Как можно истребовать имущество, признанное вещ доказательством?

Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами (утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15) (с изменениями и дополнениями)

Как можно истребовать имущество, признанное вещ доказательством?

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами (утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15) (с изменениями и дополнениями)

Обзор документа

Инструкция”О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами”

(утв. Генпрокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР 18 октября 1989 г. N 34/15)

I. Общие положения

1.

Настоящей Инструкцией устанавливаются единые правила изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества в стадии предварительного следствия, дознания и судебного разбирательства, а также порядок исполнения решений органов предварительного следствия и дознания, суда в отношении вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества.

2. В ходе предварительного следствия, дознания и судебного разбирательства по уголовным делам следователь, работник органа дознания, прокурор, суд обязаны изымать:

а) вещественные доказательства;

б) предметы и документы, запрещенные к обращению (если у владельца отсутствует разрешение на их приобретение и хранение);

в) удостоверяющие личность документы, партийные и комсомольские билеты, награды и документы к ним арестованных обвиняемых (подсудимых), подозреваемых;

г) деньги и иные ценности, обнаруженные при наложении ареста на имущество обвиняемого (подсудимого), на которые может быть обращено взыскание в целях возмещения причиненного материального ущерба или исполнения приговора в части конфискации имущества.

3.

Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности.

4. К числу изъятых из свободного обращения относятся предметы, приобретаемые только по особым разрешениям (их перечень определен законодательством Союза ССР и союзных республик), а также все иные предметы, изготовление, приобретение, хранение, сбыт и распространение которых запрещено законом.

5. Изъятие орденов, медалей и документов к ним, нагрудных знаков и документов о присвоении почетных званий СССР, союзных и автономных республик производится в случаях:

а) установления принадлежности их лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении тяжкого преступления;

б) обнаружение наград и документов к ним, принадлежность и право ношения которых не установлены;

в) невозможность обеспечения сохранности их при заключении под стражу обвиняемого (подозреваемого).

II. Изъятие, осмотр вещественных доказательств, наград,
документов, ценностей и иного имущества

6. Факт изъятия вещественных доказательств, наград, документов, ценностей и иного имущества (в том числе предметов и документов, изъятых из свободного обращения) отражается в протоколе следственного или судебного действия.

В случае представления свидетелем, потерпевшим, обвиняемым (подозреваемым), другими лицами, а также представителями организаций и учреждений предметов, документов, ценностей и иного имущества, имеющего значение вещественного доказательства либо изъятого из свободного обращения, а равно подлежащего конфискации или аресту для обеспечения возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, или исполнения приговора суда о конфискации, составляется протокол в соответствии со ст.ст. 70 и 141 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик. При этом следователь, работник органа дознания, прокурор, суд обязаны допросить лицо, представившее названные объекты, о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения.

7. Для изъятия объектов, обращение с которыми требует наличия определенных навыков, точного фиксирования их качественных характеристик, индивидуальных признаков и определения стоимости привлекаются соответствующие специалисты.

В необходимых случаях обнаружение и изъятие предметов, ценностей и документов фиксируется фото- и киносъемкой или видеозаписью.

8. В протоколе перечисляются все изымаемые предметы и документы, а равно описываемое имущество.

При изъятии большого числа предметов и документов в обязательном порядке составляется специальная опись, прилагаемая к протоколу и являющаяся его неотъемлемой частью.

В протоколе или в прилагаемой к нему описи указываются точные наименования, количество, мера, вес, серия и номер, другие отличительные признаки каждого изымаемого объекта, а также места их обнаружения.

При изъятии наград и документов к ним в протоколе указывается их полное наименование и номер, а также излагаются причины, по которым награда изъята без документа или документ без награды.

9.

Исходя из обстоятельств дела, следователь, работник органа дознания, прокурор, суд вправе изъять часть объекта, на котором находятся или могут находиться следы (микроследы), имеющие отношение к расследуемому делу, если нет возможности изъять объект в целом. При этом они обязаны избегать порчи предметов, принадлежащих потерпевшим и иным лицам, а в случае неизбежной порчи принимать меры к возмещению причиненного гражданам ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

10.

Все изымаемые предметы, ценности и документы предъявляются понятым и другим присутствующим при этом лицам, при необходимости помещаются в упаковку, исключающую возможность их повреждения и обеспечивающую сохранность имеющихся на них следов (микроследов), снабжаются бирками с удостоверительными надписями и подписями лица, у которого произведено изъятие, понятых, следователя, работника органа дознания, прокурора, судьи и народных заседателей, которые скрепляются печатью соответствующего органа, о чем в протоколе делается соответствующая отметка.

Если опись изымаемых предметов и ценностей составить на месте невозможно из-за большого их количества, они помещаются в упаковку, которая снабжается бирками с удостоверительными надписями и подписями указанных в предыдущем абзаце лиц.

В таких случаях составление описи изъятых объектов производится по месту проведения следствия, дознания или судебного разбирательства с участием понятых (по возможности тех же) и отражением в протоколе сохранности печатей и удостоверительных надписей на упаковке, в которую были помещены изъятые объекты.

11.

Протокол и опись составляются в двух экземплярах, подписываются лицом, производившим изъятие имущества, ценностей или документов, а также других объектов, понятыми и присутствовавшими при этом лицами, в том числе лицом, у которого производилось изъятие, а в случае его отсутствия – совершеннолетним членом его семьи либо представителем домоуправления, ЖЭКа, ДЭЗа, сельского или поселкового Совета, администрации соответствующего предприятия, учреждения, организации, колхоза или совхоза.

Копия протокола и описи выдаются на руки лицу, у которого произведено изъятие имущества, ценностей, наград или документов, а в его отсутствие – совершеннолетним членам его семьи либо указанным в предыдущем абзаце представителям.

12. Изъятые предметы, документы, ценности, являющиеся вещественными доказательствами, должны быть осмотрены (в необходимых случаях – с участием специалиста), подробно описаны в протоколе осмотра.

В протоколе указываются количественные и качественные характеристики предметов, все другие индивидуальные признаки, позволяющие выделить объект из числа ему подобных и обусловливающие его доказательственное значение.

Определение драгоценного металла (золото, серебро, платина и металлы платиновой группы), драгоценных камней и жемчуга производится с учетом мнения специалиста или заключения эксперта. В иных случаях в протоколе осмотра отражается только цвет металла и камней, а также их индивидуальные признаки.

После осмотра вещественные доказательства приобщаются к делу специальным постановлением следователя, работника органа дознания, прокурора, определением суда.

III. Хранение вещественных доказательств, наград,
ценностей, документов и иного имущества

13.

При хранении и передаче вещественных доказательств, наград, ценностей, документов и иного имущества принимаются меры, обеспечивающие сохранение у изъятых объектов признаков и свойств, в силу которых они имеют значение вещественных доказательств по уголовным делам, а также имеющихся на них следов, а равно сохранность самих вещественных доказательств, ценностей, документов и иного имущества (если они не могут быть переданы на хранение потерпевшим, их родственникам либо другим лицам, а также организациям).

14. Вещественные доказательства хранятся при уголовном деле, а в случае их громоздкости или иных причин передаются на хранение, о чем составляется протокол.

Для хранения вещественных доказательств в органах внутренних дел, органах КГБ, прокуратурах, судах оборудуются специальные помещения со стеллажами, обитой металлом дверью, зарешеченными окнами, охранной и противопожарной сигнализацией. При отсутствии такого помещения выделяется специальное хранилище (сейф, металлический шкаф достаточного размера и т.п.).

Ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде – народный судья или председатель суда.

15.

Ответственным за хранение вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, изъятых в связи с уголовным делом и хранящихся отдельно от него, является назначаемый специальным приказом прокурора, руководителя органа КГБ, органа внутренних дел, председателя суда работник этого учреждения. Основанием для помещения вещественных доказательств на хранение является постановление следователя, работника органа дознания, прокурора, определение суда.

16. Доступ в помещение для хранения вещественных доказательств, ценностей и иного имущества (хранилище) возможен только в присутствии лица, ответственного за их сохранность.

В случае его отсутствия (или заменяющего его работника) доступ в помещение (хранилище) может быть осуществлен с разрешения и только в присутствии прокурора, начальника следственного подразделения органа прокуратуры, органа КГБ, органа внутренних дел, председателя суда (члена суда, народного судьи), у которых должен находиться дубликат ключа от данного помещения (хранилища).

В таких случаях составляется акт, в котором отражается, в связи с чем и какие объекты изъяты из помещения (хранилища) или помещены в него. Акт передается лицу, ответственному за хранение вещественных доказательств, для внесения соответствующих записей в книгу учета вещественных доказательств.

17. Хранение изъятого в ходе предварительного следствия, дознания или судебного разбирательства огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов производится только в органах внутренних дел и органах КГБ, в хозяйственных подразделениях МВД – УВД (УВДТ), КГБ – УКГБ, особых отделов КГБ после проверки в экспертно-криминалистических подразделениях.

Вещественные доказательства в виде взрывчатых веществ передаются на хранение на склады войсковых частей или соответствующих государственных предприятий (организаций), яды и сильнодействующие препараты передаются на склады аптекоуправлений, других организаций, где имеются надлежащие условия для хранения, по согласованию и с ведома их руководства (командования).

В случаях изъятия оружия, боеприпасов, воинского снаряжения, принадлежащего войсковым частям и учреждениям Министерства обороны ССР, КГБ СССР, МВД СССР, они подлежат сдаче на хранение по принадлежности, если это не затруднит проведение следствия или судебного разбирательства.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1205854/

Виндикационный иск как инструмент защиты имущества для конкурсного управляющего

Как можно истребовать имущество, признанное вещ доказательством?

Конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, что корреспондирует его праву подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц. И если единственной целью покупателей является ограничение обращения взыскания на приобретаемое имущество, суд удовлетворит требования конкурсного управляющего (Определение ВС РФ от 26.03.2015 № 305-ЭС14-5473 по делу № А41-268/2014).

Суть ­дела

Общество «Фризон», признанное впоследствии банкротом, заключило с двумя другими обществами-покупателями догово­ры купли-продажи недвижимого имущества. Один из покупателей приобрел пять объектов, другой — два (первые сделки). Цена продажи, как впоследствии установил суд, была в два раза ниже рыночной.

Покупатели зарегистрировали за собой право собственнос­ти на приобретенные объекты и в кратчайшие сроки продали их ООО «Компания „Полиграфик“» (один из ответчиков по делу), это уже были вторые по счету сделки.

Спустя некоторое время покупатели, совершившие первые сделки, прекратили деятельность путем реорганизации в форме присоединения. Однако заключенные ими договоры были признаны судом недействительными на основании ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.

02 № 127-ФЗ «О несостоя­тельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) при рассмот­рении обособ­ленного спора в рамках дела № А41-9733/12 о несостоятельнос­ти (банкротстве) ООО «Фризон».

Между тем новый собственник имущества, ставшего предметом купли-продажи, ООО «Компания „Полиграфик“», продал все семь объектов ООО «Тессарр Групп» (второй ответчик по делу). На этом серия последовательных сделок завершилась. Правда, в данном случае оплата происходила векселями, и сам факт оплаты вызвал у судов большие сомнения.

Третьим ответчиком стало ООО «СпортСервис», которое все это время фактически владело спорным имуществом и эксплуатировало его как развлекательный комплекс.

Именно признание судом в рамках дела № А41-9733/12 первых сделок недействительными и послужило поводом для обращения конкурсного управляющего общества «Фризон» в суд с иском об истребовании упомянутого недвижимого имущества из чужого незаконного владения — обществ «Компания „Полиграфик“», «Тессарр Групп» и «СпортСервис».

Напомним, что в соответствии с п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.

1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» если право на вещь, отчужденную должником по сделке, после совершения этой сделки было передано другой стороной сделки иному лицу по следующей сделке (например, по договору купли-продажи), заявление об оспаривании первой сделки предъявляется по правилам ст. 61.8 Закона банкротстве к другой ее стороне. Если первая сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ. Именно такой иск и предъявил конкурсный управляющий трем упомянутым ответчикам.

­Судебное ­разбирательство

Дело оказалось непростым, и в ходе судебного разбирательства отказы чередовались с удовлетворением требований конкурсного управляющего.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Основные аргументы: имущество выбыло из владения общества «Фризон» по его воле на основании договоров купли-продажи.

Последние приобретатели имущества — общества «Компания „Полиграфик“» и «Тессарр Групп» — не знали и не могли знать о неправомернос­ти отчуждения имущества продавцом. При этом продавец получил плату за передачу спорного имущества.

С учетом указанных обстоя­тельств, принимая во внимание, что на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ­ЕГРП было зарегистрировано за продавцом, суд признал приобретателей спорного имущества добросовестными.

Десятый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, требования удовлетворил.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и в удовлетворении иска отказал.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, куда в итоге попало рассматриваемое дело, посчитала, что суд кассационной инстанции при разрешении спора вышел за рамки своих полномочий и даже попытался установить новые обстоятельства. Более того, ВС РФ посчитал, что суды первой и кассационной инстанций при рассмотрении дела существенно нарушили нормы материального права. Основой для принятия Определения Судебной коллегии стал вердикт апелляционного суда.

Позиция ­Верховного ­Суда

В силу ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, что корреспондирует его праву подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц.

В данном случае предъявление конкурсным управляющим иска о виндикации направлено на возврат спорного имущества в конкурсную массу должника — общества «Фризон» с целью удов­летворения требований его кредиторов.

Первые договоры купли-продажи спорной недвижимости, как уже было сказано, признаны недействительными судом при рассмот­рении обособленного спора в рамках дела № А41-9733/12. Причем суды пришли к следующим ­выводам:

  • данные договоры заключались лишь с целью вывода из активов общества «Фризон» ликвидного имущества (чтобы на него не было обращено взыскание по требованиям иных кредиторов;
  • сделки совершены при неравноценном встречном исполнении и являются ничтожными (мнимыми), как совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия;
  • данными сделками причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • первым покупателям должно было быть известно о признаках неплатежеспособности должника, они не имели намерения осуществлять полномочия собственников в отношении приобретенного недвижимого имущества и продали его в один день одному и тому же лицу — обществу «Компания „Полиграфик“».

Иными словами, в рассматривае­мом случае условием удовлетворения требования конкурсного управляющего о признании сделки недействительной явилась доказанность действительной воли сторон при совершении сделки, направленной на уменьшение конкурсной массы путем отчуждения имущества по заведомо заниженной стоимости. То есть реализация прав продавца и покупателя по договору была осуществлена исключительно с намерением причинить вред кредиторам.

Суд апелляционной инстанции, удов­летворяя заявленные конкурсным управляющим требования, с учетом оценки представленных суду доказательств в пределах полномочий, предусмотренных ст.

71 АПК РФ, пришел к выводу о том, что общество «Фризон» при совершении сделок купли-продажи спорного имущества не имело намерения передать на праве собственности его иному лицу, а преследовало цель создания видимости возникновения юридических последствий, в частности, добросовестности приобретения данного имущества у последующих его покупателей.

Совокупность имеющихся по делу доказательств позволила суду апелляционной инстанции сделать вывод о недобросовестности участников последовательных сделок по отчуждению спорного имущества, в результате совершения которых права на него перешли к обществам «Компания „Полиграфик“» и «Тессарр Групп».

В данном случае учредителями обществ «Фризон» и «Компания „Полиграфик“» на момент приобретения последним спорного имущества выступали лица, находящиеся в родственных отношениях: один из участников ООО «Фризон» — Сермавкин М.В.

, родственник участника ООО «Компания „Полиграфик“» Лабеевой И.А., имелись иные связи участников указанных организаций, в частнос­ти, единственный участник фактического владельца спорного имущества — ООО «СпортСервис» Полозова Н.А.

одновременно являлась участником ООО «Фризон» (с долей в 46%).

Судьи отметили, что в данном случае значение имеет не размер доли тех или иных взаимосвязанных лиц, а наличие родственной связи как таковой, поскольку именно осведомленность лиц об условиях совершенных ранее сделок в связи с наличием родственной связи между ними влияет на осведомленность общества при совершении юридически значимых сделок.

Оценивая перечисление обществом «Компания „Полиграфик“» на расчетные счета первых покупателей денежных средств в счет оплаты за приобретенное имущество, суд апелляционной инстанции, принял во внимание п. 37 постановления Пленума ВАС РФ от 29.04.

2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» о том, что возмездность приобретения сама по себе не свидетельствует о добросовестности приобретателя, и указал, что данный факт также не является безус­ловным подтверждением добросовестности покупателя, Если доказана осведомленность приобретателя о неправомерном характере сделок, это обстоятельство не может опровергнуть его недоб­росовестность.

Приобретатель не является добросовестным в случае, когда совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, в том числе явно заниженная цена этого имущества. Сказанное следует из п. 9 информационного письма Президиу­ма ВАС РФ от 13.11.

2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения».

Ответчик (в данном случае ООО «Компания „Полиграфик“») должен был усом­ниться в праве первоначальных покупателей на отчуждение имущества, приобретенного по значительно меньшей цене, и, соответственно, задуматься о недействительности этого договора.

Оценив данные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что отчуждение спорного имущества от общества «Фризон» произведено в результате совершения последовательных сделок между взаимосвязанными (аффилированными) лицами — участниками сделок и признал доказанным, что приобретатель знал о неправомерном отчуждении спорного имущества.

Апелляционный суд также пришел к выводу, что схема взаиморасчетов между первоначальными покупателями и ответчиком подтверждает недобросовестность приобретателя спорного имущества, так как по ряду сделок в расчетах применялись векселя, которые не могли у него находиться ввиду отсутствия средств для их приобретения.

Особо стоит сказать о завершающей сделке между ООО «Компания „Полиграфик“» и ООО «Тессарр Групп».

Суд апелляционной инстанции признал недоказанным возмездность приобретения спорного имущества последним покупателем, так как оплата приобретенного имущества им до­кумен­тально не подтверждена. ООО «Тессарр Групп» якобы рассчитывалось векселями.

Но сами векселя находились у других векселедержателей. При таких обстоятельствах каких-либо препятствий к виндикации спорного имущества не имеется.

Верховный суд РФ согласился с выводами апелляционной инстанции и отменил постановление кассационного суда.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/279152/

Адвокат-online
Добавить комментарий