Как доказать свою невиновность по делу и получить реабилитацию, если уже отбыла наказание?

Государство будет платить за ошибки судов и следствия

Как доказать свою невиновность по делу и получить реабилитацию, если уже отбыла наказание?

Получить компенсацию за незаконное осуждение теперь можно будет гораздо быстрее. Правила таких выплат, которые сегодня публикует “Российская газета”, позволят оперативнее помогать людям, пострадавшим от репрессий судебной машины.

Так уж сложилось, что у нас в стране немало людей, которые попадают на нары по ошибке, по злому умыслу, по заказу наконец. Только в России могла возникнуть и успешно пережить века пословица про суму и тюрьму, от которых не надо зарекаться.

Точный процент безвинно осужденных или отправленных за решетку в больничные психиатрические палаты не знает никто. Подобной статистики нет. Даже правозащитники, которые специализируются на незаконных осуждениях, путаются в цифрах.

Не секрет, что некоторые такие бедолаги даже после реабилитации категорически отказываются требовать от государства и чиновников в погонах то, что им положено по закону. Другие идут до конца.

Сегодня тюремное население России весьма велико – около 750 тыс. человек за решеткой. Но только из следственных изоляторов за год освобождается после сидения около 80 тысяч человек. Среди них немало тех, кто вышел вчистую и отсидел безвинно.

У нас право на компенсацию в случае ошибки суда или следствия прописано в Конституции и Уголовно-процессуальном кодексе.

А механизм таких выплат прописан в специальных правилах, утвержденных правительством. В документе названы те, кому положено заплатить рублем за незаконное лишение свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, за конфискованное имущество.

Как разъяснили корреспонденту “РГ” в департаменте бюджетной политики, в отраслях социальной сферы и науки министерства финансов, публикуемый сегодня в “РГ” документ расширяет возможности помощи невинно пострадавшим. Все подобные расходы проходят через госказну.

Однако теперь в регионах могут сами выплатить невиновному сумму, которую назначил суд, и потом просить казну компенсировать в местный бюджет эти деньги. Раньше все было иначе. На местах составлялись заявки на выделение необходимых сумм и лишь потом, когда центр перечислял деньги, их платили.

Часто пострадавшие ждали этих денег годами.

Результат от публикуемых сегодня изменений должен быть в пользу людей.

Присужденную сумму они теперь смогут получать оперативнее.

Насколько важен новый документ, можно судить по двум людским судьбам. На днях в Бурятии вступило в силу решение суда о взыскании из казны в пользу жителя села Дульдурга Михаила Романова 450 тысяч рублей.

Этот человек четыре года отсидел за убийство, которого не совершал. На протяжении этих лет арестант доказывал свою невиновность. В итоге по его уголовному делу было вынесено четыре приговора.

Точку поставил Верховный суд России, который признал Михаила Романова непричастным к убийству и освободил из-под стражи.

А в прошлом году Верховный суд Хакасии постановил выплатить бывшему заключенному Абдуле Исаеву и того больше – 1 миллион рублей компенсации за четыре года, которые он отсидел в тюрьме по ошибке. Прокуратура Хакасии обвиняла этого человека в особо тяжких преступлениях, в том числе убийстве двух человек.

Суд постановил выплатить Абдуле Исаеву 450 тысяч рублей компенсации. Но вчерашний зэк посчитал эту сумму оскорбительной и обратился за увеличением компенсации в Верховный суд республики, выставив на этот раз счет в размере 999 миллионов.

В итоге физические и нравственные страдания невиновного арестанта оценили в миллион.

Подсчитано, что за год только в таких регионах, как Марий Эл, Чувашия, Татарстан и Забайкалье, минфин компенсировал 3 миллиона 375 тысяч рублей 26 россиянам за их незаконное осуждение или нахождение под стражей.

Сколько стоит несвобода

Если проанализировать выплаты за репрессии за последние несколько лет, то складывается некий “прейскурант” на судебные и следственные ошибки. Естественно, он неофициальный, но именно так или примерно так платят по стране. Естественно, эти цифры составляют некое среднее число, но они дают представление о суммах за честь и свободу.

Самыми дорогими считаются преступления, квалифицируемые Уголовным кодексом как “причинение вреда жизни или здоровью”. Как правило, судьи оценивают размер компенсаций от 100 до 300 тысяч рублей. К примеру, в суде Йошкар-Олы была назначена компенсация в 280 тысяч рублей матери молодого человека, которого убили милиционеры.

Следующие в “прейскуранте” – преступления, квалифицируемые как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, превышение должностных полномочий, связанное с умышленным причинением вреда здоровью или побоями. Такие очень распространенные преступления милиции оцениваются судом в среднем в 30-90 тысяч рублей.

Свобода законопослушных россиян по опыту нашей судебной системы стоит не очень дорого. Незаконное задержание по подозрению в совершении преступления – 5 тысяч рублей, незаконный полугодовой арест – 90 тысяч рублей, незаконное осуждение лица на лишение свободы от 4 с половиной лет и больше может быть оценено в 1 миллион рублей.

Есть и более “мелкие” нарушения – проведение следственных действий без предъявления обвинения – 6 тысяч рублей, волокита дела дознавателем или следователем обходится государству по судебному решению в девять тысяч рублей, а такие же нарушения со стороны прокурора стоят казне примерно десять тысяч.

Первый шаг из зоны

Если невиновному никто не рассказал о правах на реабилитацию после освобождения, то ему надо написать заявление в следственный орган, который вел его дело. В заявлении потребовать вынести отдельное постановление, в котором закреплено право на реабилитацию. А потом с этим постановлением требовать в суде возмещения вреда.

Такие возможности ему гарантирует статья 53 Конституции РФ. Там сказано, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Право на компенсацию вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, прописано и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По этому документу каждый, кто стал жертвой ареста или задержания, имеет право на компенсацию.

В соответствии со статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных, а также иных правах.

Источник: https://rg.ru/2008/03/19/oshibki.html

�������� ������������ �� �����, ��������� � �����������. �� ��������� �����

Как доказать свою невиновность по делу и получить реабилитацию, если уже отбыла наказание?
�12318

���������� ����������� 85
(�������������, ������������)���������� �������.� 2011 ���� ���� ������� �� 7 ��� �������� ������ �� ��228.1�2�”�” � ��228�2 , ��� ����������� ������ ����������� �������.

� ������� ������� ��� ������� �������� ��������������, ��� ��� ��� ��������� ����� ������ ���������.� ����� � ��������� ����������� ������ ��, �� ������� ���� ����, ��� �������.� ����� � ���� � 2015 ���� �������� � ��������� ���� ��������, ���� ���������� �������� � ���� ���������.

�� ������� ���� � ����������� ��� ���������� ���������.� ��� ��� ���� ��������� ��� ��������.�������� ��������� ���� ���������, ����� ��� ������������� � ����������� ��, ������������� � ��������� ���������� � ��������� ������������, ���� ��������� ������� ������� � ���������� ������� � ��� ��� ����������� �������.

������� ������, ��� ����� ������� � ���� 4 ������, ������������ �� ��������. ���-�� ������� �������, �����, ��� ����� ���-������ ���������. � �� 4 ���� ����� ���� ������. ������� �����������, ������ ������.������� �����������, ��������� ��������, ����� ������ � ������ ������� ��������������� ���������. � �������� � ���� ���.

����, ������, ������ �����… ��� ��� ��� ���������� ����� ������������. �� �������, ��� ���������

�������� ������� ����� ������������ ��������:

������������. �� �� ������ ���������� ������������ �������, �������, ��������, ���� �� 100 ��� ������. ����� ������ �������, ���� �� ���������� ������ ��������������� ����������� �� ����� �������. ��� ����� ������� � ������ ����� �� �����, ������� ������ ��� ���� �������� �����, � �� �������������. ������ ������������ ����������� ���������, � ������ ������ ����������� �������� �� ���. ������ ���������� �����. ���� � ��������� ������, �� ������ ����������� ���������� ����� �� ��, ��� ��� ��������� ��������� � ��������� ��������������� � �� ��������� ���������� ���������� ����� � ������ ������� �������? ������� �����. �������� ������ 133 ��������-��������������� ������� ��, ����� �� ������������ (�� ���� ���������� �������������� �����, ���������� ����� � �������������� � ��������, ����������, �������� � ���� ������) ����� �� ������ ����������, � ��������� �������� ������� �������������� ��������, �� � ������������� ��� ����������, ��������� ������������� � ��������� �������� ����������. ��� ������. ������ � ��������, ����� � ��� ������ �������������� ������ � ��� ���� ��������� ����. ����� �� �� ������, �� � ����� ��������� ���� ������ ���� ������������� ��������, ������� ������ ����� (�� �������) � ��������� ����. ����� �������� � ��������� ����������� �������� � �������� ����, �� ��� ����� � ��������� ����. ���� ���� ������������, �� �� ��������� �������������� ����������, �� � ���� ���������� ������������� � ����������� ���������� ����. ��� ���� �����. ���� ���� ���������� �� ��������, �� ��� ���� ����� � ����. �� ����, ��� �� �������, � ����� ���� �� ���� �����, � ������, ��� ���� ����������, �� �� �� ���� �� ������, ��� ��� ��� �� ���� �� ���������. �� ������, ��� ��� ��������� ���� ������ ��������� ��� ���������� ���������. ����� �������� ������� �� �������� ������, � ���� ������� � ��������� ����. ��� ����� ������� ��������? �� ����� ������� ���� ������� � ������������ �����, ������� ����������� ����, � ���� ��������, ��� ���� ������� � ���� �����. ��� ��� �������, ������� �� ���������� (��������� ����������� �� �������������), �� 99% � �������, ��� �������� ��� �������� ���������� � ��������� ��� ��������� ����. � ����������� ��� ������, �� ��� �� ��������� ��� ��-�� ������������ �� �������� ������������� � ����������� ���������� ����. � ���� ���� ��� 4 ���� ����� � ������. ������ ��� ��� ���� �������, ����� ��������� ��� ������? �� ����� � �����������, � ��� ��������� ������ ������ ���������� ����. ����� ��� ������� � ���������� ����. �� ��� ��������� ������ ���������, � ������� ���������� ������� ���� (����, ������������ ����), ������� ���� ���� ���������� ���������. � ������� ���������� ��� � ��������, ������� ���� �������� ���������� ����� �����. ������ ����� ��� �������� �������, ��� ���� ���������� � ������������ �����, �� ����� � ��������, ��� ���� ����������. �����, � ����������� �� ������, �� ������ �������� ������������� � ����������� ���������� ����, � ������ ��������. ��� �� �������� ���� � ������������ ������, ���� � ����������� (� ����������� �� ������ ���������). � ���� � �����, � �� ��� ������������� ���-���� ��������, �� ��� � ��� �� ����� ����� � ��� �� ������������ ���������� �����.

03.08.2018

Источник: http://hand-help.ru/doc2.1.32.html

Деньги за судебную ошибку: должны ли выплачивать компенсации несправедливо осужденным

Как доказать свою невиновность по делу и получить реабилитацию, если уже отбыла наказание?

В РФ процент оправдательных приговоров близится к нулю, а компенсации за моральный ущерб несправедливо осужденным иногда не превышают 300 рублей в день.

Эксперты: Марат Аманлиев — адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита», Алексей Соколов — правозащитник, руководитель общественной организации «Правовая основа», Святослав Хроменков — юрист, председатель правления общественной организации «Сибирь без пыток» (г.Иркутск).

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона Мария Цыганова. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Деньги за судебную ошибку: должны ли выплачивать компенсации несправедливо осужденным».

Дело в том, что сегодня появилась информация об инициативе адвокатов Марата Аманлиева и Николая Максимова законодательно закрепить минимальную сумму компенсации за ошибочное уголовное преследование и лишение свободны.

«Согласно законопроекту, который разработала Межрегиональная правозащитная организация „Коллективная защита“, размер возмещения должен составлять от 3 тыс. до 15 тыс. рублей в день.

Соответствующая инициатива в ближайшее время будет направлена на рассмотрение в профильные комитеты Госдумы и Совета Федерации». Сегодня мы уже немного затронули эту тему в программе «Федерация». У нас также проводился опрос по этому поводу.

Так как результаты ания оказались неоднозначными, попробуем в ближайший час более подробно познакомиться с новым законопроектом и понять, действительно ли в этом есть необходимость. У нас на связи автор этой инициативы, Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита». Здравствуйте, Марат.

Марат Аманлиев: Добрый день.

М.Ц.: Что побудило вас разработать данный законопроект?

М.А.: Давно занимаюсь адвокатской практикой, наблюдаю за тем, как люди получают возмещения за незаконное уголовное преследование. Честно говоря, иногда волосы встают дыбом, особенно когда читаешь по этому поводу позиции Верховного суда, условно говоря. Было дело, когда Верховный суд присудил в пользу человека 9300 рублей на месяц лишения свободы, несколько лет человек просидел.

То есть 300 рублей в день стоит жизнь и свобода человека. Это чашка кофе. При всем притом, что у нас гарантируется, презумпируется, провозглашается, что жизнь — это высшая ценность, что нет ничего дороже свободы выбора, передвижения, семьи. Человека всего этого лишают, а потом говорят — ну, извини, вот 300 рублей в день. По мне, так это не совсем правильно.

Если это незаконное уголовное преследование, если приговор был обвинительный, но обвинили невиновного, то у человека украли жизнь. Это может быть 3 года, а может быть 10 лет. И вот у человека украли 10 лет жизни, он в глазах общества уже осужденный, заключенный, и никому не объяснишь, что оправдали — судимость-то была. Человеку очень сложно дальше жить.

И поэтому должна быть компенсация, которая позволит ему определенное время, а может, всю оставшуюся жизнь не думать о том, что теперь у него не будет достойного заработка. В любом случае, отношение складывается к таким людям. Даже если их оправдывают, они в глазах общества уже преступники. Поэтому мы считаем, что 300 рублей в день — это очень мало.

Почему родилась идея об отдельном законе — максимальные страдания достаточно непросто оценить. А минимальные очень просто, потому что каждый нервничал, каждый страдал и каждый испытал на себе определенные лишения из-за незаконного уголовного преследования одинаково. Другое дело, кто насколько чувствителен к таким вещам. Если люди с более устойчивой психикой, есть — с менее устойчивой.

Но факт тот, что тебя отлучили от семьи, если ты был все время в СИЗО, факт того, что тебя лишили права трудиться, тебя посадили в клетку, и ты сидел там необоснованно, у каждого минимальные страдания примерно одинаковы. И мы считаем, что минимальный предел возмещения должен определять закон. А вот максимальный — уже суд.

Почему минимальный размер возмещения должен определять закон — допустим, осудил человека суд, он дошел до высшей инстанции, его оправдали. И этот человек вынужден обратиться опять в суд, чтобы ему компенсировали его страдания. То есть он должен обратиться в суд, который незаконно его привлек к ответственности, и этот суд должен определить, насколько незаконно он привлек его к ответственности.

Мне кажется, прямой конфликт интересов. Допустим, Тверской районный суд города Москвы, а именно туда подаются иски к министерству финансов, потому что за незаконное уголовное преследование, за незаконные действия органов власти выступает ответчиком Минфин. Получается, если Тверской суд осудил, иск подается к Минфину, но определяет размер возмещения Тверской суд.

То есть Тверской суд сам за свой приговор должен определить, насколько он заставил человека страдать. На мой взгляд, это неправильно. Минимальный размер возмещения должен определять закон, а максимальный — уже суд. Это будет справедливо.

М.Ц.: Встречались ли случаи, когда человек настолько уже был обессилен всей этой канителью, несправедливостью, что он уже просто не идет в суд, чтобы не переживать это все заново?

М.А.: Конечно. Люди, которые сильно впечатлительные, они боятся взыскивать компенсацию, потому что думают, что в отношении них сейчас еще что-нибудь придумают, чтобы заставить отказаться от взыскания компенсации. Конечно, такие случаи есть.

Люди, которые надеются и просто молятся, чтобы этот кошмар закончился, просто чтобы его освободили, отпустили к семье, и ему больше ничего не нужно, таких людей очень много. Но есть те, кто считает, что с ними поступили некрасиво, незаконно, и они готовы воевать, рвать и метать. Есть и такие.

Но есть такие случаи, когда люди просто опускают руки и надеются просто на то, чтобы их выпустили и больше не трогали. Есть даже те, кто невиновен и согласен, чтобы их осудили условно, не лишали свободы, и они ничего дальше не будут делать.

М.Ц.: В процентном соотношении как-то можно определить, каких больше людей — которые начинают отстаивать свои права или отступают, просто возвращаются домой, стараются обо всем забыть?

М.А.: Я вам не скажу, потому что всех их не знаю. Но на мой взгляд, я считаю, что людей, которые хотят взыскать компенсацию, больше.

Людей на такие вещи толкает уже и нужда, потому что их лишили права зарабатывать, у них в будущем не будет нормального заработка, в течение года хотя бы. Они понимают, что им нужно приспособиться к жизни, денег-то у них не будет.

Поэтому зачастую нужда толкает, чтобы какие-то деньги получить от государства, которое допустило незаконное лишение свободы, незаконное уголовное преследование.

М.Ц.: Вы сказали, что после того, как Верховный суд оправдывает человека, ему приходится обращаться в тот же самый суд, который ему когда-то вынес обвинительный приговор.

М.А.: Не совсем в тот же суд. Я просто привел пример самый яркий, по месту нахождения ответчика. Минфин — это Тверской районный суд. Если осудил какой-то суд в любом субъекте РФ, в любом случае, подавать нужно в Москве этот иск, потому что ответчик Минфин.

Но суть в чем — один суд осудил, а другой суд будет определять, насколько тот суд заставил страдать человека. Это люди из одной корпорации. Поэтому лучше, чтобы минимальный порог компенсации определял закон. Я не вижу каких-то противоречий, странностей, коррупционной составляющей в этом.

Почему бы нет? Кому от этого будет плохо? Только хорошо.

М.Ц.: Надолго ли затягивается обычно такой судебный процесс, когда человек обращается с целью получить компенсацию за то, что он несправедливо был лишен свободы?

М.А.: В зависимости от самого человека. Если присудили в пользу незаконно осужденного 300 тысяч рублей за 3−4 года, он с этим не согласен, то подается апелляционная жалоба. Первая инстанция рассмотрения — это 3−4 месяца. Потом изготовление решения суда — это еще недели две.

А после этого, если человек не согласен, он подает жалобу в апелляционную инстанцию. Если в апелляционной инстанции с его доводами не соглашаются и не считают, что его жизнь настолько дорога, насколько он объяснил, а стоит она 300 тысяч за 4 года, то он уже обращается в кассационную инстанцию.

После кассационной инстанции, если он опять не согласен, он подает жалобу в ЕСПЧ. Он уже после кассационной инстанции может получить те 300 тысяч по исполнительному листу, что займет еще пару месяцев.

Но она может обратиться также в ЕСПЧ, там еще это может пролежать не один год, потому что это обычная жалоба для ЕСПЧ, нет никакого политического подтекста, такие дела рассматриваются у них в первоочередном порядке. Еще пару лет пролежит эта жалоба его. Еще через пару лет ЕСПЧ признает, что занизили компенсацию.

То есть это может растянуться на 2−3 года, если прямо вот рогами упереться. Если человек соглашается с первого захода на 300−400 тысяч, то в пределах 4−5 месяцев.

М.Ц.: Кто еще принимал участие в разработке этой инициативы? Как ее восприняли ваши коллеги, другие члены общественной организации «Коллективная защита»? М.А.: Принимал участие председатель совета Николай Максимов, это мой партнер и коллега по общественной организации.

Сама общественная организация, поскольку мы инициаторы, все и поддержали. Есть разные мнения, конечно. Сразу появляются противники и ярые оппоненты этой идеи даже среди адвокатов. Бытует такая идея о том, что если ввести такую компенсацию, то оправдательных приговоров у нас не будет вообще.

Но я считаю, что это не совсем правильный взгляд на этот вопрос. Давайте тогда отменим компенсации совсем, запретим людям взыскивать компенсации за незаконное уголовное преследование. Может быть, тогда оправдательных приговоров будет побольше. Руководствоваться такими принципами, на мой взгляд, неправильно.

Люди должны понимать, какая минимальная планка стоимости незаконного привлечения к уголовной ответственности.

М.Ц.: А какие еще доводы приводят противники этой инициативы? Что им еще кажется неправильным?

М.А.: Те, кто будут обсуждать этот законопроект, имеют полномочия для его принятия, ания, кто-то будет говорить, что слишком много.

А у меня сразу возникает вопрос, а сколько стоит жизнь человека, который говорит, что это слишком мало? Вот человек говорит, что 15 тысяч в день — это очень много.

А меня интересует, на сколько ты сам оцениваешь свою жизни, свою свободу, семью, свое будущее, карьеру, достоинство человеческое, в конце концов? И на этот вопрос очень сложно будет таким людям ответить.

М.Ц.: В разных источниках почему-то фигурируют разные суммы. У нас идет речь о минимальных значениях от 3 тысяч до 15 тысяч?

М.А.: Да, 15 тысяч рублей за день лишения свободы, неважно, заключение в СИЗО или уже отбывание реального срока. 5 тысяч рублей — за домашний арест, если человеку пришлось просто сидеть дома.

И 30 тысяч в день за каждый день незаконного уголовного преследования, имеется в виду предварительное следствие на стадии, когда занимаются следователи всем делом, и на стадии судебного следствия, когда рассматривается дело в суде. Человек страдал — он же не только сидел в тюрьме или в СИЗО.

Это же целое эмоциональное потрясение, психика же страдает от этого, что в отношении человека возбуждено уголовное дело, что ему грозит лишение свободы, причем это незаконно все. Он понимает, что он не виновен, но в отношении него дело расследуют.

Я не знаю ни одного человека, который спокойно бы воспринял возбуждение уголовного дела в отношении него, когда он знает, что он невиновен.

М.Ц.: На какой стадии сейчас находится законопроект? Когда можно будет ожидать новостей о нем?

М.А.: Мы его дорабатываем, готовим пояснительную записку, готовим сам текст, шлифуем. К концу следующей недели, я думаю, мы его уже в чистом виде представим, направим в Госдуму и в Совет Федерации.

Источник: http://antipytki.ru/2017/08/12/dengi-za-sudebnuyu-oshibku-dolzhny-li-vyplachivat-kompensatsii-nespravedlivo-osuzhdennym/

Адвокат-online
Добавить комментарий