Инвалид 2 группы по психиатрии совершил преступление

Преступление без наказания? если обвиняемый психически болен или слабоумен…

Инвалид 2 группы по психиатрии совершил преступление

В студии телеканала “ТВ Центр” (ТВЦ) закончилась съемка и завершается монтаж очередного выпуска телепередачи “Право голоса”. Согласно имеющейся у меня информации, эфир состоится в понедельник, 25 марта т.г. В центральной части России время начала – 18.20 час. В других регионах страны уточняйте его по тексту программы…

На этот раз тема обсуждения – судьба лиц, привлеченных к уголовной ответственности, но признанных судом невменяемыми, и возможные меры по защите общества от новых опасных деяний таких лиц.

Поводом для обсуждения явились предварительные результаты уголовного дела об убийстве пятилетнего Богдана Прахова, широко обсуждавшемся в СМИ в прошлом году. Напомню.

19 июня недалеко от села Грибово Петушинского района Владимирской области мальчик катался на велосипеде вместе со своим другом, когда из леса внезапно выскочил мужчина, схватил Богдана и убежал.

На следующий день тело мальчика нашли волонтеры, оно находилось в лесу в 700 метрах от места похищения. Пострадавший скончался от полученной черепно-мозговой травмы.

В январе нынешнего года преступление было раскрыто. Под стражу взят тридцатипятилетний Сергей Козлов, являющийся инвалидом 2-й группы в связи с психическим заболеванием. Его причастность к убийству подтверждается результатами генетической экспертизы.

Поясняя мотивы своего злодеяния, убийца пояснил, что ребенок “недобро посмотрел на него”. Выяснилось также, что в 1995 г. Козлов привлекался к уголовной ответственности за удар ребенку ножом, но был признан невменяемым.

В конце текущего месяца станет известен результат психолого-психиатрической экспертизы, которая поможет дать ответ о вменяемости Козлова при совершении нового злодеяния. Вероятно, ему будут назначены принудительные меры медицинского характера.

Но каковы гарантии, что вскоре Козлов не выйдет на свободу, и число его жертв не пополнится новыми именами?

Заявленная к обсуждению тема крайне сложна и весьма важна.

Она находится на стыке нескольких отраслей знаний и видов социальной деятельности – психиатрии, судебной и правоохранительной деятельности, опеки, попечительства и прочего.

Положение в рассматриваемой сфере усугубляется традиционной для современной России триадой проблем. Это, на мой взгляд, коррупция, непрофессионализм и безответственность должностных лиц.

Еще более усложняет ситуацию то, что туда нередко устремляются интересы членов организованных преступных групп и сообществ.

С одной стороны, психически больные и слабоумные (и просто одинокие, престарелые граждане, которых необоснованно клеймят как психически больных, недееспособных, нуждающихся в принудительном лечении) обладающие жильем и другим ценным имуществом, становятся жертвами профессиональных преступников.

С другой, фальсифицированные истории болезни, результаты экспертизы, освидетельствования, а также комбинация подкупа и запугивания должностных лиц позволяют порой уводить от уголовной ответственности опасных преступников, чтобы затем быстро обеспечить им выход на свободу как “выздоровевшим”.

И хотя я присутствовал в студии, наблюдал и слушал разговор непосредственно, собираюсь его пересмотреть и переслушать, чтобы зафиксировать все значимые подробности. Тем более что жанр передачи, её рваный ритм и неформальные правила не способствуют последовательному и четкому восприятию…

Чтобы можно было лучше представить форму и содержание дискуссии, привожу список её участников:

Основные участники дискуссии:

– Чекалин Александр Алексеевич, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности; в прошлом – первый заместитель министра внутренних дел России, герой России;

– Цветков Антон Владимирович, председатель комиссии по защите прав граждан и их объединений, взаимодействию с правоохранительными и судебными органами Общественного совета г. Москвы;

– Скобликов Петр Александрович, доктор юридических наук, автор ряда книг о защите лиц, пострадавших от преступлений, бывший сотрудник уголовного розыска;

– Агарков Максим Сергеевич, журналист, политический обозреватель;

– Воробьев Павел Андреевич, заместитель председателя формулярного комитета Российской академии медицинских наук;

– Богдан Валентин Михайлович, юрист-правозащитник фонда “В защиту прав заключенных”, член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ;

– Зобин Михаил Леонидович, кандидат медицинских наук, психиатр, главный врач “Медицинского центра доктора Зобина”;

– Теслер Александр Оскарович, академик РАМТН, суицидолог.

Эксперты:

– Бендас Константин Владимирович, епископ, член экспертного совета Госдумы России по делам общ. организаций и религ. объединений;

– Клименко Татьяна Валентиновна, помощник министра здравоохранения РФ, профессор, доктор медицинских наук;

– Алексеев Александр Всеволодович, адвокат московской городской коллегии адвокатов;

– Башкирова Елена Ивановна, кандидат философских наук, генеральный директор социологической компании “Башкирова и партнеры”.

Итак, через несколько часов, вечером 25 марта 2013 г., приглашаю к экрану телевизора, жмите 3-ю кнопку (канал ТВЦ). Ищите в программе передачу “Право голоса”…

Источник: https://zakon.ru/comment/38846

Как эксперты

Инвалид 2 группы по психиатрии совершил преступление
?

|

uborshizzzaВ верхнее тематическое оглавление
Тематическое оглавление (Новости)

Прошел суд над одним из фигурантов дела 6 мая на Болотной площади – Михаилом Косенко. Остальных привлекаемых к уголовной ответственности по этому же событию, еще не судили. Его дело было выделено в отдельное производство из-за того, что Михаил является инвалидом 2-ой группы по психическому заболеванию. В связи с этим он проходил экспертизу в ГНЦССП имени Сербского. Здесь надо различать две вещи – психическое состояние Косенко и его преступление. Судья зачитала приговор: «Суд приходит к выводу об участии Косенко в массовых беспорядках и применении насилия к представителю власти ― бойцу ОМОН Дмитрию Казьмину. Судом установлено, что Косенко нанес Казьмину не менее одного удара рукой и одного удара ногой, чем причинил потерпевшему боль и временное помутнение рассудка». Но, учитывая данные судебно-психиатрической экспертизы, рекомендовавшей лечение, согласно решению Замоскворецкого суда, Косенко не попадет в тюрьму ― он будет направлен на принудительное лечение в стационар общего типа. Косенко – единственному из всех обвиняемых – вменяется самая тяжелая, вторая часть 318-й статьи Уголовного кодекса ― насилие в отношении представителя власти, опасное для жизни и здоровья. Максимальное наказание по ней ― 10 лет лишения свободы. Но вместо этого он пробудет в самой обычной психиатрической больнице около полугода.Казалось бы, заключение экспертов спасло Косенко от длительного заключения. Не зря люди часто шутят: «Я больной, у меня справка есть, что хочу, то и сделаю, и ничего мне за это не будет». Это не совсем так, но людям, признанным невменяемыми заменят даже самые тяжкие наказания, например, за убийства, на принудительное лечение. Разве это не гуманно? Но нет: либеральные СМИ и блогеры просто взбесились и кричат о «карательной психиатрии». Мол, Косенко совершенно здоров и в лечении не нуждается. А в чем он нуждается? В помещении в колонию? Нет, он нуждается в справедливом суде, т.е. в оправдании. Но будем реалистами в этом вопросе. Согласно закону, он и другие фигуранты виновны в беспорядках и сопротивлении полиции. Хоть вы что делайте, а имеются видеозаписи и показания потерпевших – омоновцев. Ах, они все врут? И то, что было, это не беспорядки и сопротивление, а пустячок и естественный ответ на попытки толпы пойти туда, куда ей вздумается?Это уже, извините, разные трактовки. У нас произошедшие события либеральные СМИ и судебно-следственные органы толкуют по-разному. Если считать то, что произошло 6 мая, не массовыми беспорядками, а неудачным стечением обстоятельств, недоразумением, то это одно, а если считать это беспорядками и сопротивлением полиции, то это другое.У суда свое мнение, у либеральных СМИ – другое, но решения принимает суд.И, не будь Косенко признан больным, он бы получил большой срок. Так за что ругают экспертов? Откуда это Средневековье: в больнице его сделают психом, будут пичкать страшными лекарствами? Но ведь его будут лечить в стационаре не тюремного, а общего типа, то есть так же, как и других больных с похожим течением болезни. Их в больнице тоже пытают? Он здоровый? Но почему у него тогда инвалидность 2-ой группы, по которой он получает пенсию, бесплатные лекарства, другие льготы? Вы попробуйте получить инвалидность 2-ой группы по общему заболеванию: уверяю вас – это нелегко. Сегодня для этого нужны очень веские основания. Очень возмущается сестра Косенко – брат не болен, он не должен лежать в больнице. Но она при этом является его официальным опекуном. Если Косенко не болен, то почему у него есть опекун? В газетах печатают мнения независимых экспертов, порочащих экспертизу, проведенную в ГНЦССП имени Сербского. Это довольно странно, потому что эксперты ГНЦССП имени Сербского Косенко наблюдали, а независимые эксперты – нет. Но, хорошо, допустим, у них есть своя такая точка зрения. Однако почему они делают вывод, что выводы экспертизы ГНЦССП имени Сербского даны в угоду следствию? Зачем экспертам это делать? Разве СК платит им зарплату? Разве их зарплата зависит от тех выводов, что они дадут? Вы уверены, что они так любят следователей, что готовы ради них идти на преступление? За что им любить следователей? За то, что те заваливают их работой? Все это такие глупости, что даже обсуждать смешно. Только в голове у самых тупых обывателей может быть такая картинка, где государственные эксперты, следователи и врачи действуют заодно, чтобы «сделать психом» инвалида 2-ой группы по психическому заболеванию. Вот «независимый эксперт» Юрий Савенко дает интервью «Известиям», и в нем он объясняет причину неверного вывода экспертов: «Я считаю, что эксперты, как встарь, просто пошли на поводу у следствия, которое, узнав, что у Михаила есть психиатрический диагноз, выделили дело в отдельное производство».

http://izvestia.ru/news/558459#ixzz2hIKMuIMd

Государственный эксперт дает вывод исходя из своих знаний и внутреннего убеждения, а вот «независимые эксперты» руководствуются еще и кое-чем другим. Если государственный эксперт даст вывод неугодный следствию, то ему за это ничего не будет. Вам трудно в это поверить, но представьте себе, что существует даже уголовная статья, предусматривающая санкции за давление на эксперта.

И любой эксперт это знает, и использует свои права. Никто на свете не может заставить его дать не тот вывод, который он не хочет. А, вы, конечно, думаете, что эксперт страшно боится, что его уволят? Зарплата экспертов настолько смешная, что ею мало, кто прельстится. Недобор кадров, а не боязнь потерять место – вот проблема государственной экспертизы.

Нагрузка большая, а зарплата – маленькая – обычная картина в бюджетных учреждениях. А вот «независимый эксперт» должен думать о том, как его решения скажутся на его заработке. Представим себе, что он раз за разом дает не те выводы, которые нужны заказчикам, непосредственно платящим ему деньги. Что сделают заказчики? Найдут другого эксперта, более сговорчивого.

Несговорчивый же поменяет профессию – здесь он не заработает. А другого государственного эксперта они не найдут, тем более, что уголовные экспертизы не оплачиваются отдельно, а их производство просто входит в обязанности эксперта.Поэтому мнения «независимых экспертов» нормальный человек должен просто игнорировать.

Конечно, и психиатрия, и судебно-психиатрическая экспертиза – области весьма специфичные. Тут нет точных цифр, железных доказательств – все весьма зыбко и основано на мнении врача и эксперта. А мнение основано на их опыте, поэтому и могут быть разные точки зрения по вопросу о том, лечить ли Косенко в стационаре или на дому.

Но никто не станет держать его в больнице больше положенного срока – койкодни еще никто не отменял.

Так что я считаю, что он очень дешево отделался. И перекреститься надо его защитникам, а не возмущаться.

Источник: https://uborshizzza.livejournal.com/2715781.html

Психиатры возмущены экспертизой по делу участника «Марша миллионов»

Инвалид 2 группы по психиатрии совершил преступление

Эксперты Независимой психиатрической ассоциации (НПА) изучили заключение своих коллег из ГНЦ имени Сербского по делу Михаила Косенко, одного из обвиняемых по подозрению в участии в массовых беспорядках в майском «Марше миллионов», который прошел на Болотной площади. Председатель НПА психиатр Любовь Виноградова возмущена выводами экспертов из ГНЦ имени Сербского, которые не только рекомендовали суду признать Косенко невменяемым, но и посоветовали отправить его на год в психиатрическую клинику на принудительное лечение. 

Как уже писали «Известия», из 16 задержанных на «Марше миллионов» четверо в разное время обращались за помощью к психиатрам, но только дело Косенко выделено в особое производство, а его самого хотят лечить насильно.

Виноградова и ее коллеги из НПА считают экспертизу коллег из центра имени Сербского политически ангажированной, а то, как хотят поступить с самим участником марша Косенко — совершенно возмутительным случаем в духе карательной психиатрии, которая активно практиковалась в брежневские времена. Представители оппозиции с самого начала заявляли, что возбужденные против участников «Марша миллионов» уголовные дела — политические, теперь с ними, в части дела Косенко, согласились и независимые психиатры.

— Никаких оснований для признания Косенко невменяемым и направления его на принудительное лечение нет, — говорит Виноградова «Известиям». — Косенко не опасен и не агрессивен, да, у него есть кое-какие психические расстройства, и, после травмы в армии он 18 лет состоит на учете в ПНД.

Но он регулярно посещает врача, получает лечение и принимает лекарства. Мы просмотрели все документы: никаких жалоб на него нет. Ему вменяют только то, что он участвовал в митинге на Болотной площади, где якобы дважды ударил бойца ОМОНа.

Никаких других подтверждений того, что все так и было, кроме слов омоновца, тоже нет, сам Косенко утверждает, что никого не бил.

Экспертов НПА поразило, что в результате трехчасовой беседы с Косенко психиатры из Сербского поставили ему более тяжелый диагноз, чем был раньше, а также признали, что сам в суде он участвовать не может и вообще его надо закрыть в больницу.

Между тем, пояснили «Известиям» в НПА, задача экспертов не оценивать нынешнее состояние Косенко, а экстраполировать его состояние и определить его именно в тот момент, когда он якобы совершил преступление.

В деле, замечают психиатры НПА, есть освидетельствование Косенко вскоре после ареста, причем с участием представителя МВД.

Психиатры из ПНД, обследовав Михаила, пришли к выводу, что никаких особых психических нарушений на тот момент у него не было.

Наталья Таубина, глава фонда «Общественный вердикт», юристы которого представляют интересы Косенко в суде, говорит, что с самого начала они ставили вопрос о том, что Михаилу, инвалиду 2-й группы, в СИЗО не оказывают необходимую медицинскую помощь.

— На свободе он принимал лекарства и раз в две недели посещал врача, — рассказывает Таубина. — В СИЗО же врач посетил его лишь раз, и его интересовало не здоровье арестованного, а его политические взгляды. На все просьбы предоставить ему психиатра, нам отвечали, что такая должность есть, но она вакантна.

По словам Таубиной, специалисты осмотрели Косенко лишь в конце июля — через полтора месяца после заключения под стражу. Это были эксперты из ГНЦ имени Сербского, которые пришли к выводу, что Косенко опасен и требуется его изоляция.

Один из вопросов, который следователь поставил перед экспертами, был о том, может ли пребывание в СИЗО как-то повлиять на здоровье подозреваемого. Однако психиатры из Сербского ответили, что этот вопрос не в их компетенции.

Пребывание в СИЗО — в условиях изоляции и постоянного стресса, допросов и нарушения элементарных санитарно-гигиенических условий — даже у здоровых людей обостряет заболевания, а что уж говорить об инвалиде по психзаболеванию, удивляется Наталья Таубина.

— Эксперты из Сербского обязаны были ответить на этот вопрос, тем более что следователь его перед ними поставил, — говорит Виноградова. — И если бы они ответили честно, что да, Косенко, по крайней мере, перевели бы из СИЗО в медицинское отделение или освободили бы под залог — в любом случае, его судьба решалась бы как-то иначе.

Независимые психиатры вместе с адвокатом Косенко будут настаивать на проведении повторной экспертизы — в том же ГНЦ имени Сербского, но с другими экспертами.

Адвокат Александр Островский говорит, что если человек находится под стражей, никто другой кроме специалистов из Сербского проводить экспертизы просто не может. Психиатры из НПА поясняют, что хотят, чтобы «коллеги подтвердили свою жесткую позицию, обосновав ее, или же реабилитировали себя в глазах профессионального сообщества».

— Конечно, Косенко не опасен и его совершенно необоснованно держат в СИЗО — идет возмутительное запугивание , а в его случае оно возмутительно вдвойне — психически нездорового человека пытаются просто раздавить и отправить в больницу минимум на год, — говорит Любовь Виноградова.

Пребывание в психиатрической клинике, уверены независимые эксперты, самым печальным образом отразится на здоровье Михаила Косенко.

— За это время он совершенно дезадаптируется, и непонятно, что с ним будет дальше.  Если его поместят в психиатрическую больницу, его состояние только ухудшится, — не сомневается Любовь Виноградова.

Источник: https://iz.ru/news/534351

Адвокат-online
Добавить комментарий