Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

Что делать, если второй родитель не исполняет решения суда

Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

Те, кто делил детей в суде, знают, что получить решение в свою пользу вовсе не значит получить ребенка.

Необходимо еще добиться, чтобы другая сторона решение исполнила – передала ребенка или не мешала с ним встречаться. За помощью родители идут в ближайший отдел судебных приставов.

Там считают эти дела одними из сложных. Ведь ребенок – не вещь и его не перенесешь из одного дома в другой.

Не добившись желаемого, родители винят законы, систему исполнения судебных решений и ее сотрудников. Что могут сделать сами мамы-папы, выясняет “РГ”.

Отец матери не помощник

У Нины из Самарской области опускались руки. Больше года она не могла забрать сына у отца. Артем проиграл все суды, но мальчик по-прежнему жил с ним и его родителями. Маму пускали к шестилетнему сыну на короткое время.

Вместе с судебными приставами Нина несколько раз приходила в дом к бывшему мужу. “Будет решение в вашу пользу, будем его исполнять, – неоднократно говорили Артему приставы. – А сейчас, хотите или не хотите, но вы обязаны отдать ребенка матери”.

Приставы приводили с собой психолога. Та напоминала отцу об экспертизе, подтвердившей страдания ребенка. Вызванные приставами сотрудники опеки грозились изъять мальчика и отправить в приют. “Помогите матери, скажите сыну, что он идет к маме”, – упрашивали Артема официальные лица.

Дмитрий Медведев обязал губернаторов обеспечить детям безопасный отдых

Отец не сопротивлялся, он только заботливо обнимал сына. “К нормальным матерям дети сами бегут, – привычно отвечал он. – Пусть забирает, я его не держу”.

Сидя у папы на коленях, мальчик волчонком смотрел на мать. Артем опускал руки, показывая, что не держит его. Но сын еще сильнее хватался за папу. За целый год он наслушался от родных, что мать “украла диван и телевизор, а теперь явилась за ним”.

Нина пыталась взять сына на руки, но он плакал и вырывался. Артем тут же заключал ребенка в свои объятия. Под детские вопли мать и сопровождающие каждый раз уходили ни с чем.

Недавно, проиграв очередной суд за ребенка, Артем неожиданно заявляет, что передаст сына добровольно. У матери появилась надежда. В назначенный час она с приставами ждет под окнами своей квартиры.

Но разыгрывается привычный сценарий. Папа крепко держит сына, папин адвокат указывает Нине: “Чтобы не травмировать психику ребенка, спросите, хочет ли он идти к вам”. Снова Нина не выдерживает и пытается вырвать сына. Снова он надрывно кричит.

Но только в этот раз кто-то из людей в форме отводит руки отца, который, как обычно, пытается заслонить мальчишку. С орущим сыном Нина бросается к дому. Приставы не дают отцу догнать их. Артем требует прекратить насилие над ребенком и вызывает полицию. “Она законная мать, жалуйтесь”, – говорит пристав, преграждая отцу вход в подъезд.

Уже в лифте сын перестал вопить и брыкаться, рассказывает Нина. Они зашли в квартиру, и тут Нина разревелась сама. “Мам, зачем ты меня украла?” – хмуро спросило чадо. Нина ответила, что умерла бы без него.

Авторитетно

Пытаясь забрать ребенка от бывших, родители идут на поводу детских “не хочу”, считает адвокат Татьяна Бренник. Она рассказала “РГ”, о чем забывают мамы-папы.

– Ни в одном судебном решении не говорится, что оно должно быть исполнено в зависимости от желания ребенка, – напоминает Бренник.

– Суд уже рассмотрел, насколько ребенок привязан к каждому из родителей, и учел его интересы. Поэтому если выигравший взрослый хватает и уносит орущего отпрыска, никто не имеет права его остановить.

Оказавшись дома, уже можно вызывать любых психологов и улучшать отношения с ребенком.

Судебные приставы не умеют и не должны уметь уговаривать детей, разъясняет адвокат. Они могут только позвать на помощь опеку и психолога. Но если ребенок сопротивляется, то ни пристав, ни психолог, ни сотрудник опеки не имеют права брать его и уносить. А у родителя есть такое право.

– Однажды я сидела в очереди в отдел службы судебных приставов, – рассказывает адвокат Бренник. – Народу было много, и мы разговорились с сидящими рядом мамами. Одна из них пожаловалась, что бывший муж не отдавал дочку. Мама знала, в какой детсад ходит девочка.

Мне достаточно было объяснить женщине, что никто не должен мешать ей войти в детское учреждение, как она побежала забирать дочь. Оказалось, еще несколько женщин пришли с похожими проблемами. Пришлось им тоже разъяснить их права.

В результате в очереди вместо десяти человек передо мной осталось трое.

Источник: https://rg.ru/2017/05/31/chto-delat-esli-vtoroj-roditel-ne-ispolniaet-resheniia-suda.html

Есть ли у отца право видеть сына после развода?

Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

Недавно у вас была дельная статья о том, как не допустить снижения алиментов и сохранить уровень жизни ребенка после развода. А у меня ситуация противоположная.

После развода сын живет с бывшей женой, я аккуратно плачу алименты, но бывшая жена категорически против того, чтобы сын общался со мной и моими родственниками. Дело доходит до ругани и драки. Я пока не настаиваю на своих правах, чтобы не травмировать сына сценами ссор родителей, но так не может продолжаться бесконечно.

Уговоры никак не помогают. Какие у меня есть способы заставить бывшую жену изменить свою позицию и какие перспективы у обращения в суд?

С уважением,
Константин

Перспективы обращения в суд, с одной стороны, радостные: оба родителя имеют равное право на общение и воспитание ребенка, так что ваше право видеться с сыном суд подтвердит.

Но есть и другая сторона: объем времени общения, который установит суд, и условия встреч зависят от большого количества факторов.

Это возраст и состояние здоровья ребенка, ваше состояние здоровья, отношение ребенка к вам, прежний объем общения, удаленность вашего проживания от дома жены, ваше материальное положение и обустроенность вашего жилья, ваш новый семейный статус и занятость сына в кружках и школе.

Расскажу подробнее.

Мать ребенка не вправе запрещать отцу ребенка и родственникам со стороны отца общаться с ребенком.

Госпошлину за такой иск платить не нужно.

Возраст ребенка — это, пожалуй, главный фактор. Если вашему сыну 3 года и он сильно привязан к матери, для него расставание с ней будет болезненным. Предвидя это, суд может назначить вам короткие встречи в присутствии мамы.

Если вашему сыну 12 лет, он самостоятелен, успел привязаться к вам и ему не нужно обеспечивать особенные условия вроде любимого медвежонка на ортопедической кровати, суд может обязать бывшую жену отдавать вам сына на все выходные и месяц отпуска в году.

Здоровье ребенка и родителей влияет на саму возможность встреч.

Если ребенок страдает от эпилепсии или передвигается в инвалидном кресле, а отец не знает, как действовать в критической ситуации, суд сократит периодичность и продолжительность встреч.

Но медицинское образование у отца при таких обстоятельствах будет плюсом. Точно так же серьезные проблемы со здоровьем у отца, если мать о них заявит, могут стать препятствием для частого общения с ребенком. Особенно это касается алкоголизма.

А вот наличие аллергии не создает препятствий для общения ребенка с отцом и бабушкой — так, например, решил Подольский суд.

Удаленность проживания родителей друг от друга тоже влияет на решение суда. От этого зависит время, которое ребенок будет тратить на дорогу, если местом встреч с ним суд определит квартиру второго родителя, — а это неизбежно при назначении длительной встречи.

Например, родители живут в разных частях города. Дорога между их домами занимает больше часа с пересадкой.

Скорее всего, независимо от возраста ребенка, суд разрешит встречи только по выходным: ребенок должен отдыхать перед новым школьным днем, а не проводить половину вечера в транспорте.

В Республике Адыгея отец, бабушка и дедушка просили суд обеспечить им общение с маленьким Артемом одни полные выходные каждый месяц. Суд решил, что поскольку родственники живут в соседнем регионе и ездить к ним дорого и тяжело для маленького ребенка, то именно родственники должны приезжать к Артему, пока ему не исполнится 6 лет. А уже после можно будет возить Артема и к ним домой.

Так что перед обращением в суд стоит быть готовым подтвердить, что выбранный вами график встреч с ребенком не вредит ему. Например, в детском саду можно получить справку, что вы часто забирали и приводили сына в группу и у вас не возникало ссор с ребенком и проблем с переодеванием.

В школе можно получить справку, что вы ходили на родительские собрания, интересовались успехами сына в учебе, участвовали в школьных семейных конкурсах. В психдиспансере и наркодиспансере стоит получить справки, что вы не состоите у них на учете.

Также можно заранее рассчитать, сколько времени будет уходить на дорогу до вашего дома.

Привязанность ребенка к каждому из родителей учитывается судом во всех случаях: видеть малыша отцу разрешают только в присутствии мамы, а график общения с подростком строят исходя из желаний ребенка. Например, девочка-подросток может отказываться от общения с отцом, если тот не платит алименты, а она в итоге не получает тех вещей, которые есть у одноклассниц.

Уровень привязанности между родителем и малышом можно подтвердить большим количеством совместных фотографий разных лет, свидетельскими показаниями и даже рисунками ребенка, где тот нарисовал совместный поход на рыбалку или в зоопарк. Другой родитель в свою очередь может запастись доказательствами грубого обращения своего бывшего супруга с ребенком.

Интересную ситуацию рассмотрел суд города Орла. Мама Димы просила изменить ранее установленный судом порядок общения сына с его отцом, чтобы в будущем все встречи проходили в ее присутствии. Причина: ребенок плакал и не хотел идти к отцу.

Эксперт-психолог выяснил, что мама балует сына и ничего ему не запрещает, тогда как отец пытается сына воспитывать.

В итоге суд сохранил право отца на встречи с сыном без присутствия бывшей жены, а эксперт дал обоим родителям рекомендации по воспитанию.

Суд учитывает, что если родитель занимает руководящую должность, то ему есть чему научить ребенка. Но у такого родителя может не хватать времени. Если он живет вместе со своими родителями — это плюс.

В Кабардино-Балкарской Республике органы опеки получили отрицательную характеристику об отце по месту его жительства и вынесли заключение о том, что он не может забирать домой с ночевкой дочку-дошкольницу.

Но суд учел мнение мамы девочки, которая общается с ребенком значительно чаще органов опеки. Она рассказала о хороших отношениях между папой и дочкой.

В итоге суд разрешил отцу забирать дочку на полные выходные дважды в месяц.

Семейное положение родителей после развода также имеет значение. Важно, какие отношения сложились у ребенка с новым мужем мамы или новой женой папы.Расскажу про самое первое в моей практике дело об определении порядка общения с ребенком в пользу папы.

У папы были такие доводы: он утверждал, что у дочки сложились хорошие отношения с его новой женой и сводным младшим братом. Свидетелями были бабушка и тетя девочки со стороны отца. Они показывали общие фотографии и рассказывали, что девочке очень интересно проводить с ними время.

Хотя изначально требования папы об определении порядка общения с дочкой были встречными к иску мамы о лишении родительских прав, для папы все закончилось хорошо: он и его новая семья получили право видеться с девочкой.

Чем больше у вас подходящих документов, тем более благоприятное впечатление вы произведете на суд и органы опеки. И тем больше шансов, что вы сможете получить больше времени на общение с сыном.

Родителей не выбирают, но при определении порядка общения родителей с детьми судьи как раз таки решают, насколько родители достойны своих детей.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/pokazhi/

Как помочь ребёнку заговорить и нужно ли вообще это делать

Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

«Когда мой ребёнок заговорит? Я (или кто угодно) в этом возрасте уже и стихи, и песни, и „Сон в летнюю ночь“ по ролям разыгрывала!».

Вы смотрите на других детей, на себя в воспоминаниях, видите инстаграмы, где милые кудрявые малыши выдают день за днём то, что Чуковскому не могло и присниться.

И всё больше с каждой минутой нервничаете: когда уже, когда, что с ним не так? Узнали себя? Усаживайтесь поудобнее, мы это тоже проходили.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Конечно, тут бы показать ребёнка хорошему неврологу или логопеду. Но мы все боимся страшного вердикта «задержка речевого развития», как боимся любой детской болезни или отклонения. Потому что не знаем, что с этим делать. Самый совершенный механизм вдруг даёт сбой — паника!

Спокойствие, только спокойствие

Во-первых, нужно заставить себя не паниковать и вообще поменьше волноваться на эту тему. Да, это очень, очень сложно. Да, хочется побыстрей услышать, как болтает ваш малыш. Да, хочется поговорить с ним на вашем языке, хочется поделиться этим с родными и друзьями.

Да, всё это ещё сильнее фрустрирует, но простая истина заключается в том, что переживания и зацикленность мамы на речи вряд ли помогут ребёнку заговорить.

Как раз наоборот, в крайних случаях эффект может быть противоположный: на почве собственных расстройств мама может увлечься «развивашками» и не заметить, как игры превратятся в давление на ребёнка, затормозив таким образом развитие речи.

Сама по себе задержка речи не страшна — каждый ребёнок развивается по собственному расписанию

Даже принятые докторами нормы имеют погрешность в три-шесть месяцев (это только для одного ребёнка, но и у самих докторов нормативы часто отличаются друг друга).

Почему не дольше, фиксировано ли это время? Как пишут известные учёные-нейробиологи Сандра Амондт и Сэм Вонг в своей книге «Тайны мозга вашего ребёнка», дело в том, что у маленьких детей нейронные связи в мозге, отвечающие за те или иные функции, развиваются стремительно.

Поэтому этот отрезок времени — четверть или половина года в возрасте до трёх лет — на самом деле огромный срок. И наверняка структура уже выстроилась, но пока не проявилась. Либо же как раз наоборот — есть какие-то нарушения, и их нужно ловить прямо сейчас, пока не стало слишком поздно.

Поэтому — наблюдайте. Наблюдайте за поведением ребёнка, за его изменениями. Это, кстати, отличный способ заглушить переживания — записывать в блокнот ежедневные события и развлечения. Что-то вроде дневника.

Наблюдения помогут увидеть динамику или её отсутствие.

Возможно, вы удивитесь, когда увидите, что два понедельника назад «где» было просто звуком, а сегодня есть уже два «где» — для людей и для спрятанных предметов, и они совершенно разные фонетически. Кстати говоря, это уже речь.

Как вовремя распознать нарушения речи у ребёнка

Кроме того, станет наконец очевидно, как многому ребёнок учится, и что даже за один день происходит череда маленьких прорывов и скачков. Это касается не только слов, но и действий, степени понимания и запоминания, эмоций и их выражения и даже «мелких бытовых обязанностей», которым вы и не планировали учить ребёнка, а он однажды утром, пока вы делаете ему кашу, берёт и делает вам кофе.

Суть в том, что отставание в речи всегда идёт рука об руку с отставаниями в моторном — и в частности — в мелкомоторном развитии

«Возраст, в котором малыш начинает говорить, определяется взрослением тех участков мозга, которые контролируют движение.

Произнесение осмысленных и понятных звуков требует достаточно сложных моторных навыков и значительной практики», — объясняют Амондт и Вонг.

Поэтому если есть проблемы в речи, то они наверняка есть и в каком-то другом сегменте развития, и они так же бросаются в глаза, как и неумение (здесь мы говорим именно о неумении, а не о нежелании) выразить свою мысль словами.

Говорящие колобки пусть останутся в магазинах

Многофункциональные чудо-игрушки, роботы, обучающие говорить, карточки с однокоренными словами — это всё, мягко говоря, не имеет никакого отношения к развитию речи. Но это не значит, что ребёнку не нужно или нечем помочь «разболтаться».

Советский физиолог Марионилла Кольцова ещё 40 лет назад объяснила, почему развитию речи отлично способствуют известные всем с детства пальчиковые игры. «Движения пальцев рук исторически, в ходе развития человечества, оказались тесно связанными с речевой функцией.

Первой формой общения первобытных людей были жесты, постепенно они стали сочетаться с возгласами, выкриками. Прошли тысячелетия, пока развилась словесная речь, но она долгое время была связана с жестикуляторной речью. Движения пальцев рук постепенно совершенствовались — из поколения в поколение люди выполняли все более тонкую и сложную работу.

В связи с этим происходило увеличение площади двигательной проекции кисти руки в мозге человека. Так развитие функций руки и речи у людей шло параллельно. Примерно таков же ход развития речи ребёнка.

Сначала начинают развиваться движения пальцев рук, когда же они достигают достаточной тонкости, начинается развитие словесной речи

Развитие движений пальцев рук как бы подготавливает почву для последующего формирования речи», — пишет она в книге «Ребёнок начинает говорить». И там же приводит несколько возможных вариантов игр с пальцами.

К ним же относятся завязывание-развязывание шнурков, перебирание крупы и «пальчиковый театр» — животные и сказочные персонажи, которые надеваются на пальцы.

Не молчите

Известный факт, что дети (особенно ещё не говорящие дети) отражают и ретранслируют родительское поведение практически во всех аспектах своей жизни — от настроения и поведения до манеры сидеть за столом. Речь не исключение.

Поэтому моторика моторикой, но в первую очередь посмотрите на себя: а вы сами достаточно разговариваете с ребёнком? Если вы только отдаёте команды — идём гулять, поешь, убери игрушки — так дело не пойдёт. Совет прост и очевиден.

Старайтесь разговаривать с ребёнком обо всём. Если он не отвечает вам на вашем языке — это ещё не значит, что он не отвечает вам совсем или не понимает вас

Рассказывайте ему о том, что вы делаете прямо сейчас, о том, чем займетесь на прогулке, перед сном обсуждайте, как прошёл день. Проговаривайте слова, на которые он обратил внимание, обыгрывайте их. Покажите ему, как произнести сложное слово.

Всё это не просто сентиментальные мелочи и не только про налаживание контакта и связи — это и про речь.

В какой-то момент ему захочется повторить за вами одно слово, потом другое, третье, а потом ещё, и ещё, и ещё, и вы уже не сможете его остановить.

На его языке

Советский психолог Лев Выготский называл переход от безъязычного к языковому периоду развития периодом автономной речи («Вопросы детской психологии»). Это язык, созданный самим ребёнком на основе взрослого языка, но не повторяющий его и живущий по собственным законам.

При этом ребёнок отлично понимает взрослую речь, то есть язык, на котором говорит окружающий его социум. Но значения его слов не совпадают со значением наших слов.

Эти лексемы вообще сложно называть словами в привычном смысле — больше они похожи на обрывки слов, обозначающие часто целые категории (например, слово «бак», означающее в речи ребёнка «собаку», может одновременно быть волком, лисой, то есть всеми животными, похожими на собаку, а может «перекинуться» и на белку, потому что она такая же рыжая, как лиса, на владельца какой-то конкретной собаки и так далее).

Важно понимать, что такая речь — это необходимый и важный период, во время которого ребёнок осваивает язык как инструмент и систему, и по максимуму помогать ему в этом

Лингвист Стелла Цейтлин обращает внимание на то, что на этом этапе родителям не стоит пренебрегать так называемым языком нянь. Всевозможные «машинка би-би» и «собачка гав-гав» несут в себе важнейшую функцию: ребёнок понимает, что его понимают.

В то же время достоверных сведений о причинно-следственных связях между речью, которую использовали родители в общении со своими маленькими детьми в этот период, и временем появления речи у ребёнка нет.

Но есть достоверные сведения, что те дети, с которыми больше разговаривали, сами заговорили раньше и имели больший словарный запас.

Проблема поколения

Если вы всё ещё переживаете о том, что дочь подруги заговорила раньше вашего сына, а сами вы с года по ролям, то вот вам ещё один факт: вы не одни. В последние 10-15 лет педиатры, психологи и лингвисты отметили тенденцию к более позднему появлению речи у детей — после двух лет.

Пока эта ситуация не изучена настолько, чтобы можно было точно назвать причины повсеместной «задержки», но некоторые специалисты делают предположения.

Дело, по их мнению, может быть в том, что родители, пытаясь успеть за своими друзьями, коллегами и миром соцсетей, стали меньше общаться с детьми.

Почему не нужно пытаться вложить в ребёнка как можно больше знаний в раннем возрасте

Второй причиной называют, как раз наоборот, бесконечную материнскую болтовню. «Ребёнку даже не нужно ничего говорить, его и так понимают и предугадывают все его желания», — говорят они и цитируют анекдот про того мальчика, которого до пяти лет всё устраивало.

Именно для сохранения золотой середины логопеды советуют не настаивать и не говорить за ребёнка всё, а побуждать его к говорению

Не просить напрямую сказать какое-то конкретное слово, а задавать наводящий вопрос.

Например, вместо «скажи мяч» спросить ребёнка «во что ты играл с папой сегодня на прогулке? что у меня в руках?» или просто «что это?» Вместо «скажи Маша» — «как зовут твою маленькую сестру?».

Даже если ответы не последуют, ребёнок, так или иначе, задумается о них и внутренне вам ответит. А если ответит на своём языке — не раздражайтесь и не отчаивайтесь, лучше похвалите и произнесите по-своему.

Не бойтесь врачей

Всё вышесказанное совсем не означает, что нужно избегать врачей и целыми днями заставлять ребёнка перебирать фасоль. Вообще-то самая главная заповедь современной мамы — если чувствуешь, что что-то не так, и не знаешь что, обратись к специалисту. Но чувства мамы тут понятны.

Специалистов много, все они поют на разный лад, один невролог требует 15 слов от годовалого ребёнка, а второй не считает молчание и в два года критичной историей. И вообще все они чужие, проще спросить у подруги или залезть в интернет, там хоть и пугают, но как-то более отстраненно.

Неврологи, конечно, не преследуют цели напугать родителей. Они стремятся определить нарушения в развитии (если они есть) на ранней стадии

А так как задержка речи может говорить о многих тяжёлых заболеваниях или отклонениях, не заметных в первые два года жизни, на умение ребёнка говорить и на его стремление овладеть языком обращается пристальное внимание.

Если же врач (невролог, психолог, логопед) посчитал, что это всё-таки ваш диагноз, то не стесняйтесь поинтересоваться у него, почему он сделал такое предположение — только по количеству слов или есть ещё какие-то признаки отставания, и есть ли острая необходимость в «стимуляции».

И потом обязательно расскажите ребёнку о ваших дальнейших планах, вам он обязательно ответит.

Бонусом мы собрали советы неврологов, логопедов и психологов о том, что делать не надо, если вы считаете, что речь ребёнка опаздывает:

  • Не усаживайте ребёнка смотреть мультфильмы. Какими бы «развивающими» и продуманными они ни были — они несут в себе совершенно другую цель. Для маленького ребёнка мультфильмы — это прежде всего образ и только потом диалоги и мораль. А образов и историй у него полно и вокруг.
  • Не искажайте свою речь. «Машинка едет „би-би“» и «бибика вжик-вжик» — два совершенно разных предложения. В первом понятно, что машина едет и издаёт вот этот звук, но «бибика» — это совершенно лишнее. Если ребёнок сам придумает это слово — оставьте его ему. Но вы для него эталон, говорите качественно.
  • Не подкупайте. «Скажи „мама“ — дам конфетку» — не надо так. Речь нужна не для того, чтобы получать конфетки, и конфетки раздают не за выполнение условий.
  • Не шантажируйте. То же самое, только наоборот. Не лишайте ребёнка пряников за то, что он не говорит.
  • Не настаивайте и не заставляйте. Он может совсем замкнуться в знак протеста.
  • Не зацикливайтесь.

5 популярных советов психологов, которые лучше не слушать

Как развивать ребёнка, который не может читать

18 примеров того, как мы не задумываясь врём своим детям

Источник: https://mel.fm/vospitaniye/3714096-baby_talk

Что делать, если бывший супруг или супруга не дают видеться с ребенком?

Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

Развод, особенно в семьях, где есть дети, редко протекает спокойно и безболезненно. Супругам приходится решать, с кем будет проживать ребенок, и обычно он остается с матерью. Далее нередко случается так, что бывшая жена начинает препятствовать встречам отца с сыном или дочерью. Что делать в этом случае? Куда обращаться и как добиваться соблюдения права на общение с ребенком?

Право родителя на общение с ребенком

Оба родителя имеют равные права и обязанности по отношению к общим детям. Даже если супруги разведены или никогда не состояли в официальных отношениях, отец сохраняет свое право видеться с ребенком и принимать участие в его воспитании и развитии. Это право закреплено в статье 66 Семейного кодекса Российской Федерации и не может быть ограничено без решения суда.

Мать (отец) не должны препятствовать встречам, если они не наносят вреда несовершеннолетнему лицу.

Порядок общения между отцом (матерью) и его ребенком определяется одним из двух способов:

  • по соглашению супругов (документ оформляется в письменном виде, заверение в нотариальной конторе необязательно, однако важно учесть мнение ребенка, достигшего десятилетнего возраста);
  • по заключению судебной инстанции (рассмотрением дела занимается районный суд с участием органов опеки и попечительства, иначе ООП).

В последнем случае заинтересованное лицо (отец или мать ребенка) отправляют соответствующее исковое заявление в судебный орган по месту нахождения ответчика. При этом заявитель освобождается от оплаты государственной пошлины за подачу иска.

Решение суда должно выполняться обеими сторонами. В случае несоблюдения требований, например отцом, которому позволено видеться с ребенком в определенное время, суд вправе ограничить время встреч или вовсе запретить общение (применяется крайне редко, если встречи наносят вред несовершеннолетнему).

Мать, запрещающая свидания бывшего супруга с ребенком, также не должна нарушать предписаний суда, иначе судья может вынести решение о передаче ребенка отцу.

Если бывшая жена препятствует общению с детьми и не идет на контакт, рекомендуется обратиться в суд с соответствующим иском.

Как составить иск в суд?

Исковое заявление составляется в простом письменном виде и содержит перечисленную ниже информацию:

  • наименование судебной инстанции;
  • название документа;
  • дату обращения в суд;
  • паспортные данные истца;
  • персональные сведения ответчика и ребенка (детей);
  • описание сложившейся ситуации;
  • просьбу об определении порядка общения с ребенком (детьми);
  • перечень документов, приобщаемых к иску;
  • подпись заявителя.

Как часто может отец (мать) видеться с ребенком?

На время общения влияют различные факторы, перечисленные ниже:

  • режим работы матери и отца;
  • возраст и физическое состояние ребенка;
  • степень привязанности ребенка к каждому из родителей;
  • режим дня несовершеннолетнего лица;
  • наличие условий для воспитания детей у каждого из бывших супругов;
  • удаленность места жительства отца от места проживания ребенка.

Таким образом, проще всего добиться удобного для отца (матери) графика встреч с ребенком мирным путем, то есть заключив соглашение с бывшим супругом. При обращении в судебную инстанцию судья выносит постановление, ориентируясь на интересы несовершеннолетнего лица.

Возможны ли ограничения при встречах?

Ограничения устанавливаются по желанию сторон, если бывшие супруги заключают соглашение (в этом случае каждое ограничение должно быть указано в тексте документа), или по решению суда.

В частности, одним из условий встреч с ребенком может являться общение при свидетелях (к примеру, в присутствии бабушки, няни, матери и т. д.). Если родитель не согласен с подобными ограничениями, он вправе обратиться в суд и обжаловать соглашение либо принятое ранее решение по делу.

Чаще всего подобные условия устанавливаются по уважительным причинам (при наличии у родителя долга по алиментным выплатам, криминального прошлого и т. д.).

Как правильно бороться за свое право на общение с ребенком?

Чтобы реализовать право на общение с собственными детьми, важно правильно подойти к ситуации. На практике чаще всего суд принимает сторону матери, так как именно с ней остаются дети.

Во-первых, перед обращением в суд необходимо проконсультируйтесь с адвокатом, который не только определит шансы на получение положительного решения судьи, но и поможет составить иск.

Во-вторых, если бывшая жена (муж) запрещает видеться с ребенком и после вынесения судебного заключения, отец (мать) вправе повторно обратиться в суд. На практике супруга (супруг) либо будет обязана предоставить возможность общаться с детьми, либо будет лишена их (судья вправе принять решение о передаче детей другому родителю).

Рекомендуется проводить встречи в присутствии третьих лиц (бабушки, няни), способных выступить в роли свидетеля, чтобы затем продемонстрировать суду свою бесконфликтность и уравновешенность.

Если порядок общения с ребенком уже определен судебным решением, а бывший супруг (супруга) продолжают препятствовать общению, то отец (мать) вправе прийти на встречу с судебным приставом, чтобы зафиксированы уполномоченным лицом неправомерные действия бывшего супруга.

В случае неисполнения матерью (отцом) решения суда ребенок может быть передан отцу (матери), а мать (отец) будет нести административную ответственность, установленную законом (в соответствии со ст. 17.15 КоАП РФ наложение штрафа от 1000 рублей до 2500 рублей).

Источник: http://urmozg.ru/

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/i-have-the-right/chto_delat_esli_byvshiy_suprug_ili_supruga_ne_dayut_videtsya_s_rebenkom/

«Закон всегда на стороне матери»: истории мужчин, которым бывшие жены не дают общаться с детьми

Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

В 90% случаев дети после развода остаются с матерями: на их стороне находится и суд, и общество. По словам уполномоченного по правам ребенка, на данный момент в России 5 миллионов матерей-одиночек и 600 000 самостоятельных отцов.

Регулярно происходят громкие истории, в которых женщины обвиняют бывших мужей в краже или изоляции детей, но гораздо реже можно услышать об обратной ситуации – когда с подобными проблемами сталкиваются мужчины.

Мы поговорили с тремя отцами, которым экс-супруги не дают общаться с сыновьями и дочерьми.

Маркетолог. Двойняшки, 9 лет

Мы развелись с супругой пять лет назад.

Наши дети были желанными с обеих сторон, но жене пришлось уйти с работы, когда ее карьера была на пике, что потом негативно отразилось на ее эмоциональном состоянии, и однажды она приняла решение уйти от меня, естественно, забрав детей.

Поначалу все шло нормально: я отмечал с ними дни рождения, приезжал к ним домой, когда они болели, и каждые выходные забирал их к себе с ночевкой. Конечно, у меня фактически не было ни субботы, ни воскресенья, но это неважно, потому что я был рад проводить с ними время.

Два с половиной года назад у меня начались серьезные отношения с девушкой, и все пошло кувырком. Всплески агрессии со стороны бывшей жены и скандалы в присутствии двойняшек стали случаться довольно часто.

Детей я начал видеть все реже, меня долго обманывали, что в школе строгий пропускной режим, и я не могу туда попасть – пришлось даже искать классного руководителя в соцсетях и обсуждать этот вопрос самостоятельно. По сей день постоянно создаются ситуации, когда я вынужден буквально выковыривать детей, и они практически не ночуют у меня дома.

Более того, когда еду их забирать, они спрашивают, один ли я, зная, что если мы вдвоем с девушкой, то их не отдадут. Буквально недавно меня даже не пустили на порог в их день рождения: я простоял у домофона, так и не увидев их.

За эти пять лет были моменты, когда практически опускались руки. Хотелось сказать себе: «Хватит, ты сделал все, что смог», но в течение нескольких часов желание бороться просыпалось с новой силой.

Так как с бывшей женой мы равны в правах, я могу забрать детей к себе, и уже она будет искать пути договориться со мной, но все-таки мне не хочется ломать их жизнь, которая сейчас связана с домом их матери.

Я не обращаюсь в суд, так как, к сожалению, в нашей стране практика говорит о том, что такие иски от отцов почти никогда не удовлетворяются.

Сейчас иногда у меня все-таки получается забирать их на выходные, приезжать укладывать спать, когда бывшей супруги нет дома, по воскресеньям ездить с ними на картинг – вот так фрагментарно.

Остается только не терять настойчивости и ждать, пока им исполнится 10 лет, когда суд может принять во внимание их мнение.

Программист, дочь, 10 лет

Мы развелись перед первым классом дочери, и два года ребенок жил и общался поровну и с бывшей супругой, и со мной, но отношения становились все хуже, коммуникация даже по простым вопросам срывалась.

Однажды жена заблокировала мой номер и все социальные сети, забрала у дочки телефон прямой связи со мной и моей родней. Приезд под окна дома, увы, ничего не решил: было сказано, что я не должен общаться с ребенком, так как «вреден ее психике».

Подарок на день рождения было предложено передать через третьих лиц. Почти никто из знакомых и общих друзей не захотел быть посредником, все вежливо отстранились.

Мои письма и предупреждения не имели действия, поэтому я пошел к юристу и составил заявление в опеку. Там сразу подтвердили мою правоту в этой ситуации, но оказалось, что это формальный орган, который ничего не решает. Сотрудницы задали бывшей жене вопросы, провели «профилактическую беседу», поговорили с ребенком.

Бывшая ответила, что не препятствует моему общению, что мы «даже встречались недавно», что дочь не живет в изоляции от меня, бабушки, деда, тети и брата. Это было ложью, но только ее я и получил в качестве результата: «По словам матери, вам никто не препятствует, у ребенка есть связь. А у вас есть право на суд». И тут же: «Вообще-то дочь по вам скучает».

На тот момент я не видел ее уже полгода.

Мне действительно оставался лишь суд на определение времени, проводимого с ребенком. Я подал документы.

Повестка в почтовом ящике очевидно произвела некоторое впечатление, поскольку она вновь позвонила и сказала, что встречи с дочкой хоть и нежелательны, но у ребенка должен быть отец.

Сначала предложила свидание в присутствии третьих лиц, от этого странного предложения я отказался. Затем все же разрешила увидеться по-человечески.

«Месть через ребенка – самое последнее дело»

Думаю, это была хитрость, она просто изменила тактику, стала готовиться к суду, поскольку понимала, что злостно злоупотребляет родительскими правами, что я и моя семья пропустили почти весь девятый год жизни ребенка.

Так еще до суда я восстановил встречи с девочкой. Она очень изменилась, повзрослела, обоим разлука далась тяжело. Я дал ей новый телефон, и она вновь видится с родней.

Предвидя повторение ситуации, я не стал отзывать заявление и жду заседания, чтобы обеспечить свое право на встречи.

Как говорит мой учитель: «Мстящая женщина разрубит шашкой вместе с конем». Месть через ребенка – самое последнее дело, и если в разрушении наших отношениях мы так или иначе виноваты оба, то мое общение с дочерью не должно быть заложником этого.

А что до посредников, то встреча личного и государства всегда заведомо ущербна, это вариант вынужденности, личные вопросы, конечно, лучше во что бы то ни стало решать, не доходя до казенных порогов.

Но порой лишь через них ты можешь остановить откровенный произвол.

Бизнесмен, сын, 8 лет

Мы развелись с женой, когда сыну было чуть больше года. Когда у нас появился ребенок, весь быт был полностью организован: 24 часа в сутки работали две няни, водитель, домработница. Моя бывшая супруга уделяла больше внимание друзьям, клубам и всевозможными поездками, не дому.

Сохранить семью мы пытались, но ничего не вышло, поэтому мы приняли обоюдное решение разойтись, тем более, у нее уже была на тот момент новая личная жизнь.

Первое время я виделся с ребенком: мы с моей мамой и сыном ездили на море, я возил его на неделю-две заграницу в Европу, потому что в основном живу там, забирал к себе с ночевкой по выходным.

Все поменялось, как только я перестал обеспечивать ее.

Надо сказать, что мы заключили договор при разводе, по которому я взял на себя обязательства первые три года не только выплачивать алименты, но и полностью содержать бывшую жену.

 Помимо этого я оставил ей квартиру в центре города, загородный дом, автомобиль, оплачивал все занятия ребенка, няню и страховку. Как только время прошло, и все выплаты стали ограничиваться алиментами, ситуация изменилась.

«В нашей ситуации, к сожалению, ребенок — это инструмент по добыванию денег и шантажа»

Ребенка, как правило, не дают ни мне, ни моим родителям под разными предлогами: заболел, уезжает вместе с матерью, какие-то планы, театр, спорт и так далее. На деле все оказывается враньем: сын либо сидит дома с няней, либо с бабушкой со стороны матери.

В нашей ситуации, к сожалению, все очень прозаично: ребенок — это инструмент по добыванию денег и шантажа.

Не единожды бывшая жена открыто заявляла: перечислишь на счет определенную сумму — конечно же, в долларах — дам провести время с сыном, не перечислишь — он будет сидеть дома.

Имея теоретически такую финансовую возможность, я не иду на это, потому что не хочу покупать собственного ребенка. Самое неприятное, что я не мог и не могу заниматься его развитием и воспитанием в полной мере.

К сожалению, пока мои права и права моего ребенка нарушаются систематически: сыну тоже обещают отвести его ко мне на выходные или на каникулы, но потом его мама придумывает отговорки, почему он не может поехать, тем самым обманывая и его тоже.

При этом ребенок, когда я его везу обратно в дом мамы, всегда задает вопрос: «А почему я не могу остаться у тебя?».

В нашей стране закон изначально стоит на стороне матери, если она дееспособна, поэтому я, как и многие, жду, пока сыну исполнится 10 лет, и его сможет выслушать суд.

Источник: http://www.sobaka.ru/city/society/77557

Мы не умеем общаться с собственными детьми

Что предпринять,если не дают говорить с ребенком?

В перечень профессий, работающих с детьми, почти ежегодно прибывают всё новые. В русском языке для них названий нет, и если раньше мы точно понимали, что учитель — это тот, кто учит, а воспитатель — тот, кто воспитывает, то кто такие аниматоры и тьюторы — догадываемся скорей интуитивно. Не так давно появилась ещё одна необычная педагогическая специализация — детский коучинг.

По сравнению с нашими мамами и бабушками у современных женщин появилось гораздо больше свободного времени. Ещё двадцать лет назад, придя с работы, хранительница очага была вынуждена заступать на «вторую смену» домашнего хозяйства — готовить, стирать, делать уборку.

Максимум, на что её хватало в плане воспитания ребёнка-школьника — это проверка вскользь уроков и краткий выговор за недоделки и ненадлежащее поведение. Однако никому и в голову не приходило нанимать кого-то сугубо для воспитательной или развлекательной функции.

В старших классах брали репетиторов для подготовки в вузы. Но и только. Платить деньги учителю, чтобы он делал с учеником начальной школы уроки, не рассматривалось как вариант коррекции успеваемости.

И уж тем более считалось абсурдом оплачивать организацию детского досуга или решения воспитательных проблем.

Как-то справлялись своими силами, хотя времени было несоизмеримо меньше. Что же произошло?

О том, почему современную «индустрию детства» стало обслуживать такое разнообразие специалистов, мы поговорили с Анной Морозовской, практикующим психологом-консультантом и инструктором йоги.

Давайте сначала разберёмся, какие мы — те, кому сейчас 30-40 лет и кто сам уже воспитывает детей, — и какими были наши родители. А мы совершенно разные.

Наши родители — это, в большинстве своём, дети детей военного поколения.  Мужчин и женщин, которым пришлось собраться эмоционально и запретить себе чувствовать, потому что им надо было пережить голод, войну и лишения.

Согласитесь, не до тёплого контакта с кем-либо, когда надо просто выжить.

Следующему поколению они в плане чувств не передали ничего. Мы, по сути — первое поколение, которое начало «размораживаться». Поколенческая история отмороженных чувств на нас прерывается, потому что накопилась критическая масса мирной жизни.

Но, позволяя себе чувствовать, люди начинают не только радоваться жизни, но и встречаются с болью и отвержением, о которых нам ничего не рассказывали. Мы ищем ответы, которых нам не дали. Отсюда сплошь и рядом обида на родителей.

Об этом вам любой психолог скажет.

Карл Ларссон, 1894

Источник: wikipedia.org

На своих детей мы смотрим и не понимаем, что с ними делать.

Фактически нам передали по наследству только репрессивно-дисциплинарную воспитательную модель: к рукам не приучай, корми по часам, учись на «отлично». Интуитивно мы чувствуем, что тут что-то не так, но как себя вести — не знаем. И тогда мы делегируем на сторону родительские функции эмпатии, убеждая себя, что «профессионал лучше сделает».

Рынок же просто реагирует на появившийся запрос и этих профессионалов создаёт. Так ребёнок, кроме мамы, папы и учителя, обрастает педагогической инфраструктурой.

 Получается, что родителей нельзя винить в том, что они не находят контакт с собственными детьми? Уж лучше пусть ребёнок получит недостающее эмоциональное участие в безопасном, контролируемом виде, нежели удовлетворит эти свои потребности неизвестно как и с кем.

— Безусловно. По сути коучинг, взрослый или детский, — это разговор и умение слушать. И обязательно грамотно давать обратную связь, направляя человека, чтобы он сам нашёл правильное для себя решение. Это же самая главная родительская функция — быть терпеливым наставником, умеющим слушать и слышать. И, что особенно важно, принимать выбор ребёнка.

Современному родителю это очень сложно. Он как будто беседует не с отдельным человеком, а с частью себя, которая ещё и с чем-то не согласна. Тогда он начинает либо продавливать, либо убеждать, либо обесценивать желания ребёнка и говорить, что знает, как лучше. Такой родитель и себя-то не принимает, куда уж ему принять другого.

История живописи даёт богатую почву для размышлений о том, как взрослые видят детей. Ван Дейк, 1637.

Источник: royalcollection.org.uk

Отстранённому, чужому человеку значительно легче услышать и согласиться с тем, что ребёнок хочет, и вынести вердикт, что ему нужно, например, плавать, а не на скрипке играть.

Иногда коуч — это выход. Если это, конечно, не дань моде и не приступ родительского нарциссизма в виде невротического стремления сделать всё лучше, чем у других. Такие родители видят детей как продолжение себя, как инструмент исправить то, что не получилось у них. Ребёнку не дают права собственного выбора, его миссия — прожить за родителя лучшую жизнь, стать тем, кем не смогли мама с папой.

 Но ведь такое было всегда. Модель, описанная в художественной литературе: ты — часть семьи и будешь продолжать наше дело. Это, конечно, довольно директивная педагогическая концепция, но в ней есть хотя бы экономическая целесообразность.

— Передача мастерства по наследству, семейного предприятия или ремесла основывается на постулате «Я отдаю тебе то, что умею. Сохрани и продолжи». Позиция нарцистичного родителя звучит иначе: «Я отдаю тебе то, что не умею. То, чего у меня не было. Тот опыт, который я не смог взять. Но ты должен».

Нарциссизм основывается на состоянии внутренней пустоты и отсутствии самоценности. Такому человек нужно постоянно сравнивать себя с другими. Тогда он ощущает себя живым. Вне системы оценивания он как бы не существует. Так же как к себе, такой родитель подходит и к своему ребёнку.

«Ты должен не просто оправдать мои ожидания, ты должен быть лучше, чем дети соседа. Я буду сравнивать себя через тебя».

Но как добиться желаемого — такой родитель не знает, и тогда он смотрит, что есть на рынке. Модная новинка в виде детского коучинга создаёт иллюзию, что сработает. В самом безобидном варианте — ею просто похвастаются друзьям и знакомым. В самом тяжёлом — постараются «добиться всего».

 Выходит, каким бы ни был современный родитель, он редко может найти общий язык со своим собственным ребёнком.

— Многим из нас очень сложно вступить в контакт с детьми. Часто родители, не зная, что делать, отстраняют от себя детей с помощью гаджетов. Двухлетний малыш, сосредоточенный исключительно на планшете — обычное явление. А когда спохватываются: «Ах, он интересуется только компьютером и телефоном», — уже поздно.

Ребёнок просто не научился общению с родителями, точно так же, как и они не знают, как взаимодействовать с ним. Это двухсторонний процесс, но тон задают взрослые. Не умеющие «отдавать» родители убегают в работу, дела, друзей. Куда угодно, лишь бы не быть со своим ребёнком. В подростковом возрасте это переходит в кризис, и тогда уже без специалистов не обойтись.

То, что сейчас происходит с обществом, я называю «социальный аутизм».

Люди ещё никогда не были настолько разобщены друг с другом. С одной стороны, действительно пропала необходимость держаться вместе ради выживания, а технологии позволяют с аптекарской точностью дозировать и фильтровать общение. С другой — исчезают навыки контакта, коммуникации, эмпатии.

Томас Гейнсборо, 1759.

Источник: annabregmanportraits

Не случайно мы видим сейчас такой активный рост психологии, психотерапии, различных школ саморазвития и йоги. Люди пытаются найти ответы, потому что испытывают состояние брошенности.

—​ Что же делать? Может, детям тоже стоит заниматься йогой?

— Йога — это всё же духовная практика. Там нужно закрывать глаза, сосредотачиваться на себе, чувствовать своё тело. Ребёнок не может это делать полноценно. Ему это невыносимо и неполезно. Он в мир смотрит, впитывает его. Его стремление — взять от мира как можно больше. Детям нужны подвижные игры, гимнастика без медитаций и пранаям.

Что же касается взрослых, то здесь всё зависит от желания что-то делать со своим внутренним разладом. Мы все состоим из духа, материи и души. Если работать с одним направлением, будут меняться и все остальные.

Для себя я выбираю работу через тело, когда задействуется гормональная и  эндокринная системы. Через биохимию организма я работаю с моральными травмами, запечатленными ещё в детстве.

В общем, это то, что делала йога во все времена.

Для нормального среднестатистического человека достаточно простых вещей: воздуха и движения. Человеку нужно спокойствие и защита, тогда он открыт для контактов. Чтобы повернуться к своему ребёнку, родитель сам должен чувствовать себя спокойно и защищённо. А если ещё и чувство радости присутствует — гармоничный союз в семье обязательно сложится.

19 февраля 2016, 12:00 Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://newtonew.com/parenting/inexpert-communication-with-children

Адвокат-online
Добавить комментарий