Как доказать, что в данной ситуации виновны застройщики?

Как получить компенсацию морального вреда при нарушении застройщиком своих обязательств

Как доказать, что в данной ситуации виновны застройщики?

Татьяна Маслова

Руководитель практики “Защита дольщиков”, ведущий юрист ООО “Юридическая компания “Деловой дом”

специально для ГАРАНТ.РУ

В правоотношениях по долевому строительству гражданин, заключивший договор долевого участия (ДДУ), является не только дольщиком, но еще одновременно и приобретателем. О такой его роли прямо сообщает ч. 9 ст. 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г.

№ 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации”: к отношениям, вытекающим из ДДУ, заключенного для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство о защите прав потребителей в части, не урегулированной законом о долевом участии в строительстве.

Отсылка к законодательству о защите прав потребителей позволяет дольщикам воспользоваться дополнительными механизмами защиты своих прав в случае нарушения застройщиком своих обязательств. В частности, речь идет о возможности компенсации морального вреда застройщиком, нарушившим свои обязательства, поскольку она не предусмотрена законодательством о долевом строительстве.

Ни один дольщик не будет отрицать, что неисполнение застройщиком договорных обязательств привело его в стрессовое состояние, вызвало чувство страха за возможную утрату квартиры и денег.

Эта, на первый взгляд, субъективная оценка тем не менее отвечает всем признакам, характеризующим правовую категорию “моральный вред”: нравственные страдания обусловлены виновным бездействием застройщика.

Следовательно, она имеет право на существование и может быть трансформирована в исковое требование к застройщику о компенсации морального вреда.

Важнейший вопрос заключается в определении оптимального размера заявляемого требования. Оценить такую эфемерную категорию, как моральный вред, крайне сложно, а потому судебная практика в целом складывается неоднозначно.

Заявители, как правило, оценивают причиненный моральный вред в 20-50 тыс. руб. Суды, в свою очередь, чаще всего удовлетворяют моральный вред лишь в размере 2-3 тыс. руб. (апелляционное определение Псковского областного суда от 28 апреля 2015 г.

по делу № 33-648/2015, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21 апреля 2015 г. по делу № 33-6421/2015, апелляционное определение Московского областного суда от 13 апреля 2015 г.

по делу № 33-8585/2015, апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14 мая 2014 г. по делу № 33-4419/2014).

Таким образом, на практике суды чаще всего удовлетворяют примерно 10% от заявленного требования о компенсации морального вреда или чуть меньше.

Но есть и более позитивная практика. Суммы компенсации в некоторых случаях доходили до 10 тыс. руб. (апелляционное определение Московского городского суда от 10 августа 2016 г.

по делу № 33-31174/2016, апелляционное определение Красноярского краевого суда от 30 мая 2016 г. по делу № 33-6987/2016) и даже до 50 тыс. руб.

(апелляционное определение Московского областного суда от 25 мая 2016 г. по делу № 33-10307/2016).

Поэтому перекос судебной практики в сторону снижения размера компенсации – еще не повод отказываться от предъявления к застройщику указанного требования, тем более что на сумму морального вреда в данном случае не начисляется госпошлина. Это связано с тем, что требование о компенсации морального вреда, являясь неимущественным по  своей природе, основано на законе о защите прав потребителя, а значит, не включается в цену иска (подп. 4 п. 2 ст. 333.36 НК РФ).

Если дольщик заявляет данное требование отдельным иском и основывает его на законе о защите прав потребителя, то госпошлина не уплачивается вовсе. Это следует из подп. 4 п. 2 ст. 333.36 Налогового кодекса: по искам, связанным с нарушением прав потребителей, госпошлина не уплачивается.

Если же неимущественное требование о компенсации морального вреда сочетается в иске с каким-либо требованием имущественного характера (о взыскании денежных средств), также основанном на законе о защите прав потребителя, то действуют иные правила уплаты госпошлины.

В данном случае имеет значение цена иска, в которую включается только заявленное имущественное требование. При цене иска менее 1 млн руб. госпошлина не уплачивается. Если цена иска превышает 1 млн руб, то истцу предоставляется “скидка” на уплату госпошлины: от полученной суммы госпошлины, рассчитанной в соответствии с подп. 1 п.

1 ст. 333.19 НК РФ, необходимо отнять госпошлину, уплачиваемую при цене иска в 1 млн руб, то есть 13,2 тыс. руб.

РАССМОТРИМ ПРИМЕР

Допустим, цена иска, в котором содержатся имущественные и неимущественные требования, составляет 1,2 млн руб. Поскольку сумма превышает установленный законодателем “льготный” лимит в 1 млн руб., рассчитываем госпошлину по подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ. Цена рассматриваемого иска подпадает под следующую формулу:

“13 200 руб. плюс 0,5% суммы, превышающей 1 000 000 руб., но не более 60 000 руб.”

Производим расчеты: 13 200 + (200 000 * 0,5%) = 13 200 + 1 000 = 14 200

Итоговая пошлина, исходя из цены иска, составляет 14,2 тыс. руб. Однако мы помним, что законодатель предусмотрел для истцов по искам, связанным с нарушением прав потребителей, “скидку” в размере 13,2 тыс. руб. Эта сумма – госпошлина, которая подлежит уплате при цене иска в 1 млн руб.

Проверим правильность этой цифры. При цене иска в 1 млн руб. применению подлежит формула:

“5 200 рублей плюс 1 процент суммы, превышающей 200 000 рублей”.

Производим расчеты: 5200 + (800 000 * 1%) = 5 200 + 8 000 = 13 200 руб.

Таким образом, видим, что цифра верна. Она останется таковой, пока не изменятся положения налогового законодательства, по которым производятся расчеты.

Отняв от исчисленной по подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ госпошлины (14,2 тыс. руб.) “скидку” (13,2 тыс. руб.), получаем сумму в 1 тыс. руб. Именно она подлежит уплате при подаче иска, цена которого 1,2 млн руб.

Следует вспомнить о прецедентном деле 2012 года, рассмотренным Черемушкинским районным судом.

Требование о компенсации морального вреда дольщика, приобретшего квартиру в ЖК “Бутово-парк” и тщетно ожидающего ее на протяжении года после окончания срока строительства, было удовлетворено (решение Черемушкинского районного суда г.

Москвы от 15 июня 2012 г. по делу № 2-2645/2012 ~ М-1326/2012). Размер компенсации составил 40 тыс. руб. (из заявленных 80 тыс. руб.).

И хотя такие случаи единичны, попробовать доказать высокую степень серьезности причиненных застройщиком страданий можно и нужно. Повлиять на размер компенсации могут, в частности, следующие обстоятельства:

  • необходимость найма жилого помещения в период просрочки;
  • снижение состояния здоровья ввиду стрессов;
  • рождение ребенка и невозможность переезда в новую квартиру, если нынешние жилищные условия дольщика неприемлемы для воспитания детей;
  • невозможность финансового обеспечения престарелых родителей, детей, иных членов семьи;
  • увольнение с работы;
  • “двойные продажи”одной и той же квартиры от имени застройщика разным людям и т. п..

Для того чтобы суд присудил наибольшую компенсацию, необходимо выстроить грамотное обоснование заявленного требования. Рационально дать в исковом заявлении ссылку на позицию ВС РФ относительно компенсации морального вреда участникам долевого строительства (п.

28 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости” (утв. Президиумом ВС РФ 4 декабря 2013 г.). Так, для удовлетворения требования гражданина о компенсации морального вреда достаточно самого факта нарушения прав потребителя.

Неисполнение застройщиком своих обязательств по договору является таким фактом, а значит, суд не может отказать заявителю в удовлетворении требования о взыскании компенсации морального вреда.

Однако в названном акте нет конкретных указаний относительно размера денежной компенсации. Поэтому, удовлетворяя даже символическую сумму в качестве компенсации, суд формально придерживается изложенной позиции ВС РФ. Следовательно, основной задачей истца является обоснование заявленного размера компенсации.

Такое обоснование лучше сопровождать документами.

Например, больничным листом, если стрессовая ситуация привела к ухудшению состояния здоровья, записями в трудовой книжке, если нарушение застройщиком своих обязательств привело в конечном итоге к увольнению дольщика (например, если тому приходилось часто отсутствовать на работе из-за необходимости решать конфликт с застройщиком) и т. д. В какой-то мере обоснование величины денежной компенсации сводится к эмоциональному убеждению судьи.

Нужно отметить, что представление письменных доказательств в данном случае не является обязанностью истца, однако констатация сухих фактов (простое перечисление в иске неблагоприятных последствий) без документарного обоснования значительно снижает шансы на удовлетворение заявленных требований.

При подготовке обоснования следует помнить о правилах разумности и соразмерности.

Не стоит преувеличивать степень вины застройщика и “притягивать за уши” события, не связанные с нарушением им своих обязательств по договору.

Такая гиперболизация может быть негативно воспринята судом, и размер компенсации будет снижен. Главное, помните, что конечную величину присужденной дольщику суммы судья определяет по своему внутреннему убеждению.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/maslova-tatyana/1085138/

Новостройка с гарантией: когда застройщик обязан сделать ремонт в доме

Как доказать, что в данной ситуации виновны застройщики?

Осенью в некоторых новостройках обнаруживаются протекающие крыши и появляется плесень. При этом далеко не всем жильцам необходимо устранять проблемы за свой счет. О том, в каких случаях застройщик обязан сделать гарантийный ремонт дома читайте в материале M24.ru.

Если проблемы возникли по независящим от жильцов причинам, а по вине строителей из-за брака, использования некачественных материалов или негодного инженерного оборудования, то их устранением должен заниматься сам застройщик.

Эта норма содержится в федеральном законе “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости”: “Застройщик несет полную ответственность за сданный объект, и в течение 5 лет со дня передачи квартиры участнику долевого строительства должен бесплатно устранять недостатки капитального характера, выявленные в процессе эксплуатации дома”.

Гарантийный срок исчисляется со дня передачи квартиры покупателю. При передаче квартиры собственнику составляется акт приема-передачи объекта долевого строительства, в котором и указывается гарантийный срок на квартиру.

Мнение эксперта

Покупателям квартир в новостройках эконом-класса приходится достаточно часто требовать от застройщиков исполнения своих обязанностей по гарантийному ремонту. И если застройщик добросовестный, проблем не возникает.

Покупатели жилья в новостройках проинформированы о праве на гарантийный ремонт здания еще на стадии заключения договора о долевом участии в строительстве.

Жилье должно быть сдано надлежащего качества, на стороне покупателей стоит закон о защите прав потребителей и ГПК.

Сергей Поправка

директор юридического департамента Penny Lane Realty

После сдачи дома, его эксплуатацией занимается управляющая компания, которая обслуживает здание, но не несет никаких гарантийных обязательств.

Управляющие компании, как правило, имеют договорные обязательства со специализированными организациями, которые технически обслуживают инженерное оборудование, а также выезжают на аварийные ситуации.

А гарантийный срок на материалы, оборудование и комплектующие инженерных коммуникаций устанавливается изготовителем. В частности, гарантийный срок на лифты составляет в среднем два года.

В то же время, гарантийный срок на крыши и межпанельные швы значительно больше – до 10 лет.

По закону гарантия не распространяется:

  • на обычный износ и естественное ухудшение, связанное со сроком эксплуатации недвижимости
  • на случаи, когда причина дефекта – ненадлежащая эксплуатация общих помещений и имущества
  • при нарушении правил установки и эксплуатации электробытовых приборов и сантехнического оборудования
  • на случаи замены, ремонта, повреждения жильцами изделий и оборудования конструкций квартиры, которые были установлены застройщиком и приняты покупателем по акту приема-передачи
  • при аварии систем отопления, водопровода, канализации и внутренних водостоков, произошедших по вине жильца, а также на случаи использования квартиры не по назначению

Если обнаруженная неполадка не входит в этот перечень, то владелец квартиры может в течение пяти рабочих дней направить застройщику письмо, в котором нужно подробно описать, что произошло.

Представитель застройщика, в свою очередь, должен в течение пяти рабочих дней посетить квартиру, чтобы установить причины возникшей проблемы. После осмотра составляется акт, в котором отражается характер, причина и сроки устранения дефекта, если за него несет ответственность застройщик.

Однако надо помнить, что застройщик не несет ответственность за дефекты, обнаруженные в течение гарантийного срока, если ему удастся доказать, что дом износился естественным образом, неправильно обслуживался или были нарушены требования технических или градостроительных регламентов. Таким образом, на практике, застройщики и управляющая компания часто пытаются переложить обязанности по ремонту дома друг на друга.

Управляющая компания выступает посредником при урегулировании всех проблем, которые могут возникнуть в доме в течение гарантийного срока его эксплуатации.

Например, в случае проблем с инженерной инфраструктурой дома уведомлять о них следует не застройщика, а организацию, обслуживающую дом. Она обязана принять меры по ликвидации последствий аварии.

Но застройщик не всегда может сразу согласится, что авария произошла по его вине. В этом случае расставить все на свои места поможет экспертиза. Оплачивать ее придется заказчику этой услуги, правда, затем он может взыскать расходы на ее проведение с виновника причиненных убытков.

Если экспертиза подтвердит, что жильцы дома непричастны к поломке, то устранять ее за свой счет будет признанная виновной сторона. Это может быть и застройщик, и подрядчик, который осуществлял монтаж инженерных систем.

Если причина аварии не затрагивает гарантийные обязательства застройщика, то она устраняется силами управляющей компании.

Источник: https://www.m24.ru/articles/remont/18102013/28010

Вопрос о правопреемстве

Как доказать, что в данной ситуации виновны застройщики?

Институт собственности, в силу своей обширности и глубины, возрастающего многообразия отношений, составляющих его предмет, имеет свойство время от времени обнаруживать пробелы.

Возникновение белых пятен на юридической карте права собственности приводит к тому, что экономически более сильные субъекты отношений начинают навязывать собственное толкование нерешенных вопросов менее сильным.

В итоге не урегулированные законом отношения приобретают очертания, отвечающие интересам преимущественно одной – доминирующей – стороны. Такое положение вещей подрывает основы отечественного гражданского законодательства, которое провозглашает и пестует равенство участников отношений.

Верховный Суд встает на защиту
Верховный Суд, пользуясь своим исключительным авторитетом на ниве толкования закона, позиции которого призваны прояснять границы норм права, обнаруживать подтекст нормативной буквы и восполнять невыраженное в законе явно, но соответствующее его смыслу и духу, – встает на защиту принципов равенства и неприкосновенности собственности и вносит определенность в гражданский оборот.

Тезис, отраженный в подзаголовке данной статьи, стало возможно выдвинуть благодаря очередной попытке Верховного Суда восполнить пробелы законодательства. Руководящему разъяснению Суда по данному вопросу было отведено место в п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда № 3 (2017 г.).

Оно сформулировано следующим образом: «Участник долевого строительства – гражданин, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору, при неисполнении обязательства другой стороной – застройщиком вправе требовать защиты своих прав путем признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определения размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства. Смена застройщика во время строительства многоквартирного дома не влияет на реализацию данного права (ст. 382, 384 ГК РФ)».

Истоки первой части (первого предложения) выдвинутой позиции кроются в ранее сформулированной Верховным Судом в п. 17 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 4 декабря 2013 г.

) точке зрения: «Требование лица, заключившего предварительный договор купли-продажи квартиры в объекте строительства с условием ее предварительной оплаты и исполнившего такое обязательство, о признании права собственности на долю в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства в виде квартиры подлежит удовлетворению».

Потребовалось уточнение
Этот тезис успел стать маяком для большого числа судебных решений и направил правоприменительную практику в единое русло. Однако впоследствии потребовалось уточнение, поводом к которому стала возникшая в практике неопределенность, нашедшая отражение в Определении Верховного Суда от 24 января 2017 г. № 89-КГ16-10.

 Г.М. Кокорина обратилась в суд с иском к ЖСК «Согласие» о признании права собственности на долю в виде однокомнатной квартиры, указав в обоснование заявленных требований, что между ней и ООО «Тюмень-Лукойл-Строй» заключен договор на долевое строительство многоквартирного жилого дома.

Обязательства по договору истица выполнила в полном объеме, однако застройщик был признан банкротом и ликвидирован до завершения строительства, объект был передан ЖСК «Согласие» для завершения строительства. Судом первой инстанции в удовлетворении иска было отказано со ссылкой на то, что Кокорина не состоит в членах ЖСК «Согласие» (т.е.

нового застройщика), не являющегося правопреемником ООО «Тюмень-Лукойл-Строй».

Итак, главная особенность данной ситуации состоит в том, что право на застройку в результате ликвидации первоначального застройщика перешло к третьему лицу, не состоявшему в договорных отношениях с участниками долевого строительства.

Именно этот факт помешал суду первой инстанции разрешить дело в пользу истицы, как тому надлежало бы быть по правилу п. 17 упомянутого Обзора Верховного Суда 2013 г.

Признав допущенное судом первой инстанции исключение необоснованным, Верховный Суд счел необходимым дополнить свою позицию, выраженную в Обзоре 2013 г.

, указанием на то, что смена застройщика во время строительства многоквартирного дома не влияет на реализацию права на признание собственности на долю в объекте незавершенного строительства. Теперь мы можем видеть это дополнение в качестве второго предложения п. 3 Обзора № 3 2017 г.

Ответы на одни вопросы неизбежно порождают новые
Таким образом, Верховный Суд уточняет, что сформулированное им ранее правило имеет силу, в том числе и в условиях смены застройщиков.

Не вполне ясным, однако, остается, почему, разрешая данный вопрос, Верховный Суд ссылается на ст. 382 и 384 ГК РФ (которые приводит в скобках после изложения генеральных тезисов), где речь идет о переходе прав кредитора.

Не было бы более целесообразным говорить о переходе обязательств должника? В данном случае кредитор – участник долевого строительства, исполнивший свои обязательства и имеющий право собственности на долю в объекте незавершенного строительства.

Должник – застройщик, который обязан признать это право кредитора. Кредитор здесь не меняется – меняется должник, к которому, согласно позиции Верховного Суда, переходит названная обязанность.

Это вопрос о правопреемстве. Но к нему можно подойти и с другой стороны. В Определении Верховного Суда от 24 января 2017 г.

№ 89-КГ16-10 содержится короткое упоминание о том, что ЖСК «Согласие» не является правопреемником ООО «Тюмень-Лукойл-Строй».

Это утверждение отнесено к выводам суда первой инстанции и не оспаривается Верховным Судом, хотя требует пояснений, которых, к сожалению, в рассматриваемом определении нет.

По всей видимости, указанный вывод основан на п. 1 ст. 61 ГК РФ, из которого следует, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам. Между тем, в соответствии с п. 9 ст. 201.

15-2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», перемена лиц в обязательствах, которые вытекают из заключенных застройщиком с участниками строительства договоров и в которых застройщик выступает должником, влечет за собой перевод на приобретателя обязательств застройщика по передаче жилых помещений со дня передачи приобретателю объекта незавершенного строительства, земельного участка и обязательств застройщика по передаточному акту. Таким образом, рассматриваемый в определении случай является примером сингулярного правопреемства – когда к правопреемнику переходит определенная часть прав и обязанностей предшественника, а в данном случае – обязательства первоначального застройщика по передаче жилых помещений участникам долевого строительства. Какое это имеет значение? Непосредственное. Данная проблема тесно связана с вопросами, поднятыми в определении: сохраняется ли у участников долевого строительства право на признание собственности на долю в объекте незавершенного строительства? Передается ли новому застройщику обязанность, корреспондирующая этому праву, в порядке сингулярного правопреемства?

Из позиции Верховного Суда следует, что – да, передается. Тогда неясно, как при этом понимать п. 5 ст. 201.

15-2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которым к приобретателю имущества и обязательств застройщика не могут быть предъявлены участниками строительства иные требования, кроме требований о передаче жилых помещений. Представляется, что этот вопрос требует отдельного толкования.

Вопросы составляют природу всего сущего, равно как ответы на них неизбежно порождают новые вопросы. Пункт 3 Обзора судебной практики Верховного Суда № 3 2017 г. не стал исключением. Некоторые из них мы постарались обозначить, но не ответили на них – здесь.

Вместе с тем хочется положительно отметить ту парадигму, которой подчинены приведенные позиции Верховного Суда: они направлены на то, чтобы стабилизировать отношения собственности, поставить динамику их развития на логические рельсы, обеспечить равенство участников отношений, соблюсти баланс интересов участников гражданского оборота.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vopros-o-pravopreemstve/

Как застройщика заставили поменять 360 окон

Как доказать, что в данной ситуации виновны застройщики?

С исками, связанными с плохим качеством общедомового имущества, дольщики обращаются в суд крайне редко. И зря!  

Адвокат коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» Анастасия Колесникова рассказала ЦИАН.Журналу о том, как жильцам отстоять свои права.  

 Некондиционные окна

– Анастасия, совсем недавно вы заставили застройщика заменить все окна в местах общего пользования в новостройке. Расскажите об этом.

– Жители нового дома по адресу: Химкинский бульвар, д.14, корп. 2, стали обращать внимание на то, что окна в подъездах стали плохо открываться и закрываться, во время дождя вода заливалась в холлы.

На первых этажах окна в местах общего пользования вообще не открывались, что противоречит правилам пожарной безопасности.

Когда люди заметили, что вода стала попадать в лифтовые шахты, решили принимать серьезные меры, ведь вода могла залить оборудование, которое находится внутри шахт.

Собственники обратились к нам за помощью.

Помимо основной проблемы была еще одна: гарантийный срок на общедомовое имущество (он составляет 5 лет), во время которого можно предъявлять претензии к застройщику, подходил к концу.

Однако мы успели отправить претензию за неделю до окончания гарантийного срока и подать иск. Также была проведена досудебная экспертиза, выявившая причины плохого качества окон, составлены акты осмотра. 

Заключение специалистов показали, что имеют место существенные недостатки при строительстве: многочисленные нарушения ГОСТов, СНИПов и т.д. 

Мы обратились в Тушинский районный суд Москвы. Конечно, застройщик сопротивлялся, судом по делу была назначена и проведена строительно-техническая экспертиза. Застройщик пытался оспорить и ее результаты, настаивал на проведении повторной экспертизы.

Однако суд отказал застройщику в ее проведении, принял решение в пользу жителей дома и обязал застройщика заменить все оконные блоки (их было 360) в местах общего пользования. Застройщик подал апелляцию, и просил решение отменить. Но суд счел наши доказательства достаточными и обязал девелоперскую компанию заменить все окна в течение 45 дней.

Это, конечно, беспрецедентный случай, когда застройщика обязали выполнить такие масштабные работы. 

 И один в суде воин

– Как часто жителям в подобных случаях удается отстоять свои права в суде?

– Дело в том, что иски в защиту общего имущества составляют крайне малый процент в общем числе претензий к застройщику по качеству. Львиная доля судебных процессов – это качество самих квартир.

Как правило, люди не готовы обращаться в суд: боятся, что их не поддержат соседи, опасаются судебных издержек, верят мифам «в судах все куплено», «невозможно добиться справедливости», кто-то считает себя крохотным винтиком, неспособным тягаться с такой махиной как застройщик. 

 

Каждый собственник имеет долю в праве собственности на общее имущество, и даже один человек может подать иск в суд по качеству общего имущества.

Но как моя практика, так и дела коллег показывают, что заставить строителей девелопера устранить недостатки или возместить убытки – вполне реально. А вот случая, когда застройщик в добровольном порядке устранял бы выявленные недостатки, я не встречала ни разу.

У меня было еще одно любопытное дело, связанное с качеством лифтового оборудования. 

В огромном красивом жилом комплексе «Московская, 21» плохо работали лифты с момента ввода в эксплуатацию. В 6-м подъезде 25-этажного дома не работали должным образом пассажирский и грузовой лифты, а также лифт, ведущий в паркинг. Жители обращались к девелоперу и в управляющую компанию (УК) – безрезультатно.

Когда поняли, что результата нет, обратились в суд.  Изначально был подан искк застройщику, но ему удалось доказать, что часть недостатков возникла не по его вине, а по вине управляющей домом организации, которая поменяла часть лифтового оборудования.

В итоге суд признал виновными и застройщика, и УК и обязал их совместно устранять недостатки. 

 Суд, пожалуй, наиболее эффективный путь для восстановления своих прав. Но как говорит мой коллега, нигде наш отряд не понес столько потерь, как при переходе от слов к делу… 

 Цена решения

– Каковы судебные издержки?

– Судебная экспертиза в среднем обходится в сумму от 70 тыс. руб. В деле по неработающим лифтам в многоэтажке ввиду сложности технической проверки экспертиза обошлась в 160 тыс. руб.

По другому моему делу с лифтами сейчас ориентировочная стоимость экспертизы составляет 200 тыс. руб., все зависит от объема и сложности работы.

Также потребуются средства на оплату судебного представителя – от 80 тыс. руб.

Расходы компенсирует проигравшая сторона. Нужно помнить о том, что если дольщику передан некачественный объект, на застройщика накладываются определенные санкции: штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке, можно также требовать компенсацию морального вреда, убытки, неустойку.  

Фиксируем недостатки

– Может ли дольщик подать судебный иск, если он обнаружил недостатки в своей новой квартире уже после того, как подписан акт приемки-сдачи?

– Да, застройщик должен гарантировать качество квартиры и общего имущества в течение гарантийного срока. Однако нередко дольщики подписывают акт приема-передачи, не составляя документы о недостатках качества объекта. И застройщик в суде этим манипулирует, указывает, что в момент приемки квартиры строительных недостатков не было, что дольщик и подтвердил, без нареканий подписав такой акт. 

В этом случае суды нередко встают на сторону застройщиков, особенно, если недостатки неявные. Однако у нас есть судебная практика, когда акт приема-передачи без замечаний, подписанный в офисе застройщика без осмотра квартиры, не был принят как доказательство качества объекта строительства.

– Что считается существенным недостатком?

– По Закону о защите прав потребителей существенный недостаток товара – такой, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения.

Например, неработающая система вентиляции в квартире, для восстановления работоспособности которой придется снести несущую стену или перенос границы, определяющей площадь машиноместа.

В каждом конкретном случае суд оценивает, можно ли считать выявленный недостаток существенным. 

Советы адвоката. 6 шагов к победе

1. При осмотре квартиры до подписания акта приема-передачи квартиры необходимо требовать составления акта о недостатках, где указывать их максимальное количество. Можно фиксировать недостатки с помощью видеосъемки. 

2. Вы имеете право не подписывать акт приема-сдачи квартиры до устранения существенных недостатков, выявленных при осмотре квартиры. 

 

Важно помнить, что при наличии несущественных недостатков, непринятие квартиры дольщиком может быть квалифицировано как злоупотребление правом и уклонение от подписания акта приема-передачи.

3. До подачи искового заявления я рекомендую пригласить специалиста и застройщика для проведения досудебной экспертизы. Эксперт готовит заключение, дающее ответы, какие строительныенедостатки выявлены и чем обусловлено их появление.

4. Затем нужно обратиться к застройщику с досудебной претензией в соответствии с законодательством. Статьей 7 Федерального закона от 30.12.

2004 N 214-ФЗ установлены 3 требования, с которыми дольщикаможет обращаться к застройщику: соразмерно уменьшить цену договора, обязать застройщика устранить недостатки, возместить свои расходы на устранение недостатков.

Наиболее частым из предлагаемых вариантов является последний. 

 

Важный момент: по закону дольщик имеет право выдвигать застройщику три вышеназванных требования, однако в договоре долевого участия девелопер часто ограничивает права потребителя и урезает требования до двух: например, устранить недостатки и возместить расходы.

5. Следующий шаг – обращение в суд. При этом очень важно максимально четко сформулировать свои исковые требования, так как их формулировка в случае победы будет фигурировать в исполнительном листе.

Есть еще четвертое требование, самое кардинальное: расторгнуть договор с застройщиком. Рекомендуем его предъявлять в самом крайнем случае, когда финансовое положение застройщика однозначно позволяет вернуть уплаченные вами по договору деньги, а приобретённое жилье непригодно для проживания или его приведение в качественное состояние связано с большими финансовыми затратами. 

Просить расторжения договора можно в случае, если указанные требования исполнены не были, либо если объект имеет существенный недостаток. 

6. Тот, кто выиграл суд, дальше контролирует исполнение решения. Он получает исполнительный лист и предъявляет его судебным приставам.

Пристав возбуждает исполнительное производство, но и его действия необходимо контролировать.

В моей практике была история, когда жители одного из домов так хорошо контролировали действия пристава, что было возбуждено уголовное дело в отношении директора УК, который уклонялся от исполнения судебного решения. 

 

Потребительский экстремизм: дольщик против девелопера

Источник: https://www.cian.ru/stati-kak-zastrojschika-zastavili-pomenjat-360-okon-294324/

Затопление квартиры в МКД: кто виноват и, кто платит?

Как доказать, что в данной ситуации виновны застройщики?

Заливает квартиры в многоквартирных домах с завидной регулярностью. Причин тому может быть множество: это и косяки застройщика при строительстве, если дом новый и на гарантии, это и вина жителей вышестоящих этажей, это и прорывы труб, которые относятся к общему имуществу МКД, то есть ненадлежащее выполнение обязанностей управляющей организацией.

Хотя в процентном соотношении, если кто-нибудь соберёт статистические данные, конечно, об этом (а может, они и существуют уже), виновных будет если не поровну, то более-менее одинаковое количество, почему-то пострадавшая сторона предпочитает взыскивать убытки со управляющей организации, пойдя по более легкому пути.

Ведь зачастую застройщики просто-напросто на каждый дом открывают новую организацию и строят его с чистого листа, а старую ликвидируют, что, по-видимому, проще и дешевле, чем отбиваться от недовольных дольщиков в судах и от регрессных исков от управляющих организаций в том числе. Сейчас законодатели пытаются изменить ситуацию, принимая всё более ужесточенные нормы для застройщиков в законах, но насколько это поможет делу, пока ещё неясно.

В бытность моей работы в управляющей организации, когда в управляемом нами доме собственником квартиры была судья нашего арбитража, она очень удивилась, узнав, что застройщик её дома самоликвидировался, «позабыв» про свои гарантийные обязательства перед гражданами, купившими у него квартиры.

Да и суды наши, не привыкшие принимать непопулярные решения, очень редко берут на себя смелость отказать в иске к управляющей организации, вернее, практически никогда. Некоторые судьи правда скромненько так могут указать в решении: пусть управляющая организация взыскивает в порядке регресса к виновникам.

Хотя всем участникам этого действа ясно, что ещё бабушка надвое сказала, положительно ли для управляющей организации закончится дело по регрессному иску.

А про штрафы по Закону о защите прав потребителей, которые доходят до 50%, хотя и могут быть уменьшены, и вспоминать нечего: ведь в порядке регресса этот штраф вернуть нет правовых оснований, как считают суды.

Это только Сбербанку, который незаконно заблокировал счета физического лица с более чем 5 млн.

рублей на два года, полученные (на минуточку!!!) по исполнительному листу от судебных приставов, пока пострадавший доказывал невиновность в отмывании якобы незаконно полученных денег в суде, можно присудить штраф за неисполнение требования потребителя 1 тыс. рублей и неустойку 3 тыс.

рублей, да и то в кассационной инстанции. Первые две инстанции судов посчитали наш доблестный Сбербанк очень даже законопослушной организацией: ведь закон позволяет блокировать «сомнительные» операции!

Хотя наш бедненький Сбербанк вовсю попользовался денежными средствами владельца счёта все это время: по самым скромным подсчётам даже по ставке рефинансирования примерно 8,25% заработал на них более 800 тыс.

рублей, при выдаче ипотеки от 11% годовых – более 1 млн., а раздавая их на кредитные карты по ставкам в районе 30% годовых – получил более 1,5 млн. рублей.

Но судам трогать Сбербанк – нельзя! Поэтому обязать его заплатить неустойку в таком мизерном размере – запросто для независимого суда!

Зато можно с управляющих организаций на полную катушку взыскивать 50% штрафы, моральный вред и неустойку и даже без учёта их вины. Думаю, абсолютное большинство юристов и руководителей управляющих организаций неоднократно испытали наше правосудие на себе, когда штрафы в пользу потребителей не уменьшаются в абсолютном своём большинстве ни на рубль.

По общему правилу, закрепленному в пунктах 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту – ГК РФ), ответственность за причинение ущерба возлагается на лицо, причинившее ущерб, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, ущерб возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 ГК РФ).

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам причинитель вреда. То есть, ответчик по иску должен доказать свою невиновность.

Под убытками в соответствии с пунктом 2 статьи 15 ГК РФ следует понимать расходы, которые потребитель, чье право нарушено, произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые потребитель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВС РФ № 17 от 29.06.2017 г.

«О некоторых вопросах о рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при рассмотрении гражданских дел судам следует учитывать, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой – организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми ГК РФ, Законом Российской Федерации от 7.02.1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Пунктом 2 указанного Пленума установлено, что, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Также пунктами 149,157 Правил предоставления коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 354 от 06.05.2011 г. (далее по тексту – Правила 354) предусмотрено применение закона о защите право потребителей при предоставлении коммунальных услуг.

Источник: https://burmistr.ru/blog/sudebnaya-praktika51303298/zatoplenie-kvartiry-v-mkd-kto-vinovat-i-kto-platit/

Адвокат-online
Добавить комментарий