Как расписаться девушке 17 лет с сидящим в тюрьме любимым?

Любовь строгого режима

Как расписаться девушке 17 лет с сидящим в тюрьме любимым?

«Ровно 10 лет по малолетке отсидел. Не был петухом – только на виске-то волосок мой посидел. Ты писала мне только пару раз, из этих писем между строк стало ясно, что ты *** забыла про меня и про любовь. Не забывайте пацанов, не забывайте про любовь…

» Пока дорогу к душам массового зрителя пробивает новый любимец хипстеров – Принц Черноземья с душещипательной песней «Ласточка» в стиле раннего Лагутенко и «ламповым» клипом с видами Таганки, «МИР 24» пообщался с женщинами, ждущими своих любимых из тюрьмы.

«Он в прошлый раз тоже говорил: больше не хочу сидеть»

Елена: Я жду своего мужа. Он совершил кражу, была угроза убийством, а именно фраза «я сейчас тебя зарежу» – только слова… В итоге статьи 158.1 и 119.1, суд был 1 марта 2016-го.

Дали год и три месяца, жду семь месяцев. В августе был суд по поправкам, 158-ю статью убрали, минус три месяца от срока. «Звонок» будет 1 марта 2017-го.

В ноябре суд по УДО (условно-досрочному освобождению), возможно, выйдет раньше.

Что его посадят, я знала, но что срок будет больше года – не ожидала. Впрочем, как и муж.

Три месяца, пока он был в СИЗО, связи у нас не было, общались письмами. Были еще короткие «свиданки» – раз в месяц. В колонии он получил карту «Зонателеком», по ней до сих пор и общаемся. Иногда он мне присылает письма, там его рисунки и портреты, которые заказывают через меня.

Детство по понятиям

Его отношение ко мне не изменилось, только вначале все прощения просил. А вот само поведение изменилось – раньше он так не сидел, был в полном «отказе». Теперь сидит без нарушений, есть поощрительная, работает. Чужим он для меня не станет, он очень хочет быстрей выйти к нам, сказал, что все пересмотрел и изменил в себе: «Я буду совершенно другим мужем и отцом, ты меня не узнаешь».

Мы познакомились больше двух лет назад, а через год у нас родился сын. Когда папу «закрыли», сыну было семь месяцев, поэтому мы ждем домой не только мужа, но и папу. Конечно, я надеюсь, что больше у него не будет сроков, но пока до конца не уверена.

Он в прошлый раз тоже говорил: больше не хочу сидеть, устал, буду со своей семьей. А все равно сел, хотя во всем он сам виноват, чего и не отрицал. Теперь хочет вернуться, устроиться на работу и быть только с нами, никаких друзей. Поживем – увидим…

Гурин Владимир, ТАСС

И напоследок о свиданиях. Краткосрочные идут четыре часа – через стекло по телефону. Естественно, это прослушивается. Есть длительные свидания – на трое суток.

Там почти созданы домашние условия: есть туалет, душ, кухня с холодильниками и электрическими плитами. Вся посуда имеется, с собой привозишь домашнюю одежду себе и мужу, продукты на три дня.

Если что-то нужно, обычно на следующий день выпускают в магазин.

Я ездила с сыном, брала ему игрушки, постельное белье (хотя могут и там дать).

В комнате две кровати (одна двухспальная, вторая – односпальная) стол, три табуретки, телевизор, DVD-плеер, вешалка для одежды, комод с посудой на троих, сушилка для тарелок. Бывает, что в комнате есть и холодильник, и чайник.

Вот на этом свидании и бываешь один на один со своим любимым, но такие свидания не часты. На строгом режиме – через четыре месяца, то есть три свидания в год. Столько же краткосрочных.

Еще каждые три месяца разрешены передачи до 20 кг, но я не возила ни разу, только когда ездили на длительное свидания привозила чай и сахар, приправы, кофе. А так, он сам себе там зарабатывает сейчас.

«Для школьных лет казался просто сказочно подходящим: дерзкий, смелый, крутой»

Соня: Знакомы мы были и до его заключения, а общаться близко начали уже, когда сел. Будучи в 7-м классе, мне удалось познакомиться с ним: суперкрасавчик, мажор, завидный кавалер. Полный комплект! Для школьных лет казался просто сказочно подходящим: дерзкий, смелый, крутой.

В него сразу влюбилась моя лучшая подруга, на которую он и смотреть не собирался. Впрочем, как и на меня: я еще была маленькая и «не очень».

За последующие пять лет, пока его не посадили, я так и не рискнула даже заявку в друзья кинуть, хотя виделись мы частенько: в клубах, в центре и т.д.

Помню, как сейчас, день, когда узнала, что он попал в аварию и сбил человека насмерть. Был под наркотой. Вот так вот – машина, квартира, перспективы и возможности, данные родителями, просто погубили его молодость.

Когда я узнала, куда он так спешил и почему так сложилось, непроизвольно проплакала весь вечер. Сентиментальная душа. Потом он сел, как бы его семья ни пыталась откупиться. Приговор – четыре года в колонии общего режима.

Благо, хотя бы в нашем городе.

На волю: самые дерзкие побеги из-под стражи

Начали мы общаться чуть больше года назад, просто переписывались в сети. Болтали до утра, я даже цветы получала. Взаимоотношения почти идеальные: визуально он так же хорош, как и раньше. Рассуждает грамотно, строит вполне вменяемые планы, знает, чего хочет, хотя частенько мечется, путается сам в себе. Ну конечно, посиди вот так! Хорошо, что с ума еще не сошел.

Стал, конечно, куда проще, сокамерники дают о себе знать. В общении со мной арестантский жаргон не применяет, мата через каждое слово нет. Вот, может, вы задаетесь вопросом: «как можно ждать человека из тюрьмы, будучи вменяемой и нормальной?» Я сама ответа не знаю на этот вопрос.

Может, во мне еще детство играет, да и он по-прежнему котируется как весьма «ничего себе» парень. Хоть и с такой огромной дырой в жизни. Ждать я решила как-то стихийно. Просто поняла, что очень привязана, и счастье мое немного от него зависит. Очень часто начала отшивать парней вокруг.

Я каждый день езжу домой мимо его колонии и нет-нет, да заеду. Просто постоять возле забора. Ментальная поддержка или типа того. Просто хочется быть ближе.

Нет ничего удивительного, что сегодня в популярных социальных сетях появились группы, посвященные людям, находящимся в местах не столь отдаленных. Тем, кто их ждет, и даже тем, кто мечтает познакомиться именно с заключенным.

Осужденные выкладывают свои фотографии с объявлением о знакомстве, и под многими набегает немалое количество лайков. Ну, а дальше общение переходит в область личных сообщений. Так или иначе, люди умудряются устраивать личную жизнь, даже находясь за решеткой.

Фанаток у таких мужчин, судя по группам, в достатке, чем порой пользуются заключенные, вытягивающие из наивных дев, ищущих любви, деньги.

Однако зачастую женщины выходят за муж за заключенных, с которыми познакомились на сайтах знакомств, и верно ждут освобождения своих избранников. Мы приведем некоторые из таких историй.

«Первые два месяца было все хорошо»

Анюта: Меня отец бил с пеленок до 11 лет, а потом мои родители разошлись, и они меня друг к другу отсылали до 14 лет. Через некоторое время я познакомилась с парнем, вроде все наладилось, но ненадолго. С ним в общем я встречалась год и два месяца. Первые два месяца было все хорошо, но потом он начал меня очень сильно избивать.

Однажды он меня познакомил со своим другом, который вышел из тюрьмы. Этот его друг мне очень понравился по характеру и по отношению ко мне. Я не могла сказать ему об этом, так как мой молодой человек был агрессивным и ревнивым до ужаса.

Но я начала думать о его друге все чаще и чаще, через некоторое время я в него влюбилась и сбежала с ним.

Мы жили неделю у него дома, но без интимной связи. Игнорировали все звонки на мобильные и в дверь. После этого я ему призналась, он меня понял, и мы впервые поцеловались, а затем занялись сексом. На следующий день пришел на тот момент уже мой бывший молодой человек.

Он поклялся матерью, что меня не будет бить, и сказал, чтобы я вышла и поговорила с ним. Я вышла, и он устроил допрос. Я ему объяснила, что я его не люблю и у меня теперь другой – и это его лучший друг.

Он, конечно, плакал и кричал «за что?» Он не видел своей вины ни в чем!

Потом моя жизнь изменилась в лучшую сторону, но всего лишь на несколько месяцев, так как моего самого любимого молодого человека посадили снова. Я четко решила его ждать.

Было очень плохо и тяжело первые месяца без него, а сейчас как-то все наладилось, и я немного успокоилась, поняв, что у нас все с ним будет хорошо, когда мы будем рядом.

Девушки, цените то что у вас есть, и никогда не встречайтесь с тем, кто хоть раз вас ударил.

«Он такой хороший, добрый, ни одной татуировки!»

Анна: У меня молодого человека осудили по статье 228 ч2. дали 3 года и 4 месяца. Я уверена, что дождусь его, он очень хороший человек. Сейчас ему 25, когда выйдет, ему будет 29, а мне 23. К сожалению, он там второй раз, первый раз сидел по статье 228 ч1. И когда я с ним познакомилась, даже не поверила, что он там был, настолько он хороший, добрый, ни одной татуировки…

Он сказал, что не стремится к той жизни, что ему самому не нравится это все, поэтому он в стороне от всех этих зэковских повадок, правил, манер и так далее. Я уверена, что он и останется таким же замечательным человеком. А когда я его дождусь, мы сыграем свадьбу и заведем, как он всегда называл, малявочку! Жду, люблю его безумно, скоро на свидание поеду… Живу этим.

«Я ему не позволила все рушить»

Ольга: Познакомилась с молодым человеком в интернете, переписывались на сайте знакомств. Сразу же сказал, что был женат, в разводе, есть дочка. Я это спокойно приняла. Сама я из Глазова, он тоже.

Сначала говорил, что работает в Ижевске, серьезная компания, никак не может приехать в Глазов. А тут на машине за 2,5 часа доехать можно! Ну общались и общались, работает, так работает. Не придала этому значения.

Начали созваниваться, общались каждый день, болтали по несколько часов! Через друга отправлял мне на работу букеты цветов. Очень романтичный, умный, начитанный, с чувством юмора… В общем, влюбилась, как шальная.

Через месяца два он мне объявил, мол, малыш, сижу в тюрьме… У меня был шок. Просто я знаю – у меня у подруги парень в той же тюрьме сидел, он мог ей только ночью звонить, и то не каждый день, а со своим мы целый день были на связи! Он должен был выйти по УДО, но ему отказали, и поэтому он мне все и рассказал.

Конечно же, как герой хотел расстаться. Мол, что я буду ждать целый год, я еще молодая, все у меня впереди и бла-бла-бла… Я ему не позволила все рушить. Сказала, что дождусь.

Ездила пару раз к нему на длительные «свиданки». Родители у меня строгие, мать до сих пор не знает, где мой любимый находится, всем говорю, что работает далеко. Сейчас осталось дождаться четыре месяца.

Не знаю, что будет, когда он приедет.

Спустя год:

Девочки, спешу закончить свою счастливую историю! Дождалась я своего благоверного! Ждала год и два месяца и бросила через месяц после освобождения! Поняла, что это совсем не такой человек, как он о себе рассказывал. Сказочники они! Сейчас сижу и думаю, какая же я тупая была! Он мной манипулировал, как куклой.

Чуть что не так – отношения под сомнение. После каждой ссоры рыдала в подушку. И я прогибалась под его желания, всячески им потакала, я же боялась потерять его.

Денежку на телефон? – Да, любимый! Диск с песенками отправить? – Хорошо, любимый! Маме подарок нужно на день рождения купить? – Да не вопрос, дорогой!

Сколько он из меня денег вытянул, я уже и не знаю. И, наконец, он приехал – любовь всей моей жизни, идеальный мужчина! И в первый же день я его, пьяного, забрала на такси из какого-то бара и повезла к его маме. Мама у него – добрейшей души человек. Из-за нее мы так долго еще и пробыли вместе – жалко ее было.

Она меня все уговаривала, что, мол, может исправится, не акклиматизировался еще. Ну да… Каждый день проводил акклиматизацию водкой! Все с друзьям шарахался, а меня дома одну с мамой оставлял, обманывал, что на 10 минут до магазина.

Приходил ночью пьяный, на работу не устраивался, все какие-то отговорки у него – что медосмотр нужно проходить, что у него стресс и все такое. Со своими родителями я его так и не познакомила. Ночью звонил бухой: «Ольчик, приезжай я соскучился». И Оля-овца на последнем автобусе с пересадками ехала.

На остановке он меня не встречал, оправдывался тем, что я знаю дорогу до дома. А на улице ночь…

Кузярин Анатолий, ТАСС

Он стал все больше времени проводить со своими собутыльниками, давал обещания, которые, конечно, не выполнял. У меня все накопилось, и вспомнила я, сколько раз он хотел со мной расстаться, пока был на зоне. Решила, что так будет лучше, раз уж он хотел. Равнодушно ушла.

Украл, выпил – в тюрьму, или Как попасть в «Запретную зону»

После этого он мне покоя не давал, пьяный названивал – то плакал, то угрожал, что жить не даст с другим человеком. Потом вроде смирился, общались как друзья, все время он мне звонил, опять начал лапшу на уши вешать. Потом ляпнул, что через два месяца женится, наверно, решил проверить мою реакцию, но я искренне пожелала ему счастья.

Вот месяц прошел, как он не звонит и не пишет. Наконец, я могу дышать свободно! Не любовь это вовсе, девочки, просто красивые слова. Они о себе много чего наболтать могут, смотрите на поступки, на поведение, делайте выводы! Если деньги выпрашивает – сразу уходите, не раздумывая.

Если пытается манипулировать, ставить под угрозу отношения – соглашайтесь на расставание! Соглашайтесь и бегите от такого сломя голову.

Мария: Познакомились с мужем на сайте, прообщались 7-8 месяцев. Освободился 4 декабря 2012 года, я его встретила. Начали жить вместе, вышла за него замуж. И теперь у нас красавица дочка. Но… Мужа снова закрыли по 111 ч.3., сейчас под следствием…

Наташа: Мы познакомились с Ванюшей на сайте год назад. Он спросил у меня номер телефона. Он начал мне каждый день звонить, присылал SMS. 17 декабря 2013 года мы расписались на зоне. Теперь жду своего любимого.

Беседовала Мария Аль-Сальхани

Источник: https://mir24.tv/news/15269127/lyubov-strogogo-rezhima

«В тюрьме он уделял внимание только мне». О романтических отношениях с заключенными

Как расписаться девушке 17 лет с сидящим в тюрьме любимым?

В России почти 608 тысяч заключенных, 92% из них — мужчины. На воле их ждут родители и жены. Бывает и так, что заключенные вступают в романтические отношения с «заочницами» — женщинами, с которыми они не знакомы лично. «Заочницы» рассказали «Снобу» о любви по переписке, годах ожидания и совместной жизни на воле

Ирина, 35 лет, Санкт-Петербург:

Я была замужем уже семь лет, дело шло к разводу. Чтобы как-то разрядиться, попросила подругу познакомить меня с мужчиной. Муж подруги отбывал наказание в колонии, и она познакомила меня с его сокамерником, которому оставалось сидеть еще год.

Поначалу я не восприняла это знакомство всерьез и даже испугалась: у меня было двое детей, и человек из МЛС (мест лишения свободы. — Прим. ред.) в мою семью как-то не вписывался. Со временем я расслабилась и пустила все на самотек. Из родных о нем знала только сестра, но она в мою жизнь не лезла.

После развода с мужем я поехала на длительное свидание к своему новому знакомому. Впечатления были шикарные: меня окружили заботой и теплом, которых на тот момент очень не хватало.

Через десять месяцев он освободился, и мы стали жить вместе. Конечно, были трудности. Я его очень ревновала: пока сидел, он был на связи 24 часа в сутки, а освободился — у него свои интересы, новые знакомые. Мне хотелось, чтобы он, как и раньше, уделял внимание только мне.

На этой почве мы часто ссорились, но потом как-то притерлись друг к другу. Через полтора года после освобождения мы расписались, а в 2015 году родился сын. Если сравнивать моего нынешнего мужа с первым — разница колоссальная. Первый муж привык, что ему помогают, что родители рядом, он был очень ленивым.

Нынешний муж никогда не отказывал в помощи и брался за любую работу.

Мы с мужем поняли, что новый срок ему только на пользу. Тюрьма иногда ставит мозги на место

Все было бы хорошо, если бы у мужа не появилась другая женщина. Он познакомился с ней, когда собирал ремонтную бригаду: дал объявление в газету, а она позвонила. Эта женщина только освободилась и наплела мужу, какая она хорошая и как несправедлива к ней судьба. Вот и спелись. Она торговала наркотиками, а он начал употреблять.

В декабре 2016 года я попала в больницу, врачи диагностировали онкологию. Когда я выписалась, муж, плотно подсевший на наркотики, собрал вещи и ушел к другой. Через какое-то время он попался на хранении. Сейчас отбывает срок: дали три года и ждет добавку по другой статье. Его любовницу тоже посадили.

Муж решил вернуться к нам. Я его простила, поддерживаю морально, а он просит прощения в письмах. Он добрый, любит детей, и если бы не зависимость от наркотиков — хороший человек. Мы поняли, что этот срок ему только на пользу. Тюрьма иногда ставит мозги на место. Я очень надеюсь, что все наладится.

Время лечит, а я люблю мужа и чувствую, что это мой человек. Ждать не трудно. Пока сижу дома с младшим сыном. Когда он пойдет в сад, выйду на работу. Родные помогают, еще у меня старший ребенок — инвалид, получаю неплохую помощь от государства. Первый муж оставил меня в свое время одну с болезнью и тремя детьми.

Я справилась. И сейчас справлюсь.

«Когда он сел во второй раз, я подала на развод, а потом вышла за него снова»

Александра, 31 год, Ульяновск:

Семь лет назад мне с незнакомого номера позвонил мужчина, представился Максимом. Оказалось, что он ошибся и попал не туда. Мы разговорились и стали часто созваниваться.

Максим сразу сказал, что сидит в колонии за убийство и что ему осталось еще полтора года, а до этого сидел по малолетке. Он позвал меня на КС (краткосрочное свидание. — Прим. ред.), съездила.

Мы понравились друг другу, и он спросил, согласна ли я его ждать. 

Я помогала ему: возила передачки, деньги на телефон закидывала, выбивала свидания. Через несколько месяцев Максим предложил расписаться. Я собрала все бумаги. Родственникам ничего не сказала, думала, не поймут.

Когда он освободился, стали жить вместе. Муж устроился на работу, обеспечивал меня, подарки дарил, в кафе и кино водил. В общем, относился очень хорошо, даже голос никогда не повышал.

Родственники хорошо его приняли, мама моя его за сына считала.

Однажды муж выпил с друзьями и натворил дел: избил и ограбил прохожего. Я влезла в долги и набрала кредитов, чтобы нанять платного адвоката. В итоге мужа посадили на четыре с половиной года. Когда услышала приговор, у меня опустились руки.

Тогда еще мама умерла, я осталась одна, без денег и в долгах. Я должна была ехать на встречу с адвокатом, но утром проснулась и решила, что все, с меня хватит. Я не брала трубку, а потом вообще поменяла номер.

Муж заваливал меня письмами, я все читала, плакала, но ни на одно не ответила. Подала на развод.

Как бы жизнь ни сложилась, я его никогда не прощу и обратно не приму. Хотя мы до сих пор расписаны

Два года мы не общались. Потом Максим через племянника узнал мой новый номер и позвонил. Все началось по новой: свиданки, передачки… Мы помирились и решили расписаться опять. Родные только поддержали. Мужа за хорошее поведение перевели в поселение.

Когда до освобождения оставался год, у нас вдруг испортились отношения: я почувствовала, что он как-то не так со мной общается, а потом узнала, что у него появилась другая. Писала ей в соцсети оскорбления, она молчала. Мне было очень больно, неделю с постели не вставала, ревела.

Подруги помогли все это пережить, а потом я познакомилась с другим мужчиной. Все прошло, все забылось.

Максим освободился и теперь живет с той девушкой. Я ей как-то позвонила и сказала, чтобы она не переживала, Максим мне больше не нужен, у меня есть любимый мужчина. Обида на мужа, конечно, осталась до сих пор, и как бы жизнь ни сложилась, я его никогда не прощу и обратно не приму. Мы до сих пор расписаны, иногда созваниваемся. Все собираемся развестись, но то у меня, то у него времени нет.

«Мама против брака с заключенным, хотя мой старший брат трижды судим»

Ася, 34 года, Пермь:

За полтора года до знакомства с будущим мужем я разошлась с сожителем. Одной было тяжело: у меня трое детей. Зарегистрировалась на сайте знакомств. Он написал, я ответила и понеслось. Такая страсть вдруг вспыхнула.

Он сказал, что сидит за кражу, и позвал на свидание. Увидела его вживую и поняла, что пропала окончательно. Он — это я, только в мужском обличии. Мы говорим одними фразами, знаем, о чем другой думает, чувствуем физическое состояние друг друга.

Если в мире существуют две половинки одного целого, то это мы.

Месяц назад мы поженились. Регистрацию организовали за три дня. До любимого мне нужно было ехать 400 км. Я оформила документы в ЗАГСе и поехала с регистратором в колонию. Мы взглянули друг на друга мельком.

Две минуты речи, два согласия, две росписи, и регистратор сказала, что мы можем поздравить друг друга первым супружеским поцелуем. Помню, я испугалась, но муж наклонился и поцеловал. Земля поплыла под ногами. Потом его увели, а меня пустили к нему только после получасового досмотра.

Страсть дикая, все так быстро, что просто выдохнуть некогда. Три дня пролетели как три часа, расставаться было мучительно больно.

Мама когда-нибудь смирится, а если не смирится, мы уедем из города

Мама, с которой я живу, узнала о замужестве через две недели. Она сказала, что это, конечно, моя жизнь и мне решать, но она боится, что муж воспользуется мной и обманет. А еще сказала, что жить с ней под одной крышей мы не будем: хочешь с ним жить — живи, но не тут. Однажды даже пригрозила, что не отдаст нам внуков. Но этот вопрос обсуждению не подлежит.

Дети сразу сказали, что не останутся с бабушкой, а уедут с нами. Они общаются с отчимом по телефону и скайпу, знают, где он и за что, защищают его перед бабушкой и ждут домой. Мне непонятно поведение матери: мой старший брат трижды судим, и ей это жить совсем не мешает, да и любить она его меньше не стала. В любом случае, это все временные трудности.

Мама когда-нибудь смирится, а если не смирится, мы уедем из города.

Мы по возможности помогаем друг другу деньгами. Я продаю домашнюю выпечку и подрабатываю на почте на неполную ставку. Пока справляемся. Не сказать, что купаемся в роскоши, но и не голодаем.

Жду любимого уже четыре месяца, до «звонка» остался год и восемь месяцев. В январе планируем подавать на УДО. Очень надеюсь, что освободят. Впереди нас ждет долгое и счастливое будущее. Мы оба в это верим.

«Любимого повязали, как только он вышел на свободу»

Екатерина, 19 лет, Ростов-на-Дону:

Мы познакомились, когда мне было 17 лет, а ему 31. Он написал мне в соцсеть сообщение: «Дай номер», — и ничего больше. Меня это заинтриговало, и я написала свой телефон.

Он позвонил и предложил работу: он будет переводить на мою банковскую карту разные суммы, я — пересылать деньги, куда он скажет, а себе забирать процент. Мне тогда очень нужны были деньги, и я согласилась. Иногда он пересылал довольно крупные суммы, меня это напугало, я попросила рассказать подробности.

Он объяснил, что он сидит в колонии за разбой и таким образом зарабатывает. Мы стали общаться чаще, не только о работе, но и на личные темы. Потом началось: поздно не гуляй, туда не ходи, с тем не общайся! До него у меня не было парней, было приятно, что обо мне заботятся и переживают.

Он стал присылать подарки. Однажды через знакомого передал плюшевого мишку и букет цветов. Я в шоке была. Влюбилась, конечно, и девять месяцев его ждала. 

Поехала встречать из колонии, а его приняли прямо на выходе и увезли в отделение разбираться по тем денежным переводам. Мне обидно стало: я столько его ждала, а тут буквально из-под носа уводят. Поехала следом. Полицейские говорили: «Ты что делаешь? Не знаешь его вообще? Зачем он тебе нужен?» А я ответила, что мне все равно и, пока я его не увижу, никуда не уйду. Вечером нас отпустили.

Когда посмотрела на него в первый раз, подумала: «Господи, да что ж мне с ним делать! Это ужас какой-то: худющий, синяки под глазами». Мы вышли покурить, и он случайно прикоснулся ко мне. У меня пошла дрожь по телу, и все, я поняла, что это — мое. Худой? Так ведь откормить можно! А синяки под глазами от недостатка солнца и витаминов.

Любимому после освобождения надо было ездить, отмечаться по месту прописки — а это далеко, время и деньги тратить не хотелось. Он никуда не ездил

Стали жить вместе, через месяц я забеременела. У меня проблемы со здоровьем, и врачи говорили, что если забеременею, то вряд ли выношу ребенка, а если и выношу, то он родится больным. Любимому после освобождения надо было ездить, отмечаться по месту прописки — а это далеко, время и деньги тратить не хотелось.

Он никуда не ездил, но я из-за этого не встала на учет в больницу, боялась, что через меня его найдут полицейские. Только однажды поехала на Украину, откуда я родом, сделала УЗИ, узнала пол ребенка. Родила здоровую девочку. А мужа из-за того, что он не отмечался по месту регистрации, объявили в федеральный розыск.

Когда дочке было три месяца, мы решили, что он нелегально пересечет украинскую границу, сможет спокойно работать и никто не будет его искать. Я же поеду следом. У него все получилось, но меня задержали. Позвонила мужу, сказала, что лучше вернуться и написать явку с повинной, тогда срок скостят, и что, если он не приедет, меня посадят за укрывательство. Он вернулся.

Мужу дали пять лет, хотя прокурор просил три года. Будем подавать апелляцию. Сейчас я с дочерью живу у свекрови, у нас отличные отношения. Жду любимого, как выйдет — обязательно распишемся.

«Я в какой-то эйфории поехала к нему на свидание за тысячу километров»

Виктория, 32 года, Пермь:

Мне был 21 год. Будущий муж просто перепутал одну цифру в номере телефона и попал ко мне, так и началась наша история. Разговаривали сутками, не могли наговориться. О том, что он сидит, сказал не сразу — недели через две после знакомства. Осудили его за угон автомобиля. Поначалу эта новость меня напугала, ведь в моем окружении не было заключенных.

Через четыре месяца общения он уговорил меня приехать на свидание. Согласилась. Мама меня не одобрила: она не понимала, как можно любить уголовника и как можно влюбиться в человека, не видя его, да еще и поехать к нему. Говорила, что у меня нет с ним будущего, что он выйдет и гулять начнет.

(Потом она поменяла свое мнение, но все равно относилась к нему с опаской.) 

Я в какой-то эйфории поехала к нему на свидание за тысячу километров в Республику Коми. Добиралась двумя поездами, а потом 40 км на паровозе по узкоколейке. Увидели друг друга и влюбились еще сильнее.

На втором свидании застряла в колонии-поселении, где он жил, на месяц: железную дорогу завалило снегом. Нам было в кайф жить вместе. Потом он отправил меня жить к своей маме в Нижневартовск. Встретили меня там хорошо.

Я нашла работу, правда через полгода разругалась со свекровью и ушла из дома. Но любимого ждала два с половиной года — и дождалась.

Думала, что уже никого не смогу полюбить, но встретила другого мужчину. Все было хорошо, но вскоре и его посадили

Он вышел, и мы сразу стали жить вместе. Человек он добрый и внимательный, сразу дал понять, что хочет семью, детей, и не обманул. Я его очень сильно любила. Такой харизматичный был, могла слушать его часами. После освобождения это не прошло, и на свободе он был таким же, знал, как поднять настроение и сделать так, чтобы я улыбалась.

У нас родился сын, муж присутствовал на родах. Вот какая была любовь! Прожили вместе шесть лет. Я была самой счастливой женой и мамой на свете. Но в 2012 году муж умер от пневмонии: врачи неверно и несвоевременно поставили диагноз. Нашему сыну тогда было полтора года.

Я хотела умереть, не представляла жизни без любимого, если бы не наш сын, покончила бы с собой.

Думала, что уже никого не смогу полюбить, но через десять месяцев после смерти мужа встретила другого мужчину. Он полюбил моего сына как своего, да и сын его папой называл. Все было хорошо, но вскоре и его посадили.

И вот сейчас я снова жду, уже пятый год. Осталось еще столько же. Финансово я независима, научилась зарабатывать для женщины очень даже неплохо. Но я страшно устала от одиночества.

Самое трудное — быть здесь, на воле, одной.

Источник: https://snob.ru/entry/155423/

тюрьма, свадьба, девушка, жена, заключенные, браки

Как расписаться девушке 17 лет с сидящим в тюрьме любимым?

Что толкает девушек в объятья заключенных?Среди брачных объявлений часто встречаются предложения руки и сердца от граждан, находящихся в местах лишения свободы. Именно такие объявления, как правило, самые трогательные и откровенные – если, мол, вы не очерствели сердцем и готовы протянуть руку помощи человеку, который случайно и совершенно ни за что был осужден…  

Да-да, не удивляйтесь, три четверти зеков твердо уверены, что сидят «ни за что» и «случайно».

Ну, как тут не растрогаться потенциальной невесте, которая частенько пребывает в этом статусе не один десяток лет в силу разных обстоятельств, основное из которых – никто замуж не берет.

 Жена для «подогрева»
А вот зеки замуж берут железно. И желание жениться у них прямо пропорционально количеству лет, оставшихся до выхода на свободу. Причины, по которым сидельцы желают связать свою потрепанную судьбу с дамской, просты и очевидны, и чаще всего к любви «с первого взгляда» не имеют никакого отношения.

Во-первых, зекам реально скучно, и активная и откровенная переписка с девицей является развлечением для всего барака. Во-вторых, жены имеют право на длительные свидания со своей второй половиной, а значит, хоть изредка, но сиделец сможет получить свою порцию нормального секса. 
В-третьих, и это основная причина, зеку нужен «грев».

Как правило, у большинства осужденных браки распадаются с момента попадания на нары, а если и родителей нет, сидеть зеку придется впроголодь. Вот тут-то на помощь и приходят «заочницы», готовые каждые три месяца волочь сумки с провизией, теплыми вещами и сигаретами чуть ли не на другой конец страны, лишь бы любимому было хорошо.

Причем начинают они такие поездки еще до того, как связались с «любимым» крепкими брачными узами – только бы не передумал и замуж взял. 
А вот в суровой тюремной реальности значение имеют только скорейшее освобождение и улучшение условий отсидки. Именно в этом ключе зеки рассматривают все новые знакомства, тем более с дамами, готовыми ради любви на все.

А вот говорить о какой-либо «любви» арестанта, да ещё и вспыхнувшей по переписке или Интернету, как минимум глупо. Причем свои намерения сидельцы не слишком и скрывают: в своих брачных анкетах большинство из них прямо указывают, что ищут «финансово независимых» женщин. Потому что одними романтическими письмами на зоне сыт не будешь.

 
К примеру, несколько лет назад в одной из крымских колоний отбывал срок Тимур. Родственники его остались в одной из республик Средней Азии, так что на «грев» рассчитывать особо не приходилось. А вот к «коллеге» по отсидке, почти местному, родственники приезжали исправно, навещала и сестра, прихватившая с собой однажды на свидание подружку из вполне приличной семьи.

С какой стати девчонке захотелось понюхать блатной романтики, сказать трудно, но между ней и Тимуром, которого она видела мельком, завязалась активная переписка и ночные переговоры по мобильному телефону. Периодически телефоны у Тимура при очередном обыске отбирали, но появлялись новые.

Девчонка исправно пополняла телефонный счет любимому, таскала баулы с продуктами и даже намекала ни о чем не подозревающим родителям, что совсем скоро (через полтора года) познакомит их с будущим зятем, который сейчас «в отъезде». Сказать родителям правду она не решалась.
Омрачал тюремный роман только один факт – длительных свиданий подруге не положено.

А расписаться с зеком без родительского благословения девушка не рискнула. И только после выхода на свободу сидельца поняла, насколько оказалась права.

Тимур поселился у ранее освободившегося дружка, ездил с сомнительными друзьями на какие-то «стрелки» и «терки», у него появились немалые деньги, а редкие встречи с девушкой уже не имели никакого романтического ореола, за исключением блатной романтики. А когда исчезнувшего на время Тимура к ней домой пришли искать оперативники, девушка поняла, что «завязывать» с криминалом любимый не собирается.

В итоге для того, чтобы обезопасить дочь, родители даже поменяли квартиру. Но еще несколько месяцев бывший зек «доставал» подругу по телефону, обещая «разобраться» с ней и ее семьей. 
В тисках блатной романтики
Вполне понятно, почему большинство девичьих анкет на сайтах знакомств или в газетах пестрят одинаковым выражением «из мест лишения свободы не писать».

Среди потенциальных «заочниц» дам с высшим образованием практически нет, зато много не доучившихся девиц, из неполных семей либо ставших невестами (и женами) зеков «по наследству» – когда в семье кто-то был судим, и другой жизни выросшая с папой-сидельцем девушка не представляет.

Форумы бывших и нынешних «заочниц» отличаются своеобразным сленгом и не менее своеобразной орфографией: «никуда он от меня не дениться, пускай попробует!!!! Я его с под земли достану», или утверждение «мы щасливы», «эти рецедивисты, они способны даже жениться на той, которая им совсем и ненравится», «свиданку внепланово дали», «сначало то конечно, интересно, азарт, я тем более малявка ещё была», «женись наздоровье», «потом в очередной раз поехав на перекид, нас взяли мусора» и так далее. Романтизмом, может, и попахивает, но вот грамотностью – аж никак.
Цель большинства девиц, соглашающихся (и даже желающих) выйти замуж за зека – просто привлечь мужское внимание, которым они обделены в жизни. Хотя в лучшем случае такие браки распадаются почти сразу после освобождения «любимого», который может «пересидеть» у своей жены пару месяцев, пока не восстановит отношения с «миром криминала». В худшем же случае эти отношения могут закончиться совсем уж печально, когда вышедший на свободу арестант убивает спьяну недавнюю «заочницу».
Замуж на зоне выходят и матери-одиночки, у которых так или иначе не сложилась личная жизнь. Не получилось устроить свою жизнь здесь, она ищет счастья «там», искренне веря в то, что сиделец исправится, что выйдет на свободу «с чистой совестью» и уж точно станет хорошим отцом ее ребенку, тем более, что в объявлениях зеки очень любят писать фразу «ребенок – не помеха», да и «внешность значения не имеет, главное – душевная красота». Этим-то и покупают своих потенциальных не слишком привлекательных подруг – на воле ведь большинство мужчин, желающих заключить брак, не слишком уж радуются перспективе воспитания чужого дитя, а сидельцы, похоже, ну, просто горят желанием. А чего бы на словах и не «погореть», если ни воспитывать ребенка, ни жить с его мамашей после отсидки большинство и не собирается. 
Что удивительно, девушки-«заочницы» не боятся выходить замуж даже за приговоренных к пожизненному заключению, приговорив по сути и себя к вечной тюремной жизни, тасканию передач, общению через стекло и бесконечным разговорам о том, что через пару десятков лет приговор могут и пересмотреть…  
Жених, веди себя хорошо
В последние полгода в Крыму было зарегистрировано 45 браков с заключенными. Женят и в колониях, и в следственном изоляторе. После регистрации, которую проводят специально приехавшие сотрудники ЗАГСа, молодоженам положено длительное (на трое суток) свидание, заменяющее им «медовый месяц». С точки зрения Уголовно-исполнительного кодекса никаких препятствий для регистрации брака гражданином, находящимся в местах лишения свободы, не существует. Если только он не нарушает дисциплину и не имеет взысканий. Хотя девиц не останавливает и вызывающее поведение потенциального жениха – одна невеста признавалась: «нам нужна эта свадьба – его за плохое поведение хотят «на яму» кинуть, а я его как бы спасаю!» Кто только ее спасет, когда муж-сиделец выйдет на свободу?
По мнению администрации, женатые мужчины меньше нарушают режим и гораздо больше стремятся вернуться домой, где их ждут. Но, как признались нам сотрудники департамента по вопросам исполнения наказаний, статистики разводов среди бывших осужденных они, понятное дело, не ведут. 

Ванда ЯЗВИЦКАЯ “Крымский Телеграф”

фото Архив “КТ”

материал опубликован в “КТ” № 90 от 16 июля 2010 г. 

Источник: http://ktelegraf.com.ru/867-tyurma-i-svadba.html

“Мы познакомились чуть больше семи месяцев назад, во “ВКонтакте” и уже полгода встречаемся: он просто добавился ко мне в друзья, и мы начали общаться.

Спустя месяц признался, что находится в колонии. Целый день я не могла понять, стоит ли мне продолжать с ним отношения.

Но потом поняла, что хочу попробовать”, – рассказывает свою историю Анна (имя изменено по просьбе героини).

Она – одна из тех женщин, которых принято называть “ждули”, “зэкули”, “заочницы” или “любимки”. Женщины, которые ждут своих мужчин из мест лишения свободы, часто перенимают тюремный жаргон и даже начинают жить по распорядку колонии.

Они знакомятся с заключенными в социальных сетях, на обычных или специализированных сайтах знакомств и начинают романы по переписке с нечастыми короткими или длительными свиданиями.

Несмотря на то что форумы заполнены сообщениями обманутых “заочниц”, у которых возлюбленные вымогали деньги, а потом пропадали, женщины продолжают верить, что их отношения – особенные.

Незапланированное знакомство

Анна не планировала встречаться с заключенным. На момент знакомства с Сергеем (имя изменено по просьбе героини материала) у неё был молодой человек, но отношения с ним не складывались. “Когда я узнала, что он находится в колонии, и услышала, за что его осудили, мне стало страшно.

Я долго думала, смогу ли я быть с таким человеком? Он на меня не давил и ждал, когда я сама приму решение. Сейчас я понимаю, что он раскаивается и жалеет, что совершил такой ужасный поступок”, – говорит Анна.

Она знает, по какой статье осудили её молодого человека, но не хочет говорить об этом публично.

Можайская женская исправительная колония №5

Анна работает и одновременно готовится к государственным экзаменам в университете. На свидания она пока ездить не может, потому что Сергей отбывает наказание в двух тысячах километров от Москвы. Первая встреча у них запланирована на лето. “Я читала истории женщин, которых обманывали заключенные.

Знаю, что это может произойти и со мной. Я довольно ревнивая, поэтому иногда аккуратно интересуюсь, не изменяет ли он мне. Он, конечно, отрицает и говорит, что у него никого, кроме меня, нет. Но я все равно боюсь, что в какой-то момент пойму, что я не единственная его девушка.

Несмотря на это, я ему верю”, – делится своими мыслями и ощущениями Анна.

О том, что она встречается с заключенным, она практически никому не рассказывает, знает об этом только самая близкая подруга. Родителям Анна рассказать пока боится: её отец – федеральный судья, и он точно будет против таких отношений.

Девушка понимает, что отношения с заключенным – это не только отсутствие встреч и личного общения, но и необходимость постоянно поддерживать своего избранника как психологически, так и материально.

Сергей ничего не просит, но Анна тем не менее часто переводит ему деньги.

“Ему там очень сложно, часто бывает нужна психологическая поддержка. Я всегда стараюсь такую поддержку оказывать. Но иногда общение бывает настолько тяжелым, что я сама психологически устаю, и потом мне нужно несколько дней, чтобы прийти в себя.

Все парни-заключенные очень глубоко чувствуют, способны сопереживать, даже несмотря на то, что находятся далеко. Это меня и привлекло в моем парне. Он ведь еще добрый, романтичный, достаточно вежливый и всегда меня понимает”, – рассказывает Анна.

Меня никто не уважает только потому, что я жена зэка

Несмотря на то что у Анны есть высшее образование, а её молодой человек хочет учиться после того, как освободится, в обществе их пару долгое время не будут принимать, говорит девушка и уточняет, что готова к этому. Стигматизация семей осужденных – одна из основных проблем, пишет в своей статье “Очеловечивание тюремной зоны: срок и (взаимо-) помощь родственниц осужденных” Гюзель Сабирова.

Белореченская воспитательная колония

“Меня никто не уважает только потому, что я жена зэка. То есть людям неважно, есть у меня высшее образование или нет, кем я работаю, какие у меня взгляды на жизнь, чего я хочу добиться.

Никого не волнует порядочная я женщина или нет, хорошо ли я воспитываю своих детей. Я просто человек третьего сорта, потому что я жена зэка. Но сама-то я никого не убивала.

Я виновата только в том, что не бросила своего мужа или любимого человека”, – пишет на одном из тематических форумов Люда.

24 часа на связи

Стигматизации семей осужденных способствует и то обстоятельство, что все истории, за редким исключением, заканчиваются одинаково. Счастливый финал в романах по переписке с заключенным скорее исключение.

“Из десяти моих знакомых, которые встречались с заключенными, отношения сохранить удалось только в двух случаях. Основная причина – общие дети.

Как я поняла, многие заключенные со временем привыкают к женщинам и пытаться найти свою выгоду в этих отношениях”, – говорит Евгения.

Она тоже познакомилась с заключенным во “ВКонтакте”, потом они стали созваниваться и обмениваться СМС-сообщениями. “Мы могли говорить сутками, даже телефон иногда разряжался. Потом он предложил встретиться, а через пару месяцев мы расписались и стали встречаться чаще”, – рассказывает Евгения.

Я вроде бы взрослая тетенька, а влюбилась как девочка

В таких отношениях она находилась более четырёх лет.

По словам Евгении, за это время мужчина, которого она ждала, сильно изменился: перестал уделять ей внимание, перестал заботиться, но при этом требований у него становилось всё больше.

Позже от знакомого она узнала, что ее молодой человек параллельно встречается с другой. Евгения решила развестись: “Насколько я знаю, сейчас он живет с этой… Они расписались через два месяца после того, как он освободился”.

Усть-Лабинская женская исправительная колония

Несмотря ни на что, женщины уверены, что такие отношения могут привести к крепкому союзу. “Я вроде бы уже взрослая тетенька, а влюбилась как девочка. Я понимаю, что исход может быть любым, но верю, что у нас все получится”, – говорит Светлана (имя изменено по просьбе героини).

Светлана – мать четверых детей, в том числе одного с инвалидностью. Она познакомилась с Андреем (имя изменено по просьбе героини) около года назад на сайте знакомств. В тот момент Светлана еще была замужем, но отношения с супругом не складывались, она решила развестись.

В течение нескольких месяцев новый знакомый скрывал, что находится в колонии. Светлана начала подозревать, что Андрей что-то скрывает, только когда перевела ему довольно крупную сумму денег: якобы возникли проблемы на работе, потребовалось определенная сумма денег, чтобы откупиться.

Сразу после этого Андрей пропал, а женщине начали поступать звонки с незнакомых номеров. Оказалось, что звонил сокамерник Андрея. Он пытался убедить Светлану в том, что для ее возлюбленного отношения с девушками – это бизнес, что он общается с несколькими женщинами одновременно.

В итоге Светлана передала знакомому выписку со своего банковского счета: было очевидно, что деньги на карточку заключенному она переводила уже не раз.

Я многого в этой истории не понимаю, но все равно ему верю

“Практически сразу я об этом поступке пожалела, потому что считаю, что поступила подло. Через какое-то время позвонил другой заключенный, и через него мы связались с моим любимым. Я извинилась, он вроде бы меня простил, но я до сих пор не могу избавиться от мысли, что я предала его”, – говорит Светлана.

Они продолжили общаться, несколько раз Светлана даже приезжала к Андрею на короткие свидания и продолжала отправлять деньги. Через некоторое время выяснилось, что возлюбленный Светланы женат, хотя он уверял ее, что развелся, как только оказался в колонии.

“Я многого в этой истории не понимаю, но все равно ему почему-то верю. Я познакомилась с его женой. Она говорит, что подаст документы на развод, как только у нее появится время. Но в итоге никаких действий в этом направлении предпринято не было. Насколько я понимаю, разводиться никто из них не торопится.

Я уже не раз была замужем, поэтому тоже никуда не тороплюсь”, – добавляет Светлана.

Мужская исправительная колония

Она до сих пор не знает точно, за что осудили Андрея, потому что каждый, кому она задавала этот вопрос, предлагал ей новую версию. Единственное, что их объединяло, – убийство.

По словам жены, возлюбленный Светланы – невинно осужденный, случайно оказавшийся в компании вспыльчивых знакомых. Они якобы и убили женщину, а Андрей, наоборот, хотел за нее заступиться. “Я знаю, что в нашей истории много вранья, но меня к этому человеку тянет.

Он остроумный, интересный, начитанный, грамотный. За то время, что мы вместе, он рассказал мне много того, о чем я раньше не знала. Мне почему-то редко встречались в жизни мужчины, которые были бы умнее меня, а он умнее. И меня это притягивает.

Мы много общаемся, и сейчас он для меня самый родной человек. Мы любим одни и те же книжки, смотрим одинаковые фильмы”, – рассказывает Светлана.

Иногда люди с тюремными прошлым бывают более человечными, чем те, кто находится на воле

Андрей заочно знаком со всеми детьми Светланы, а младшую дочку даже видел во время одного из свиданий. О том, что Андрей находится в колонии, дети не знают. Светлана сказала им, что познакомилась с мужчиной из другого города, а приехать он пока не может. “Я понимаю, что из этой истории может ничего не получиться, но мне не страшно.

Иногда люди с тюремными прошлым бывают более человечными, чем те, кто находятся на воле. Я, конечно, читала истории обманутых женщин на форумах. Не могу сказать, что меня это совсем не смущало. Просто у меня уже есть жизненный опыт. Никто от измены не застрахован.

Всё зависит от человека, а не от того, где он он находится”, – добавляет Светлана.

Благородный арестант или аутсайдер

Психотерапевт Гузель Махортова. Фото из личного архива

Психотерапевт, кандидат психологических наук Гузель Махортова считает, что отношения с заключенным построить сложно, прежде всего потому что у такого мужчины сформировано определенное видение мира.

“Внутри него происходит серьезный конфликт: с одной стороны, он хочет жить по законам и нормам общества, а с другой стороны, он изгой и аутсайдер”, – объясняет Махортова.

Психологические портреты женщин, которые знакомятся с заключенными выглядят примерно одинаково: “Обычно это травматики, которые, ввязываясь в такие отношения, отыгрывают травмы, полученные в детстве. Это женщины, которые испытывали насилие в семье, росли в неполных семьях или находились в абьюзивных отношениях.

В их бессознательном заложен сценарий, который либо не предполагает наличия мужчины рядом, либо предупреждает, что находиться рядом с мужчиной опасно”. Женщинам, пережившим насилие в отношениях, сложно строить их с реальным мужчиной снова, поэтому они ищут виртуальные отношения.

Виртуальные отношения с заключенным – отдельный тип отношений, когда объект привязанности идеализируется. Идеализация заключенного связана с часто встречающимся в литературе образом благородного арестанта, а также с наследием ГУЛАГа: тюрьма в СССР была неотъемлемым элементом жизни и культуры, и совсем не обязательно отрицательным.

По словам Махортовой, в отношениях с осужденным происходит подмена понятий: женщина вроде бы находится в отношениях с мужчиной и получает от него тепло и заботу, но при этом не живет с ним, таким образом решая проблему страха перед мужчиной.

​Отношения с заключенными, особенно если женщина сначала не знала о том, что ее возлюбленный находится в колонии, строятся по так называемой модели треугольника Карпмана, говорит психотерапевт.

Эта модель описывает три привычные психологические роли: один персонаж играет роль жертвы; другой, оказывающий давление на жертву, – преследователь и спасатель, который вмешивается в конфликт из желания, как кажется на первый взгляд, помочь слабому.

Если женщина привыкла к “токсичным” отношениям, то она чаще всего готова взять на себя роль спасателя, оберегая сначала младших братьев или родителей, а потом детей. А то обстоятельство, что мужчина находится в местах лишения свободы, служит мотивом для активизации роли спасателя у женщины. Но, когда мужчина освобождается, он больше не хочет, чтобы его спасали. Тут и возникает конфликт.

Психолог Ольга Юрковская уточняет: женщин в заключённых привлекает их желание уделять всё свое свободное время возлюбленным. У них нет срочных дел или домашних забот, поэтому они готовы часто звонить девушкам и разговаривать с ними по несколько часов.

“Однако прежде, чем заводить серьезные отношения с осужденным, нужно внимательно изучить приговор и поговорить с теми, кто пострадал от его действий.

Скорее всего, в результате этого вы выясните, что человек вам встретился не столь благородный”, – считает Юрковская.

В России высокий показатель доли заключенных на число населения. По информации ФСИН, в 2018 году в России было 467 тысяч заключенных. Согласно данным Международного центра тюремных исследований, на 100 тысяч жителей в России приходится 394 заключенных, это 17-й показатель в мире.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29823268.html

Адвокат-online
Добавить комментарий