Как возбудить уголовное дело по ст 303 против районного участкового?

Содержание
  1. – все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)
  2. Фальсификация доказательств
  3. Савёловский суд рассмотрел уголовное дело о фальсификации доказательств
  4. Дело № 22К-204/2013
  5. Марихуана на стадионе. Дознаватель отдела полиции получила условный срок за фальсификацию доказательств

– все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)

Как возбудить уголовное дело по ст 303 против районного участкового?
sh: 1: –format=html: not found

ДОКУМЕНТЫ СУДА

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА

Верховного Суда Республики Крым

по результатам изучения судебной практики

по уголовным делам о преступлениях

в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

в 2018 году, в январе-мае 2019 года

Во исполнение поручения Верховного Суда Российской Федерации № 7-ВС-3550/19 от 29 мая 2019 года проведен анализ судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предусмотренных статьями 159-1593, 1595, 1596, 160, 165, 1701, 171, 1711, 1713-1723, 1731-1741, 176-178, 180, 181, 183, 185-1854, 190-1994, 2001-2003, 201, 210 УК РФ, рассмотренным в 2018 году и январе-мае 2019 года, в ходе которого изучены уголовные дела соответствующей категории, соответствующие судебные решения, в том числе решения вышестоящих инстанций, справки районных судов республики, в том числе по результатам изучения соответствующей практики рассмотрения дел анализируемой категории мировыми судьями республики.

В период с января 2018 года по 31 мая 2019 года судами республики (в том числе мировыми судьями) всего рассмотрено 30 уголовных дел анализируемой категории в отношении 34 лиц, из которых:

– осуждено 22 лица:

– прекращено дел в отношении 11 лиц, в отношении 4 из которых по реабилитирующим основаниям судами апелляционной и кассационной инстанций, в отношении остальных по основаниям, предусмотренным ст. 75 (1 лицо), 762 (5 лиц), 78 (1 лицо) УК РФ.

В отношении 1 лица уголовное дело возвращено прокурору судом апелляционной инстанции после отмены приговора.

Из анализируемой категории дел на рассмотрении судов находились дела о преступлениях, предусмотренных: ч.1 ст. 159; ч. 3 ст. 159; ч. 4 ст. 159; ч.1 ст. 160; ч.3 ст. 160; ч. 4 ст. 160; ч. 1 ст. 171; п.

«а,б» ч. 2 ст. 172; п. «б» ч. 2 ст. 171; ч. 6 ст. 1711; п. «б» ч. 2 ст. 1713; ст. 1714; п. «а» ч. 4 ст. 1741; ст. 1744; ст. 177; ч. 1 ст. 180; ч. 1 ст. 1992 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По одному уголовному дело 2 лица совершили преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 1711 УК РФ, в группе по предварительному сговору, по другому делу 2 лица совершили преступление, предусмотренное п.п. «а», «б» ч.2 ст. 172 УК РФ, организованной группой.

Судебная практика

Результаты изучения судебной практики рассмотрения дел соответствующей категории показали, что в заданном периоде проблемы у судов возникли лишь при квалификации деяний, предусмотренных ст. 1741 УК РФ. В целом же проблем правоприменения, касающихся уголовно-правовой квалификации, у судей республики не возникало.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

При рассмотрении дел указанной категории, кроме Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, законодательства в области гражданского, банковского, налогового и иных отраслей права, судьи республики также используют разъяснения, изложенные в постановлениях Пленума Верховного Суда республики Крым от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

При этом вопросов, связанных с применением разъяснений (касающихся уголовно-правовой квалификации), содержащихся в вышеперечисленных постановления Пленума, у судей не возникло.

Как уже отмечалось, вопросы возникли лишь при применении разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 г.

№ 32 “О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем”, во взаимосвязи с положениями ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г.

№ 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», в той части указанных нормативных документов, которые разъясняли – что необходимо понимать под легализацией денежных средств и иного имущества, полученных в результате преступления.

При этом по данному вопросу на сегодняшний день судьи республики трудностей не испытывают, поскольку тщательно изучена и проанализирована соответствующая судебная практика, проведены занятия с судьями (случаи описаны в пункте 1 справки).

По вопросам программы

1.

В ходе изучения судебной практики рассмотрения судами республики уголовных о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, установлен случай изменения (государственным обвинителем в судебном заседании) первоначального обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в сфере предпринимательской деятельности, в связи с неправильной квалификацией органами предварительного расследования по признаку субъекта преступления.

Так, уголовное дело по обвинению Аксенова поступило в Бахчисарайский районный суд РК с квалификацией его деяний по двум эпизодам части 3 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Источник: http://vs.krm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=92

Фальсификация доказательств

Как возбудить уголовное дело по ст 303 против районного участкового?

Дмитрий Загайнов рекомендует добросовестным судебным представителям составлять акт приёма-передачи (реестр) подлинных документов.

Загайнов Дмитрий Иванович
Партнер

Судебный представитель постоянно находится в зоне риске, поскольку работает с полученными от клиента документами, достоверность которых не всегда можно определить и проверить.

Адвокат Дмитрий Загайнов, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, рассматривает, в каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств, и дает рекомендации, как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за это деяние.

При этом автор не берет в расчет ситуацию, когда сам судебный представитель занимается изготовлением фальсифицированного доказательства либо выступает пособником, дающим советы или указания, как довести преступный умысел до конца.

Немного статистики

Если обратиться к открытым статистическим данным на сайте Судебного департамента при Верховном суде РФ, то выяснится, что за 2017 год в российские суды поступило 22 655 048 первичных обращений в виде заявлений, исковых заявлений и жалоб, из них в арбитражные суды субъектов РФ – 1 951 028 заявлений и исковых заявлений.

За этот же период в суды поступило 908 356 уголовных дел; за преступления небольшой тяжести мировыми судьями осуждены 286 292 человека, районными судами – 76 135 человек. По некоторым данным 2014 года, в России по ч. 1 ст. 303 УК РФ выносилось от 50 до 70 приговоров в год, начиная с 2006 года (журнал «Судья», №11 за 2014 год).

Данная тенденция не изменилась.

Во время выступления в апреле 2018 года на научно-практическом семинаре, который был посвящен вопросам ответственности за фальсификацию доказательств по гражданскому делу и соорганизатором которого выступал Арбитражный суд Свердловской области, один из руководителей районного следственного отдела СК РФ подтвердил, что в следственный отдел ежемесячно поступает около 100 заявлений о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Из них уголовные дела возбуждаются только в трёх-четырёх случаях, а в суд передаются, как правило, только одно-два дела. Несмотря на то что риск быть привлеченным к ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ у судебного представителя невелик, полагаю уместным исследовать данный вопрос и не надеяться на статистические данные.

Изменения, которые были внесены в часть 1 статьи 303 УК РФ весной 2017 года и благодаря которым была существенно расширена объективная сторона деяния, свидетельствуют о том, что законодатель реально обеспокоен тем, что в угоду ложным ценностям на рассмотрение суда от лиц, участвующих в деле, нередко поступают сведения, искажающие истину.

Объективная сторона деяния по ч. 1 ст. 303 УК РФ представлена четырьмя самостоятельными составами, одним из которых названа фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем. Именно анализ данного состава и является темой настоящей публикации.

В каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств

Фальсификация (от лат. falsificare – подделывать) означает подделывание чего-то, искажение, подмену подлинного мнимым.

Сфальсифицированы могут быть любые виды доказательств – договоры, акты сверок, долговые расписки, заключения эксперта, протоколы осмотра и иные документы, а также вещественные доказательства.

Преступление, связанное с фальсификацией доказательств, характеризуется прямым умыслом, и совершить его может только специальный субъект – лицо, участвующее в деле, или его представитель.

Одним из субъектов ответственности является судебный представитель, и в связи с этим возникают различные вопросы правовой квалификации. Подлежит ли ответственности судебный представитель:

  • если он не занимался подделкой документов, а только представил их в суде?
  • если во время судебного заседания стало известно о факте подделки, однако он продолжал настаивать на этом доказательстве, считая, что заявление противоположной стороны о фальсификации доказательств является лишь актом злоупотребления процессуальными правами?
  • если он сфальсифицировал доказательство, представил его в суд, но затем отказался от него в суде?
  • если он не участвовал в создании фальсифицированного доказательства, и, узнав о существовании оного, согласился в судебном заседании исключить его из числа доказательств?

Думаю, что найти ответ на эти вопросы поможет анализ процессуальных кодексов, где по гражданским и административным делам установлен критерий для сведений, которые поступают в суд от участников процесса и которые в последующем могут быть признаны доказательствами.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
сравнительная таблица

определениекто устанавливаетпроцессуальныйфильтрвозможностьзаявления о фальсификации
УПКРФлюбые сведения(ст. 74)суд, прокурор, следователь, дознавательотносимость, допустимость,достоверность, достаточность(ст. 88)нет прямой нормы, но естьст. 271 – заявление и разрешение ходатайств (например, об исключении доказательств)
ГПКРФсведения о фактах(ст. 55)судотносимость (ст. 59),допустимость (ст. 60),достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 3 ст. 67)ст. 186 – заявление о подложности доказательств
АПКРФсведения о фактах(ст. 64)арбитражный судотносимость (ст. 67),допустимость (ст. 68),достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 2 ст. 72)ст. 161 – заявление о фальсификации доказательств
КАСРФсведения о фактах(ст. 59)судотносимость (ст. 60)допустимость (ст. 61),достоверность, достаточность и взаимосвязь (ч. 3 ст. 84)нет прямой нормы, но есть ст. 154 – разрешение судом ходатайств лиц, участвующих в деле,+ ч. 2 ст. 77
КоАПРФлюбые фактические данные(ст. 26.2)судья, орган, должностное лицополученные с нарушением закона (ч. 3 ст. 26.2)нет прямой нормы, но есть право заявить ходатайство(п. 6 ч. 1. ст. 29.7)

Из сравнительной таблицы видно, что установленный процессуальный фильтр не все сведения, поступающие от сторон, признает доказательствами по делу.

Если в материалы дела поступают сведения, не имеющие отношения к делу, то может иметь место ошибка в объекте, когда лицо, фальсифицирующее документы (сведения), полагает, что представляемые сведения имеют отношение к делу и могут повлиять на правосудие, что, по сути, выглядит как покушение на фальсификацию доказательств.

Если судебный представитель осознал всю пагубность своего деяния и в ходе судебного разбирательства согласился исключить представленные им сведения из числа доказательств, то в данном случае имеет место добровольный отказ от совершения преступления, и судебный представитель не подлежит уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ: согласно ч. 1 ст. 31 УК РФ, лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

В практике нередко возникает вопрос: должен ли судебный представитель проводить проверку достоверности документов, полученных от доверителя? Ответ содержится только в одном документе, а именно – в Кодексе профессиональной этики адвокатов, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года: согласно пункту 7 статьи 10 Кодекса, при исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки.

Указанная презумпция распространяется только на адвокатов.

Возникает справедливый вопрос: как в подобной ситуации должен вести себя судебный представитель, не имеющий статуса адвоката? Такому судебному представителю приходится ориентироваться исключительно на здравый смысл и этику во взаимоотношениях с клиентом, поскольку считается неэтичным подвергать сомнению представленные клиентом сведения, за исключением тех, которые имеют явные признаки подчистки, подделки и нелогичны по своему содержанию.

Поскольку по ч. 1 ст.

303 УК РФ совершение преступления возможно только при наличии прямого умысла, то считаю, что не образуют состава преступления действия судебного представителя, который не знал и (или) не мог знать, что представляемые им сведения являются фальсифицированными. Узнав об этом факте (например, из заключения эксперта) и в последующем согласившись исключить представленные сведения из числа доказательств, судебный представитель избежит отрицательных правовых последствий.

Примеры из практики

Пример №1. Представитель предъявил в судебном заседании расписку и выписку по банковским переводам, обосновывая свои требования о взыскании с ответчика долга по договору займа. В судебном заседании ответчик сказал, что расписку не подписывал, и заявил о её фальсификации.

Поскольку истец, в интересах которого действовал судебный представитель, не смог подтвердить, кем именно была составлена и подписана расписка, то судебный представитель в суде отказался от такого доказательства.

Поменяв основания иска, судебный представитель далее настаивал на взыскании долга по нормам неосновательного обогащения, поскольку банковская выписка содержала достоверные сведения о денежных переводах.

В приведенном примере ответственности у судебного представителя очевидно не наступает, поскольку тот исходил из достоверности сведений, полученных от доверителя. Как только появились обоснованные сомнения в достоверности расписки, судебный представитель согласился в судебном заседании исключить этот документ из числа доказательств.

Пример №2. Представитель ответчика, защищая интересы работодателя, представил в судебное заседание подлинный экземпляр заявления работника об увольнении по собственному желанию.

На основании указанного заявления был издан приказ о прекращении трудового договора с работником. Истец, оспаривавший своё увольнение, заявил о том, что данное заявление не подписывал, что документ является поддельным.

После передачи материалов трудового спора в правоохранительные органы было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 303 УК РФ, которое в дальнейшем поступило в суд и было рассмотрено в особом порядке.

Качканарский городской суд Свердловской области вынес в отношении судебного представителя обвинительный приговор по ч. 1 ст. 303 УК РФ, назначив наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей (дело №1-11/2017, приговор от 26 января 2017 г.)

Пример №3. Приговором Советского районного суда города Казани республики Татарстан от 30 марта 2016 г. по делу №1-235/2016 заявитель (истец) признан виновным по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Ему назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 400 часов.

В ходе предъявления иска по гражданскому делу к страховой компании истец представил в суд сфальсифицированный акт выполненных работ и сфальсифицированный кассовый чек.

Суд эти документы не принял в качестве допустимого доказательства, так как из ответа, поступившего от ИП на судебный запрос, следовало, что истец для приобретения запасных частей и проведения ремонта автомобиля к нему не обращался.

При этом суд не принял во внимание доводы защиты о том, что уголовное дело подлежит прекращению ввиду малозначительности, а также довод о необходимости освобождения подсудимой от назначения наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80-1 УК РФ).

Из примера видно, что истец в судебном заседании настаивал на представленных им фальсифицированных доказательствах, однако это не привело к нужному для него результату.

Недоведение до конца преступного умысла по гражданскому делу не помогло истцу впоследствии избежать ответственности по уголовному делу.

Важно отметить, что судебный представитель, участвовавший в гражданском деле в интересах истца, не привлекался к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ.

Как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за фальсификацию доказательств: рекомендации

Приходится порой слышать рассуждения о том, что ч. 1 ст. 303 УК РФ содержит много неопределённостей.

В связи с этим уместно процитировать Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 года №548-О-О, где сказано следующее: «Согласно статье 8 УК Российской Федерации основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом. Часть первая статьи 303 УК Российской Федерации, устанавливающая уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, не содержит неопределённости и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя».

Чтобы уменьшить риск привлечения к ответственности добросовестных судебных представителей, предлагаю при получении документов и иных сведений от доверителя руководствоваться следующими простыми правилами:

  • перед получением подлинных документов визуально убедитесь, что они корректны и логически последовательны,

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/fal_sifikatsiya_dokazatel_stv/

Савёловский суд рассмотрел уголовное дело о фальсификации доказательств

Как возбудить уголовное дело по ст 303 против районного участкового?

15 сентября 2017 года Савеловским районным судом города Москвы вынесен приговор в отношении бывшего дознавателя ОМВД России по району Аэропорт города Москвы Александры Радаевой, обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.303 (фальсификация доказательств по уголовному делу, повлекшая тяжкие последствия), п. «в» ч.3 ст.

286 (превышение должностных полномочий) Уголовного кодекса Российской Федерации, а также бывшего участкового уполномеченного ОМВД России по району Аэропорт города Москвы Владислава Волевача, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч.3 ст. 286, ч.5 ст. 33 ч.3 ст.

303 (пособничество в фальсификации доказательств по уголовному делу, повлекшее тяжкие последствия) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судом установлено, что, действуя из ложно понятых интересов службы, желая искусственно улучшить показатели своей работы путем выявления и раскрытия преступления, обвиняемые возбудили уголовное дело в отношении иностранного гражданина за использование подложного документа – патента.

После окончания проведения дознания и утверждения обвинительного акта прокурором, уголовно дело было направлено на рассмотрение мировому судье судебного участка № 352  района Аэропорт города Москвы.

При рассмотрении данного уголовного дела мировым судьей установлено, что следственные действия с понятыми не проводились, подписи в протоколах следственных действий с участием понятых выполнены не понятыми. После подробного исследования  материалов  дела мировой судья вынес оправдательный приговор в отношении привлекаемого иностранного гражданина.

Также судьей направлено частное постановление в адрес  следственных органов для установления обстоятельств грубого нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, допущенных дознавателем ОМВД Радаевой при производстве дознания в отношении иностранного гражданина, а также грубого нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, Федерального закона «О полиции», допущенных участковым уполномоченным ОМВД Волевачом при проведении проверки в отношении иностранного гражданина. По результатом проведенной проверки обстоятельства, изложенные мировым судьей, подтвердились, было возбуждено уголовное дело.

По результатам рассмотрения уголовного дела суд признал бывших сотрудников полиции виновными в совершении указанных выше преступлений, с учетом смягчающих вину подсудимых обстоятельств суд назначил Радаевой наказание по п. “в” ч. 3 ст.

286 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 5 лет с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов сроком на 2 года, по ч. 3 ст.

303 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе в

 системе правоохранительных органов сроком на 2 года и лишением на основании ст. 48 УК РФ специального звания “старший лейтенант юстиции”. По правилам ч. 3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний Радаевой окончательно было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов сроком на 3 года и лишением на основании ст. 48 УК РФ специального звания “старший лейтенант юстиции”.

Суд назначил Волевачу наказание по п. “в” ч. 3 ст. 286 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 года с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов сроком на 2 года, по ч. 5 ст. 33 ч. 3 ст.

303 УК РФ – лишение свободы сроком на 2 года 6 месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов сроком на 2 года и лишением на основании ст. 48 УК РФ специального звания “майор полиции”. По правилам ч. 3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний Волевачу окончательно было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов сроком на 3 года и лишением на основании ст.

48 УК РФ специального звания “майор полиции”. На период судебного следствия Волевач и Радаева находились под домашним арестом, приговором суда мера пресечения подсудимым была изменена, Радаева и Волевач были взяты под стражу в зале суда.

15 сентября 2017 года

Сообщение пресс-секретаря Савёловского районного суда города Москвы

Источник: https://mos-gorsud.ru/rs/savyolovskij/news/savyolovskij-sud-rassmotrel-ugolovnoe-delo-o-falsifikatsii-dokazatelstv

Дело № 22К-204/2013

Как возбудить уголовное дело по ст 303 против районного участкового?
Решение по уголовному делу – кассация Информация по делу

Ленинский районный суд г.Грозного

судья Кузнецова Т.З.                                                дело №10-К-87/13

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧЕЧЕНСКОЙ Республики

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г.Грозный              29 мая 2013 г.

             Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Чеченской Республики в составе:                      

председательствующего Арсемерзаева Т.З.,

судей Батаева И.А. и Янгулбаева С.В.,

с участием:

начальника отдела прокуратуры Чеченской Республики Витаева Х.Б.,

при секретаре Аюбовой Л.Р.,

рассмотрела в судебном заседании 29 мая 2013 года апелляционное представление помощника прокурора Старопромысловского района г.Грозного Магамадовой Х.М. на постановление Ленинского районного суда г.Грозного от 13 марта 2013 года о прекращении уголовного дела в отношении Гайсумовой А.Д.

          Заслушав доклад судьи Арсемерзаева Т.З., мнение прокурора Витаева Х.Б., поддержавшего доводы апелляционного представления об отмене постановления суда только в части, касающейся прекращения уголовного дела в отношении Гайсумовой А.Д. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

         Постановлением Ленинского районного суда г. Грозного от 13 марта 2013 года прекращено уголовное дело в отношении Гайсумовой А.Д.:

– в части обвинения в совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.159 УК РФ, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

-в части обвинения в совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ.

         В апелляционном представлении помощник прокурора Старопромы-словского района г.Грозного Магамадова Х.М., считая постановление суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, указывает, что вывод суда о наличии в отношении Гайсумовой А.Д.

неотмененного постановления органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же обвинению не соответствует материалам дела.

По мнению автора апелляци-онного представления, из текста постановления дознавателя от 28 октября 2010 года усматривается, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Гайсумовой А.Д.

принято дознавателем по факту отсутствия в ее действиях состава мошенничества, а не фальсификации доказательств по гражданскому делу, как предусматривает диспозиция ст.303 УК РФ. Указанное постановление органа дознания от 28.10.2010 было отменено заместителем прокурора Ленинского района г.Грозного 14 февраля 2011 года.

Более того, постановление участкового уполномоченного об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению ФИО15 вынесено неуполномоченным лицом в нарушение п. «а» ч.2 ст.151 УПК РФ, вследствие чего не имело юридической силы, не влекло каких-либо правовых последствий и не являлось препятствием к рассмотрению уголовного дела в отношении Гайсумовой А.Д. по существу обвинения.

В апелляционном представлении прокурора указывается также о допущенных судом нарушениях принципов уголовного судопроизводства: непосредственности и устности, гласности, равноправия сторон, т.е. положений ст.ст.240, 241, 244 и 253 УПК РФ.

         В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя по делу адвокат Абубакаров Ж.М. в интересах Гайсумовой А.Д. просит постановление суда оставить без изменения, постановление суда от 13 марта 2013 года – без изменений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений на него адвоката Абубакарова Ж.М., заслушав заключение прокурора Витаева Х.Б., полагавшего постановление суда в отношении Гасумовой А.Д.

в части прекращения уголовного дела по обвинению в фальсификации доказательств по гражданскому делу отменить, уголовное дело в этой части прекратить за истечением сроков давности, судебная коллегия находит постановление суда в части прекращения дела по обвинению Гайсумовой А.Д.

в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, подлежащим отмене.

Как следует из протокола судебного заседания по делу и постановления суда от 13 марта 2013 года уголовное дело в части обвинения Гайсумовой А.Д. прекращено судом в соответствии с ч.7 ст.246 УПК РФ в связи с отказом прокурора от обвинения в этой части согласно ч.4 ст.37 УПК РФ.

         В части обвинения Гайсумовой А.Д. по ч.1 ст.303 УК РФ уголовное дело прекращено на основании п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ, т.е. в связи с наличием в отношении последней неотмененного постановления органа дознания по тому же обвинению об отказе в возбуждении уголовного дела.

Выводы суда о том, что по обстоятельствам, явившимся основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Гайсумовой А.Д. и предъявления ей обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.

303 УК РФ, на момент возбуждения уголовного дела – 31 января 2011 года имелось неотмененное постановление органа дознания от 28 октября 2010 года об отказе в возбуждении уголовного дела, не соответствуют материалам дела, поскольку в данном постановлении (т.5, л.д.

40) не приведены и не получили оценки действия Гайсумовой А.Д., направленные на фальсификацию доказательств по гражданскому делу.

При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии, постановление органа дознания от 28 октября 2010 года об отказе в возбуждении уголовного дела не являлось препятствием для принятия следователем МСО СУ СК РФ по Ленинскому району г.Грозного решения от 31 января 2011 года о возбуждении уголовного дела в отношении Гайсумовой А.Д. по ч.1 ст.303 УК РФ.

Вместе с тем, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, Гайсумова А.Д. подлежит освобождению от уголовной ответственности в соответствии с п. «а» ч.1 ст.

78 УК РФ – в связи с истечением срока давности, так как, согласно обвинительному заключению, фальсификацию доказательств по гражданскому делу Гайсумова А.Д. совершила в июне 2010 года, т.е.

более двух лет назад на момент разрешения уголовного дела судом.

В силу указанных обстоятельств постановление суда от 13 марта 2013 года в части прекращения уголовного дела по обвинению в совершении фальсификации доказательств по гражданскому делу, т.е. совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ подлежит отмене.

Что касается доводов апелляционного представления прокурора о нарушениях судом норм уголовно-процессуального законодательства, судебная коллегия признает их несостоятельными.

В соответствии со ст.ст. 389.15., 389.

17 УПК РФ одними из оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения. В апелляционном представлении прокурора не приведены и по делу не установлены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на постановление судом по делу законного и обоснованного решения. При вынесении в совещательной комнате по делу итогового решения суд не связан с решениями, принятыми им при разрешении ходатайств участников судебного разбирательства. В предусмотренных законом порядке и срок замечания на протокол судебного заседания государственным обвинителем не принесены.

          На основании изложенного, руководствуясь п.3 ч.1 ст.24, ст.ст. 389.13, 389.15, 389.19, 389.20, 389.21, 389.23, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

         Постановление Ленинского районного суда г.Грозного от 13 марта 2013 года в отношении Гайсумовой ФИО14 в части прекращения на основании п.5 ч.1 ст.

27 УПК РФ уголовного дела по обвинению ее в фальсификации доказательств по гражданскому делу отменить; уголовное дело по обвинению Гайсумовой А.Д. по ч.1 ст.303 УК РФ прекратить на основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, п.

3 ч.1 ст.24 УПК РФ – в связи с истечением срока давности.

В остальной части указанное постановление суда оставить без изменения, апелляционное представление помощника прокурора Старопромысловского района г.Грозного Магамадовой Х.М. -удовлетворить частично.

Председательствующий

Судьи

Источник: http://www.gcourts.ru/case/14145635

Марихуана на стадионе. Дознаватель отдела полиции получила условный срок за фальсификацию доказательств

Как возбудить уголовное дело по ст 303 против районного участкового?

Ничто не предвещало краха профессиональной карьеры Ольги Е., старшего дознавателя отдела полиции № 3 Межмуниципального управления МВД России «Иркутское». В 34 года после многолетней безупречной(по крайней мере – по документам) службы в органах внутренних дел она неожиданно оказалась «на улице» – с условным сроком и запретом суда занимать должности в правоохранительных органах.

Майор полиции, что называется, перестаралась – «ускорила» отправку в суд порученного ей для предварительного расследования уголовного дела, сфальсифицировав доказательства. Не потому, что старший дознаватель была подкуплена.

И отправлять за колючую проволоку невиновного ради раскрытия «висяка» и улучшения показателей работы она тоже не собиралась.

В приговоре Свердловского районного суда Иркутска причина, толкнувшая майора полиции на преступление против службы, звучала дословно так: «Из иной личной заинтересованности, а именно в целях экономии своего времени».

А дело-то было простенькое, не требующее больших затрат времени и усилий на раскрытие и расследование преступления. 13 декабря 2017 года в рабочем посёлке Маркова Иркутского района сотрудники полиции задержали парня, выезжавшего на дорогу с поля, заросшего дикой коноплёй.

Он был доставлен в отдел полиции № 3 областного центра, расположенный на бульваре Рябикова. Там участковый уполномоченный произвёл личный досмотр задержанного и обнаружил при нём пакет с наркотическим средством.

Дурман-траву, как положено, опечатали и направили на экспертизу, а парня отпустили домой, велев явиться на следующий день к дознавателю. Он добросовестно исполнил указание.

Майор полиции Е. не стала даже дожидаться возбуждения уголовного дела. Ей и так всё было ясно. Когда молодой человек, официально не имеющий ещё даже статуса подозреваемого, явился пред очи дознавателя, протокол его «допроса» был уже готов.

Наркоману было предложено быстренько расписаться в конце каждой страницы, что он и сделал, не читая, чтобы не задерживать начальницу.

Когда с одним «доказательством» вины по части 1 статьи 228 УК РФ (перевозка и хранение наркотических веществ без цели сбыта) было покончено, дознаватель тут же кинулась «стряпать» следующее. Требовалось провести следственное действие «Проверка показаний на месте преступления».

Только вот тащиться декабрьским днём на конопляное поле в Маркова и торчать там на морозе не один час, выслушивать подробный рассказ наркомана про его «труды», фиксируя все важные для обвинения обстоятельства, в планы дознавателя не входило.

И она на машине адвоката, вызванного по звонку, вместе с фигурантом ещё не возбуждённого дела проследовала, как записано в приговоре, «к иному месту, расположенному неподалёку от отдела полиции», – тоже на бульваре Рябикова. По сценарию дознавателя за конопляное поле в посёлке Маркова должен был сойти… стадион «Рекорд» областного центра.

Спектакль на скорую руку

Сам наркоман в суде рассказывал об этом так: «Меня посадили на заднее сиденье машины. Дознаватель Ольга Борисовна сидела впереди и показывала, куда ехать. Перед поездкой она высказалась о том, что у неё нет тёплой обуви и она не собирается ходить по сугробам.

Через некоторое время мы приехали на стадион «Рекорд». Раньше я там никогда не был. Но о том, что это территория стадиона, понял не только из разговора между адвокатом и дознавателем, но и по железным воротам, через которые мы проезжали. На воротах была большая вывеска.

Кроме того, на стадионе играли девушки в форме «Байкал-Энергии» – женская хоккейная команда».

В этих декорациях и проводилось «следственное действие» с участием потребителя марихуаны, который вскоре должен был получить статус сначала подозреваемого, а затем и обвиняемого по уголовному делу.

Спектакль под названием «Проверка показаний на месте преступления» был срежиссирован добросовестно: под фотосъёмку и с составлением соответствующего протокола. «Ольга Борисовна указала место, куда мне необходимо встать, чтобы было видно, где я якобы собирал коноплю.

После чего сфотографировала меня на этом месте», – свидетельствовал фигурант по делу о незаконном обороте наркотиков.

Естественно, в документе местом проведения следственного действия был указан не стадион на Синюшиной горе, а поле, расположенное неподалёку от посёлка Маркова, где добывал на самом деле коноплю задержанный. А датирован спектакль, поставленный 14 декабря, уже 16-м числом. Дознаватель, как человек опытный, понимала: за день с таким количеством реальных доказательств ей было бы не управиться.

Имея высшее юридическое образование и большой стаж службы в органах дознания, майор полиции была прекрасно осведомлена о предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке проведения следственных действий.

И наверняка наизусть знала статью 75 о том, что «доказательства, полученные с нарушением УПК, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения».

Как и статью 156 УПК РФ, согласно которой предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чём орган дознания должен вынести соответствующее постановление. Это постановление было вынесено только 15 декабря, тем же числом уголовное дело передано в производство Е.

К тому времени она уже управилась с оформлением всех липовых доказательств и сочиняла обвинительное заключение.

А сразу после окончания новогодних каникул, 9 января 2018 года, уголовное дело с подшитыми и пронумерованными материалами, содержащими сфальсифицированные доказательства, было направлено прокурору Свердловского района Иркутска для утверждения обвинительного акта. Прокурор, изучая «липовое» дело, не заметил в нём никаких недостатков, и уже через день оно поступило в Свердловский районный суд Иркутска для рассмотрения по существу. Где и «развалилось».

Так наркоман, и не думавший отрицать собственную причастность к инкриминируемому преступлению, неожиданно из обвиняемого превратился в главного свидетеля обвинения по делу своего дознавателя. А та вскоре заняла его место на скамье подсудимых в том же самом Свердловском районном суде Иркутска.

Хоккейное поле спутала с конопляным

В суде сотрудница отдела дознания полиции, к тому времени уже пополнившая армию безработных, категорически отрицала свою вину. По её версии, маршрут движения к месту сбора конопли фиксировался ею со слов подозреваемого. Поскольку стёкла автомобиля были замёрзшие, она не видела, куда они направлялись.

И даже когда вышли из машины, не усомнилась, что приехали к месту произрастания конопли. Ни на стадионе «Рекорд» областного центра, ни в посёлке Маркова Иркутского района Ольга Е. раньше не бывала и, по её словам, понятия не имела, где кончается город и начинается сельская местность.

И вообще, разве дознаватель должен знать места, где наркоманы собирают своё зелье? Действительно, почему бы сотруднику, с десяток лет ведущему предварительное расследование по одной из самых популярных статей Уголовного кодекса, не перепутать стадион с конопляным полем? Ведь даже участковый уполномоченный отдела полиции № 3, в территорию обслуживания которого как раз и входит спортивный объект, заявил в суде, что не видел там никаких ворот с надписью «Стадион «Рекорд».

Суду пришлось вызвать в качестве свидетеля работника этого стадиона, который подтвердил: «Иной возможности, нежели чем через железные ворота, над которыми имеется большая вывеска, попасть на территорию стадиона «Рекорд» нет. А находясь на этой территории, невозможно не понять, что ты находишься именно на стадионе.

Административные здания хоккейного клуба «Байкал-Энергия» и спортивной школы «Рекорд», хоккейное поле, волейбольная и баскетбольная площадки – их трудно не увидеть или с чем-то спутать». Кроме того, при расследовании уголовного дела о фальсификации доказательств территория стадиона «Рекорд» была осмотрена.

И зафиксированы эти пресловутые ворота с вывеской, которые «не заметила» дознаватель.

Коллеги майора полиции, давая показания в суде в качестве свидетелей по её делу, твердили: «Ничего не знаем, не видели, не слышали». Изворачивались они не столько для того, чтобы спасти от уголовного наказания подсудимую, сколько из страха, что самим придётся нести ту или иную ответственность.

Начальник отделения дознания, в чьи обязанности входит процессуальный контроль, уверяла, например, что, направляя уголовное дело по наркотикам прокурору, не обратила внимание ни на путаницу с датами, ни на странные фотографии, сделанные явно не в посёлке Маркова.

При этом вынуждена была всё-таки согласиться, что, если двигаться маршрутом, описанным в протоколе проверки показаний на месте, невозможно оказаться на стадионе «Рекорд». Запутался в показаниях и адвокат, подписавший сфальсифицированные документы.

На стадионе «Рекорд» он якобы «ранее бывал неоднократно», но ему как-то не пришло в голову, что это совсем не «то самое место в посёлке Маркова, где клиент собирал наркотики».

В суде «авось» не прокатило

Сама подсудимая виновной себя в фальсификации доказательств по уголовному делу не признала. В судебном заседании заявила, что главный свидетель, её бывший подследственный, оговаривает её, желая уйти от уголовной ответственности за совершённое им преступление.

Действительно, в ноябре 2018 года дело в отношении заготовителя конопли пришлось прекратить – не оказалось допустимых доказательств его вины в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков.

Но заподозрить наркомана в лжесвидетельстве суд никак не мог: парень никогда и не отрицал, что собирал на поле в посёлке Маркова травку для личного потребления, а пакет с «дурью» у него изъяли при задержании полицейские.

Другое дело, что время, место и порядок проведения следственных действий сильно отличались от того, что указала дознаватель в протоколах. Молодой человек даже утверждал, что на самом деле травки у него было собрано больше, но сотрудники полиции заменили его мешок на пакет поменьше.

Зачем это было сделано, можно только догадываться. Сотрудники, скорее всего, хотели впоследствии использовать обычного потребителя наркотиков в своих оперативно-розыскных мероприятиях (как они говорят, ОРМ) под названием «Проверочные закупки».

Правильно оформленное ОРМ, проведённое под видеозапись и под контролем сыщиков, позволяет привлечь к уголовной ответственности более серьёзных преступников – крупных сбытчиков наркотических средств.

Возможно, и дознавателя сыщики по-приятельски втянули в свои планы, но их благим намерениям не суждено было исполниться. Майор полиции Е.

помочь коллегам была, видимо, не против, но только не хотелось ей «ходить в сапогах по сугробам» и терять время на оформление доказательств. Она и решила их сфальсифицировать, понадеявшись, что в суде «авось прокатит». Но не прокатило.

Подсудимой ещё повезло, что ей не предъявили обвинение, связанное с подменой наркотических средств и сговором с другими сотрудниками полиции. По поводу законности действий участкового уполномоченного и оперативников тоже проводилась доследственная проверка, но в возбуждении уголовного дела было отказано.

А вот с уликами преступления, совершённого старшим дознавателем отдела полиции Ольгой Е., никаких проблем не оказалось. Доказательств её вины в материалах уголовного дела представлено достаточное количество.

И все эти доказательства, как требует УПК, являются допустимыми и относимыми, а в совокупности рисуют полную картину незаконных действий майора полиции.

Кроме свидетельских показаний её вину в должностном преступлении подтвердила, к примеру, информация о телефонных соединениях любителя баловаться травкой.

Согласно справке оператора сотовой связи, парень просто физически не мог присутствовать на допросе у дознавателя Ольги Е. в часы, указанные ею в протоколе. В это самое время он, как видно из детализации звонков, находился не на Синюшиной горе, где расположен отдел полиции, а в Ново-Ленино.

Да и само оформление «доказательств» выдавало фальсификатора с головой.

К примеру, анкетные данные «подследственного» и его «показания» были напечатаны на компьютере, а дата и время проведения следственного действия, номер уголовного дела, ФИО защитника, а также сведения о том, в чём именно подозревается фигурант, с указанием вида и размера изъятых наркотических средств внесены рукой Ольги Е. Нетрудно догадаться, почему: когда она оформляла «липу», справка о химическом исследовании содержимого изъятого пакета ещё не была готова.

Из полиции – в безработные

Свердловский районный суд Иркутска признал Ольгу Е. виновной в преступлении против правосудия – фальсификации доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание (ч. 2 ст. 303 УК РФ).

Суд увидел в её незаконных действиях «фактическое причинение ущерба общественному правопорядку и дискредитацию авторитета органов внутренних дел Российской Федерации как системы органов государственной власти». Уголовным кодексом РФ за подобные действия должностных лиц правоохранительных органов вообще-то предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Ольга Е.

, которую на скамью подсудимых привело нежелание «ходить в сапогах по сугробам» и «терять время, когда и так всё ясно», получила 3 года условно с таким же испытательным сроком.

Было учтено, что прежде такого пренебрежения к закону за ней не замечали, в характеристике с места работы отмечалось: «За годы работы в качестве дознавателя отдела полиции она зарекомендовала себя исключительно положительно, как дисциплинированный и аккуратный сотрудник». К тому же выяснилось, что женщина, только что вышедшая на работу после декретного отпуска, растит двоих детей, один из которых имеет серьёзное заболевание.

Однако условный срок и необходимость регулярно являться в уголовно-исполнительную инспекцию, которая должна будет делать отметки об «исправлении» осуждённой, – не все последствия для бывшего дознавателя полиции. Суд лишил её также права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти. Правда, только на два года, но с судимостью служба в правоохранительных органах ей уже больше не светит.

Источник: http://www.vsp.ru/2019/07/02/marihuana-na-stadione/

Адвокат-online
Добавить комментарий