Как найти телефонного террориста

Путин подписал поправки к закону о связи. Телефонные террористы и анонимные спамеры обречены

Как найти телефонного террориста

Второе полугодие 2017 года запомнится руководителям силовых структур России надолго. Это была горячая пора. Именно тогда по стране пронесся пугающий шквал ложных звонков о заминированных городских объектах.

Проверялся и отслеживался каждый звонок, каждое СМС-сообщение. На места предполагаемых терактов выезжали группы быстрого реагирования, служебные собаки вынюхивали бомбы. Тогда, к счастью, ни одной так и не обнаружили. Но было много паники, эвакуировали вокзалы, школы, жилые дома…

Около тысячи анонимных звонков и текстовых сообщений о ложном минировании было зарегистрировано только осенью прошлого года. Почти 2,5 миллиона людей в России были вырваны из привычного уклада жизни в процессе эвакуации с ряда социальных объектов, где якобы заложили бомбы. Организаторы этого анонимного хаоса разорили страну на несколько миллиардов рублей.

В те неспокойные дни правоохранители жаловались: поиск телефонных террористов затрудняется тем, что большинство из них использовали скрытые или незарегистрированные номера, а также сервисы IP-телефонии через прокси-серверы. Такие сервисы не позволяют определить местоположение злоумышленника. То есть, найти, конечно, можно, но очень нескоро и дорого.

Какой-нибудь тамбовский школьник в поисках приключений, позвонив по Скайпу через VPN-соединение, мог запросто поднять на уши всю московскую полицию и остаться безнаказанным. Технологии-с!

Телефонная анонимность — угроза безопасности граждан. Правоохранители предлагают решение

Однако не только псевдотеррористы заставили властные структуры задуматься о наведении порядка в этом вопросе. Сотни тысяч обычных добропорядочных граждан ежедневно страдают еще и от другой напасти.

Раздражающий СМС-спам, бесконечные рекламные рассылки, приходящие с неопределяемых номеров — это зло невозможно заблокировать или отписаться, потому что у него нет адреса! Отличительная особенность спамеров: вместо телефонного номера у них непонятный набор цифр, которые ведут в никуда.

А еще есть комбинаторы, прикидывающиеся представителями банков и посредством СМС желающие отщипнуть от накоплений простодушных обывателей. Ну и конечно полубандитские коллекторские агентства, доводящие своих жертв до безумия круглосуточными угрозами с подставных телефонных номеров.

Так или иначе, а силовикам и гражданским активистам эта малоуспешная охота на призраков быстро надоела, и они воззвали к законотворцам.

Госдума не заставила себя ждать и в конце ноября приняла Федеральный Закон № 386-ФЗ «О внесении изменений в статью 46 Федерального закона «О связи». А уже 5 декабря 2017 года документ был подписан Президентом Владимиром Путиным.

Поправки к закону о связи: не шути со связью!

В 2018 году ВСЕ телефонные звонки, текстовые и ые сообщения будут осуществляться ТОЛЬКО с официально зарегистрированных номеров. Анонимность или подмена номера исчезает как понятие. А операторы сотовой связи отныне обязаны блокировать номера, с которых поступят ложные угрозы о заминированных объектах.

Вообще, с операторами новый закон шутить не собирается. Административная ответственность за нераскрытие или подмену телефонного номера правонарушителя вполне убедительна: для юридического лица это штраф от 100 000 до 200 000 рублей. А если с первого раза будет непонятно, то повторное вставание на грабли обойдется уже от 200 000 до 300 000 рублей. Хорошие деньги за плохое поведение.

Самих же псевдотеррористов предполагается (этот момент еще на рассмотрении в Госдуме) привлекать к уголовной ответственности с лишением свободы на срок от 6 до 8 лет. В случае, если последствия ложного сообщения повлекут за собой человеческие жертвы, срок может быть увеличен до 10 лет. Похоже, шутки кончились.

Скроется ли Anonymous в дебрях интернета?

Новый закон обратит пристальное внимание на все без исключения технические средства доставки информации. И на интернет, естественно. Выше по тексту в пример приводился условный тамбовский школьник-злоумышленник, невозбранно сеющий панику, спрятавшись за прокси-сервер. Так вот: это неправда. Точнее, не вся правда.

А реальность такова: не существует в 2018 году ни единой технической возможности спрятаться в интернете, если тот, кто прячется, всерьез заинтересует государственную безопасность.

Да, есть TOR, прячущий концы в воду, есть куча всяких анонимайзеров, на лету меняющих IP-адреса, и прочие ухищрения нового века.

Они облегчают жизнь неопасным жуликам и реальным террористам и усложняют работу оперативникам.

Но когда речь заходит о дестабилизации государства (а телефонный терроризм ровно об этом), все эти чудеса техники перестают иметь значение.

Всякий, кто своими звонками или сообщениями в мессенджере представляет опасность (даже «в шутку») для человеческих жизней, может быть установлен и привлечен к ответственности. Это только вопрос времени и трудозатрат специалистов из госбезопасности.

Разумеется, проделки заигравшегося школьника не поднимут на дыбы Управление «К», хотя школьники бывают разные… В любом случае — по запросу правоохранителей провайдер любого подозрительного гражданина обязан предоставить о нем необходимую информацию. А в особых случаях, если с его компьютера, например, поступают сообщения о готовящемся теракте, то и просто отрезать выход в интернет. Никакой TOR не поможет.

P.S. Прошла информация, что не только силовые структуры смогут принимать решения, руководствуясь положениями нового закона, но и Роскомнадзор не останется в стороне. Но это уже отдельная история.

Наши дела по теме

Уголовные дела

Источник: https://la-advokat.ru/blog/popravki-k-zakonu-o-svyazi/

Телефонные террористы против цивилизации: с заразой XXI века борется весь мир

Как найти телефонного террориста

Волна телефонного терроризма, прокатившаяся неделю назад по Сибири и Уралу, достигла Москвы. За несколько часов на номера экстренных вызовов столицы поступил целый ряд звонков о минировании учебных заведений, торговых центров и административных зданий.

Всего из объектов, в которых якобы были заложены бомбы, эвакуировали более 50 тысяч человек, а материальный ущерб может составить десятки миллионов рублей. Все сообщения о минировании оказались ложными, а личности звонивших пока не установлены, так как они активно пользовались телефонными анонимайзерами, затрудняющими их идентификацию.

Тем не менее, мировой опыт борьбы с «заразой XXI века» показывает, что даже на анонимных телефонных террористов можно найти управу.

«Кто-то подложил нам бомбу»

Английская фраза «Somebody set up us the bomb» («Кто-то подложил нам бомбу») нередко сопровождает сообщения в глобальных СМИ об анонимных звонках с угрозами минирования.

Практика таких звонков стала обыденностью в странах Запада еще после Второй мировой войны, когда повальная телефонизация с автоматическим доступом по номеру и наличие широкой сети публичных телефонов-автоматов сделали процедуру анонимного телефонного звонка максимально доступной.

Нынешняя, компьютеризированная коммуникационная отрасль в еще большей степени размыла образ телефонного террориста, так как в распоряжение преступников попал самый широкий арсенал технических средств анонимизации: программы-синтезаторы для изменения голоса, разветвленные сервисы электронной почты, IP-телефония и телефонные анонимайзеры. Эти технические новинки значительно усложнили оперативную работу правоохранительных органов по поиску телефонных и почтовых террористов, так как сам акт создания анонимного послания стало гораздо труднее привязывать к какому-либо конкретному лицу.

Тем не менее, как показывает практика, целый ряд, казалось бы, безнадежных расследований дел о телефонном терроре удалось сдвинуть с мертвой точки после глобальной координации усилий правоохранителей, спецслужб, психологов, технических специалистов и простых граждан. Их совместная работа нередко увенчивается поимкой преступников.

20 лет тюрьмы за один звонок

Отдельно следует сказать, что в мире давно давно разглядели социальную опасность такого якобы «безобидного» преступления, как сообщение о ложном минировании.

В частности, в США федеральные законы предполагают за единичный звонок о минировании наказание до 5 лет тюрьмы и штраф 5 тысяч долларов.

При этом, по привычной практике американского правосудия, суд может рассмотреть все случаи «телефонного минирования» по отдельности — и выкатить, например, за 20 ложных звонков 100 лет тюрьмы, что равносильно пожизненному заключению.

В некоторых американских штатах наказание за ложное сообщение о минировании даже строже. Так, в штате Массачусетс за ложное сообщение о бомбе преступнику может грозить до 20 лет тюрьмы и штраф 50 тысяч долларов.

При этом к «бомбе» могут быть отнесены не только взрывные устройства, но и патогены, отравляющие вещества и яды, радиоактивные материалы или оружие в запрещенном месте, например сообщение об огнестрельном оружии в самолете. 

Кроме того, в целом ряде штатов пойманный преступник обязан оплатить работу аварийных служб и вторичные финансовые потери, вызванные временной остановкой работы «заминированных» организаций и учреждений.

Важно подчеркнуть, что такого рода наказание применяется как раз к заведомо ложным сообщениям о минировании, в то время как любые действия, имеющие целью организацию реального террористического акта, наказываются еще строже.

Пока были отпечатки…

«Классический» телефонный терроризм ХХ века обычно основывался на использовании сети публичных телефонов-автоматов, которые не предполагают идентификации звонящих и используют анонимные средства оплаты — разовые телефонные карты или наличные монеты.

Большое количество случаев телефонного терроризма из той эпохи так и осталось нераскрытым в силу тогдашней неразвитости коммуникационных технологий и сети камер наружного наблюдения.

В целом ряде случаев преступникам удавалось совершить последовательную серию звонков из телефонов-автоматов, оставаясь незамеченными камерами наблюдения и не попадаясь дежурным патрулям полиции.

Эра террористических звонков из телефонов-автоматов закончилась в середине 2000-х годов. Своеобразным «рубиконом» стало дело о ложном минировании транспортной сети австралийского города Брисбен, раскрытое по горячим следам в ноябре 2005 года.

14—15 ноября 2005 года полиция Брисбена получила несколько последовательных звонков из телефонов-автоматов, в которых неизвестный утверждал о минировании автобусов и центрального вокзала города. Звонки привели к полному параличу общественного транспорта в городе на двое суток, а тысячи пассажиров провели по нескольку часов в ожидании задержанных поездов и автобусов.

Уже вечером 15 ноября полицией был арестован 46-летний водитель грузовика Родни Уотсон, который попал на запись одной из камер наружного наблюдения возле использованного им телефона-автомата незадолго до звонка с угрозой. Еще одним доказательством вины Уотсона стали отпечатки его пальцев на трубках трех телефонов-автоматов из четырех, которые использовались для совершения звонков. 

Впоследствии Уотсон был признан невменяемым, что позволило ему отделаться легким испугом: он был приговорен к трехлетнему заключению и последующему трехлетнему наблюдению, но освободился уже в ноябре 2006 года.

Голоса в Сети

Однако вскорости ситуация с телефонным террором значительно осложнилась. С середины 2000-х годов коммуникационная сфера окончательно оторвалась от конкретной персоны звонящего или отправляющего электронное послание.

На сегодняшний день раскрыть хорошо подготовленную террористическую телефонную атаку оказывается гораздо труднее, так как личность звонящего часто скрыта за массой защитных протоколов и уловок.

В таких случаях, как ни странно, следователям помогает тот факт, что звонящий чаще всего — это конкретный человек, действия и мотивы которого можно все-таки просчитать.

Например, в начале 2017 года более 2000 звонков с угрозами о минировании поступили в адрес целого ряда еврейских культурных центров в США, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и Норвегии. Как оказалось впоследствии, источником звонков был 19-летний житель Израиля Михаэль Кадар

Он был признан негодным к службе в армии из-за доброкачественной опухоли мозга, влияющей на поведение: у него был диагностирован аутизм и параноидальное поведение.

Тем не менее, Кадар оказался достаточно компетентен в технических вопросах, сумев организовать глобальную маскировку своих звонков через анонимайзеры и IP-телефонию, а также исказив свой голос с помощью специальных компьютерных программ. 

Как сообщило следствие, Кадара выдало его собственное тщеславие — в ряде сообщений «глубинного Интернета» (dark web) он хвастался своими способностями обеспечить «проблемы» любой организации и описывал принципиальную схему действий.

Агенты спецслужб Израиля, искавшие загадочного «телефонного бомбиста», были несказанно удивлены, когда выяснилось, что им оказался тихий молодой еврей из Ашкелона. Это настолько не вписывалось в канонические сюжеты о террористах, что израильской прессе было даже запрещено называть имя преступника. 

В итоге, после года следственных мероприятий, Кадар в ноябре 2018-го признал свою вину и был осужден на 10 лет тюрьмы. Впрочем, не исключено, что еврей-антисемит, отбыв положенный срок, выйдет на свободу отнюдь не нищим: на его биткоин-счету, пароль от которого он так и не разгласил следствию, находится около 1 млн долларов США, которые он получил в качестве выкупа от части своих жертв. 

Другой известный случай поимки телефонного террориста произошел в Британии. Местный подросток Кейн Гэмбл был на два года посажен в тюрьму для малолетних за «акты кибертерроризма» против высших должностных лиц в правительстве США. 

Интересно, что Гэмбл никого не терроризировал своими звонками. Он «всего лишь» мошенническим образом раздобыл через колл-центры личную информацию тогдашних директора ФБР Марка Джулиано, министра внутренней безопасности Джея Джонсона, главы ЦРУ Джона Бреннана и ряда других высокопоставленных лиц. 

Считается, что признавший свою вину подросток был связан с хакерской группой Crackas With Attitude, взламывавшей корпоративные порталы американских спецслужб. Так или иначе, судья расценил действия Гэмбла как «мерзкую кампанию политически мотивированного кибертерроризма», заставившей чиновников США чувствовать себя жертвами.

Преступные организации выявляются сложнее

Дела обстоят гораздо сложнее, когда речь идет о настоящих преступных организациях, использующих телефонный терроризм не с целью последующей наживы или личного самоутверждения, а в качестве инструмента для прямого запугивания той или иной страны или группы граждан.

В частности, до сих пор не раскрыт источник целой серии телефонных звонков с угрозами, которые парализовали австралийские школы в январе-феврале 2016 года. Пока известно лишь, что звонки поступали извне Австралии, а голос, озвучивавший сообщения о минировании, был компьютеризированным. При этом никакие требования о выкупе не предъявлялись, а звонки были подчеркнуто анонимными.

Не раскрыт и самый громкий случай так называемого «биткоин-терроризма» в декабре 2018 года, когда в e-mail рассылке тысячам бизнесменов, школ, информационных агентств и банков поступили сообщения о минировании — с предложением оплатить 20 тысяч долларов на анонимный биткоин-счет для нейтрализации бомбы. 

Как выяснилось впоследствии, террорист или группа террористов использовали уязвимость популярного американского сервиса GoDaddy, используемого для регистрации доменов в зоне .com, который и стал «зомби-сервером» по рассылке террористического спама. Это предполагает наличие целой организации, стоящей за этой попыткой, так как получение доступа к GoDaddy было достаточно сложным в реализации.

Скорее всего, нынешняя волна заразы XXI века, захлестнувшая Россию, — тоже вовсе не дело рук сошедшего с ума террориста-одиночки.

Как показывает мировая практика, такие атаки очень трудно предотвратить и тем более предугадать.

Важно и то, что государство, подвергнутое атаке, просто не вправе действовать зеркальными методами против территории, с которой осуществлялись ложные звонки о минировании.

Однако понятно и другое — в нынешнем высокотехнологичном мире такие преступления все-таки могут быть раскрыты при должном старании профессионалов. Рано или поздно спецслужбам России удастся идентифицировать и нейтрализовать преступников — даже если это будет выглядеть чистой удачей.

Источник: https://riafan.ru/1148488-telefonnye-terroristy-protiv-civilizacii-s-zarazoi-xxi-veka-boretsya-ves-mir

«Надоели эти «телефонные террористы!»: можно ли избавиться от назойливых рекламных звонков — Новости — Новости и события Гродно

Как найти телефонного террориста

С таких звонков от зазывал на презентации, как правило, начинаются неприятные истории, очень похожие на мошенничество. Причём часто люди не дают свои номера телефонов и согласие на звонки, но рекламных агентов это не беспокоит. Если СМС-сообщения с предложениями товаров и услуг можно удалить, то избавиться от навязчивого консультанта непросто.

Слышат про жалобу — бросают трубку

В редакции «Вечёрки» женщина рассказала, что у неё два мобильных телефона, на каждый из них минимум раз в две-три недели звонят незнакомые, представляются сотрудниками компании по продаже итальянской посуды и настойчиво приглашают на презентацию.

— Звонят, когда я на работе и не могу разговаривать. Несколько раз просила удалить мои номера, чтобы больше не беспокоили, грозилась тем, что жалобу напишу, но трубку сразу бросают. Перезваниваешь, а телефон уже недоступен. Проходит несколько недель, и ситуация повторяется. Надоели эти «телефонные террористы»! — возмущена гродненка.

По её словам, она пыталась связаться с фирмой, сотрудники которой упорно зовут на презентации, но это оказалось нелегко. В телефонной справочной службе номеров компании не нашли. В интернете, кроме адреса фирмы, никаких других контактов тоже нет.

— Как же быть пенсионерам, которые интернетом пользоваться не умеют? Или если интернета вовсе нет? — недоумевает Татьяна.

Несостоявшийся клиент

Мы с коллегами решили разобраться и поехали по указанному адресу. Добраться до небольшого здания, стоящего посреди поля на окраине города, без машины не так просто. С главной дороги указателей нет.

Странным показалось и то, что у солидной компании, которая продаёт дорогущую итальянскую посуду, нет большой красочной вывески, которую видно издали.

Вместо неё на стеклянных дверях едва заметно чёрным цветом нанесено название фирмы, зато большими буквами распечатано предупреждение о том, что видео- и фотосъёмка запрещена.

В фойе — растяжка с названием фирмы, выставка той самой посуды и что-то вроде ресепшена. Увидев нас, женщина за стойкой слегка удивилась.

— Я ваш клиент, — говорю и тут же добавляю: — Несостоявшийся.

Объяснив ситуация со звонками, прошу жалобную книгу. В ней моя запись была шестой — за два года, что работает компания, это даже неплохо.

— Вы уверены, что это наша фирма звонила вам? — интересуется одетый по-спортивному мужчина, который стоял возле ресепшена и слышал наш разговор.

На мою просьбу связаться с директором отказали, мол, «директор — человек занятой», да и личные контакты руководителя они не дают.

— А я личный номер и не прошу. Как мне позвонить на рабочий телефон? — возразила.

Спустя несколько минут мне всё же дали номер телефона, но не директора, а юриста фирмы и предупредили, что звонить ему можно после обеда, потому что «сейчас он в суде». Пообещали, что мои номера из базы данных удалят. Будет ли так, покажет время…

Пока мы разговаривали, наступило время обеда и из-за закрытых дверей повалила толпа девушек, около двадцати человек. Видимо, персонал кол-центра.

Адрес ищите в интернете и… в договоре

В компании говорят, что в случае со звонками закон не нарушают, и, если кто-то против, чтобы им звонили, можно написать письмо в фирму или прийти сюда лично с просьбой удалить номер, и он тут же удаляется.

— Есть такой вид деятельности, когда звонят, приглашают. Люди при этом товар не приобретают и при таких обстоятельствах должны вести себя несколько по-другому. И газета здесь абсолютно ни при чём. Не хотите, чтобы вам звонили, пишете нам письмо или обращаетесь лично, просите удалить номер, и всё.

Наш адрес все знают, в каждом договоре он указан. К нам приходит по несколько писем в день, и мы с удовольствием на них отвечаем. Принимаем все необходимые меры. И этот официальный номер фирмы (который я, к слову, с трудом выпросила. — Авт.

) вы же как-то нашли? — рассказал мужчина, представившийся юристом компании.

О том, как номера телефонов попадают в базу фирмы, получить чёткого ответа не удалось. В компании говорят, что номера определяются путём подбора случайных чисел. Но почему тогда девушки из кол-центра знают, что позвонили в Гродно?

Звонить могут только с вашего согласия

В милиции говорят, что к ним часто обращаются гродненцы по поводу надоедливых рекламных звонков, но сделать с этим ничего нельзя — состава преступления в подобных действиях нет.

— Это агрессивная маркетинговая политика. С точки зрения закона нарушений здесь нет, если просто позвонили. Да, неприятно. Есть такое понятие, как тайна телефонных переговоров, но сам номер — это не личная информация, — пояснил официальный представитель пресс-службы УВД облисполкома Игорь Белозёров.

Тем не менее управа на таких назойливых консультантов есть. По закону «О рекламе», размещение (распространение) рекламы с помощью телефонной, телексной, факсимильной, сотовой подвижной электросвязи, электронной почты разрешено только с согласия абонента.

— Это согласие зачастую спрятано в договоре на оказание услуг телефонной связи. И абонент может просто не обратить на него внимание, — пояснила председатель ОО «Гродненский центр правовой помощи потребителям» Жанна Гостяева.

Что касается контактов фирмы, то, по закону, должен быть указан адрес компании, а номера телефонов оставлять необязательно.

Что делать с настойчивыми звонками?

1. Самый просто способ — не втягиваться в разговор с телефонными продавцами и класть трубку. Потребители сами породили этот бизнес своей отзывчивостью и желанием получить что-то бесплатно.

2. Можно внести номер, с которого поступает навязчивая реклама, в чёрный список. Но эта мера не особенно действенна, поскольку компании, которые занимаются обзвоном потенциальных покупателей, часто меняют номера.

3. Потребовать прекратить все звонки, исключить номер из всех баз. Если это не поможет, написать письмо в фирму. По первому вашему требованию номер должен быть удалён.

4. При оформлении различных услуг, карт скидок в магазинах внимательно читайте условия оформления, ведь зачастую мы, сами того не зная, даём согласие на получение телефонного спама.

5. Если звонят на домашний номер телефона, можно обратиться в Белтелеком, чтобы телефон убрали из справочных баз и не сообщали его в справочной.

Источник: http://vgr.by/2019/12/16/nadoeli-eti-telefonnyie-terroristyi-mozhno-li-izbavitsya-ot-nazoylivyih-reklamnyih-zvonkov/

Как телефонные хулиганы мешают нам жить – МК

Как найти телефонного террориста

К вам едет команда!

Звонок раздался в пять утра. Нина Демидова (имя и фамилия изменены. — Е.С.) с бьющимся сердцем бросилась к телефону. У москвички пожилые родители, поэтому она никогда не отключает телефон: все может случиться. Определителя номера у нее нет.

Незнакомый голос жестким тоном сказал: «У вас есть непогашенная задолженность перед банком. К вам приедет специальная команда, чтобы произвести арест имущества!» Напрасно Нина пыталась объяснить, что никаких кредитов в этом банке не брала, поэтому ничего не должна выплачивать. В трубке уже звучали гудки отбоя.

Через пару дней все повторилось: звонок в предрассветный час, железный голос, угрозы. Нина опять не смогла вставить ни слова. Только тогда она поняла, что разговаривает с роботом.

— Я никогда не была даже вкладчиком этого банка, — рассказывает Нина, — а кредит не брала ни разу в жизни. В квартире кроме меня прописаны мой взрослый сын и муж, с которым мы состоим в разводе. Подумала: вдруг они оформляли кредит? Но ни сын, ни муж тоже никогда не имели дело с этим банком. Я понимала, что стала жертвой ошибки.

Она поделилась с друзьями. Все успокаивали: «Ерунда! Не бери трубку! Отстанут!» Но террор продолжался.

— Они почему-то звонили в самое глухое время: в 4 и в 5 утра. После этого ведь уже не заснешь. — Нина вспоминает историю как кошмарный сон. — Назначали очередную дату приезда их бригады.

То есть текст автоинформатора регулярно обновлялся. Однажды потребовали, чтобы я в течение недели приехала в офис куда-то в Алтуфьево, иначе они пожалуют ко мне сами, а если меня не окажется дома, выломают дверь.

Знакомые подтвердили: такое бывает!

Нина страшно боялась этих угроз и старалась в назначенное коллекторами время просто уехать из дома. Шла на работу, когда в этом не было необходимости, напрашивалась к друзьям, придумывала себе дела, лишь бы не сидеть в квартире, вздрагивая от каждого шороха.

Но, когда террор перевалил уже на третий месяц, она отправилась в ближайшее отделение злополучного банка. Там ей объяснили, что ее преследует коллекторская служба, с которой у банка якобы нет непосредственного контакта. Доведенная до отчаяния женщина не отступала, и тогда ей все-таки дали номер телефона.

Из дома дозвониться не получилось: трубку упорно не снимали, пришлось снова ехать в банк.

— Наконец меня связали с сотрудницей коллекторской службы, которая на мой вопрос: «Почему меня терроризируют ваши сотрудники и когда прекратятся звонки?» — ответила, что это, мол, запретная тема! В итоге банк согласился помочь урегулировать вопрос, но потребовал, чтобы я предъявила выписку из домовой книги, а также справку из МГТС о том, кто является владельцем моего телефонного номера. В общем, пришлось доказывать, что я не верблюд. Все эти документы принесла в банк, написала заявление, где указала, что у меня не было никаких кредитов, и попросила оставить меня наконец в покое. Менеджеры заверили, что через две недели проблема будет устранена. Наконец из банка мне на сотовый телефон пришло сообщение, что мое заявление рассмотрено и принято положительное решение. Банк претензий не имеет и приносит свои извинения. Жалею, что не потребовала компенсации морального вреда. Мучения длились около трех месяцев, а это очень много.

Девяносто дней стресса — это действительно чересчур. Нина и сегодня, спустя два года, с опаской подходит к телефону. О пережитом вспоминает с содроганием: «После каждого звонка я себя очень плохо чувствовала — и под ложечкой болело, и поясницу ломило, и волосы выпадали. А главное, знаешь, что ни в чем не виноват, и не понимаешь, за что с тобой так!»

Я могу это понять, потому что сама испытала нечто подобное, правда, не в столь драматичной форме. Сим-карта, которую мне выдали в редакции, раньше принадлежала некоему Сергею Львовичу — должнику того же банка, который наслал на Нину Демидову коллекторов.

Трепали нервы пару месяцев, требуя позвать злополучного Сергея Львовича к телефону или заплатить за него 4 тысячи 600 долларов. Выбивальщики долга никогда не представлялись по фамилии и упорно не желали понять, что я к их клиенту никакого отношения не имею.

Когда на дисплее высвечивался знакомый номер, я пробовала не отвечать. Но упорство коллекторов было сродни ослиному: они слали СМС и продолжали наяривать. Иногда я просто орала в трубку, что не знаю никакого Сергея Львовича, и грозилась обратиться в полицию.

Разговоры на повышенных тонах помогали ненадолго, потом все возобновлялось. Не люблю размахивать удостоверением «Пресса», но тут пришлось доходчиво объяснить коллекторам, что у меня, в отличие от бессловесных жертв, есть возможность предать эту историю гласности.

И от меня наконец отстали!

В черный список!

Диапазон назойливых телефонных издевательств достаточно широк. Подростки от скуки придумывают розыгрыши, порой далеко не безобидные. Это называется «по приколу».

Компания старшеклассников до поздней ночи названивает жителям своего района, предлагая дешевое место на кладбище.

Школьник сбегает с последнего урока и звонит бабушке одноклассника-отличника: «Ваш внук попал под машину!» Старушка лишается чувств у телефона. Диагноз — инфаркт.

Даже такие безобидные вещи, как глупые вопросы типа «это бордель?», «добрые» советы помыть телефонный аппарат в мыльной воде или свернуть провод в 4 раза, чтобы засунуть его в известное место, тоже выводят из себя.

Телефонные забавы взрослых еще изобретательнее. Многие обожают ролевые игры.

Одни прикидываются врачами, чтобы полакомиться чужими интимными подробностями, другие изображают из себя кинорежиссеров, третьи играют в агентов спецслужб, четвертые представляются социологами и задают вопросы исключительно «про это». Такие игры с «переодеваниями» достаточно неприятны для тех, кого используют втемную.

Но есть и совсем уж запредельные увеселения, когда родственников пропавших без вести, чьи фотографии печатали в газетах, размещали в Интернете или показывали по ТВ, начинают одолевать телефонные садисты, которые прикидываются свидетелями преступления и, млея от удовольствия, сообщают жуткие подробности.

Но это все старые приемы, отточенные еще в незапамятные времена. А вот и свеженькие технологии.

Блогер Дмитрий Чернышев (mi3ch) рассказывает: «В прошлый понедельник на мой мобильный позвонил неизвестный.

Из потока мата, угроз и оскорблений удалось понять, что так как мне не нравится политика партии и правительства в отношении Донбасса, то на моей совести все убитые там дети. И что я за все отвечу.

Потом на телефон начались сотни звонков с разных номеров. Блокировка номеров не помогала — тут же шли звонки с новых номеров (сейчас в черном списке моего телефона 450 номеров). Это называется телефонный флуд. В результате такой атаки до человека никто не может дозвониться.

Кроме того, мой оппонент разместил на множестве бесплатных сайтов объявления от моего имени. С моим номером. И мне начались звонки от людей, которые хотели купить мой автомобиль (очень дешево) и ручную обезьянку. Думаю, что последним ходом злоумышленник очень гордится и рассказывает об этом своим корешам…»

Дмитрий советует людям, оказавшимся в подобной ситуации, не терять присутствия духа и не впадать в депрессию, чтобы не доставлять радость телефонному террористу.

Они представляются нам наглыми ребятами, которым море по колено, но в жизни это, как правило, закомплексованные, робкие, неуверенные в себе лузеры, способные наслаждаться своей властью над другими лишь анонимно, в обличье человека-невидимки. И телефон дает им такую возможность. Для таких людей это оптимальный канал «общения». Можно безнаказанно и оскорбить человека, и даже получить сексуальное удовольствие.

Назойливые преследования по телефону часто отравляют жизнь знаменитостям. Телеведущая Юлия Меньшова рассказывала мне однажды, как ее целый год мучил назойливый аноним. Он звонил почти каждый день, иногда просто молчал. Напряженная тишина в трубке была невыносимой.

Телезвезда даже обращалась в милицию с просьбой установить назойливого воздыхателя, но ее отсылали на телефонный узел. Однажды Ромео появился у ее подъезда. Он прятался за колонной и улыбался, производя впечатление не совсем адекватного человека.

Преследование прекратилось, когда Меньшова вышла замуж и переехала с мужем на съемную квартиру. Поклонник-неудачник потерял след.

Впрочем, чуть ли не у каждой знаменитости есть в запасе несколько подобных историй. Кто-то в ярости нажимает «отбой», кто-то разражается ненормативной лексикой, кто-то испытывает нервный срыв.

На звездах специализируются так называемые пранкеры, и небезызвестный Вован давно уже сам раздает интервью, с удовольствием рассказывая, как он лихо развел того или иного медийного персонажа на откровения.

Но кому нужны простые смертные? Зачем пугать женщин и детей, доводить до белого каления старушек, заставляя их горстями пить валидол?

У судебного врача-психиатра Георгия Введенского был пациент, который часами набирал разные случайные номера, чтобы найти жертву — молодую женщину, с которой умело завязывал разговор. Жаловался на невезение в личной жизни, усталость от одиночества. Как ни странно, этот нехитрый прием часто срабатывал — и девушки соглашались встретиться с романтичным незнакомцем.

Самое интересное, что пациент психдиспансера на свидание не являлся. Ему не нужен был живой контакт. Пока девушка нервничала в бесплодном ожидании, бросая взгляд на часы и озираясь по сторонам, он подглядывал за ней из-за угла, упиваясь своей властью.

Расстроенная жертва уезжала домой, думая, что она не понравилась или ее просто разыграли. Но на этом затейник не останавливался. Он начинал названивать девушке, которой испортил вечер: «Я тебя видел». И плавно переходил к запугиванию: «Знаешь, почему я не пришел? Боялся, что изнасилую тебя и убью».

Можно себе вообразить, какой ужас испытывала бедняга. 

К счастью, дикие угрозы оставались только на словах, но кто мог гарантировать, что телефонный маньяк однажды не начнет претворять их в жизнь? Есть исследование американских ученых, в основу которого легли опросы серийных насильников. Так вот, почти 40 процентов начинали именно с телефонных звонков непристойного содержания.

«Барышня, соедините!»

Той самой Нине Демидовой, которую с подачи одного из крупнейших российских банков три месяца прессовала коллекторская служба, фантастически «везет» на телефонных садистов.

Не успела москвичка отойти от ночных звонков, как ее опять начали одолевать неизвестные жаворонки.

— Первый звонок раздается в 6 утра, — возмущается Нина. — Либо молчат, либо произносят примерно такой текст: «Вы мне звонили? Я вас внимательно слушаю. Что вы хотели сказать?» Если я вешаю трубку, мне перезванивают. Разные голоса. Вероятно, разные города, потому что периодически я слышу характерную трель междугородного соединения.

Может быть, это отголоски той банковской истории? Нет, уверена Нина, на сей раз ей досаждают обычные хулиганы, которым кто-то сообщил ее номер. Но только почему на роль жертвы выбрали именно ее? И кто эти анонимы, отравляющие ее жизнь? Нина убеждена, что среди ее знакомых таких людей нет.

Казалось бы, зачем терпеливо выслушивать разный бред? Достаточно просто выдернуть вилку из розетки и прекратить ненужное общение. Но объекты телефонных преследователей часто чувствуют себя словно под гипнозом.

Они будто связаны незримой нитью с человеком на том конце провода. Известны случаи, когда у несчастных жертв формировалась психологическая зависимость от этих звонков. Одно лишь только ожидание очередной пытки по телефону держит их нервную систему в жутком напряжении.

Услышав звонок, они испытывают ужас, но все равно хватают трубку.

Можно ли как-то обезопасить себя от назойливых анонимных вторжений в личную жизнь?

Есть несколько простых технических рекомендаций для владельцев мобильников. Смартфоны позволяют перевести телефон в режим «Принимать звонки только от людей из вашей телефонной книжки». Кроме того, сегодня практически все мобильные операторы предлагают бесплатную услугу под названием «Черный список».

Если же хулиган позволяет себе угрозы в ваш адрес, неплохо проинформировать его о соответствующей статье УК РФ. Мера пресечения по статье 119 составляет от 6 месяцев принудительных работ до 2 лет тюремного заключения, в зависимости от тяжести преступления.

Поэтому «беседу» нужно записать на диктофон и обязательно предупредить злоумышленника, что разговор фиксируется. К сожалению, в случае с телефонными садистами очень сложно доказать факт угрозы жизни, даже если есть что предъявить суду.

Ведь виновника накажут только в том случае, когда существуют доказательства, что у него имелись основания для осуществления угрозы жизни и здоровью.

Кроме того, очень большой вопрос, захочет ли полиция разыскивать неизвестного хулигана, который всегда может сослаться на то, что это был всего лишь розыгрыш. 

Если террорист названивает на городской телефон, не оснащенный ни функцией АОН, ни блокирующими возможностями, избавиться от преследования будет труднее.

По мнению специалистов, сегодня невозможно определить назойливого абонента. Это раньше, когда использовались другие телефонные станции и на каждой круглосуточно дежурил специалист, установить соединение не составляло труда.

На современных станциях цепочку проследить нереально. Сложно поймать и сигнал с телефона, обслуживаемого ведомственной сетью. Создать «черные списки» для нежелательных абонентов АТС тоже не в состоянии: вы сняли трубку — и соединение состоялось.

Иногда вы становитесь случайной жертвой, иногда — нет. Почему именно вы? Есть множество мотивов. А найти телефонные контакты человека не так уж сложно.

Правда, почила в бозе такая милая услуга, как «Барышня, соедините», когда телефонистка могла выступить в роли секретарши, транслируя ваш звонок соседу с первого этажа, к примеру. Закон РФ «О персональных данных» стоит на страже конфиденциальности.

Но для злоумышленников и это не проблема, у них есть доступ к базам с самой различной информацией о гражданах.

Им нужна ваша реакция — эмоциональная, на грани нервного срыва. Ответное молчание, причем холодное и равнодушное, без нервного придыхания, тоже выбивает эту публику из колеи. Но самый надежный вариант ответа на всевозможные телефонные притязания, советуют психологи, — просто повесить трубку, не вступая в диалог.

Источник: https://www.mk.ru/social/2015/08/06/kak-telefonnye-khuligany-meshayut-nam-zhit.html

Кто «минирует» Россию

Как найти телефонного террориста

С конца позапрошлой недели в стране — от Сургута до Москвы — проходит массовая эвакуация людей после анонимных телефонных звонков о возможных взрывах на самых разных объектах. В ряду «заминированных» — Красная площадь в Москве, Дворцовая в Петербурге, мэрия Екатеринбурга, крупные торговые центры, школы.

Десятки тысяч граждан, в том числе детей, вынуждены покидать помещения в холод без теплой одежды, без ключей от дома, лишаться на время машин, которые остаются на парковках. Уж не говоря о сорванных планах и нервных потрясениях.

Да и вообще две недели телефонного терроризма при полном молчании многочисленных силовых органов как-то не очень вяжутся с образом России как великой державы с мощными спецслужбами.

Все крайне скупые объяснения, которые пришлось услышать по этому поводу, не делают чести российским органам безопасности.

Сначала заговорили об украинском следе — якобы 90% звонков о «минировании» поступают с территории Украины, но эта версия быстро сошла на нет. Может, наши граждане, не раз и не два обжегшись на пресловутых «распятых мальчиках», перестали безоглядно верить тому, что во всем виноваты украинцы.

Потом речь зашла о каком-то флешмобе, участники которого, дескать, будут задержаны в «ближайшее время». С тех пор прошла неделя — но то ли флешмоб оказался очень заразительным, то ли не в нем дело.

Третья версия — «ученья идут» — тоже вызывает вопросы. Если в стране начались такие масштабные ученья по безопасности, значит, у спецслужб есть информация об очень серьезной угрозе.

Но в таком случае просто необходимо предупредить людей о возможной опасности, а не использовать их как массовку на тренировках спецслужб.

Да и глава МЧС России Владимир Пучков заявил в среду, 19 сентября, что «МЧС России такие учения не планировало и не проводило».

Наконец, со ссылкой на анонимный источник агентство РИА «Новости» сообщило, что небывалая по масштабам атака телефонных террористов — якобы дело рук людей, связанных с запрещенной в России группировкой «Исламское государство». Но и эта версия развития не получила.

При этом людей продолжают эвакуировать с каждого объекта, который «минируют» своими звонками анонимы. Каждый день. И это, конечно, оправданно. Да, пока никаких взрывов не было.

Но вполне достаточно даже одного подтвердившегося случая, чтобы посеять в обществе панику.

Однако и молчание компетентных органов по поводу заказчиков и исполнителей столь длительной кампании телефонного терроризма (а это явно не разрозненные случайные звонки — их слишком много и уж слишком часто они звучат) все больше настораживает граждан.

В России есть 207-я статья УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», прямо касающаяся телефонного хулиганства. Ее первый пункт подробно описывает наказание за такие звонки, когда не происходит самого взрыва: от крупного штрафа до лишения свободы на срок до трех лет.

Есть и вызвавший бурный коллективный протест (впрочем, безрезультатный) у операторов мобильной связи пресловутый «пакет Яровой-Озерова». Его принимали, в том числе, для защиты от телефонных террористов.

Но законы, призванные защитить безопасность граждан, по-видимому, не работают.

Или сотрудники правоохранительных органов, обязанные эту безопасность обеспечивать, не могут выполнить свою работу, несмотря на то, что финансирование силовых ведомств в России куда более щедрое, чем многих других.

На фоне молчания властей у граждан, естественно, возникают свои версии. В том числе, самые экзотические.

Например, что таким образом российские спецслужбы проводят своеобразное соревнование «как подставить конкурента», но верить в эту версию не хочется, это было бы слишком безответственно.

Вторая логично приходящая в головы обывателей версия — спецслужбы на самом деле не могут определить, кто и зачем это делает.

Впрочем, для стабильности в стране и гражданской безопасности (а это действительно не просто важнейшая задача, но и один из главных смыслов существования государства как такового) версия о беспомощности спецслужб не сильно лучше версии об их сознательном умысле.

Особенно на фоне того, что параллельно с массовым анонимным «минированием» в стране бурно развиваются события вполне себе реального нового типа терроризма.

В среду, 20 сентября, за призыв поджигать кинотеатры и другие объекты из-за возможного показа фильма «Матильда» был задержан лидер некоей организации «Христианское государство — Святая Русь» Александр Калинин. Причем минимум три пожара, связанных с «Матильдой», уже случились: в Екатеринбурге, Петербурге и Москве.

С момента призывов «жечь за Матильду» до реальных поджогов прошло немало времени, что опять же вызывает вопросы про эффективность работы российских спецслужб.

В России не хватало только насильственных актов от особо ярых защитников «духовных скреп» под аккомпанемент звонков о минировании государственных органов и объектов массового скопления людей.

Это плохая игра в любом случае, кто бы ее ни вел. Хотя идея стабильности в последние годы в России сменилась на идею «гибридной войны» с Западом и национальной мобилизации, хаос внутри самой страны вряд ли на руку даже самым решительным российским сторонникам конфронтации с внешним миром.

Для государства в такой ситуации становится делом чести как можно скорее выявить реальных организаторов и исполнителей «телефонной войны». После чего максимально подробно и публично сообщить об этом обществу.

Причем в данном случае вариант «придумать удобную версию и озвучить ее» вряд ли окажется эффективным. Затянувшееся молчание об истинных организаторах этой беспрецедентного телефонного «минирования» невольно толкает общественность к самой плохой версии — о бессилии и незащищенности.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2017/09/20_e_10898930.shtml

Можно ли игнорировать телефонных террористов

Как найти телефонного террориста

Новая волна телефонного терроризма, пришедшего с Украины, вызвала целый вал предложений о способах борьбы с этой напастью. Один вопрос больше всего волнует публику: если телефонный терроризм не предупреждает ни о каких реально заложенных бомбах, может быть, и вовсе не стоит на него реагировать?

Очередная массовая эвакуация общественных зданий – на этот раз в Москве. Сообщения о «минировании» кинотеатров, технологического университета и торгового центра поступили, как это в последнее время бывает часто, с территории Украины.

Кроме Москвы предупреждения о бомбах получили общественные заведения Санкт-Петербурга, Самары и ряда других городов-миллионников. Разумеется, во всех случаях предупреждения были фальшивыми, то есть речь идёт о телефонном терроризме.

Точнее, правильнее его называть «интернет-терроризмом» – звонки осуществляются с использованием VoIP-технологий. Злоумышленники используют программы вроде всем известного Skype, чтобы звонить из интернета на номера спецслужб или непосредственно в кинотеатры, университеты, ТЦ и так далее. Впрочем, некоторые даже не утруждают себя звонками, отправляя «предупреждения» по электронной почте.

Согласно существующим правилам, спецслужбы обязаны реагировать на все звонки с предупреждением о заложенных бомбах и проводить эвакуацию, после чего обследовать здание со служебными собаками. Это дорого, и неудивительно, что появляются предложения прекратить реагировать на сообщения о бомбах.

Известный писатель Сергей Лукьяненко написал, что есть три очевидных пути реагирования на интернет-террор, который с большой вероятностью осуществляется с территории Украины. Первый – абсолютно нереальный – обратиться в украинскую полицию, которая явным образом не отреагирует.

Второй – тоже нереальный, хотя на Украине и на Западе многие уверены в обратном – вычислить террористов и отправить к ним небольшую карательную группу. Третий – «реальный, но противный» – устроить ответные «минирования» на Украине, но это, как подчёркивает писатель, «не наши методы».

Поэтому писатель предлагает вовсе не реагировать на угрозы, потому что реальные террористы, как правило, не предупреждают о заложенных бомбах.

С Лукьяненко согласен Владимир Жириновский, который предлагает не реагировать на звонки с предупреждениями о терактах: «Если настоящий террорист хочет что-то взорвать – он не будет предупреждать об этом, потому что ему нужно, чтобы в этом месте было как можно больше людей – потенциальных жертв. А если звонит – значит, это ложь, направленная на то, чтобы запугивать людей, чтобы СМИ бросились об этом сообщать, чтобы тысячи человек переживали, росло число сердечных приступов, инсультов», – перечисляет политик.

Отметим, что во время предыдущей массовой волны интернет-террора, осенью 2017 года, секретарь Совбеза Николай Патрушев говорил, что игнорировать предупреждения, даже заведомо ложные, спецслужбы не могут:

«Не реагировать на телефонные угрозы нельзя, поскольку в огромном массиве ложных сообщений может быть скрыта и реальная угроза. задача правоохранительных органов и спецслужб – это предотвратить теракт, поэтому они вынуждены отрабатывать каждое подобное сообщение», – сказал тогда Патрушев.

Совбез является конституционным органом, осуществляющим подготовку решений президента в области обеспечения безопасности, поэтому, если за прошедшие полтора года Патрушев не изменил своей точки зрения, спецслужбы и дальше будут отрабатывать каждый звонок. Несмотря на то, что в России пока что не было ни одного известного общественности случая, когда благодаря телефонному звонку удалось предотвратить террористический акт.

Напомним, что террористы предупреждают о взрыве, когда хотят нанести ущерб инфраструктуре, не убивая мирных граждан. Так делали ирландские ирредентисты, а также баскские и корсиканские сепаратисты в Европе во второй половине прошлого века.

Еврейские террористы из организации «Иргун», когда заминировали в 1946 году отель «Царь Давид», за 20 минут до взрыва позвонили на коммутатор отеля, в газету Palestine Post и во французское консульство, но эвакуация по неизвестным причинам не была произведена, погибли 91 человек, не считая террориста.

Видимо, в том числе и поэтому в методички всех спецслужб мира записано железное правило «проверять любое предупреждение о возможном взрыве».

Разумеется, большинству обывателей ближе точка зрения Лукьяненко. Раз уж мы не можем дотянуться до украинских «доблестных» интернет-воинов и не готовы устроить Украине ответный вал эвакуаций, то зачем в принципе нервировать людей, мешать студентам учиться, эвакуировать торговые центры, а уж тем более – больницы.

Но, к счастью, за безопасность граждан в России отвечают специалисты, а не обыватели.

Возможно, в свете всё чаще и чаще происходящих волн фальшивых «интернет-минирований» спецслужбы скорректируют свои методички с учетом новых технологий видеонаблюдения и отслеживания, откуда в реальности поступил звонок или электронное письмо. А возможно, оставят всё как есть, чтобы в случае реальной чрезвычайной ситуации у сотрудников университетов, кинотеатров, торговых центров и больниц был наработанный опыт эвакуации людей.

Одно не оставляет сомнения: интернет-террористы, где бы они ни находились, должны быть пойманы и наказаны – пусть не сейчас, а позже. Но наказание должно быть суровым и неотвратимым.

Источник: https://vz.ru/society/2019/2/1/962094.html

Адвокат-online
Добавить комментарий