Как привлечь к ответственности продавщицу за оскорбление?

В кузбассе мужчину оштрафовали за неуважение к власти за публикацию о первом деле по этой статье

Как привлечь к ответственности продавщицу за оскорбление?

Центральный районный суд Новокузнецка Кемеровской области оштрафовал на 30 тысяч рублей местного активиста и члена Либертарианской партии Игоря Горланова за неуважение к власти. Поводом для этого послужила его публикация в соцсети “”. В ней Горланов сообщал о первом штрафе, назначенном по этой статье.

Сам Игорь Горланов в суде не присутствовал. Его интересы представляла адвокат Мария Янкина. Активист отметил, что суд отказался признать Владимира Путина потерпевшим по делу и вызвать его в суд. Горланов сообщил также, что решение о штрафе будет обжаловано, сообщает “МБХ медиа”.

24 апреля активист Игорь Горланов на своей странице в соцсети “ВКонтакте” опубликовал новость о жителе Новгородской области Юрии Картыжеве, которого 22 апреля первым в России оштрафовали по статье о неуважении к власти.

За пост “Путин – сказочный ******** (аналог слова “болван”, составленный из глагола “долбить” и матерного обозначения полового акта)” Картыжев получил 30 тысяч рублей штрафа, после чего подал жалобу в Европейский суд по правам человека.

Горланов в своей публикации написал, за что оштрафовали Картыжева, и процитировал текст.

По словам активиста, полицейские в его публикации усмотрели неуважение к власти, так как запись содержит оскорбительное высказывание в адрес Путина.

Напомним, президент РФ Владимир Путин подписал закон о неуважении к власти и госсимволам 18 марта. Закон был подготовлен и внесен в декабре 2018 года в Госдуму сенатором Андреем Клишасом и его коллегами. За первое нарушение грозит штраф от 30 до 100 тысяч рублей, за второе – штраф от 100 до 200 тысяч рублей или административный арест до 15 суток.

При этом эксперты и политики отмечали, что закон сформулирован безграмотно и нарушает принцип правовой определенности. Он наказывает за выражение явного неуважения к государству в “неприличной форме”.

Что такое “неприличная”, закон ответа не дает. Применять закон, как и опасались эксперты, чиновники стали максимально широко.

По нему могли привлечь к ответственности за оскорбление даже регионального чиновника или грубую характеристику, адресованную Путину.

В Ярославле местный житель Кирилл Попутников получил штраф за фото надписи на здании областного управления МВД: “Путин – ***** (гомосексуал)”. Его, правда, формально обвинили в мелком хулиганстве, выраженном фактически в неуважении к власти.

В Вологодской области штраф в 30 тысяч рублей получил Юрий Шадрин, написавший в соцсети, что “Путин ******* (болван) не сказочный, а реальный”.

Житель Смоленска Сергей Командиров ожидает суда из-за фотографии Путина с подписью: “Знает каждый гражданин, кто … N1”.

Протокол из-за твита про административное дело за фразу “Путин – сказочный ******* (болван)” также был составлен на соратника Алексея Навального Леонида Волкова.

Сразу несколько дел о неуважении к власти были открыты на в отношении жителей Архангельска и Архангельской области, высказывавших негатив в отношении губернатора Игоря Орлова и местных судей в связи со скандальными планами строительства полигона для московского мусора на станции Шиес. Дела в отношении двух человек – продавщицы Светланы Бакшеевой и электромонтера вагонного депо Дмитрия Попперека – были возбуждены по доносу местной пенсионерки.

Однако в конце июня Кремль велел полиции не штрафовать россиян за оскорбление чиновников, силовиков и даже “сказочного” Путина. В администрации президента обобщили информацию о случаях применения закона об оскорблении власти в интернете и пришли к выводу, что все они противоречат его смыслу.

Государственную власть осуществляют президент, Федеральное собрание, правительство и суды.

Мэры, губернаторы или сотрудники полиции под этот закон подпадать не должны, как и другие силовики, поэтому практику штрафов за их критику предписано прекратить.

Высказывания в адрес лично Владимира Путина тоже не подпадают под действие закона: запрещено оскорбление президента как института, а не конкретного лица.

Ситуацию также прокомментировал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, заявивший, что правоприменительная практика в отношении этого закона будет тщательно контролироваться, а оскорбление символов власти и государственности “никак не может проецироваться на критику представителей власти”.

О корректировке самого закона, по его словам речи не идет, однако его правоприменительную практику необходимо отработать. “Пока же преждевременно говорить, является ли это следствием неверных формулировок или чего-то еще – просто неправильного прочтения или злоупотребления”, – заключил Песков.

Сам Путин также заявил на “Прямой линии” 20 июня, что закон направлен на защиту символов государства, но не на ограничение людей в их праве критиковать власти любого уровня.

Высказывания в адрес лично Владимира Путина тоже не должны подпадать под действие закона: запрещено оскорбление президента как института, а не человека. Тем не менее административные дела об оскорблении чиновников и президента продолжают возбуждать по прежней схеме, а решения по ним выносятся зачастую в отсутствие обвиняемых и их защиты.

28 июня блогера из Смоленска Сергея Командирова оштрафовали на 30 тысяч рублей за публикацию в соцсети “ВКонтакте” фотографии с президентом России Владимиром Путиным и текстом “Знает каждый гражданин, кто *** N 1”.

Источник: https://www.newsru.com/russia/24jul2019/gorlanov.html

Обидные слова на оскорбления не тянут – Брестская газета

Как привлечь к ответственности продавщицу за оскорбление?

Давайте попробуем разобраться, что же конкретно является оскорблением в юридическом, а не в общечеловеческом смысле. Потому что это далеко не одно и то же. Оказывается, можно, руководствуясь тремя правилами (не оскорблять нецензурно, не называть человека прямо и характеризовать его действия, а не личность), обижать людей направо и налево, не нарушая букву закона.

Брестчанка Анна* решила наказать обидчиков, которые на одном из сайтов назвали ее «хрюшкой» и наградили рядом других неприятных характеристик. Заявление в милицию было подано, процесс по привлечению к ответу «оскорбителей» запущен. Но, как выяснилось, не все так просто и однозначно.

Осложнялось дело тем, что сначала нужно было установить личности написавших комментарии. Однако главная загвоздка оказалась не в этом. Определить, было ли оскорбление, должна лингвистическая экспертиза, оплатить которую нужно самой Анне.

Но уже сейчас кандидат филологических наук, декан филфака БрГУ им. А.С. Пушкина Ольга Фелькина, проводящая лингвистические экспертизы по факту оскорбления более 10 лет, говорит, что Анну вовсе не оскорбили.

«Оскорбление с бытовой точки зрения и с юридической точки зрения – это несколько разные вещи, – поясняет эксперт. – В том, что Анна посчитала оскорблением, есть обидные слова. Но это не оскорбление».

«Дура» – слово неприятное, но приличное

«Гадюка», «дурочка» – это не оскорбления. А то, что является оскорблением, я не могу произнести. Если одна соседка назвала другую дурой, она, несомненно, унизила честь и достоинство последней, потому что выразила сомнение в ее умственных способностях.

Но с точки зрения Кодекса об административных правонарушениях и Уголовного кодекса РБ, это оскорблением не является. Потому что в кодексах оскорбление трактуется как такое унижение чести и достоинства, которое выражено в неприличной форме.

А слово «дура», может, и неприятное, но приличное, – поясняет Ольга Фелькина. – Неприличная форма может трактоваться по-разному. Несомненно, неприличны в любой речевой ситуации обсценные (нецензурные – прим. авт.

) слова, то есть те, которые интеллигентный человек не употребляет и даже малоинтеллигентный старается не употреблять при детях и женщинах. Все остальное – жаргонные, просторечные слова».

Кодекс РБ об административных правонарушенияхСтатья 9.3. Оскорбление Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, – влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

По словам специалиста, здесь возникает область сомнений и большую роль играет речевая ситуация. Одно и то же слово, произнесенное на кухне или, например, на сессии парламента, будет обладать разной степенью неприличия.

Получается, что по закону, если тебя обидно обозвали, но сделали это в рамках цензуры, то состава преступления нет. И даже если в речи было употреблено неприличное слово, гарантии, что это признают оскорблением, тоже нет.

Главное не «тыкать»

«Многие люди ходят по улице, разговаривают о чем-то своем, используя нецензурные слова. То есть они употребляют неприличные выражения, но это не оскорбление, если слово употреблено для выражения эмоций, не подразумевая конкретного человека», – говорит Ольга Фелькина. Это другое правонарушение – хулиганство.

Специалист привела следующий пример: «Когда Киркоров обругал девушку в розовой кофточке, была шумиха по поводу заключения экспертов, которые признали, что там оскорбления нет. Он употребил в своей речи обсценное слово (срифмовал в ответ на слово «звезда» – прим. авт.

), но это еще не означает, что был факт оскорбления. Слово не характеризовало журналистку. Если бы он прямо назвал ее нецензурным словом, то факт оскорбления признал бы любой эксперт.

Но если слово употреблено не в форме «ты – …», а в контексте, то есть без прямого называния человека, то оскорблением это не является».

Учитывать нужно и формулировку. «Ты дурак» и «ты глупо себя ведешь» – это тоже разные вещи. Первое – это унижение чести и достоинства, характеристика личности, а второе – не унижение, потому как это оценка поведения. Притом что сказано вроде бы одно и то же», – разъясняет Ольга Антоновна.

С самими неприличными словами также возникает вопрос: какое нецензурное, а какое цензурное? «Есть такие слова, которые любой носитель русского языка посчитает нецензурными, но это каких-нибудь пять корней, от которых образовано все остальное. Если можно сослаться на соответствующие словари, тогда решение несомненно», – говорит специалист.

Уголовный кодекс РБ Статья 189. Оскорбление 1.

Умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (оскорбление), совершенное в течение года после наложения мер административного взыскания за оскорбление или клевету, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или ограничением свободы на срок до двух лет. 2.

Оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до трех месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Проводя экспертизы, Ольга Фелькина пользуется различными словарями – как нормативными, так и словарями жаргонной лексики и т. п. В заключении должны быть ссылки, определения, пометы. Если в словаре нет помет «бранное», «просторечное», тогда нет оснований считать его неприличным.

980 оскорбителей за год попали под суд

Наша собеседница отмечает, что раньше, лет десять назад, экспертизы были единичны: два-три обращения в год. Сейчас – около десятка, и это только те, которые делают на филфаке.

Наблюдая за ситуацией в течение многих лет, Ольга Фелькина резюмирует: «Оскорбления происходят гораздо реже с точки зрения юридической, чем с точки зрения бытовой. На вопрос «Было ли оскорбление?» большая часть экспертиз дает отрицательный ответ».

По словам старшего инспектора управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Дмитрия Козореза, лингвистическая экспертиза назначается на этапе проведения проверки правоохранительных органов только в том случае, если обвиняемое лицо не признает свою вину.

Если лингвист не подтверждает факт оскорбления, административный процесс прекращается. Дмитрий Козорез отмечает, что часто встречаются случаи примирения сторон. Тем не менее в текущем году в Брестской области за оскорбление к административной ответственности привлечены 977 человек, к уголовной – 3.

Во время судебного процесса экспертиза может назначаться повторно.

Кстати, проведение экспертиз в РБ – лицензируемая деятельность. Но, как поясняет начальник филиала судебных экспертиз в Брестской области Владимир Горевой, суд в разовом порядке может поручить проведение экспертизы лингвисту с соответствующей степенью (кандидату наук, профессору), не имеющему лицензии. Тогда лингвист выступает не в качестве эксперта, а просто как специалист.

* Имя изменено автором

Источник: https://www.b-g.by/society/13941/

Пошел за шампиньонами – попал в ИВС. История о произволе могилевской милиции

Как привлечь к ответственности продавщицу за оскорбление?

Житель Могилева Виталий Титов обратился к журналистам «Белсата» с просьбой помочь в распространении информации о неправомерном поведении местных правоохранителей. Цель — привлечь их к ответственности.

Виталий Титов живет в Могилеве и занимается печным ремеслом. Мужчина рассказал belsat.eu о ситуации, которая произошла с ним в могилевском торговом центре «Планета Green» 10 июля. Виталий пришел в магазин за шампиньонами.

Могилевчанин Виталий Титов

«Вместо руководителя магазина приехала милиция»

В очереди в мясном отделе его обслужили с нарушением очереди. По словам собеседника, продавщицы намеренно игнорировали Виталия и отпускали товар покупателям, которые стояли за ним. Мужчина выразил возмущение и сделал замечание.

«Я сказал, что жду уже около двадцати минут, а обслуживают людей за мной. Я попросил вызвать руководителя магазина», – говорит могилевчанин.

Мужчина говорит, что разговаривал спокойно, не ругался и не кричал. Однако вместо менеджера появился начальник охраны. Он пытался сгладить конфликт и приглашал мужчину в свою комнату, подчеркивает Виталий.

«Я не хотел идти, потому что общественного порядка не нарушал. Когда он попытался меня туда затащить, я сказал, что вызываю правоохранителей», – утверждает он.

Могилевчанин отмечает, что хотел оставить отзыв в книге жалоб, но даже не успел его дописать. Охранник нажал на тревожную кнопку, после чего приехал наряд милиции, а позже – участковый.

«Начальник охраны Кирпичев вызвал правоохранителей, но надо было объяснить вызов. Меня оставили с милиционерами, а сам охранник с участковым и продавщицами ушли в комнату охраны. Я стоял и ждал три часа», – говорит он.

Участковый не захотел разбираться

Виталий Титов уверен, что Кирпичев подговорил продавщиц оболгать его и свидетельствует, что он нецензурно выражался.

«Так хотели избавиться от меня, привлечь по административной статье. Они сообщили работникам департамента охраны, что я нарушал порядок и ругался», – добавляет Виталий.

У мужчины есть свидетель, житель Могилева Олег Климов, который стоял в той же очереди и наблюдал конфликт. Он рассказал belsat.eu, что Виталий вел себя корректно, а продавщицы солгали.

«Мы не знакомы, чего мне врать. Я рассказал, как было. Если бы Виталий ругался, я бы сделал замечание. Некрасиво себя вел начальник охраны, стал говорить: я тебе сейчас покажу, ты кто такой», – рассказал belsat.eu Олег Климов.

Виталий Титов говорит, что несмотря на видео с камеры наблюдения и заведомо ложные показания, участковый инспектор Октябрьского РОВД Руслан Анцутко проигнорировал показания Олега Климова и составил на Виталия протокол за мелкое хулиганство. Виталий уверен, что начальник охраны и участковый знали друг друга до инцидента и не скрывали дружеских отношений.

«В камере нечем было дышать»

В конце концов мужчину привезли в изолятор временного содержания около 21:00 и продержали до утра. По словам Виталия, дорога из опорного пункта до изолятора временного содержания заняла около трех часов, его возили из одного РОВД в другой. В течение этого времени жена Виталия не могла его найти.

«В РОВД ей говорили, что я в ИВС, а в ИВС, что меня нет, а также в отделе милиции ей предложили оплатить штраф в размере двух базовых величин – и тогда меня отпустят. Даже реквизиты счета хотел дать. Как это возможно, без суда и разбирательства, меня даже к ИВС не довезли», – добавляет могилевчанин.

Мужчина обращает внимание на невыносимые условия содержания.

«Это оскорбление и унижение. Надо раздеться догола, потом они просят согнуться и расставить ягодицы. Я – большой мужчина, а сзади меня стоит ребенок с палкой. Я непьющий, меня отправили в камеру к пропойцам и клопам, воняло так, что невозможно было дышать. А утром нас снова выгнали голых на бетонный пол, снова расставлять ягодицы», – рассказывает Виталий.

Множество жалоб, на которые приходили отписки

На первом суде мужчине предложили оплатить штраф, но он не согласился. На другой суд вызвали всех свидетелей и просмотрели видео с камеры наблюдения. Судья постановил оправдать Виталия Титова.

Мужчина сразу на заседании хотел привлечь к ответственности охранника и продавщиц за лжесвидетельство. Однако судья заявила, что не имеет права возбуждать уголовного дела, поэтому нужно обращаться в милицию.

Виталий обратился в Октябрьский РОВД, проверку вел тот же участковый, который задерживал мужчину. Руслан Анцутко прислал могилевчанину ответ, что нарушений в действиях продавцов и охранника нет.

Тогда мужчина пошел в прокуратуру, где написал заявление и на участкового. Ведомство передало дело… в Октябрьский РОВД.

«Это нарушение закона. Прокуратура не может отдать дело на рассмотрение в орган, на который я написал жалобу. Конечно, они сами себя не накажут. Я просил вернуть дело и провести новую проверку, но мне ответили, что они не могут. А потом я узнал, что жена Анцутко работает в суде Октябрьского района Могилева, где рассматривали мое дело», – говорит Виталий.

В то же время могилевчанину предложили прийти на «беседу» в отдел милиции, однако он не согласился. После этого он получил письмо из прокуратуры, где объясняется, что во время административного процесса его имели право задержать на 72 часа.

«Выходит, что просто человека с улицы могут забрать ни за что, завести дело и держать неизвестно где трое суток, пока они разбираются, ты в чем-то виноват или нет», – рассуждает собеседник.

Сейчас Виталий ждет ответа из местного ГУСБ МВД. Если ничего не решится, далее мужчина планирует обращаться в Минск.

Мы обратились в магазин «Планета Green» и Октябрьский РОВД за комментарием

«Я не должен ничего комментировать, я был в отпуске. Все работают на своих местах», – прокомментировал ситуацию руководитель продовольственного магазина «Планета Green» Максим Ковалев.

«Я об этом деле ничего не знаю. Ни о суде, ни о претензиях к нашим работникам. У вас, наверное, недостоверная информация», – прокомментировал ситуацию заместитель начальника Октябрьского РОВД в идеологической работе и кадровому обеспечению Максим Сарадоев.

Милиционера, избившего водителя, прячут из-за начальника, который идет на повышение

ДР/МВ belsat.eu

Источник: https://belsat.eu/ru/news/poshel-za-shampinonami-popal-v-ivs-istoriya-o-proizvole-mogilevskoj-militsii/

Преследования граждан за оскорбление государства и общества в интернете

Как привлечь к ответственности продавщицу за оскорбление?

Весной 2019 года был подписан закон, дополняющий ст. 20.

1 КоАП (мелкое хулиганство) частями 3-5, которые позволяют штрафовать граждан за распространение в интернете “информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации”.

При первом правонарушении штраф составляет 30–100 тысяч рублей (ч. 3 ст. 20.1), при повторном – от 100 до 200 тысяч рублей или арест на срок до 15 суток (ч.

4); если гражданин подвергался наказанию за такое правонарушение более двух раз, он может быть оштрафован на сумму от 200 до 300 тысяч рублей или арестован на срок до 15 суток (ч. 5). Эти санкции весьма суровы: они резко превышают штрафы, предусмотренные, не только чч. 1 и 2 ст. 20.

1 КоАП, но и, к примеру, “антиэкстремистскими” статьями 20.3 КоАП о демонстрировании запрещенной символики и 20.29 КоАП о распространении запрещенных материалов.

Мы считаем, что подобные меры избыточны и явно направлены на подавление критики деятельности властей, которые в достаточной степени защищены иными нормами законодательства. Хотя формально чч. 3-5 ст. 20.

1 КоАП не относятся к антиэкстремистскому правовому регулированию, заявленная при внедрении этих мер цель ограничения свободы слова – защита государственных институтов – совпадает с одной из целей антиэкстремистской политики. Поэтому мы будем отслеживать случаи преследования граждан по чч. 3-5 ст. 20.1 КоАП.

Известные нам случаи блокировки информации, выражающей неуважение к обществу и государству, мы приводим здесь.

  • 28 января 2020 года екатеринбуржец Михаил Никитин сообщил, что на него составили протокол по ч. 3 ст. 20.1 КоАП в связи с комментарием, который он оставил в мае 2019 года под публикацией правозащитного проекта “Апология протеста” в соцсети . В комментарии Никитин употребил нецензурное слово, и полицейские сочли, что оно относится к президенту России (хотя ни его фамилия, ни должность в комментарии не упоминаются).
  • 17 января 2020 года стало известно, что в Вологодской области на жителя села Верховажье Юрия Шадрина полиция составила протокол по ч. 4 ст. 20.1 КоАП (повторное распространение информации, выражающей неуважение к государству и обществу). Поводом для преследования послужил пост Шадрина во “ВКонтакте”, в котором он сравнил Владимира Путина с Адольфом Гитлером и Иосифом Сталиным, настояв на том, что первый — “мелкая, по сравнению с этими монстрами, гадюка”. Также он назвал президента нецензурным словом. Напомним, 7 июня 2019 года Верховажский районный суд Вологодской области оштрафовал Шадрина по ч. 3 ст. 20.1 КоАП на 30 тыс. рублей – так же за пост о Владимире Путине. 28 июня Вологодской областной суд оставил штраф в силе.
  • 16 января 2020 года стало известно, что Вологодский городской суд отклонил повторную жалобу прокуратуры на отказ участкового уполномоченного в возбуждении административного дела по ч. 3 ст. 20.1 КоАП в отношении А. Груздева. 22 июля 2018 года участковому поступило обращение А. Карачунова, в котором он попросил привлечь к ответственности Груздева за неуважение к институтам власти, президенту России Путину, премьер-министру Медведеву, министру обороны Шойгу, за призывы к свержению действующей власти и публичные оскорбления всех граждан Российской Федерации. Участковый изучил публикации Груздева во “ВКонтакте” и пришел к выводу, что тот лишь критиковал представителей власти, а оскорбительных высказываний в постах не было. Кроме того, лингвистическое исследование показало, что в материалах содержится негативная оценка лица, называемого “Путин”, однако высказываний, в которых “негативно оценивается человек или группа лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения” не выявлено, как и высказываний, “побуждающих к совершению действий, связанных с насилием, опасностью, причинением вреда, ущерба“. Руководствуясь методическими рекомендациями МВД, участковый пришел к выводу, что состава правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 20.1 КоАП в действиях Груздева не содержится, и 15 августа отказался возбуждать дело. Однако зампрокурора Вологды внес протест на его определение, указав, что материалы содержали выраженных в неприличной форме оскорбления Путина и неуважение к государству. 26 сентября 2019 года Вологодский городской суд согласился с ним и отменил определение об отказе, отметив, что определение было немотивированным: в нем не было указано, какие материалы изучались, была ли информация выражена в неприличной форме, оскорбляла ли человеческое достоинство и общественную нравственность, выражала ли неуважение к перечисленным в ч. 3 ст. 20.1 КоАП институтам. Дело было возвращено в полицию, однако срок давности привлечения к административной ответственности по нему истек. По словам адвоката, административное производство в отношении Карачунова будет продолжаться только в связи с опубликованным им мемом о Викторе Золотове.
  • 26 декабря 2019 года стало известно, что в Саратовской области Энгельсский районный суд на 30 тысяч рублей оштрафовал Николая Семенченко, опубликовавшего в паблике “Саратов Онлайн” во “ВКонтакте” посты, “которые по своей смысловой нагрузке имеют лингвистические и психологические признаки публичного оскорбления в адрес президента России Путина В.В. в грубой непристойной форме с использованием ненормативной лексики”.
  • 20 декабря 2019 года в Москве полиция составила протокол по ч. 3 ст. 20.1 КоАП в отношении директора НКО “Национальное бюро развития демократии” из Томска Сергея Чайковского. Чайковский разместил в соцсети Instagram сторис с выступлением спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси, сопроводив видео подписью о том, что Владимир Путин “ответит за преступления, совершенные на Украине”, а “молодое поколение России работает над улучшением отношений с США”. С точки зрения полиции, “тем самым” Чайковский “назвал Президента Российской Федерации Путина Владимира Владимировича преступником”. Заявление на Чайковского написал анти-ЛГБТ-активист Тимур Булатов.
  • 16 декабря 2019 года глава Международной правозащитной группы “Агора” Павел Чиков сообщил, что полиция в Новокузнецке прекратила расследование в отношении Игоря Горланова после того, как было составлено три экспертных заключения, ни одно из которых не выявило в его словах признаков неуважения к власти, выраженных в нецензурной форме. Ранее, 19 октября 2019 года, Горланов сообщил, что в его отношении возбуждено новое административное дело по ст. 20.1. КоАП. Оно связано с тем, что 3 октября он опубликовал видео, в котором рвет Конституцию России и грубо, но не в нецензурной форме, характеризует этот документ в знак протеста против того, что ему не удается реализовать свои права по получению жилья, положенного ему как сироте. Ранее Горланов был оштрафован по ч. 3 ст. 20.1 КоАП (см. ниже), и апелляционная инстанция оставила это постановление в силе 7 октября.
  • 28 ноября 2019 года стало известно, что в Курске комиссия по делам несовершеннолетних оштрафовала по ч. 3 ст. 20.1 КоАП на 30 тысяч рублей Степана Л. Подросток разместил в разделе “Записи” во “ВКонтакте” картинки с нецензурными высказываниями в адрес президента Путина и правительства (“Путин и его правительство — п****** сказочные” и “Путин — e***** шакал”). Ранее Степана оштрафовали по ч. 1 ст. 20.3 КоАП за мем “Том и Джерри: СССР vs Германия” – с нашей точки зрения, неправомерно.
  • 25 ноября 2019 года Ялтинский городской суд оштрафовал по ч. 3 ст. 20.1 КоАП на 30 тысяч рублей журналиста Евгения Гайворонского. Поводом послужили два поста, опубликованных на странице “Evgeny Gaivoronskyi” в соцсети . В одном из постов Владимир Путин был пять раз назван нецензурным словом, в другом содержалось изображение с надписью аналогичного содержания.
  • Источник: https://www.sova-center.ru/misuse/news/persecution/2019/04/d40942/

    Вы обиделись: как привлечь к ответственности за оскорбление и клевету

    Как привлечь к ответственности продавщицу за оскорбление?

    Хамство, публичные оскорбления и клевета заполонили интернет и СМИ, стали чуть ли не нормой на различных российских ток-шоу. Некоторые не то что не осуждают или не обсуждают такое поведение, а оправдывают его. Логика — примерно как с историями об изнасилованиях: “сама виновата — юбка короткая”.

    В XIX веке за оскорбления могли вызвать на дуэль, в конце XX — поговорить “по понятиям”. Как в наше время можно наказать обидчика?

    Не важно, где и как озвучено оскорбление — в офисе, в компании знакомых, на ТВ, радио или в интернете: если есть свидетели, то оскорбление считается публичным.

    Мы же помним, как Владимир Жириновский умеет оскорблять? Это его фирменный стиль, можно сказать. И ничего, все привыкли.

    И недавний информационный повод — истерика постоянного участника всевозможных теле- и радиошоу писателя Михаила Веллера. Выкинул микрофон и чашку во время эфира на радио “Эхо Москвы”, оскорбил ведущую, до этого сравнил слушателя, чей вопрос был озвучен, с “дубиной” и “мякинной головой” (оскорбления в адрес ведущей приводить не будем — там запредельное хамство).

    И уже вокруг такого поведения Веллера — дискуссия. Хотя, казалось бы, спорить тут не о чем: так вести себя нельзя, и все — даже если не нравятся реплики ведущей. Как нельзя гадить в подъезде, например, даже если там уже грязно.

    Как реагировать на публичные оскорбления и клевету — выбирать тому, кого обидели или опорочили. Отшучиваться ли, отвечать подчеркнуто вежливо или игнорировать. Или — подавать в суд.

    Понятно одно: обидчик — конечно, если у него нет психических отклонений — прекратит прилюдные оскорбления, когда понесет адекватное наказание, причем тоже публичное (к Владимиру Жириновскому это не относится: эпатажное поведение — это его стиль жизни на публике).

    Хейтеры, бойтесь возмездия!

    Мы перенесли в интернет часть повседневных хлопот и проблем: покупки, запись на прием к врачам или чиновникам, электронные дневники школьников, банковские расчеты, а еще — выяснение отношений.

    Сетевой “профком” может засовестить оступившегося уже не на собрании, как в советские времена, а на страницах в соцсетях.

    Причем виновник обсуждений и осуждений может даже не знать, что его критикуют и оскорбляют. Обычно неравнодушные граждане словно соревнуются друг с другом — кто больнее ударит, изощреннее оскорбит обсуждаемого. И не важно, звезда он или ставший вдруг интересным многим персонаж.

    Как жертва кибербуллинга может законным путем найти анонимного пользователя, оставляющего оскорбления или клевету в сети?

    “На сегодняшний день, конечно, это сделать непросто, но технически возможно, — рассказывает первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству Алексей Александров. — Например, через поиск пользователя интернет с использованием IP-адреса устройства, с которого был выход в Сеть, но только при условии, что данный пользователь зарегистрирован в России”.

    С анонимными пользователями тягаться, конечно, гораздо труднее — они и прячутся за фейковыми аккаунтами именно из-за того, что боятся нести ответственность за свои слова.

    “Искать анонимного сетевого обидчика — дело хлопотное (и, прямо скажем, “мелкобытовое”), правоохранительные органы за это берутся неохотно, — считает председатель одной из столичных коллегий адвокатов Евгений Корчаго.

     — А вот когда рассматриваются, допустим, дела по киберпреступлениям, экстремизму, то к подозреваемому выдвигаются с обыском, изымают компьютеры. И тогда установить автора комментариев и действий в Сети вполне возможно”.

    Юридическая практика наказаний за оскорбления и клевету

    За оскорбление физического лица предусмотрена административная ответственность (КоАП РФ, статья 5.61 “Оскорбление”). Наказывается штрафом, размер которого зависит от того, в какой форме было выражено оскорбление (в публичной или непубличной), и вида субъекта правонарушения.

    Так, юридическому лицу, которое нанесло оскорбление в публичной форме, может быть назначен штраф в размере до 500 тысяч рублей, а гражданину — до пяти тысяч рублей.

    “При этом привлечение к административной ответственности не освобождает виновное лицо от обязанности компенсировать моральный вред в соответствии со статьей 151 ГК РФ, — рассказывает адвокат Евгений Корчаго. — На практике, если речь идет об оскорблении физического лица, стоит обратиться и к администрации ресурса”.

    За клевету виновное лицо можно привлечь к уголовной ответственности или обратиться в суд с гражданским иском.

    “Верховный суд указал на то, что при определении порочащего характера информации необходимо определить, относятся ли сведения к реальным фактам, либо носят оценочный характер и выражают личное отношение. Доказать на практике порочащий характер информации непросто, — считает Корчаго. — Однако ответчик должен доказать, что сведения соответствуют действительности”.

    По словам адвоката, в его практике был случай, когда бизнесмен подал в суд на местного чиновника (это было в одном из российских регионов) за клевету. Тот рассказывал их общим знакомым и соседям, что предприниматель — вор.

    В суде были представлены как свидетельские показания, так и аудиозапись клеветнических высказываний (один из знакомых записал их на диктофон). То есть доказать факт оговора, клеветы, оскорблений вполне возможно — было бы желание.

    Адекватное возмездие: шаг за шагом

    Мало кто захочет тратить время и деньги на выяснение отношений в суде с сетевыми троллями и хейтерами. Но если публичные оскорбления — уже за гранью терпения пострадавшего, то вот что, по мнению адвоката Евгения Корчаго, нужно предпринять, чтобы дело об оскорблении оказалось в суде.

    Первое. Найдите свидетелей публичного оскорбления и желательно запись (аудио- или видео-) порочащих высказываний.

    Второе. Сделайте скриншот (если оскорбление было в сети) соответствующей страницы в интернете. И — внимание! — этот скриншот лучше послать или показать нотариусу, который откроет страницу, сделает скрин и заверит его печатью. В этом случае у вас есть “железобетонные” доказательства для прокуратуры или суда.

    Третье. Должно быть понятно, что оскорбление адресовано конкретному лицу. Необходимо установить личность виновного и обратиться в прокуратуру.

    Четвертое. Если это дело об оскорблении, то надо обратиться в прокуратуру с просьбой о привлечении нарушителя к административной ответственности. Потом — идти в районный суд и требовать компенсации морального вреда и защиты чести и достоинства.

    Наконец, пятое. По делу о клевете — идти в мировой суд для заявления в порядке частного обвинения. Суд возбуждает уголовное дело по факту клеветы и решает вопрос о виновности гражданина. На уголовном процессе можно заявить и гражданский иск о компенсации.

    Дополнительных нюансов много: например, можно не обращаться в суд по клевете, а требовать, чтобы озвученная информация была признана не соответствующей действительности. В этом случае можно рассчитывать на компенсацию морального вреда.

    Есть нюансы и с тем, какие эксперты будут определять факт оскорблений или клеветы (при проведении лингвистической, например, экспертизы). В каждом конкретном случае лучше использовать все возможные способы доказательств.

    Потерянное поколение хамов

    Рано или поздно наказание за буллинг, оскорбления и клевету станет таким же привычным делом, как, собственно, и сами нарушения.

    Пока этот явный правовой перекос в сторону безнаказанности хамов и клеветников существует из-за того, что мало у кого доходят руки до адекватной защиты.

    В полиции, прокуратуре, судах хватает гораздо более важных, по мнению правоохранителей, дел.

    Однако уже сейчас к многочисленным “кастрюльным” делам (так на профессиональном сленге называют семейно-бытовые ссоры и драки) прибавились и сетевые или медийные (на радио и ТВ) разборки. Это тоже часть нашей жизни.

    “В интернете сплошь и рядом встречаются клевета и анонимные оскорбления, однако сейчас этот вопрос никак не урегулирован”, — считает сенатор Алексей Александров.

    По мнению Александрова, принятие законопроекта о проверке паспортных данных пользователей интернета повысило бы персональную ответственность каждого.

    Как отметил сенатор, обязательная проверка паспортных данных не нарушит конституционные права граждан, однако поможет навести порядок в “столь специфической форме общения”, как интернет.

    Предполагается, что при регистрации нового либо перерегистрации уже существующего пользователя в Сети потребуется ввод паспортных данных.

    “Технически это возможно осуществить путем привлечения к этой процедуре операторов сотовой связи, у которых имеются ваши персональные данные, полученные при регистрации сим-карт, — рассказал в интервью РИА Новости Алексей Александров, первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству. — Это, конечно, усложняет процесс регистрации пользователя, но делается для безопасности, а также защиты прав человека в сети интернет”.

    На самом деле это лишь одна из мер для защиты от оскорблений и клеветы (в данном случае в Сети). Пока у нас рьяно начали защищать только чувства верующих — впрочем, это уже совсем другая история.

    Если относиться к другим типам оскорблений и клеветы легко (например, вовсе игнорировать публичных хамов, клеветников и сетевых хейтеров как класс), то вырастет поколение наших же с вами детей, для которых подобный стиль общения будет нормой. А дальше — больше, ведь безнаказанность расширяет рамки дозволенного.

    Источник: https://ria.ru/20170504/1493605715.html

    Адвокат-online
    Добавить комментарий