Что предпринять 16 летней, если родители заставляют ходить в церковь?

Мама, не убивай, я беременна! | Милосердие.ru

Что предпринять 16 летней, если родители заставляют ходить в церковь?

В России из 1000 беременностей 102 – это беременности подростков от 12 до 17 лет. При этом до родов «дохаживают» немногие: примерно 70% делают аборт, 14% теряют ребенка при выкидыше. Большая часть – почти  70% — беременных девочек-подростков не состоят в браке.

Инициаторами аборта беременной дочери-подростка нередко становятся именно родители. Придя в шок от признания дочери, родители приводят дочку в клинику едва ль не силой.

Но, быстро решив, как им кажется, насущную проблему и ликвидировав «позор семьи»,  родители не учитывают проблемы долгосрочной: по статистике, до 70% девушек, сделав аборт в юном возрасте, потом не могут забеременеть. А это значит – не будет внуков.

Как же быть, если нежеланное событие уже произошло? Как девочке-подростку сказать о нем своим родителям? Как родителям пережить законный шок и действовать, исходя не из эмоций, и не из сюиминутных, а подлинных, долгосрочных интересов своей дочери и всей семьи?

Как рассказать и как принять

По мнению психолога Кабинета кризисных ситуаций для беременных женщин Юлии Мытницкой, первое и самое важное в этой ситуации для девушки – принять свою беременность как факт и рассказать о ней родителям.

Бывает, что пораженная такой новостью, девушка впадает в ступор, от всех таится, а потом вдруг, на немалых сроках,  начинает действовать радикально, пытаясь самостоятельно «избавиться от проблемы», начитавшись интернета или наслушавшись подружек.

Это может быть не просто вредно, но смертельно опасно.

Если девушка боится сказать обо всем родителям, она может позвонить в кризисный центр для беременных женщин, которые сегодня есть во многих городах. Специалисты центра помогут ей сориентироваться и подскажут, буквально по словам, как произнести «такое» в отчем доме.

После того, как девушка скажет о беременности родителям, задача № 1 для нее и для ее семьи — постараться понять чувства друг друга. Родителям необходимо увидеть за «проступком» дочери ее боль и страх.

Ведь, хотя причины, приводящие к беременности девочку-подростка, могут быть разными (девочка может стать жертвой сексуального насилия в семье или за ее пределами, а бывают и случаи, когда девочки-подростки специально беременеют, считая это «инициацией» во взрослую жизнь), в большинстве случаев узнать, что ты в 13-14 лет беременна — огромный стресс.

И главное для беременной девочки – не лишиться поддержки, защиты своей семьи, не потерять контакта с родителями. Она может вести себя дерзко, вызывающе и как угодно, но в душе она ждет помощи.

Но и девушке важно понять, что сообщение о ее беременности для родителей – стресс не меньший. Перед родителями эта новость ставит массу проблем, материальных и моральных, которые именно им, как взрослым, придется решать. Однако немалая часть ответственности за то, что произошло с их дочерью, лежит именно на родителях.

По мнению психологов, отсутствие контакта с матерью считается основной причиной ранней беременности дочери. Девочке часто никто не рассказал, что происходит с ее организмом в 13-14 лет, какие новые возможности и риски появляются.

Она беззащитна перед своим взрослением, не знает о тонкостях общения с противоположным полом, ответственности и последствиях.

Важно проанализировать свои отношения с ребенком и постараться уберечь его от непоправимых решений: поддавшись отчаянию, беременная девочка может убежать из дома или покончить с собой.

Нередко инициаторами аборта девушки-подростка становятся ее родители. Но по статистике, до 70% девушек, сделав аборт в юном возрасте, потом не могут забеременеть. А это значит – не будет внуков

Участвовать в принятии решения о будущем ребенке можно всей семье: родители и будущий отец имеют права голоса. Но окончательное решение должна принимать беременная девушка. А ее старшим близким важно помнить, что раннее материнство – лучше, чем поздние сожаления о его отсутствии.

Папа до 16

Не стоит педалировать тему свадьбы дочери и отца ребенка помимо их воли. Конфликты в паре не будут позитивно сказываться ни на течении беременности, ни на воспитании самого ребенка.

Если будущий отец – такой же несовершеннолетний, его родители должны узнать о факте беременности. Даже если их сын не готов к отцовству, возможно, они сами смогут помочь и поддержать мать их будущего внука. Если же молодой отец готов к созданию семьи, то знакомство родителей просто необходимо.

Если несовершеннолетний отец ребенка ставит вопрос о своем отцовстве — он вправе это сделать. Но решить этот вопрос сегодня несложно — существует тест на отцовство. Несовершеннолетняя мать, независимо от возраста, может подать в ЗАГС совместное с отцом ребенка заявление об установлении отцовства.

Здесь даже согласие родителей девушки (или ее опекуна) не обязательно. Если же юный отец отказывается от подачи такого заявления, то девочка может обратиться в суд и потребовать установления отцовства. Единственное условие: ей должно исполниться 14 лет.

До этого возраста такой иск могут предъявить ее родители или опекун.

Если юная мама — школьница

Родителям желательно организовать день молодой мамы так, чтобы она успевала ухаживать за ребенком, отдыхать и иметь возможность продолжать обучение.

Если мама учится в школе, лучше прервать на время учебу или перейти на домашнее обучение, чем подвергать девушку постоянному дополнительному стрессу. Да и для окружающих, особенно учеников, это неправильно — постоянно видеть беременную одноклассницу. Ведь это не норма — когда девочка беременеет в 13-15 лет.

Формы поддержки

Курсы для беременных. диакон Андрей Радкевич

Можно предложить дочери партнерские роды (когда во время родов присутствует кто-то из близких). Это особенно важно, если папа ребенка не участвует в жизни беременной. Партнером по родам может стать мама или старшая рожавшая подруга – выбор зависит от самой девушки. Но не стоит наставать на этом.

Большой помощью для девушки могут стать курсы для беременных. На них она не только узнает о психофизиологии беременности, родах, уходе за ребенком, но и побудет в обстановке «единомышленников», людей со схожими интересами. Такая обстановка для девушки в стрессе может стать позитивной. На курсах работают психологи, которым можно сказать о специфике своей ситуации и получить совет.

Родителям девочки-подростка важно не просто взять на себя часть забот о ней, но и помогать дочери взрослеть

В каждой женщине изначально заложен материнский инстинкт. И если беременность произошла раньше его пробуждения, надо его пробуждать, применяя различные варианты: курсы по подготовке к родам, общение с мамочками, которые находятся в состоянии желанной беременности или имеют малышей, поход по детским магазинам с распашонками и погремушками.

И очень важное: родителям девочки-подростка важно не просто взять на себя часть забот о ней, но и помогать дочери взрослеть, анализировать ошибки, учиться преодолевать трудности и принимать самостоятельные решения.

Если выгнали из дома?

Иногда родители, возмущенные беременностью дочери и ее отказом делать аборт, попросту гонят ее из дома. В этом случае у будущей мамы есть несколько выходов.

Если она прописана в родительской квартире, то по закону выгнать ее никто не имеет права. Поэтому в таком случае можно смело идти к участковому или вызывать милицию – компетентные органы быстро остудят горячие головы родителей. Также этой ситуацией могут заинтересоваться органы опеки, которые защищают права несовершеннолетних. Это законный способ вернуться в квартиру.

Можно дать родителям время успокоиться и прийти в себя. Скорее всего, они очень быстро пожалеют о своем скоропалительном решении и будут всеми силами искать выгнанную дочь.

Тем временем можно поехать к родственникам или друзьям, у которых можно «пересидеть» некоторое время. Рассказывать им о беременности при этом совершенно не обязательно.

Главное – не выключать в пылу отчаяния телефон, чтобы родители смогли дозвониться и позвать обратно.

Но бывает, что возвращение домой, возможное по закону, становится невыносимой пыткой для будущей мамы. Не смирившиеся родители устраивают юной маме настоящий ад. Жить в стрессе месяцы до рождения ребенка нельзя, это повлияет и на здоровье девочки и на здоровье будущего малыша.

В таких случаях имеет смысл действительно уйти из дома и попросить убежища и поддержки в кризисных центрах, которые занимаются помощью женщинам в сложных ситуациях. В таких центрах можно получить как приют, так и материальную, юридическую и психологическую помощь.

Например, в Москве и Московской области действуют следующие организации:

— Кризисный центр «Дом для мамы»: +7 (495) 542-00-00

— Кризисный центр помощи женщинам и детям: +7 (499) 977-17-05, (499) 729-51-81, (495) 492-26-81, телефон доверия: +7(499) 977-20-10

Служба помощи беременным женщинам в кризисной ситуации благотворительного фонда «Семья и детство»: +7 (905) 516-86-07

— Православный медико-просветительский центр охраны материнства и детства «ЖИЗНЬ» (город Коломна, МО): +7 (916) 256-44-26

— Благотворительный фонд защиты семьи, материнства и детства: 8 (800)-200-05-07

— Центр Кризисной Беременности «Семья и детство» (гор.Раменское, МО): 8-926-2064197

Также в разных районах Москвы работают государственные социальные приюты для детей и подростков, попавших в сложную жизненную ситуацию.

Не надо бояться, что останешься на улице без копейки денег и умрешь от голода и холода вместе с малышом! Сегодня эту проблему можно решить.

Права несовершеннолетней мамы: что полагается по закону

Фото с сайта cgbvs.ru

Несовершеннолетняя мать, не состоящая в браке, перед лицом закона сама является ребенком. Она не обладает полной гражданской дееспособностью и поэтому нуждается в защите своих прав и интересов.

Тем не менее, закон признает за ней родительские права и устанавливает особые правила их осуществления.

Согласно 62 Статье Семейного Кодекса РФ, несовершеннолетние родители обладают следующими правами:

— право на совместное проживание с ребенком и участие в его воспитании;

— право самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими возраста шестнадцати лет. До этого возраста новорожденному будет назначен опекун, который будет воспитывать ребенка вместе с его родителями. Если между опекуном и родителям возникнут спорные ситуации, то они будут решаться органами опеки.

Чаще всего несовершеннолетняя мама остается на содержании у своих родителей, никаких особенных льгот от государства ей не полагается. Но будущая мама, если она не вышла замуж, все-таки может рассчитывать на ежемесячные выплаты, полагающиеся матерям-одиночкам.

В настоящее время правовые вопросы, связанные с установкой алиментов от несовершеннолетнего отца, окончательно не решены.

Также спорным остается вопрос о возможности молодой мамы взыскать алименты с собственных родителей, которые несут материальную ответственность за нее до ее совершеннолетия.

Для справки: у 25 % девочек-подростков после аборта развивается вялотекущий эндометрит, а у 30 % – тяжелые инфекционно-воспалительные заболевания органов малого таза (аднексит, сальпингит и т.д.), требующие лечения в условиях гинекологического стационара. При аборте в юном возрасте часто травмируются маточные трубы, что в будущем может привести трубному бесплодию, внематочной беременности, самопроизвольным абортам. Повышается вероятность онкологии.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/mama-ne-ubivaj-ya-beremenna/

4 причины, по которым подростки уходят из Церкви

Что предпринять 16 летней, если родители заставляют ходить в церковь?

Почему в верующих семьях вырастают атеисты? Нужно ли поощрять ребенка за каждый поход в храм и чем опасна родительская гиперопека? Об этих и других вопросах «Правмир» побеседовал со священником Петром Коломейцевым, деканом факультета психологии РПУ, клириком храма Космы и Дамиана в Шубине. Издательство «Никеа» готовит к выходу книгу «Душа вашего подростка», одним из авторов которой является отец Петр.

– Кажется, сегодня есть все возможности для религиозного воспитания детей: обилие литературы, воскресные школы и кружки в приходах. На верующих уже никто косо не смотрит и не считает их «белыми воронами». Почему же тогда в религиозных семьях вырастают неверующие подростки?

Священник Петр Коломейцев

– Во-первых, существует стихийный подростковый атеизм, когда у ребенка меняются представления о Боге. Детское представление уже не актуально, а взрослых представлений еще не сформировалось. Подростковый атеизм вполне вписывается в системную перестройку всех взглядов и отношений, которые наблюдаются в подростковом возрасте. В этом ничего особенного нет.

В силу происходящих в этом возрасте перемен подросток стремится к самостоятельности. Ему необходимо общество таких же, как он, чтобы именно в этой среде актуализировать свое представление о вере.

Если родители пытаются удержать подростка, они как будто затягивают его обратно в детство. Его интересуют высокие технологии, а родители ему суют неваляшку и плюшевого зайчика, мол, на тебе – поиграй.

Подростка интересуют проблемы молодежной культуры, ему необходимо увязать ее со своей верой, поэтому говорить о религии с родителями вообще не получается.

Во-вторых, часто мамы и папы активно выступают против той молодежной среды, которая окружает подростка. Она им кажется заведомо несовместимой с верой. Родители говорят ребенку: ты ходи в церковь, но ни в коем случае не прокалывай себе ноздрю, как Петя.

Перед подростком, который хочет «тусить» в молодежной среде, встает довольно жесткий выбор: либо твоя среда и окружение, либо твоя вера. При этом родители своим авторитетом вынуждают молодежную культуру отвергнуть.

И здесь могут быть два варианта развития событий.

Потому что подросток, как правило, выбирает «пошел вон отсюда» и вынужденно уходит из Церкви. И при этом еще думает, бедный: раз я ирокез себе делаю и пирсингом себя украшаю, значит, и исповедоваться мне больше нельзя…

– Есть и такие приходы, где с ирокезом и пирсингом примут. Проблема в том, что ребенок, у которого возникает конфликт с родителями, решает его через отречение от Бога. Или это не так?

– В том-то и дело, что дистанцирование ребенка от родителей естественно. Оно самой природой предусмотрено, потому что Бог говорит: «Оставь человек отца своего». Та привязанность ребенка к родителям, когда он по каждому поводу кричит «мама», конечно же, не вечная. Она должна в какой-то момент кончиться. Происходит естественный разрыв.

Но родители часто пытаются представить это именно как разрыв с Церковью, а не с ними. Заставляют ребенка считать, что если он, взрослея, «неправильно» себя ведет, то автоматически становится безбожником.

Ко мне пришла одна дама и спрашивает: «Что мне делать? У меня дочь отпала от Бога». Я спрашиваю: «В церковь не ходит, не причащается?» На это мать говорит: «Нет, наоборот, я хочу, чтобы дочь не ходила в церковь! Но она мало того, что ходит, так еще и причащается». «А почему вы не хотите, чтобы она исповедовалась и в таинствах участвовала?» – интересуюсь я.

«А потому, – говорит мне суровая мать, – что у нее парень есть. Они время вместе проводят.

Кроме того, у нее такая-то прическа, такая-то одежда, она так-то красится… И я считаю, что пока она всем этим не переболела, она не должна даже близко к церкви подходить. А она, представляете, говорит, что еще и исповедуется.

Я не знаю, как это сделать, но хочу категорически запретить ей ходить в церковь! Потому что она должна жить или церковной жизнью, или нецерковной. Точка».

tatarstan-mitropolia.ru

Я попытался этой женщине объяснить, что Церковь существует, чтобы человек наладил свою жизнь: а совсем не для того, чтобы бросил всё, ушел в монастырь, жил как монах-отшельник. Говорит же апостол: «В каком состоянии призван, в том и служи».

А эта мать требовала, чтобы я запретил ее дочери причащаться и ходить в церковь. Такая максималистская позиция: пусть дочь нахлебается грязи в полный рост. А потом, когда ей всё надоест, когда поймет, что это ни к чему хорошему не привело, когда абортов пару штук сделает, тогда пусть (так уж и быть!) приходит и кается.

Выходит, мама своими руками ребенка из Церкви выпихивает.

Но я знаю историю и похлеще. Два подростка – брат и сестра, которые буквально выросли под подсвечниками, два любимца храма – оказались в трудной ситуации. Роковую роль в их жизни сыграла доминирующая и тоталитарная в суждениях и поступках мать. В итоге у мальчика сформировалось девиантное гомосексуальное поведение, а девочка вообще пристрастилась к наркотикам.

Казалось бы, там, где Бог и Церковь могли бы помочь в переходный для подростков период справиться с проблемами, пока эти проблемы еще были в зачатке, получилось всё наоборот. Мама внушила им, что за всё это они лишаются Церкви и ее помощи. Получается, что Церковь помогает тем, у кого всё исключительно хорошо. А у кого всё плохо – пошли отсюда вон.

Когда любви нет, а есть одни разговоры

– Власть родителя над ребенком близка к безграничной. Подросток – существо зависимое. На вполне законных основаниях родитель диктует ему, как надо поступать, когда ходить в храм, когда нет. Право родителя сказать: не пущу!

– Именно. Получается, что родители сами способствуют уходу ребенка из храма, когда формируют отношение к Церкви, как к награде. Вот если будешь хорошо себя вести, пойдем в парк на каруселях кататься. Будешь хорошим ребенком – отведу в храм причащаться. Не будешь слушаться – накажу, и никакого храма ты не увидишь. Это позиция абсолютно неправильная.

Но многие родители внушают детям одну из двух противоположных установок, причем одинаково неправильных. Первая, что Церковь – это награда за хорошее поведение, прочитанные молитвы и выдержанный пост. Вторая, обратная, установка: будешь себя плохо вести, потащу в церковь на исповедь. К батюшке, как на расправу, чтобы он тебе наподдал как следует.

В одной семье я наблюдал забавную ситуацию. Маленький мальчик, видимо, наслушавшись взрослых разговоров, сделал любопытный вывод.

Он как-то обиделся на всех и воскликнул: «А я вот как вырасту, как стану батюшкой, я вас всех заисповедаю!» Понимаете? Он собирался отыграться на всех.

То есть для него уже понятно из контекста, который существует в семье, что к батюшке вызывают на экзекуцию, отправляют на расправу. И та, и другая позиции абсолютно неверные.

tatarstan-mitropolia.ru

Мне кажется, что подросток уходит из Церкви, объявляет себя неверующим именно потому, что как никому другому ему нужна помощь. И если ему сказали, что Церковь не помощник, наоборот, он должен помочь Церкви принять его, то логическая цепочка завершается простым выводом: я здесь лишний.

– Представим, что в семье всё относительно благополучно. Можно ли спрогнозировать, что проблемы рано или поздно возникнут? Есть ли еще какие-то обстоятельства, под воздействием которых подросток не захочет ходить в храм, объявит себя неверующим? В какой период этот конфликт возникает?

– Во-первых, есть явление, которому все возрасты покорны. Это когда слово расходится с делом.

Когда ребенок начинает чувствовать, что за фасадом родительской религиозности существуют абсолютно нерелигиозное поведение и поступки. Когда учат одному, а живут по-другому.

Когда подросток начинает чувствовать фарисейство и лицемерие. Когда понимает, что все разговоры о любви – это лишь разговоры о любви. Всё это однозначно разрушает мир.

Во-вторых, ситуация действительно меняется в тот момент, когда у ребенка появляется значимый для него круг людей, какие-то авторитеты, референтные группы. Когда появляется друг, мнением которого он дорожит, или целая группа людей. Тогда подросток стоит перед мучительным выбором: с кем быть? Неужели с родителями, которые ничего этому новому влиянию противопоставить не могут?

Но «инаковость», сохранение своей особенности, имеет цену, когда человек не противопоставляет себя другим, не ведет себя к ним враждебно. Это серьезная ювелирная работа – научить ребенка не противопоставлять себя другим и в то же время не быть конформистом.

«Вода живая»

– Воспитанием занимаются в большинстве своем матери, которые нередко придают чрезмерное значение обрядовой стороне веры. И философские беседы, в том числе о сохранении своего «я», с детьми не ведут. А потом они жалуются, что дети перестали молиться…

– Конечно, это проблема, кто бы спорил. Но если мы хотим от детей понимания и духовного роста, мы сами должны над собой расти. И, что хорошо, обычно мамам не всё равно, какие у них будут дети. Хорошо, что они вообще над этим задумываются. Это значит, что они, возможно, будут работать над собой.

Очень важно понимать и для себя проговаривать цель религиозного воспитания. Если хочешь, чтобы подросток был христианином, то не надо его заставлять поститься и молиться, как монаха. Важнее взращивать в нем определенные нравственные качества. Если не хочешь, чтобы ребенок стал фарисеем, то и сам не будь таковым.

Чем опасна духовная стерильность

– Вы сказали, что стихийный атеизм – это процесс естественный. Тогда почему родители впадают в панику, когда подросток уходит из Церкви?

– Понятно почему, – потому что он ребенок. Родитель за маленького ребенка целиком и полностью отвечает.

Осознание своей ответственности многих родителей пригибает так, что они всю жизнь не могут от этого освободиться и продолжают относиться к уже взрослым детям как к подчиненным.

Не многие понимают, что с первого дня жизни к ребенку нужно относиться как к самостоятельной личности. И что потихоньку, с каждым новым днем ему необходимо предоставлять всё больше автономии.

Вообще, это общие системные ошибки воспитания. Уроки-то нельзя насильно заставлять делать, трудиться нельзя заставлять, потому что иначе сформируете установку, что любой труд – наказание, а праздность – поощрение. Эти системные ошибки из общего воспитания автоматически переходят на воспитание религиозное.

blago-mepar.ru

– Но когда ребенок объявляет себя неверующим, он, прежде всего, отрекся от того, что родителям дорого и ценно.

– Поймите, идеалы невозможно навязать. Свои идеалы и ценности можно лишь транслировать.

Знаю, что во многих семьях, где процесс этот происходит без навязывания, без тотального контроля и полного подчинения, дети часто воспринимают не только сами идеалы, но и вкусы родителей, и даже вполне гордятся этим.

Системная ошибка заключена еще и в форме трансляции. Ребенок отпихивается от родителей, а вовсе не от их идеалов. Но получается, что отпихиваясь от родителей, от их диктата, он отпихивается и от всего, что с ними связано.

Я знаю одну девочку, которая ненавидела храм, готова была выплевывать Причастие и воспринимала церковь, как мерзкий старушечий клуб. Ее заставляли переписывать акафисты и молитвословы, которые тогда не издавались. Она как будто работала переписчиком в самиздатской типографии. И всё это для нее было ненавистным, противным.

Поэтому свою молодость она решила провести по совсем другим правилам. Вопреки. Но потом эта девочка стала одним из выдающихся христианских поэтов, известным искусствоведом, специалистом по иконографии и агиографии, преподавателем в семинарии, человеком, совершенно сознательно принявшим Бога. Это случилось, как только прошло то, от чего она отпихивалась.

И даже в такой чудовищной форме, но она сумела сама себя воспитать, выправить, преодолеть.

Попытки воспитать духовно стерильного человека обречены на провал. Как таковые, и атеизм, и материализм – своего рода религия. Не просто научное мировоззрение, а своеобразная идеология. Ребенок, не принимающий атеистического мировоззрения, ищет духовности. И может найти что угодно.

Попадется на пути интересный кришнаит, он станет кришнаитом. В наше время были кришнаиты, позже появились муниты, другие тоталитарные секты. Попадая туда, подросток оставлял в них всё: и квартиру, и имущество, и душу. А если попадется интересный ваххабит, то через какое-то время своего ребенка вы, возможно, увидите среди шахидов.

Вы же понимаете, что понятие «верующий» может трактоваться максимально широко? Поэтому мы и говорим родителям, что ребенка нужно воспитывать в православной вере хотя бы для того, чтобы он не стал сектантом. Духовная природа человека не терпит пустоты. Душа обязательно должна быть чем-то занята.

Источник: https://www.pravmir.ru/stoit-li-tashhit-podrostka-v-tserkov/

Когда подростки уходят из Церкви

Что предпринять 16 летней, если родители заставляют ходить в церковь?

«Как можно чаще причащайте маленьких детей, чтобы потом, когда они уйдут из церкви, им было легче вернуться».

Эту фразу я то ли услышала от кого-то из священников, то ли прочитала – уже и не вспомнить. Но повторяла ее неоднократно, и каждый раз молодые мамы ретиво вскидывались: с какого это перепугу наши дети уйдут из церкви?! Ничего подобного, наши – точно не уйдут.

И тем не менее, они уходят. Не все, разумеется, большинство остается. По крайней мере, внешне. Вот оно стоит, чадо, в очереди на исповедь. Значит, все в порядке. А вы уверены?

Детская вера – такая ясная, солнечная, ничем не омраченная, не знающая взрослых сомнений и компромиссов. «Будьте как дети», — сказал Господь.

Взрослея, мы теряем эту удивительную способность безоговорочно любить весь мир, прощать обиды и тут же забывать о них, радоваться каждому мгновению жизни.

Мы можем только стремиться к этому – чтобы на старости лет услышать за спиной: «А дед-то наш совсем в детство впал».

В чем-то с ребенком может сравниться новоначальный, которого ведет так называемая «призывающая благодать». Неофит так же доверчив и так же готов поделиться своими открытиями со всем миром.

Правда, в то время как новоначальный пристально читает этикетку на пряниках в поисках крамольного яичного порошка или придирчиво исследует длину юбки стоящей перед ним в храме прихожанки, ребенок… Да, ребенок в это время заворачивается в полотенце, берет за шнурки ботинок и с пением обходит квартиру. Или пишет кривыми печатными буквами на полях детской Библии: «R ЛУБЛУ БОГА».

Неужели это может куда-то пропасть, растаять, как утренний туман жарким днем? Каким образом ангелочек превращается в циничное чудовище, воскресным утром бурчащее из-под одеяла, что у него, дескать, с Богом свои взаимоотношения, в которых выстаивание службы важной роли не играет? И ведь, вроде, учили его хорошему, пример подавали, в воскресную школу водили…

Когда я пришла в воскресную школу преподавать церковно-славянский язык, мне досталась самая проблемная группа – подростки 10-13 лет. Дети в ней были самые разные.

Одни из по-настоящему воцерковленных семей, другие вместе с мамой (папой, бабушкой) держали круговую оборону от агрессивно-неверующих родственников. Были и такие, которых, помимо их желания, за руку приводили внезапно воцерковившиеся мамы.

Так что грамматикой мы занимались по минимуму – больше повторяли азы катехизиса и беседовали «за жизнь».

Вопросы, которые они задавали, зачастую ставили меня в тупик, потому что ясных и четких ответов на них не существовало. В этом не было намерения усадить меня в лужу – отношения с группой сложились хорошие.

Им действительно было интересно, как увязать, например, данные науки и первые главы Книги Бытия.

Или почему у нас женщины должны быть в храме с покрытой головой, а в Греции можно и без платка, но обязательно в одежде с длинным рукавом.

Положа руку на сердце, кто из нас, особенно из пришедших к вере в зрелом возрасте, не задавался подобными вопросами – читая Писание или святых отцов, стоя на службе в храме? Что мы делаем в таких случаях? Пристаем к священникам, листаем книги, получаем противоречивые ответы – и откладываем вопрос в сторонку.

Что еще я могла сказать детям, кроме того, что на некоторые вопросы мы получим полноценные ответы только после смерти? Ну а платки и прочее – это традиция. Взрослым в большинстве случаев этого достаточно. Но не подросткам.

Отвечая так, я понимала, что кидаю щепочки в огонек, на котором потихоньку сгорает их детская вера.

Разумеется, мне скажут, что я преувеличиваю. Кто-то вспомнит себя подростком, кто-то приведет в пример своих детей, которые вполне благополучно миновали сложный период и продолжают пребывать в лоне Церкви. Но не надо все понимать буквально.

Ведь и новообращенные, такие же церковные «дети», со временем, оставаясь внешне примерными прихожанами, зачастую говорят на исповеди о сомнениях и охлаждении. Есть физическое детство, физическое взросление – а есть церковное, духовное. У крещенных в младенчестве и воспитанных в вере эти периоды обычно совпадают.

У кого-то подростковый период – как физический, так и духовный – протекает гладко и спокойно, для кого-то это тяжелый перелом, свержение авторитетов, поиски и заблуждения.

На самом деле, ребенок в нас никуда не исчезает, любой психолог скажет, что детство и полученные в этот период впечатления определяют всю нашу дальнейшую жизнь. Просто прячется наш ребенок под броней «взрослого» рационализма и цинизма. А спасаться под эту броню он начинает как раз в подростковом возрасте, когда иммунитет к несовершенству мира еще только вырабатывается.

Детская вера безоговорочна и абсолютна потому, что другой быть просто не может. Отсутствие жизненного опыта, знаний, незрелость логического мышления – все это не позволяет подвергнуть сомнению слова родителей, священника, педагога. Взрослая вера – другая. Нам необходимо верить во что-то – это наш спасательный круг, островок, где мы чувствуем себя в безопасности.

Точнее, хотим чувствовать себя в безопасности и поэтому пребываем в состоянии окопной войны, успешно или не очень успешно сдерживая натиск собственного рацио. Мы сами выбираем, где очертить границы веры, можно ли их ослабить или наоборот усилить. На что-то закрываем глаза, чему-то ищем объяснения. Иными словами, взрослая вера – относительна и тем самым более уязвима.

Тинейджер – уже не ребенок, но еще и не взрослый. Малышу на вопрос «почему?» зачастую достаточно ответить «потому» — и он переключится на что-то другое. Подросток уже не может и еще не хочет воспринимать мир как аксиому, он превращает в теорему то, что его родители давно отставили в сторону как не требующее доказательств.

На мой взгляд, существует три основных причины отхода подростков от церковной жизни (и множество мелких, так сказать, опциональных). Первая – хотя и не самая главная – это то, о чем я уже упоминала: желание во что бы то ни стало найти объяснение всему, что раньше принималось безо всяких объяснений.

За без малого две тысячи лет существования христианства догматы, теологумены, просто мнения святых и не очень святых отцов, традиции, суеверия, противоречия сложились в такую пирамиду, что ее надо либо не принимать вообще, либо принимать полностью, либо – если позволяют знания и терпение – археологической кисточкой счищать налипший мусор.

Подросток чаще всего пытается «взять» проблему наскоком – как интеграл. «Почему в храме надо обязательно стоять и мучиться от боли в ногах и духоты?». «Почему я должен даже дома молиться по-церковно-славянски, да еще чужими словами?». «Почему в Ветхом Завете Бог так жесток, а в Новом — призывает к любви и прощению?».

На подобные ответы можно дать сотни вполне правдоподобных философских ответов, но практически эти ответы сведутся все к тому же — «потому что».

И в результате бунтарь-одиночка с мотором делает далеко идущий вывод: хватит с меня ваших выдумок, отныне у меня с Господом будут свои отношения, в которые будьте добры не вмешиваться.

Впрочем, далеко не все подростки до такой степени хотят разложить церковь по полочкам в поисках истины последней инстанции. К тому же эта проблема скорее внутреннего характера. Гораздо опаснее влияние извне.

Для этого возраста характерно обостренное чувство справедливости (хотя и несколько одностороннее – свои проступки не замечаются или оправдываются, в отличие от аналогичных, но чужих). «Вы говорите одно, а делаете другое. Вы – лицемеры! Вы все одинаковы. Говорите про любовь, а сами орете, сплетничаете, завидуете.

Говорите про воздержание, а сами пьете, курите и обжираетесь. А отец настоятель себе новую машину купил, между прочим. Не нужна мне такая церковь!».

Знакомая песня? Может, мы и правда лицемеры. А может, просто обычные слабые люди – грешим, каемся, боремся со своими пороками, снова срываемся. Но они в своем юношеском максимализме не хотят этого понимать.

А есть еще такая вещь, как среда. О взрослых «среда заела» мы обычно говорим с иронией – мол, взрослый человек должен сам за себя отвечать, а не на окружающих кивать.

С подростком это не работает, он существо стадно-парадоксальное, хочет быть одновременно не таким, как все, но и не слишком выбиваться из толпы. А верующий – это всегда «белая ворона». В классе моей 16-летней дочери почти все носят крестики.

Но в храме – изредка! – бывает с мамой только одна девочка. Подобная ситуация – еще и проверка того, насколько крепкие основы морали и церковной жизни были заложены в детстве.

Трудно спорить с тем, что стоящий на табуретке скорее свалится сам, чем втащит к себе стоящего на полу. О плюсах и минусах православных школ говорится много, но их несомненное преимущество в том, что в самый сложный период ребенок оказывается среди «своих».

Что переживают и о чем думают «благополучные» подростки, мы можем только догадываться. Религиозные переживания – не та вещь, которой делятся, даже с самыми близкими.

А как быть с ребенком, который уперся рогом и сказал: «Все, хватит!»? В этот момент именно реакция и поведение старших во многом определяют его дальнейшую церковную жизнь.

Как нащупать ту тоненькую ниточку, «царский» — срединный путь, чтобы еще больше не оттолкнуть ребенка от Церкви и в то же время не упустить возможность помощи? Здесь очень актуален врачебный принцип «не навреди».

Пятнадцатилетнего уже не возьмешь за руку и не поведешь в храм против его желания. Хотя некоторые все же пытаются – «Ради твоего блага!».

Знаю одну маму, которая шантажом и угрозами заставляла сына ходить на службы, исповедоваться и причащаться, наказывала его принудительным чтением Псалтири и земными поклонами (хотя наказание молитвой, на мой взгляд, вообще за гранью разума).

В результате, став взрослым, молодой человек хоть и не перестал верить в Бога, к церкви относится, мягко говоря, отрицательно.

Именно от этого предостерегал меня духовник, когда я сама столкнулась с подобной проблемой. Никакого насилия, сказал он в ответ на мои жалобы. Главное – сохранить веру и доверие к Церкви.

Наверно, универсального рецепта для лечения этой «детской болезни» не существует. Но одно мы можем точно – молиться за неразумное чадо, любить его и надеяться, что семена все же упали в благодатную почву – а значит, обязательно прорастут. Пусть даже через много лет…

Источник: https://www.pravmir.ru/kogda-podrostki-uxodyat-iz-cerkvi/

Что можно, а что нельзя делать несовершеннолетним детям и что за это будет их родителям

Что предпринять 16 летней, если родители заставляют ходить в церковь?

10.02.2017, 09:00

 (1)
Scanpix

Когда моя 11-летняя дочь прибежала с вопросом, можно ли ей уже пить кофе, я отшутилась. Мол, не раньше, чем в 14 лет. Почему в 14? Не знаю. Потом был вопрос серьезнее — очень хочется покрасить волосы: мама, когда? А действительно, когда? Когда детям можно оставаться одним, когда можно делать пирсинг, когда можно самостоятельно ходить к врачу? А в ночной клуб? Пробуем найти ответы.

Подобных ситуаций и их разновидностей — десятки, если не сотни. И большинство родителей, опекунов, бабушек и дедушек решают их по наитию. В то время как существуют и весьма определенные правила, нарушение которых, как вы понимаете, чревато. “МК Эстония” рассматривает разные ситуации и пути выхода из них.

Ситуация первая: за молоком на две секунды

”У меня работа такая, что часто приходится оставлять на пару часов детей дома в одиночестве, — рассказывает Светлана. — Возраст у них уже достаточно большой — 9 и 11 лет, я спокойно их оставляю.

Правда, несколько лет назад семилетний мальчик, оставленный один, случайно устроил пожар в квартире, и счастье, что жив остался.

Но мы все эти ситуации проговорили, дети знают, что можно, а что нельзя, а деваться мне некуда”.

С другой стороны, рассуждает мама, в школу и из школы, а также в кружки они ездят сами. Сделать уроки, навести порядок и разогреть в микроволновке обед прекрасно могут. К самостоятельности ведь тоже нужно приучать.

А что говорит на эту тему закон? Разрешено ли родителям оставлять детей одних дома и на какой срок? А до какого возраста? И вот тут выясняется, что закона, четко прописывающего эти нюансы, у нас нет.

Считается, что по умолчанию родители не оставят новорожденного младенца одного без присмотра. По умолчанию взрослый, если понадобилось выскочить на минутку, не поедет в лифте, оставив дома малыша одного.

Ну а если кто-то отлучится и застрянет… Пусть это остается на совести родителей. Специалисты все-таки настоятельно рекомендуют до семи лет не оставлять детвору без присмотра. Это опасно.

А дети в таком возрасте еще не в состоянии полностью оценивать последствия своих поступков.

Ситуация вторая: один, совсем один

”Иногда приходится уезжать в командировки, — рассказывает Елена. — На несколько дней, но отказаться я не могу. Это работа. 14-летний сын в эти дни едет жить к бабушке с дедушкой. Но все чаще просит меня разрешать ему остаться одному. Если честно, я боюсь.

Во-первых, возраст — мало ли чего. Во-вторых, компании. Вроде бы мальчик ответственный, но вдруг это только пока я рядом? В-третьих, я не представляю, как можно оставить несовершеннолетнего ребенка на несколько дней жить в одиночестве без присмотра.

Поэтому отказываю”.

И таких ситуаций в стране довольно много. Иногда родители вынуждены уезжать не на несколько дней, а на недели и месяцы. Что делать с детьми? Ответ однозначный — ни в коем случае не оставлять жить в одиночестве.

Молодежный полицейский, старший комиссар Нарвского отделения полиции Наталья Бурякова отмечает, что в их практике случаи, когда родители работают за границей или выезжают на отдых, оставляя детей одних, не редкость.

Иногда это семьи, в которых ребенка воспитывает один родитель. Как правило, взрослые рассчитывают на то, что дети уже способны справиться как с бытовыми вопросами, так и с учебой.

Но на практике, даже если за подростками просят присмотреть старших, соседей или бабушек с дедушками, часто оказывается не так.

”Если взрослых дома нет, подростки начинают вести более свободный образ жизни, могут начать употреблять алкоголь, табак, наркотические вещества, — рассказывает Наталья Бурякова.

— Поэтому напоминаем, что обязанность каждого родителя — обеспечение защиты, ухода и безопасности ребенка; создание среды для его развития.

Если родитель не может обеспечить эти условия, то информация о такой семье передается социальным работникам, которые определяют дальнейшие действия”.

Если все-таки вы не дома, то обеспечьте своему чаду доступ к ”телу” в любое время. И обязательно договоритесь с ребенком о правилах поведения, о том, что делать, если ему срочно понадобится помощь.

”В случае, если родитель оставляет самостоятельно дома на длительное время старших детей с малолетними детьми, следует понимать, что несовершеннолетние даже в возрасте 16–17 лет еще не могут самостоятельно обеспечить безопасность маленького ребенка, так как они сами нуждаются в опеке родителей”, — добавляет старший комиссар.

И, если вышесказанного показалось недостаточно, дополнение. Если ребенку не исполнилось 18 лет, он не может проживать самостоятельно.

Если родители по каким-то причинам отсутствуют дома, ребенку должен быть назначен законный представитель или опекун.

Об этом родители должны позаботиться заблаговременно, и решение этих вопросов находится в компетенции отдела по охране детства Департамента социальной помощи.

В случае, если полиция получает сигнал о том, что несовершеннолетний проживает один, информация передается в отдел по охране детства Департамента социальной помощи, а также проводится контроль по месту нахождения ребенка, в том числе совместно с социальными работниками.

Ситуация третья: отдыхать на всю катушку

”На лето бабушка с дедушкой захотели поехать с семилетней внучкой за рубеж, — рассказывает Михаил. — Нам, родителям, пришлось оформлять документы — обращаться к нотариусу за справкой, делать выписку из регистра.

Я уже все тонкости не помню, но пришлось и денег заплатить, и побегать. Обидно то, что на границах, которые пересекали родственники с нашей дочкой, никто даже не поинтересовался документами и тем, чей ребенок вообще едет”.

Эта ситуация скорее исключение. Если путешествуете по странам ЕС, то действительно документы могут не требовать. Но могут и поинтересоваться. На такой случай лучше иметь официальные, заверенные нотариусом (с нужными переводами) документы, подтверждающие, что ребенок путешествует с вами с согласия родителей.

Точно так же, несовершеннолетний ребенок может путешествовать и самостоятельно. Для пересечения государственной границы Эстонии он должен иметь при себе проездной документ.

”Пересекать границу он может самостоятельно, для этого не требуются дополнительные документы, например, доверенности, — поясняет Наталья Бурякова. — Но, исходя из ограниченной дееспособности несовершеннолетнего, пограничник может проверить на границе наличие согласия на пересечение границы его законного представителя”.

Родитель может представить свое согласие в свободной форме, написанное от руки. Пограничные службы других государств могут также потребовать дополнительные документы.

Поэтому несовершеннолетнему ребенку с собой рекомендуется дать написанное от руки разрешение, в котором будут указаны контактные данные родителей. А до поездки за границу обратиться в зарубежное представительство государства назначения и уточнить требования к документам.

Такое пересечение границы ребенком возможно лишь в том случае, если оба родителя согласны на это. Исходя из Закона о семье, родители обладают равными правами попечения в отношении ребенка, если же родитель представляет ребенка самостоятельно, предполагается согласие второго родителя.

”В случае, если один из родителей не дает согласия на пересечение ребенком внешней границы, на перемещение в Европейском союзе и странах Шенгенской зоны, а также на переезд на постоянное место жительства в зарубежное государство, то ребенок не имеет права выезжать из страны, а решение данного вопроса решается в суде, — уточняет старший комиссар Нарвского отделения полиции Наталья Бурякова. — Если ребенка уже увезли в зарубежное государство, за помощью следует обращаться в Министерство юстиции Эстонии по телефону 6 208 183 либо по электронной почте central.authority@just.ee”.

Ситуация четвертая: пить, курить и шляться

”У меня была бурная юность, бедные мои родители — что им пришлось пережить, — смеется Елена. — А теперь у меня самой растет дочка. Которой уже 15. Отношения у нас доверительные, я прекрасно знаю, что она уже попробовала и легкий алкоголь, и сигареты — этап взросления, это было просто пробой, а не привычкой. Теперь просится в ночной клуб. А я считаю, что рано еще”.

Рано или поздно дети дорастают и до этого возраста. Уже не дети. Еще не взрослые. Но очень хочется. Постарайтесь сохранить с ними доверительные отношения, обсуждайте возможные ситуации и проблемы, будьте рядом, но не доставайте нотациями. Хотя иногда это бывает очень сложно.

Если рассуждать с точки зрения закона, до 16 лет вход в ночные клубы подростку запрещен. С 16 лет посещать эти заведения можно, но употреблять спиртное или курить (в том числе и электронные сигареты) нельзя.

”Если у находящегося в кафе или клубе несовершеннолетнего установлены признаки употребления алкоголя или табачных изделий, подростка привлекают к ответственности, — уточняет Наталья Бурякова.

— Полицией устанавливается, каким образом ребенок получил запрещенные в его возрасте вещества.

В случае, если в ночном клубе несовершеннолетнему продали или передали алкоголь, продавец алкоголя или лицо, купившее для несовершеннолетнего алкоголь, будут привлечены к ответственности”.

Если речь идет о стриптиз-клубах, то ограничения еще жестче: не достигшие совершеннолетия подростки туда зайти не могут.

И опять закон. Не достигшим 16 лет подросткам запрещается пребывание в публичном месте без совершеннолетнего сопровождающего с 23 до 6 часов. В летние месяцы несовершеннолетним младше 16 лет запрещается пребывание в публичном месте без совершеннолетнего сопровождающего с 24 до 5 часов.

Ситуация пятая: солярий, тату и разноцветная прическа

15-летняя Карина — не такая, как все. Мало у кого из девушек в ее возрасте есть татуировка. Сделала она ее себе с согласия родителей, причем по собственному эскизу — на внутренней стороне руки чуть ниже локтевого сгиба красуется причудливый круг с замысловатыми узорами.

”Даже не знаю, откуда у меня взялась эта навязчивая идея, но в какой-то момент я поняла, что хочу себе татуировку, — рассказывает Карина. — Не скажу, что родители были в восторге от этой идеи, но и не кричали, что я сумасшедшая.

Мы просто договорились, что не будем принимать поспешных решений. На протяжении нескольких месяцев мы постоянно вели об этом разговоры, обсуждали всевозможные доводы, почему я потом могу пожалеть о своем поступке.

Но меня это не переубедило, а они в итоге поняли, что это осознанное и продуманное желание, а не просто подростковая блажь”.

В тату-салон девушка отправилась с папой, который был рядом и поддерживал ее, пока рисунок наносился на кожу. Примечательно, что у самих родителей Карины татуировок нет.

В этом возрасте подростки часто стараются удивить всех. Поэтому крашенные в разные цвета волосы лишь малая капля в чаше родительского терпения. И даже пирсинг не так страшен, как несмываемое тату. И оказывается, в Эстонии никаких ограничений нет. Хоть солярий, хоть татуировка.

По словам советника отдела системы здравоохранения Министерства социальных дел Ингрид Отс-Вайк, эта сфера не отрегулирована на законодательном уровне. Но поскольку официальным представителем и опекуном ребенка являются родители, то прежде чем отправляться в солярий или на пирсинг, стоит все-таки сначала договориться.

”Основная ответственность за ребенка лежит на родителях или опекунах, поэтому необходимо обсудить, стоит ли делать такой шаг, — отмечает Ингрид Отс-Вайк. — Ведь только родители знают все о здоровье ребенка. Кроме того, нужно учесть и уровень социального развития ребенка, а также и то, может ли он дать адекватное согласие на получение медицинской услуги”.

Важный момент заключается в том, что если какое-то решение родителя или опекуна повлечет за собой увечья или смерть ребенка, это будет уголовно наказуемым преступлением.

Но даже без таких строгостей медики и ответственные мастера тату и пирсинга единогласно против ранних визитов. Солярий считается миной замедленного действия, ведь облучение может спровоцировать злокачественные процессы на коже.

”А что касается татуировок, то раньше 25–30 лет я не рекомендую их делать никому, — говорит Димон Татурин, мастер по нанесению татуировок. — С чисто физиологической точки зрения до 25 лет человек растет и формируется.

И с чисто сознательной точки зрения — к этому возрасту люди созревают и точно знают, чего хотят. В 14 лет можно нарисовать что угодно и где угодно. Вот только потом сводить это больно и некрасиво.

А я регулярно исправляю следы таких вот подростковых горячностей”.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/chto-mozhno-a-chto-nelzya-delat-nesovershennoletnim-detyam-i-chto-za-eto-budet-ih-roditelyam?id=77188120

Адвокат-online
Добавить комментарий