домика.

ЧТО ДЕЛАТЬ. Основной лейтмотив любого лечения от бесовской зависимости — это терпение и молитва тех людей, которые этим занимаются. Да, наркомания не проходит за минуты. Чисто физически наркоман лечится от года до полутора лет.

За год человека можно избавить эмоционально и духовно от зависимости, полгода — карантинная зона. Нужно набраться терпения и помнить, что перед вами ваш любимый человек, который заболел. Вроде как насморк, только с большими последствиями.

Не надо отрекаться: “Если ты не бросишь, вон из дома!”. Не надо ставить никаких условий. Человек не просто переживает физическое недомогание, а переживает еще борьбу с бесом, и никто ему в этом не помогает.

Берите отпуск, или за свой счет, но рядом должен быть понимающий человек с добрыми глазами с безграничным терпением, таким, как у Бога.

ЧТО ГОВОРИТЬ. Если заболевший будет требовать у вас деньги на дозу, или просить, или умолять — надо с ним разговаривать, упрашивать, уговаривать: “Давай избавимся от этого. Нет, не завтра. До завтра мы можем помереть. Давай сегодня.

Давай перекрестимся вместе, помолимся, давай попьем святой воды, давай потянем. Еще полчаса, еще час. Пойдем погуляем”. Вплоть до того, что быть с ним, когда он будет колоться, и при этом молиться.

После медикаментозной реабилитации не оставлять его одного и максимально вовлекать в жизненные процессы: поехали на дачу красить ограду, делать консервацию, увлечь творчеством. Человек, который занят тем, что приносит ему удовольствие, вообще не поймет, зачем ему нужен наркотик. Ему некогда.

Нужно постоянно тормошить человеческую душу, не дать ей заснуть. Из самой страшной одержимости человек поды­мался. Человеческое тело настолько мудро создано Господом, что каждый орган в любом состоянии имеет возможность регенерации”.

КАК ВЫМОЛИТЬ БЛИЗКОГО

Представьте себе человека, который максимум дважды в год ходил в церковь кропить пасочки. И вдруг ему говорят: нужно ходить на службы, нужно собороваться, исповедаться в своих грехах. Да он понятия не имеет, что это такое. Ему просто страшно, по-человечески.

Поэтому возле него должен находиться человек, которому зависимый будет доверять. Когда вы получили кредит доверия, предложите просто пойти с вами в церковь или посидеть рядом, пока вы будете молиться. Людям невдомек, что церковь имеет богатейший опыт борьбы с такими болезнями.

Ведь одержимость — действия бесов, бороться с которыми можно только молитвой и верой.

Есть прекрасная чудотворная икона Божией Матери “Неупиваемая чаша”, через которую Господь совершал огромное количество чудес. Меня поразил случай, когда жена полгода молилась за мужа, который курил 50 лет и дошел до двух пачек в день.

Он приходил в храм и просто сидел на лавочке, пока жена молилась вместе со мной на службе.

Через полгода он прибежал ко мне с криком: “Я больше не могу курить!!! Закурил и почувствовал отвращение к табачному дыму!! Не поверил, снова закурил — и все повторилось!!!” Теперь, если кто-то рядом курит — он не может находиться около него.

Это было настоящее чудо! Как-то ко мне пришла одна мама и сказала, что сын при ней варит “винт” (наркотик. — Авт.) и колется на кухне. Я предложил ей не уходить из кухни, а становиться у иконы на колени и молиться. Она так и сделала. Поначалу сын просил ее: “Уходи”.

Она отвечала: “Нет, сынок, будем умирать вместе! Я тебя не отпущу”. На третий раз он согласился прочесть с ней Отче наш. Еще через время согласился сходить к врачу. А потом пришел в церковь. Любой человек должен понимать — Матерь Божия и Господь всегда рядом. Ни одна слеза не пролита бесследно. Все, что от нас требуется — довериться и отдать свое сердце Богу.

Серпухов. Чудотворная икона “Неупиваемая чаша”.

НАРКОТИК ТАЛАНТА НЕ ДОБАВИТ

Часто наркотиками увлекаются творческие люди. “Так они пытаются найти некий краник, из которого польется “вдохновение” и поможет создать десятки гениальных картин, — объясняет отец Андрей. — Но подхлестнуть талант нельзя. Если вы не вложите в картину духовную составляющую, она останется неживой и беспредметной.

Нельзя творить только пальцами. Творят душой. А наркотик убивает душу, а творца превращает в лучшем случае в ремесленника-штамповщика. И вместо того, чтобы создать одну картину, возле которой люди будут становиться на колени, он будет выдавать 35 картин по 60 грн штучка.

Употребление наркотиков в творчестве — это подмена душевных вложений химическим суррогатом.

У меня был один знакомый художник, которому едва хватало на краски и кисти, но он создал 10 картин, каждая из которых заставляла людей вздрогнуть всем своим естеством. Больше двух-трех минут смотреть было невозможно, они требовали тяжелейшей духовной работы.

Однажды к нему пришел заказчик и попросил написать копии картины: луч света в лесу падает на сломанную березу, по 20-30 штук в месяц. Заказчик регулярно платил. Но через полгода такой работы выяснилось, что кроме сломанных берез этот гений ничего не написал вообще.

Имея деньги, достаток, заказы… Он свернул все. И больше вообще ничего не пишет. На все вопросы отвечает: “Я жду, когда придет моя муза, которую я жестоко обидел. Жду вдохновения”.

Так вот, если ты не выдавливаешь себя, как краску из тюбика, и хочешь страдание заменить допингом, то гениальное произведение ты не создашь никогда. Только честное вложение души в любое дело позволит ему пережить века”.

ИГОРЬ: “Я снова верю в чудо и хочу семью”

“Все началось со смерти мамы, — вспоминает 26-летний Игорь. — Отец у меня работал в охранных службах, очень категоричный. Теперь я понимаю, что он хотел мне помочь, а тогда мне казалось, что он все за меня решает. У меня два диплома — школы и вуза, хотя последний раз я сидел за партой в пятом классе. В 12 лет я ушел из дома.

Первый раз я попробовал наркотик в 13 лет. У меня такой характер: стоит сказать: “Ты что, боишься?”, и я сделаю что угодно, лишь бы доказать, что не боюсь.

Моя девушка как-то предложила: “Хочешь попробовать наркотик? Или боишься?” Это был какой-то ерундовый наркотик, я толком даже ничего не понял, кайфа особо не было, но и страха перед уколом тоже не было. И пошло-поехало. За эти 13 лет у меня было 4 года тюрьмы за кражи и грабежи. Настал такой момент, что возле меня никого не осталось.

Половина друзей сидит в тюрьме, вторая половина — умерли. Знаете, и смерти у них очень страшные были. Последнему другу моему даже 30 лет не было. Зато помимо наркомании, был целый букет болезней, а тут еще поскользнулся и ногу поломал. Лежал дома, наркотиков нет, встать не может.

Не выдержал, стал вены резать, а ведь у наркоманов с венами проблемы, умереть не получилось, так он еще и повесился. Его хоронили в пакете месяц назад. Жизнь наркомана отвратительна. Постоянно сопряжена со страхом, разборками, ночлежками неизвестно где. Сколько это все протянется?

Игорь, 26 лет: “Уже четыре месяца не употребляю наркотики. Я устал от них и очень хочу жить”

Я просто дошел до своей границы. Понял, что потерял все и надо что-то менять. Мне повезло, я сдал анализы, и у меня нет никаких страшных болезней, которые находят у большинства наркоманов. Получилось, мне дали шанс на новые отношения, на семью.

Я стал интересоваться реабилитационным центрами. Оказалось, что большинство из них просто зарабатывают деньги, а не пытаются вытащить наркомана из его беды. Ребят лечат “трудотерапией”, они работают грузчиками, за это им дают лекарства. Но что у тебя в душе — там никого не волнует.

И я не увидел в этом будущего, перспективы.

А отец Андрей предложил другой путь — освоить какую-то профессию и зарабатывать на жизнь, чтобы снять квартиру, обрести самостоятельность. Что всегда в жизни есть второй шанс. Я хочу не просто работать, есть, спать и смотреть телевизор. Я хочу семью, детей, заниматься спортом.

У меня ведь есть квартира в Киеве, запустил туда квартирантов — долгов ведь полно оказалось. Но только здесь, в центре, я вижу, что вера в Бога творит чудеса. На моих глазах люди, у которых, казалось бы, никаких перспектив не было, встретили свою половинку. Сейчас снимают квартиру, ждут ребенка. Отец тоже пытался меня в церковь водить.

Помню, однажды сказал мне: “Так, тебя ждут две машины — одна в Почаевскую лавру, другая — в тюрьму”. Конечно, я поехал в лавру. Но понимания веры в Бога там не было. Оно пришло здесь, в Одессе, через людей неравнодушных. Уже четыре месяца я не употребляю наркотики, и надеюсь, не буду употреблять и в дальнейшем. Теперь я верю в чудо.

Что все может измениться к лучшему. Не сразу, но все равно, эта моя жизнь будет лучше той, которую я вел предыдущие 13 лет”.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Источник: Сегодня

в соцсетях

Подписывайтесь на нашу рассылку

Ок

Источник: https://www.segodnya.ua/religion/sunday_school/kak-spasti-blizkogo-ot-pagubnoy-zavisimosti-603314.html

Адвокат-online
Добавить комментарий