Как быть, если мой муж страдает наркоманией?

Лечение мужа-наркомана, употребляющего соль или спайс

Как быть, если мой муж страдает наркоманией?

Наркоман в семье – это большая трагедия для близких. Особенно когда такое пристрастие обнаруживается у мужа, который казалось бы должен быть надежной опорой для членов своей семьи, а сам сбежал от ответственности в мир наркотической эйфории.

Естественно, что такие новости приводят членов семьи в полный ступор, выбивая привычную почву из-под ног и провоцируя появление массы вопросов.

Как так случилось? Когда и почему? Что теперь делать? Можно ли избавить дорогого человека от опасного пристрастия и жить как раньше? 

Наркомания лечится! Все в ваших руках! Главное – вовремя выявить наличие у человека зависимости и незамедлительно обратиться за помощью к специалистам. Почему так происходит?

Это первый вопрос, который возникает в голове каждой супруги, столкнувшейся с подобной проблемой. Конкретного ответа на него, к сожалению, не существует и для каждого он будет своим.

Одних толкают на шаткую тропу финансовые трудности, других – непонимание в семье, третьих – неудачное построение карьеры. И таких обстоятельств могут быть десятки и даже сотни. Но глубинная причина всегда одна – желание скрыться от жизненных проблем и забот в мнимом мире кайфа.

 На такой крючок попало немало мужчин, связавших себя семейными узами. Как правило, первое употребление наркотика всегда происходит в непринужденной обстановке по совету друзей, которые “точно знают”, как избавиться от стресса.

Впоследствии желание убежать от реальности становится все более сильным, а употребление наркотиков входит в привычку не только на психологическом, но и на физиологическом уровне.

Как распознать наркомана?

Если ваш муж употребил соль или спайсы пару-тройку раз, вы вряд ли что-то заподозрите. Как правило, наличие пагубного пристрастия можно выявить только на более поздних этапах, когда употребление входит в устойчивую привычку. Для наркомана характерны следующие варианты поведения:

  1. Вспышки гнева и раздражительности сменяются полной апатией и безразличием ко всему происходящему вокруг.
  2. Муж-наркоман постоянно где-то пропадает, может не являться домой сутками напролет и в большинстве случаев не может дать четкого ответа, где именно он был и что делал.
  3. Человек перестает приносить зарплату или же и вовсе бросает работу.
  4. Муж избегает общения со всеми членами семьи, постоянно жалуется на усталость.
  5. В ночное время наркоман страдает от нарушений сна>
  6. Зависимый не может поддерживать длительную беседу, постоянно утрачивает ход мыслей.

На более поздних этапах у человека могут появляться галлюцинации и паранойя. Мужчины, употребляющие спайсы или солевые наркотики, испытывают чувство страха и паники. Им кажется, что за ними кто-то следит и хочет их убить. Такие наркоманы могут часами караулить мнимого врага у входной двери или у окна или же прятаться от “преследователя”.

Если в поведении мужа были обнаружены подобные проявления, следует незамедлительно обратиться за помощью к специалистам. Самостоятельно избавить супруга от опасной привычки уже не получится.

Не подействуют ни уговоры, ни слезы, ни угрозы. Психологическая и физическая зависимость от наркотика уже успели проявить свою полную силу, поэтому “достучаться” до супруга без помощи специалистов не удастся.

Что делать, если муж употребляет соль?

Соль является одним из опаснейших современных синтетических наркотиков, которые из-за своей псевдолегальности доступны практически всем желающим. Данное вещество быстро разрушает клетки мозга, поэтому такие наркоманы начинают сходить с ума. К числу признаков употребления солевых наркотиков можно отнести следующие особенности поведения:

  • галлюцинации (зрительные и слуховые);
  • отсутствие сна и чрезмерная активность;
  • постоянно расширенные зрачки;
  • присутствие чувства страха.

Если вы заметили, что ваш муж употребляет соль, попробуйте с ним поговорить. На начальном этапе, пока организм еще может сопротивляться воздействию наркотика, уговоры могут дать хороший результат. После доверительной беседы следует обязательно обратиться за помощью к специалистам.

Что делать, если муж употребляет спайсы?

Спайс – это современный наркотик, который оказывает разрушающее воздействие на организм уже после первого употребления. О том, что муж принимает спайсы, могут сказать следующие признаки:

  • появление галлюцинаций;
  • высокое давление;
  • головокружения;
  • обмороки.

Заметив перечисленные симптомы, не стоит впадать в панику! Своевременное обращение к специалистам позволит навсегда избавить супруга от опасного пристрастия.

Узнать подробнее можно по телефону

Проконсультируйтесь сейчас.Звонок бесплатный

8-800-551-23-41

Начальный этап терапии – это обязательная детоксикация (очищение организма от остатков токсинов), длительность которого составляет от 3 до 7 дней. Далее следует психологическая реабилитация, необходимая для очищения и перестройки сознания зависимого. После завершения второго этапа больному необходимо пройти курс социальной адаптации, чтобы заново научиться жить без наркотиков и стойко переносить жизненные трудности без употребления соли или спайсов.

Помощь в выборе клиники, где больной может получить требуемые виды лечения, можно получить в некоммерческой организации “Вектор жизни”.

Источник: https://narcologic.ru/lechenie-muzha-narkomana-upotrebljajushhe/

Мой муж — наркоман, как быть?

Как быть, если мой муж страдает наркоманией?

Наркомания – бич общества, многие задаются вопросом, что делать, если муж наркоман? Проблемы, которую по силам решить жене, независимы от того фактора, почему мужчина принялся за наркотики – этим займутся психологи. Если мужчина от наркомании лечиться отказывается, помочь практически невозможно.

МУЖ НАРКОМАН — ЧТО ДЕЛАТЬ?

Если муж наркоман, жена стремится помочь, супруг не соглашается на лечение – уезжайте подальше. Некоторые жены посчитают подобный вариант неприемлемым, но это оптимальный выход из сложившейся ситуации. Мужчина не желает лечиться – помочь насильно нельзя. Пожелайте мужчине удачи, молитесь за здоровье, но покажите, что намерены покинуть неадекватного наркомана.

Ежедневная забота о муже приводит к тому, что он продолжает употреблять. Зачем преодолевать, лечиться, если женщина оплачиваете коммунальные услуги, питание? Необходимость платить самостоятельно, одиночество – это заставит мужчину обратиться за помощью к медикам.

ЕСЛИ МУЖ СТАЛ НАРКОМАНОМ – СЕМЬЕ КОНЕЦ?

Распад брака при наркомании – вероятен, но необязателен. Уйти от мужа-наркомана необходимо, но при расставании сообщите, что вернетесь, когда зависимый вылечится. Зачем деткам наблюдать, как муж наркоман употребляет наркотики, постепенно деградирует? Долг матери – избавить подрастающее поколение от дурного примера, постоянных скандалов, физической опасности.

Женщине небезопасно находится около наркомана, реально превратиться в жертву наркотиков. Женская наркомания лечится тяжелее (в обществе есть мнение, то женщины-наркоманки неизлечимы). Опасность для семьи – повышенная агрессивность наркомана.

В момент опьянения, ломки он неконтролируем, опасен в физическом плане. Множество бытовых преступлений ежедневно случаются на почве наркомании.

Если женщина не нянчится с мужем-наркоманом, четко выдвигает требования о необходимости лечения, подкрепляет твердость намерений действиями – у мужчины больше шансов взяться очнуться от угара, спасти семью.

КАК БОРОТЬСЯ С ЗАВИСИМОСТЬЮ СУПРУГА

Если муж наркоман употребляет наркотические вещества, супруга обязана отказаться от того, что считают помощью. Перестаньте ругать, уговаривать, стыдить, плакать, убеждать, пугать. Научитесь отделять любимого супруга от болезни. Перестаньте брать ответственность за судьбу взрослого мужчины, не опекайте наркомана – почувствовав себя одиноким, ненужным, он спасется.

Если жена отправляет супруга на принудительное лечение – это бесполезно. Он лечится для жены, без мотивации. Деньги оказываются выброшенными, скоро случается рецидив, выписавшийся из клиники муж, опять скатывается в наркоманию. Женщине следует перестать винить себя в болезни. Часть женской вины есть, но львиная доля ответственности лежит на мужчине.

  • Споры с наркоманом – пустая трата времени, нервов.
  • Прекратите финансировать мужчину.
  • Гоните кредиторов, требующих вернуть мужские долги.
  • Занимайтесь детьми, работой, меньше вспоминайте о муже.
  • Физически отдалитесь от мужа, ждете, когда он вернется здоровым.

Помните, опасно находится вблизи наркомана. Когда мужчина вылечиться, вы сможете по желанию проживать совместно.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ

Родственники зависимых нуждаются в психологической поддержке. Помощь реально получить от грамотных психологов. Открыть беду тому, кто пережил однотипную проблему – огромная поддержка.

Помощь можно найти в специализированных группах поддержки при различных наркологических центрах. Обычно занятия с женами, другими родственниками наркоманов проходит в группе.

Узнавать, как другие преодолели страшную беду – огромное облегчение, возвращающее веру, дающее волю к борьбе.

Практикующие психологи научат правилам поведения с наркомом. Рекомендации пригодятся в дальнейшей семейной жизни, облегчать психологическое напряжение женщины. Психика наркомана неустойчива, профилактика скандалов, недопонимания в семье поможет сформировать мотивацию для дальнейшего излечения.

КТО ПОКАЖЕТ ВЫХОД ИЗ СИТУАЦИИ

Когда муж стал наркоманом, это удар для любящей жены. В такой момент женщина расстроена, размышляет, как поступить. Если сомневаетесь, как поступать с мужем-наркоманом, получите консультацию специалиста наркоклиники. В интернет-сети много сайтов, на которых можно связаться со специалистами. Они поддержат, дадут профессиональный совет.

Рекомендуем обращаться в наркологические клиники, центры, зарекомендовавшие себя, имеющие отличную репутацию.

Источник: http://mozhblag.prihod.ru/2018/01/22/moj-muzh-narkoman-kak-byt/

Габор Мате о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться

Как быть, если мой муж страдает наркоманией?
Так почему же некоторые люди подвержены наркомании? Так же у некоторых людей возникает пристрастие к еде, но не у всех; все люди делают покупки, но некоторые от них зависимы; телевизор не у всех вызывает привыкание, но некоторые люди без него не могут.

Поэтому встаёт вопрос: откуда эта восприимчивость?

Вот ещё один небольшой эксперимент с мышами. Если новорожденных мышей отделить от матери, они не будут по ней плакать. К чему бы это привело в дикой природе? Они бы умерли, потому что только мать их защищает, растит, воспитывает.

Но у них не выработались рецепторы, химически соединяющие участки мозга для эндорфинов. Эндорфин – это эндогенный морфин. Это наше собственное природное болеутоляющее.

Морфин или эндорфины также позволяют испытать любовь, ощутить привязанность детей к родителям и привязанность родителей к детям.

Таким образом, эти маленькие мыши без эндорфинных рецепторов в мозге естественно не зовут свою мать.

Другими словами, пристрастие к наркотикам и, конечно, к героину и морфину вызвано их действием в эндорфинной системе. Вот почему они работают. Вопрос в том, что происходит с людьми, которым нужны эти химические вещества извне?

Если они подвергались насилию в детстве, то эти схемы не развиваются. Когда у вас нет любви и нет взаимосвязи в жизни в очень-очень раннем возрасте, то эти важные участки мозга просто не развиваются должным образом. Они также неправильно развиваются в условиях жестокого обращения. После этого мозг становится восприимчивым к наркотикам.

Но теперь они чувствуют себя нормально. Наступает облегчение боли. Они ощущают любовь. Одна пациентка сказала мне: «Когда я впервые употребила героин, то почувствовала себя, как в тёплых и нежных объятиях. Словно мать обнимает своего ребёнка». Теперь у меня была такая же пустота, но не до такой степени, как у моих пациентов. Вот что произошло со мной: Я родился в Будапеште, Венгрия, в 1944 году, в еврейской семье, перед тем как немцы оккупировали Венгрию. Вы знаете, что случилось с еврейским народом в Восточной Европе. Мне было 2 месяца, когда немецкая армия вошла в Будапешт. На следующий день моя мать позвонила педиатру и сказала: «Пожалуйста, придите и осмотрите Габора, он всё время плачет». И педиатр ответил: «Конечно, я приду к нему, но должен вам сказать, все мои еврейские младенцы плачут». Но почему? Разве дети знали о Гитлере или о геноциде, или о войне? Нет. То, что мы считывали, это были стрессы, ужасы и депрессии наших матерей. Это влияло на формирование детского мозга. И, естественно, так я получал сообщение, что мир не хочет меня, потому что если моя мать рядом со мной не радуется, должно быть, я не желанный ребёнок.

Почему позже я стал трудоголиком?

Если они не хотят меня, то, по крайней мере, они будут нуждаться во мне. Я стану важным врач и у них будет во мне потребность. Так я смогу загладить чувство ненужности.

И что это значит?

Это значит, что я всё время работаю. А когда не работаю, тогда покупаю музыку.

Какое сообщение подсознательно получают мои дети? Точно такое же – что они никому не нужны. Вот так мы передаём травмы, передаём страдания, бессознательно, от одного поколения к другому.

Очевидно, существует много способов заполнить эту пустоту, у каждого человека свой способ. Но пустота всегда возвращается к тому, чего мы недополучили, когда были очень малы. И тогда мы смотрим на наркомана и говорим: «Как ты можешь делать это с собой? Как ты можешь вводить в свой организм это ужасное вещество, которое может тебя убить?» Но посмотрите на то, что мы делаем с Землёй. Мы выбрасываем в атмосферу, в океаны и в окружающую среду всё, что убивает нас и отравляет планету. Теперь ответьте, какая зависимость сильнее? Зависимость от нефти? От потребительства? Что приносит больший вред? И всё же мы судим наркоманов, потому что на самом деле видим, что они такие же как мы. Но нам это не нравится, и мы говорим: «Вы отличаетесь от нас, вы хуже, чем мы». (Аплодисменты) На самолёте из Сан-Паулу в Рио-де-Жанейро я читал New York Times за 9 июня. Там была статья о Бразилии и о человеке по имени Нисио Гомес, лидере народа гуарани из бассейна Амазонки, которого убили в ноябре прошлого года, наверное, вы о нём слышали. Гомеса расстреляли, потому что он защищал свой народ от крупных фермеров и компаний, захватывающих и уничтожающих тропические леса, разрушающих среду, которая считается родиной индийцев в Бразилии. И я могу вам сказать, что это пришло из Канады. Там произошло то же самое. Многие из моих пациентов – индейцы. Коренные жители Канады в значительной степени страдают зависимостью. Они составляют небольшой процент населения. Но они составляют большой процент среди заключённых в тюрьмах, среди наркоманов, среди психически больных и среди людей, совершающих самоубийство. Почему?

Потому что у них отняли родные земли. Потому что их убивали и подвергали насилию из поколения в поколение.

И вот следующий вопрос: вы можете понять страдания коренных народов и можете понять, что мучения толкают их на поиски способа облегчить боль в наркотиках, но что можно сказать о людях, которые это совершают? В чём их зависимость? Они зависимы от власти. Зависимы от богатства. Зависимы от приобретений. Они хотят стать больше.

Когда я пытался понять пристрастие к власти, я взглянул на некоторых влиятельнейших людей в истории: на Александра Великого, на Наполеона, на Гитлера, на Чингиз Хана, на Сталина. Это очень интересно.

Прежде всего, зачем им так много власти?

Любопытный факт: физически они все были очень небольшими людьми, где-то моего роста или даже ниже. Они были выходцами из других народов, не из местного населения. Сталин был грузином, а не русским; Наполеон был корсиканцем, а не французом; Александр Македонский не был греком и Гитлер был австрийцем, а не немцем.

Таким образом, у них могло быть ощущение неуверенности и неполноценности.

Они нуждались во власти, чтобы почувствовать себя хорошо, чтобы возвеличиться. И чтобы получить эту власть, они были готовы воевать и убивать многих людей, только чтобы поддержать эту власть. Я не утверждаю, что только небольшие люди могут быть властолюбивыми, но интересно рассмотреть эти примеры, потому что, говоря о власти, о пристрастии к власти, всегда подразумевается пустота, которую вы пытаетесь заполнить извне. Наполеон даже в изгнании на острове Святой Елены, утратив могущество, говорил: «Я люблю власть, люблю власть». Он не мог представить себя без власти. Не мыслил себя без внешнего могущества. Очень интересно сравнить его с Буддой или с Иисусом. Если вы почитаете их историю, то найдёте, что обоих искушал Диавол, а один из соблазнов, которые он им предлагал – это власть, земная власть. И они оба отказались. Почему они сказали «нет»? Оба отказались, потому что у них была внутренняя сила, и не было потребности искать её вовне. Ещё они отказались, потому что не хотели контролировать людей, а хотели их учить. Они хотели научить людей своим примером, мягкой речью, мудростью, а не с помощью силы. Поэтому отказались от власти. И ещё очень интересно, что они об этом говорили. Иисус сказал, что власть и реальность находятся не снаружи, но внутри нас. Он говорил: «Царство Божие внутри вас». И Будда перед своей смертью, когда монахи скорбели и плакали, сказал им: «Не оплакивайте меня, не поклоняйтесь мне. Найдите свет внутри себя, сами станьте светом». Итак, мы смотрим на этот сложный мир с разрушающейся средой и глобальным потеплением, и опустошением океанов. Давайте не будем надеяться на людей, находящихся у власти, что они изменят положение вещей, потому что люди у власти – мне не хочется об этом говорить, – но очень часто это одни из самых пустых людей в мире и они не собираются изменять что-либо для нас.

Мы должны найти этот свет внутри себя, найти свет в сообществах и в своей собственной мудрости и в собственном творчестве.

Мы не можем ждать от людей, находящихся у власти, что они сделают для нас что-то лучшее, потому что они никогда этого не сделают, пока мы не сделаем. Они говорят, что в человеческой природе лежит конкуренция, агрессия, эгоизм.

Источник: https://www.bfstep.ru/gabore_mate_prichini_zavisimosti

Если родственник страдает от наркотической зависимости

Как быть, если мой муж страдает наркоманией?

Скажите, с высоты своего опыта вы верите в возможность полного выздоровления больных наркоманией?

ЖН: Я отвечу вам словами одного старого Ламы из Тибета. В свое время я много путешествовал, чтобы написать книгу «Избавь и прости» (книга вышла в России в 2001 году — прим. ред.), для которой я собирал опыт лечения и борьбы с наркоманией врачей, народных целителей и полицейских пяти континентов.

Так вот, в монастыре Поталы я встретил старого Ламу, и эту встречу я помню до сих пор. Я задал ему тогда горячо волнующий меня вопрос — как избавить людей от наркомании? И он ответил — не нужно заставлять больного забыть про наркотики, это бесполезно.

Человек должен найти свое дело, отдаться ему всей душой, получая удовольствие от этого процесса и наслаждаясь успехом. И тогда вопрос наркотиков просто не возникнет.

В том-то и дело, что наркозависимые — потерянные люди, которые ради своего удовольствия готовы на все. Что вы можете сказать по этому поводу?

Назаралиев: Мне многие задают этот вопрос. Общественное мнение, как правило, сразу и без разбирательств осуждает людей, принимающих наркотики.

Наркоманы становятся изгоями, лишенными понимания и уважения, и это отбирает у них последний шанс побороть смертельную зависимость.

На самом деле, наркомания — это просто болезнь, но вылечить ее очень сложно, и для этого требуется консолидация усилий пациента, его семьи и общества. Хотя, повторюсь, нашему сегодняшнему обществу еще очень далеко до толерантности.

Как можно определить, что ребенок принимает наркотики?

ЖН.: Чтобы распознать признаки наркотизации, в первую очередь, нужно внимательно наблюдать за своими детьми и хорошо их знать. Существуют физические, поведенческие и предметные признаки. Физические могут проявляться как повышенная утомляемость, сменяющаяся на необычайную энергичность.

У подростка меняется ритм сна, появляется расстройства аппетита. Меняется внешний вид — изменяется цвет лица, может появиться покраснение или мутность глаз, суженный или расширенный зрачок, который почти не реагирует на свет. Постоянное шмыгание носом, сухость во рту. Частые почесывания, поглаживание тела, потягивания.

В поведении проявляются резкие и беспричинные перепады настроения. Школьные дела перестают интересовать, ребенок прекращает дружбу со старыми друзьями. О новых ничего не говорит, уходит от ответов, больше молчит. Старается вести телефонные разговоры тайком, пользуется отрывочными фразами.

На вопросы отвечает после долгих пауз. Появляется специфический жаргон в речи.

Ну и, само собой, предметные, уже явные признаки наркомании — следы от уколов в различных местах тела (под мышкой, в паховой области, на бедрах, ступнях).

Появляются таблетки, шприцы, иглы, различные трубки, клей, папиросы в пачках от сигарет, закопченные ложки, металлические щипчики, глазные капли и т. д.

Если закралось подозрение, как правильно подойти к, возможно, больному наркоманией члену семьи, и вызвать на откровенность? Назаралиев: Если появились подозрения, а затем подтверждения болезни, очень важно, чтобы все, что происходит в этот период дома, способствовало формированию у наркозависимого готовности и желания избавиться от наркомании. Для этого надо знать: не нужно искать причин несчастья только в больном. Наркомания — проблема многослойная и причин, приводящих к наркотику, множество. Поэтому воздержитесь от обвинений больного члена семьи — чувство вины не поможет человеку, который его испытывает. Ни один наркоман не бросил наркотик из чувства вины. Не порывайте контакта с наркозависимым. Он должен чувствовать, что вы его любите и он вам дорог. Не задавайте прямых вопросов и не высказывайте оценочных суждений. Старайтесь говорить только о своих ощущениях в связи с возникшей проблемой, о своем сопереживании и страдании.

Это важно, если болен подросток — не стыдите, не упрекайте, не угрожайте, не шантажируйте его лишением домашних привилегий или тем, что ему дорого. Не причитайте, не опускайте рук, не замыкайтесь, есть близкие, есть специалисты, к которым немедленно надо обратиться. И настройте себя на серьезный деловой разговор с очень определенной целью — назвать проблему открыто, найти общий язык с больным человеком, обозначить четко свои позиции, добиться его доверия и сотрудничества.

ЖН: По мере формирования зависимости от наркотиков у человека, а, особенно, у подростка складывается особый способ отношения с домашними: наркоманы хотят, чтобы их постоянно спасали, они привыкают быть самыми несчастными, непонятыми, самыми виноватыми.

Не следует потакать ни тому, ни другому, ни третьему. Не следует становиться его нянькой и принимать ответственность на себя. Он сам должен бороться за себя. Должен быть озвучен и принят стержень взаимоотношений.

Разграничив позиции, вы все же должны оставаться любящим другом и опорой.
Подтолкнуть к лечению можно убеждением.

Задеть чувство гордости, чувство любви, сострадания, указать на возможность остаться в одиночестве, утрату здоровья, большие материальные затраты на наркотик, угрозу попасть в асоциальные группы, раннюю смерть и тому подобное.

ЖН: Создать высокую степень доверия очень сложно, в этой ситуации лучше всего прибегать к помощи специалистов, которые смогут принять на себя часть агрессии и негатива, которая в обычной ситуации направлена на близких людей. Излишнее пристальное внимание и контроль могут быть расценены как недоверие и неуважение к тому, кто только что отказался от наркотиков.

Это способно вызвать новый виток агрессии и привести к срыву. Не волнуйтесь, если в первую неделю вы будете испытывать тревогу и недоверие к нему, но внимательное и дружеское отношение и постоянный контакт помогут вам постепенно формировать и выстраивать доверительное отношения.

Еще раз напоминаем вам о необходимости поддерживать контакт с психологом, лечащим врачом, желательно это делать конфиденциально. Если это ребенок, вы должны видеть в нем частичку себя.

Облегчить социальную адаптацию можно, зная интерес, склонности, способности и увлечения.

Необходимо продумать досуг вашего родственника — совместные прогулки, посещения спортивных клубов, секций по интересам, театров, совместные турпоходы, рыбалки и так далее.

ЖН: Так в этом и был основной смысл. То, что сейчас происходит в наркологии — это в некотором роде партизанская война. Боевые действия идут, в основном, за кулисами — их ведут врачи, семьи и близкое окружение тех, кто страдает наркотической зависимостью.

И чем больше людей увидит проект Доктор Жизнь, увидит настоящие наркотические ломки и мучения, тем выше вероятность того, что, когда им предложат в какой-нибудь «теплой и дружеской компании» понюхать или уколоться, они откажутся и тем самым спасут свою жизнь.

Кроме того, проект имеет и некоторую прикладную ценность — те, кто не может или не хочет лечиться в клинике, смогут взять для себя много полезной информации.

Fotolia/PhotoXPress.ru

Источник: https://www.goodhouse.ru/health/zdorovye/esli-rodstvennik-narkoman/

«Я искала подарок на свой день рождения, а нашла шприц»: исповедь жены наркомана

Как быть, если мой муж страдает наркоманией?

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

От зависимостей страдают не только сами наркоманы, алкоголики, игроманы, но и их родители, жены, дети, друзья. Таких людей, на чью жизнь влияет болезнь близкого человека, называют созависимыми. Чтобы справиться со своими проблемами, они объединяются в группы поддержки.

Для этого выпуска проекта об анонимных сообществах Екатеринбурга мы поговорили с женой наркомана. Яне (имена всех героев проекта изменены) около 30 лет, семь из них она прожила с наркоманом, который сначала курил спайсы, а потом стал колоться. Яна честно рассказала, какие ужасы ей пришлось пережить рядом с мужем и почему она не могла уйти от него раньше.

Созависимость — это зависимость от настроения, желаний, чувств другого человека, когда фокус сдвинут на него, а чем он болеет, неважно. Например, мне завтра вставать на работу, мне нужен здоровый сон восемь часов, а вместо этого я сижу, смотрю на него обкуренного и контролирую, чтобы, не дай бог, он не умер, или шарюсь по его карманам.

Мы познакомились, когда мне было 14, он чуть старше. Через год вспыхнули чувства, я его любила, хотела, чтобы он был постоянно со мной, а он как-то так — пришел, ушел.

Закончили школу, периодически сталкивались, но каждый раз я тяжело переживала наши расставания и в итоге на последних курсах института уехала в другой город.

Помню тот день, когда мы прощались, я преданно смотрела в глаза и говорила: «Вот если ты меня сейчас остановишь, то я, конечно же, останусь». Настолько я была зависима от него, от его желаний, настроения. Но он сказал: «Нет, давай все, пока, я пострадаю».

Я часто приезжала к родителям в Екатеринбург, мы виделись, в итоге он сказал — ладно, возвращайся, я понял, что без тебя не могу. Про то, что он употребляет наркотики, я тогда не знала. Приехала, устроилась на работу, мы сняли квартиру.

Он зарабатывал мало, я год фактически жила на работе и многие вещи не замечала, а что-то не хотела замечать. К примеру, что у нас под ванной периодически валялись бутылки с дырками, он на это говорил: «Ну, это же съемная квартира, мало ли кто до нас жил».

Я кивала — точно, надо хорошо тут прибраться.

Через два года мы поженились, его родители купили нам квартиру, машину. Я меняла работу и какое-то время сидела дома, тогда стала понимать, что что-то не то. Видела, что он под чем-то. Говорю ему: «Ты накуренный!» А он: «Нет».

«Ну я же вижу!» — «Нет, ты что». Окей, говорю, идем в аптеку, покупаем тест, ты при мне писаешь, если он не показывает ничего, я извинюсь. Так почти каждый день он сдавал мне тест.

Но я на тот момент не знала, что спайсы этот тест не показывает.

Когда я забеременела, мужа арестовали за хранение. Дали условно, я ездила на суд со справкой о беременности, чтобы его не посадили. Для меня это был ужас. Он, естественно, сказал: «Все, я бросил, какой я был дурак, никогда в жизни больше».

Я, естественно, поверила. На самом деле он не бросил, ближе к родам стал употреблять все больше. Очень сильно ругались, я собирала вещи и уходила, но это были показательные уходы, манипуляция, мол, верни меня.

Ему было пофиг на это, и я возвращалась сама.

Поскольку он не работал, он брал кредиты, его разыскивали коллекторы.

Я понимала, что ему платить нечем, а я на тот момент хорошо зарабатывала, поэтому старалась закрыть какие-то его долги, чтобы нас не искали просто, тогда как раз пошла коллекторская волна и было реально страшно.

С очередной его платежкой на 30 тысяч (брал две, а отдавать надо 30) я пришла к его родителям и узнала, что у них таких платежек уже на 300 тысяч.

Когда родился ребёнок, мне стало не до мужа, я его в принципе в какой-то момент вычеркнула из нашей жизни. Он инициативы не проявлял, ну и ладно. Прошло полгода, я видела, что он продолжает употреблять.

Устроился в такси, было выгодно — можно заработать денег и при этом ночь не появляться, а утром прийти домой и отсыпаться. Я ушла со скандалом, собрала вещи, уехала к родителям.

Недели через две он сам приехал, забрал нас, пообещал бросить [наркотики], я, естественно, опять поверила.

Прошло еще полгода, и я забеременела второй раз, это было незапланированно, узнала на большом сроке, пришла к нему в слезах, потому что понимала, что если одного ребенка смогу при отсутствии мужа вырастить, то двоих — под вопросом. Рассчитывать на него было нельзя, когда он не употреблял, то пил. А он обрадовался, сказал, давай рожать.

У меня тогда жизнь сводилась к тому, что вот он приходит домой, нужно заглянуть в глаза, посмотреть, какой он, когда он куда-то уходит, проверить его телефон — звонки, SMS, был подключен маячок, и я отслеживала его передвижения.

Потом проверить карманы на наличие какой-то пыли — в общем, что-то найти. Если находила, устраивала показательное выступление — ах ты, неблагодарная скотина, как ты можешь, у тебя же ребенок растет.

Включалась жертва, что я самая несчастная, все для тебя делаю, а ты не ценишь.

На мой день рождения он обещал подарить браслет, я искала у него в кармане подарок, а нашла шприц. Это был конец, потому что для меня в принципе те, кто употребляет наркотики инъекционно, — это конченные люди, дно просто, всё, дальше некуда. Я устроила скандал со слезами, с истерикой.

А он говорит: «Это не мой, я нашел!» Ага, нашел и в карман сунул? В роддом на выписку он опоздал, приехал в невменяемом состоянии. Дома у нас был полный погром.

Спал на тот момент он уже отдельно от меня, точнее, почти не спал, похудел до 48 кг, два или три раза бил машину, видимо, вырубало за рулем, один раз влетел в отбойник.

Когда ребенку было три недели, я проснулась ночью от непонятного звука. Вышла из комнаты, а папа у нас марширует в коридоре по кругу. Я сначала не поняла, что происходит, попыталась с ним поговорить, а он просто смотрит сквозь меня и не узнает. Я его тихонько увела на кухню, чтобы не разбудил детей, успела задрать рукава — все руки были исколоты.

Он не реагировал ни на что, были судороги по всему телу, и он там с кем-то разговаривал. Я поняла, что это всё. Пыталась усадить, дать воды, он начал ломать мебель в кухне, все кидать. Я испугалась, закрылась в комнате с детьми, позвонила его отцу и сказала — либо ты сейчас его забираешь я не знаю куда, либо я вызываю полицию и за хранение его сдаю.

Приехали его родители, забрали детей, стали искать варианты, куда его определить. Позвонили в первый попавшийся центр, он оказался в Челябинске, оттуда приехали люди, надели на него наручники и увезли. В общей сложности на реабилитации он пробыл десять месяцев.

У меня же появилось жесткое отрицание, нужно было найти виноватого, кто его надоумил, с кем он употреблял. Начала обзванивать всех его друзей и знакомых, все разводили руками и говорили: «Колется? Да ладно! Не может быть».

Потом уже я узнала, что кололись-то все на тот момент, просто никто это не афишировал.

В реабилитации мне сказали: если хочешь от него уйти, уходи сейчас. А у меня было такое чувство, что ведь друзей же в беде не бросают, а он же муж, как я его брошу.

У меня с детства была проблема с самооценкой, было очень важно чувствовать себя значимой — да, вот он такой, у него плохо все, он болеет, зависимый, не очень хорошо поступает, но при этом я же с ним, я нужна ему, спасу его.

И этим я тешила прежде всего свое «я», свою низкую самооценку как-то пыталась поднять. А если были еще и зрители в виде подруг, спрашивающих — да как ты с ним живешь, то это было вообще прямо круто.

Я решила, что он пройдет реабилитацию — и мы разберемся, расстаемся или нет. Мне сказали — окей, тогда тебе нужно идти на группы для созависимых. Не сразу, но удалось найти такие группы через анонимных наркоманов. Первые несколько походов я там просто рыдала.

«Всем привет, меня зовут Яна, я жена наркомана» — и всё, в голове картина всей моей жизни, все пять лет, что мы прожили вместе, этот ужас, постоянный страх, отчаяние.

Тогда были общие группы для жен, мам, детей, друзей, потом мы задумались, почему нет группы жен, ведь, например, у мам и жен разное выздоровление и разное отношение к зависимым. И мы организовали такую группу.

Я выходила с собраний с чувством, что я не одна. Стало не страшно просить помощи. Поняла, что по сути мы все совершаем одни и те же ошибки, одна и та же последовательность действий: вот мы поженимся — и он бросит, родится ребенок — и он бросит, родится второй — и он бросит. Нет.

Моя жизнь стала меняться, стал смещаться фокус на меня, пришло понимание, что муж может быть, а может и не быть, может употреблять, а может не употреблять. Но в моей жизни стало главным жить здесь и сейчас.

Не иллюзиями, вот когда он бросит, мы будем жить счастливо, а получать удовольствие от жизни сегодня, от каких-то мелочей, вот на улице холодно, и я сейчас по дороге сюда выпила горячее какао, и это круто.

Через десять месяцев он вернулся.

При выписке ему дали рекомендации, надо было продолжать писать шаги (программа реабилитации алкоголиков, наркоманов, созависимых называется «12 шагов», человек должен пройти их по порядку: признать бессилие перед зависимостью, возместить людям причиненный вред и так далее. — Прим. ред.

), но он сказал, что хочет отдохнуть от этого. И на группы ходить тоже не будет. И с работой что-то не получается. Но сама я не бросила ни группы, ни шаги, потому что понимала, что мне это нужно.

Мы уехали с детьми в отпуск на два месяца, когда вернулись, я не поняла сначала, что происходит, но снова появилось это чувство, как когда он был в употреблении. Прямо то же самое ощущение — контроль. Мы приехали домой, он ходит деловой, что-то делает постоянно, говорит, как соскучился. Когда он вышел, я открыла его сумку и увидела шприц. У меня началась истерика.

Муж сказал, что он уже неделю чистый, что сорвался, пока нас не было, два раза пытался покончить с собой, но теперь всё. И он действительно начал ходить на группы, писать шаги.

Я его контролировала постоянно, перерывала всю машину, вплоть до того, что там стояла бутылка воды, я открываю и начинаю нюхать пробку — есть ли запах какого-то вещества или крови, они же в крышках все это разводят.

По утрам я проверяла его руки, есть ли новые следы от уколов, посылала в центр фотографии — а это новые или старые следы? Это безумие просто, и я понимала, что мне некомфортно жить вот в этом, а я по-другому не могу. Потому что у меня на этого человека срабатывает определённый рефлекс, определенные чувства, порядок действий.

В итоге он снова уехал на реабилитацию, оказалось, что он тогда не употреблял, но был на грани, еще чуть-чуть — и сорвался бы. Через четыре месяца муж вернулся, вроде все хорошо. А в реабилитации есть одно из условий — границы на деньги. Допустим, наркотики стоят 1000 рублей. Чтобы не было соблазна, ему выдается 300 рублей на день и больше этой суммы взять нельзя.

Он не может копить эти деньги, если остается 100, то завтра ты получишь 200. Муж взял у меня 500 рублей на парикмахерскую, но так туда и не доехал, на следующий день сказал, что пробил колесо, попросил еще 500 рублей. А потом ночью он давай утеплять балконную дверь, которую сто лет не трогал. А под солью у них состояние такое, что они не спят и все время что-то надо делать.

Я смотрю на него и понимаю — он опять сорвался.

После этого ко мне пришло четкое осознание, что я не хочу больше ждать, я хочу наслаждаться сегодняшним днем, не жалея о прошедших годах.

Пока он снова был на реабилитации, я подала на развод, он пытался, конечно, отговорить, но в конце прошлого года нас развели. Два месяца назад он вернулся, устроился на работу, мы живем раздельно, он видится с детьми.

Его выздоровление меня не касается, наши отношения закончились. Я не хочу возвращаться в это состояние контроля.

Я продолжаю ходить на группы, пишу новый круг из 12 шагов. Когда писала первый, поняла, что все мои отношения были зависимыми, изначально это были либо алкоголики, либо наркоманы. Был только один опыт отношений со здоровым человеком, но тогда пить начала я. Созависимость закладывается с детства.

Сейчас я понимаю, что меня немножко тащит в какие-то иллюзии, что, возможно, у нас что-то с ним получится, потом думаю — да боже мой, куда ты, женщина, остановись. С ним никаких отношений я не хочу точно. Он опасен для меня, я опасна для него, я воспринимаю это так.

Реально он употреблял со мной, потому что, может быть, мои какие-то действия опять же способствовали этому. Безопаснее нам быть на расстоянии.

У нас сейчас шесть групп для созависимых. На собраниях я делюсь опытом с теми, кому он нужен, он действительно кому-то может быть полезен.

Приходит очень много девчонок, у которых мужья употребляют и категорически не хотят выздоравливать. У кого-то мужья, глядя на то, что жены ходят в группу, говорят — может, мы тоже попробуем.

Кто-то просто уходит из семьи, потому что тяжело, когда нет человека, которым ты можешь манипулировать.

Но я не жалею об отношениях с ним. Я благодарна в первую очередь, наверное, Богу за то, что он меня свел с этим человеком, потому что неизвестно, чем бы закончилась моя жизнь.

Если бы это был не он, это был бы другой наркоман или алкоголик, но попала бы я тогда в эту программу и была бы возможность у родителей того человека финансово способствовать выздоровлению? В моей жизни появилась какая-то безусловная любовь, даже любовь к нему как к отцу детей, но это уже не зависимость логическая, а любовь, не требующая ничего. Я искренне надеюсь, что новые отношения, а я еще очень даже ничего, я смогу построить, уже основываясь на этих знаниях и опыте.

У групп помощи родственникам и друзьям зависимых в Екатеринбурге нет своего сайта, связаться с ними можно по телефону +7 912 697 48 45. Группы работают бесплатно.

Ранее мы рассказывали историю анонимного алкоголика Василиянаркомана Олега и сексоголика Александра

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-54330391.html

Муж наркоман употребляет наркотики, что делать?

Как быть, если мой муж страдает наркоманией?

С научной точки зрения, наркомания – это заболевание, вызывающее психическую и физическую зависимость от наркотических веществ.

Употребление различных наркотических веществ в том числе солей или спайсов приводит к зависимости. Начинающих наркоманов распознать очень сложно, даже если Вы постоянно находитесь с этим человеком, например, если это муж.

Что делать если Вам кажется, что муж употребляет наркотики? Необходимо выяснить правда ли это.

Как распознать мужа наркомана?

  • Изменения в поведении. Это может быть повышенная раздражительность или равнодушный вид. Перепады настроения.
  • Расширенные или суженные зрачки, не меняющиеся от света.
  • Сутулость и попытки скрыть следы приема наркотиков внутривенно одеждой с длинными рукавами, вне зависимости от погоды.
  • Заторможенность движений и речи.
  • На вопросы отвечает невнятно и с раздражением.
  • Следы уколов могут располагаться по всему телу.
  • Нарушение режима сна.
  • Скрытность.
  • Отсутствие интереса к любимым занятиям, хобби или работе.
  • Снижение умственной деятельности.

Основные симптомы, по которым можно распознать начинающего наркомана. Если они замечены, то первым делом необходимо поговорить и выяснить причину наркомании. Они могут быть разными.

  • Ощущение неполноценности жизни. Когда человек постоянно ищет ощущений, которые дают наркотики. Самое распространенное – чувство эйфории или возможность “уйти” от проблем. Такое состояние может наблюдаться с детства.
  • Воспитание. Многие моральные ценности прививаются родителями в юном возрасте. Понятие добра и зла, поведения в обществе и т.д. Если ребенок вырос в неблагополучной семье, например, где употребление наркотиков или алкоголя в порядке вещей, то он больше других подвержен риску начать принимать наркотики в зрелом возрасте.

Зависимость можно разделить на психологическую и физическую.

  • Психологическая – она заключается в стремлении изменить свое состояние, многие наркоманы попробовали запрещённые вещества с целью снять стресс или расслабиться, как правило, такое чаще происходит в компании. Начинают такие люди употребление с малых доз “легких” наркотиков.
  • Физическая проявляется в потребности организма все в большем количестве наркотиков, так как он привыкает, и чтобы почувствовать себя в “опьянённом состоянии” требуется большая доза и гораздо чаще.

Как помочь мужу – наркоману?

Во-первых, необходимо поговорить с мужем «на чистоту» и помочь признать наркозависимость, ведь многие отрицают ее ссылаясь на то, что способ расслабиться. Выяснить что и при каких обстоятельствах спровоцировало его на употребление.

После осознания проблемы необходимо начать лечение. Самым верным способом будет обращение в клинику, однако многие предоставляют только «короткий курс», за это время организм очищается от токсических веществ, однако, через некоторое время пациент снова потянется к наркотикам.

Необходимо избавить от зависимости не только тело, но и психику человека. С началом употребления меняется не только физическое состояние, но и образ мысли. Ему кажется, что только наркотики приносят в жизнь смысл.

В клиниках с курсом «полного очищения» с пациентом работают психологи, помогающие избавиться от зависимости.

Так как лечение от зависимости требует времени, то необходимо обращаться в клиники, предоставляющие проживание вне дома, так как в обстановке, спровоцировавшей зависимость, труднее будет вылечиться.

Как вести себя с мужем наркоманом?

Зависимость одного члена семьи отражается на окружающих его людях. Если этим заболеванием страдает Ваш муж, то вероятнее всего все члены семьи находятся в состоянии растерянности и беспомощности, так как сами не могут помочь больному.

Наркоманы, как правило, могут легко манипулировать людьми, особенно супругами и родителями. Ведь близкие люди легче поверят в слова «это последний раз», которые произносятся постоянно.

Поэтому необходимо изучить поведение наркоманов и то, как следует себя вести.

  • Для начала, необходимо показать, что человек не жертва обстоятельств, однако, нельзя указывать на это фразами «это твоя вина» и т.д. Лучше сконцентрироваться на собственной жизни и проблемах, иначе у больного не будет возможности понять всех последствий своей зависимости.
  • Вторым пунктом является возложение ответственности на зависимого. Не следует покрывать его на работе перед начальником или вызволять из отделения полиции.
  • Далее следует ограничение в денежных средствах, ведь наркозависимому никогда не будет достаточно. Также не стоит скрывать проблему от окружающих, ведь больной может обманным путем получить средства.

Не следует угрожать или упрашивать больного бросить употреблять наркотические вещества, эффекта от этого не будет, для избавления от зависимости нужно обращаться в клинику.

Куда обращаться если муж наркоман?

Многие клиники или оздоровительные центры не могут предоставить полного выздоровления, а только краткий курс очищения.

Ростовская клиника предлагает услуги полного выведения наркотика из организма, работу пациента с психологом для установления оптимального курса лечения.

Также в нашей клинике больной сможет избавиться от зависимости постепенно, ведь резкий отказ может навредить здоровью пациента.

Источник: https://spasenie-rostov.ru/blog/44-muzh-narkoman-upotreblyaet-narkotiki-chto-delat.html

Адвокат-online
Добавить комментарий