Как по снятому видео можно доказать, что оно сделано специальным техническим средством?

Какие гаджеты считать шпионским прибором? Госдума объяснила

Как по снятому видео можно доказать, что оно сделано специальным техническим средством?

Российский парламент одобрил в первом чтении поправки в Уголовный кодекс, которые должны внести ясность, что же считать незаконными шпионскими устройствами. Россияне не раз становились фигурантами уголовных дел – например, из-за GPS-трекера на корове.

Законопроект внесло правительство России. Он дополняет статью 138.1 УК РФ “Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации”, максимальное наказание по которой – лишение свободы на срок до четырех лет.

Сейчас значение термина “специальные технические средства” в уголовной статье не раскрыто, поэтому нужно устранить эту правовую неопределенность, решили в правительстве.

Поправка, принятая Госдумой, дополняет статью 138.1 разъяснением: к уголовной ответственности нельзя привлекать владельцев технических средств, “которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем”.

Летом прошлого года свой вариант поправок в 138.1 УК РФ предлагала ФСБ. Она представила для общественного обсуждения законопроект, уточняющий термин “специальные технические средства”, однако он был воспринят в штыки участниками рынка.

При этом ФСБ предлагала не исключать из статьи УК РФ “шпионские устройства”, которые рассчитаны лишь на бытовое использование, а дать определение предметов, за использование которых предусмотрено наказание.

Формулировка звучала так: “Приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств, независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)”.

Под предлагаемое силовиками определение могло попасть множество безобидных устройств, отмечала организация “Роскомсвобода”.

В итоге на рассмотрение Госдумы был вынесен не законопроект ФСБ, а поправки, одобренные в правительстве. Они предполагают, что шпионскими гаджетами будут считаться только технические средства, которые специально созданы для того, чтобы скрытно, тайно и неочевидно получать информацию либо доступ к ней без ведома обладателя этой информации.

Премьер Дмитрий Медведев писал в “Твиттере”, что таким образом из зоны действия запрета будут выведены, например, родители, которые оставляют рядом с младенцами радионяни.

С похожими разъяснениями в Госдуме в среду выступил замглавы ФСБ Александр Купряжкин. Авторучка с функцией видеонаблюдения не будет подпадать под статью УК, если использовать ее только для письма, то есть в бытовых целях, сказал он.

“Телефоны и гаджеты являются приборами бытового назначения, поэтому под данный закон они не подпадают”, – успокоил депутатов Купряжкин.

Уголовное дело за теленка

Самым известным случаем применения уголовного кодекса в отношении владельца “шпионского устройства” считается история человека, установившего GPS-трекер для отслеживания домашнего животного.

В 2017 году дело завели на фермера из Курганской области, который купил в интернете GPS-маячок, чтобы следить за своим теленком. Дело было прекращено только после вмешательства президента России Владимира Путина, которому рассказали об этом случае на большой ежегодной пресс-конференции.

“Я даже не знаю, что есть такая статья, – говорил тогда Путин. – Обязательно посмотрю в отношении и статьи в целом, и этих конкретных людей, о которых вы сказали, по поводу того, что нельзя прикрепить к корове. Я первый раз слышу”.

“Котам, я знаю, даже привинчивают GPS и ГЛОНАСС, чтобы кот не потерялся. Я не понимаю, в чем проблема, связанная с коровой”, – недоумевал президент России.

“То, что трекер запрещен на территории РФ, я не знал, я приобрел его для того, чтобы мне было легче искать теленка, – рассказывал позже ТАСС фермер Евгений Васильев.

– У меня бронхиальная астма, я инвалид III группы, поэтому мне тяжело бегать и следить, куда теленок ушел, а с помощью трекера я мог бы открыть ноутбук, скинуть смс-сообщение, мне бы пришла ссылка на местонахождение теленка.

Он действует через сотовую связь – чем чаще вышки связи, тем точнее он показывает”.

В итоге уголовное дело было закрыто, а районный прокурор даже извинился перед фермером за необоснованное привлечение к уголовной ответственности. А в декабре 2018 года пленум Верховного суда России принял постановление, разъяснив, что покупку трекера для отслеживания детей, сохранности имущества или слежения за животными нельзя квалифицировать по статье 138.1 УК РФ.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-47878478

Фсб пояснит, какую технику следует считать шпионской

Как по снятому видео можно доказать, что оно сделано специальным техническим средством?

Федеральная служба безопасности провела общественное обсуждение и в настоящее время готовит окончательный вариант проекта закона, который конкретизирует, какую именно технику следует считать шпионской. После чего документ будет внесен в Госдуму.

Необходимость в разработке такого законопроекта возникла после того, как резонанс вызвали сразу несколько уголовных дел, возбужденных по статье “Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации”.

Эксперты предложили отменить наказание за покупку записывающих устройств

Под уголовное преследование стали попадать рыбаки, охотники, автовладельцы и просто покупатели, заказавшие себе в интернет-магазине “шпионский гаджет”. Наибольшую огласку получило дело в отношении курганского фермера, который купил для своей коровы GPS-трекер, чтобы не потерять ее.

Выяснилось, что в федеральном законодательстве попросту не раскрыто значение термина “специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации”. Именно поэтому любой покупатель ручки со скрытой видеокамерой и брелока с незаметно встроенным диктофоном формально становится нарушителем закона.

Правоохранительные органы же в погоне за показателями часто не обращают внимания на фактические обстоятельства совершения подобного “преступления”.

Разработать поправки в Уголовный кодекс, которые позволят отделить шпионскую технику от обычных электронных гаджетов, правительство России поручило ФСБ России.

Волгоградец попал под суд за продажу шпионских очков

Проектом закона предлагается дополнить статью 138 УК следующим примечанием: “Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, понимаются приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств, независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)”.

“Цель закрепления значения термина “специальные технические средства для негласного получения информации” в статье 138 УК России обусловлена необходимостью предупреждения преступлений, связанных с незаконными производством, приобретением и (или) сбытом таких средств”, – говорится в пояснительной записке к подготовленному ФСБ законопроекту.

Кроме того, отмечается, что предлагаемое значение термина соответствует правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда РФ.

В нем говорится, что необходимо дифференцировать специальные технические средства с предметами и устройствами, которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем.

Правда, есть оговорка – “если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения”.

Впрочем, не все уверены, что поправки дадут ожидаемый эффект, и число надуманных дел против “шпионов” в стране уменьшится.

Прокуратура извинилась перед фермером за дело о GPS-маячке для коровы

“Примечание сформулировано настолько широко, что под определение “специального технического средства” продолжает подпадать большое количество электронных устройств.

Например, телефон с диктофоном, который есть практически у каждого, или детские часы с gps-трекером, – отмечает управляющий партнер адвокатского бюро Сергей Егоров.

– Единственным адекватным текущей ситуации решением видится полная декриминализация статьи 138.1 УК РФ”.

По словам юриста, общественная опасность приобретения “шпионского гаджета” явно не высокая, особенно при нынешнем уровне технического прогресса, когда такие средства стоят недорого и доступны каждому.

“Если же такой гаджет используется в целях шпионажа, то уголовное дело должно возбуждаться по статье 276 УК РФ “Шпионаж”.

При отсутствии в деянии с использованием гаджета признаков шпионажа, на наш взгляд, оно не должно вообще рассматриваться как преступление”, – считает Егоров.

Эксперт отметил, что само по себе негласное получение информации, например, запись разговора на телефон, который лежит у вас в кармане, по российским законам, не является преступлением. В то же время запись такого же разговора, например, на часы с функцией диктофона уже является преступлением средней тяжести с потенциальной уголовной ответственностью в виде лишения свободы на срок до 4 лет.

Разработать поправки, позволяющие отделить шпионскую технику от электронных гаджетов, было поручено ФСБ

“Для наглядности ситуации оборот технических спецсредств для съема информации можно сравнить с оборотом гражданского и спортивного оружия, – считает глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи.

– Огнестрельное гражданское оружие можно легально приобрести и использовать для совершения преступлений гораздо более тяжелых, чем те, которые можно совершить при использовании спецаппаратуры.

Но при этом оборот гражданского и спортивного оружия не запрещен, а регламентирован и доступен для большинства граждан России”.

“Теоретически любой пользователь, скачавший в открытом доступе мобильное приложение для записи телефонного разговора, совершил действия, которые можно квалифицировать как уголовное преступление. Необходимость декриминализировать статью 138.1 УК назрела давно”, – указал Хуруджи.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за 6 месяцев прошлого года по статье 138.1 УК РФ были осуждены 117 человек. При этом только трое из них были лишены свободы.

Источник: https://rg.ru/2018/10/02/fsb-poiasnit-kakuiu-tehniku-sleduet-schitat-shpionskoj.html

Адвокат-online
Добавить комментарий