Какие доказательства нужно предоставить, чтобы привлечь к уголовной ответственности?

Инструкция

Какие доказательства нужно предоставить, чтобы привлечь к уголовной ответственности?

Инструкция “Как наказать обидчика?” или Привлечение к уголовной ответственности в порядке частного обвинения

В нашей жизни происходят разные и не всегда приятные для нас события. Порой приходит беда: мы становимся жертвой преступления. Чаще всего, мы твердо знаем: нужно обращаться в милицию, прокуратуру – там помогут. Однако, есть среди преступлений такие, по которым дела возбуждают не следователь и не прокурор. Это, так называемые, дела частного обвинения.

В чем преимущество такого порядка привлечения к ответственности лиц. причинивших Вам вред? В первую очередь оно заключается в том, что инициатором привлечения к уголовной ответственности виновного лица являетесь Вы и только от Вас зависит, предстанет ли виновный перед судом.

Ведь далеко не всегда органы правопорядка доводят начатое дело до конца и передают преступников в руки правосудия.

Кроме того, в данном случае именно Вам предоставлено право следить за соблюдением установленных сроков рассмотрения дела, собирать и предоставлять суду доказательства виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности по Вашей жалобе, поддерживать свои обвинения при судебном разбирательстве дела.

Порядок производства по уголовным делам вообще и по делам частного обвинения в частности на территории Российской Федерации определяется Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.

В части 1 статьи 27 УПК РСФСР закреплено, что дела частного обвинения – это дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), П6 (побои), частью 1 статьи 129 (клевета) и 130 (оскорбление) Уголовного кодекса РФ.

В этой же статье Уголовно-процессуального кодекса РСФСР указано, что такие дела возбуждаются только по жалобе потерпевшего.

Что это означает на обычном русском языке?

Например, если кто-либо, кому уже исполнилось 16 лет, Вас попросту побил, пытаясь тем самым отстоять свою правоту или вообще просто так, но Вы при этом не оказались на больничном, не утратили трудоспособности, хотя Вам и были причинены боль и обида, то Вы имеете полное право возбудить против обидчика уголовное дело по ст. 116 Уголовного Кодекса РФ за нанесение побоев и он понесет наказание от штрафа до ареста.

Если же вред, причиненный Вашему здоровью, оказался более серьезным, и Вы находились на больничном от 7 до 21 дня либо имеется заключение медико-социальной экспертной комиссии о стойкой утрате Вами обшей трудоспособности не более, чем па 10 %. то в данном случае по Вашему заявлению также возбуждается уголовное дело по ст. 1 J 5 Уголовного кодекса РФ за причинение легкою вреда здоровью и наказание будет уже серьезнее.

Кроме преступлений, направленных непосредственно против Вашего физического здоровья, в Уголовном кодексе РФ предусмотрены преступления, от которых страдают в первую очередь Ваши честь, достоинство и деловая репутация.

Честь – это общественная оценка личности, так сказать “оценка со стороны” Ваших социальных, духовных качеств, которая во многом зависит от Вас, Вашего поведения, отношения к другим людям, коллективу, государству.

Достоинство – это Ваша внутренняя самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения.

Репутация – это оценка родственниками, друзьями, сослуживцами общественного значения гражданина, его компетентности, способностей, профессиональных качеств.

Честь, достоинство и репутация взаимно связаны, характеризуют Вас как личность, неотделимы от Вас и составляют важнейшее духовное богатство. Вместе с этим честь, достоинство и репутация отражают определенные социальные отношения между Вами и обществом, а потому имеют большое общественное значение и охраняются, в том числе и уголовным правом.

Ч. 1 ст. 129 Уголовного Кодекса РФ предусматривает ответственность за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, подрывающих его репутацию, т.е. за клевету.

Для того, чтобы привлечь лицо к ответственности по данной статье достаточно, чтобы лицо хотя бы одному человеку сообщило о Вас сведения, которые не соответствуют действительности и порочат Вас в глазах окружающих. К примеру, Ваш начальник говорит всем, что Вы пьяница и тунеядец, а это совсем не так.

В качестве наказания для клеветника предусмотрены штраф, обязательные или исправительные работы.

Еще раз хотелось бы обратить внимание на то, что распространяемые порочащие Вас сведения должны быть ложными, не соответствующими действительности. В противном случае в действиях лица не будет ничего преступного.

В том случае, если кто-либо своим поведением в неприличной форме оскорбил Ваши честь и достоинство обобщенной отрицательной оценкой Вашей личности, что вызвало у Вас чувство обиды и унижения, то в действиях данного лица содержится состав такого преступления как оскорбление. Например, Вас обругали нецензурной бранью, оскорбили неприличным жестом. Ответственность за это преступление закреплена в ст. 130 Уголовного кодекса РФ.

Общим для всех перечисленных преступлений является то, что уголовное дело в отношении виновных в их совершении лиц может быть возбуждено, только если Вы обратитесь с жалобой в суд.

При этом, в случае совершения в отношении Вас преступления, причинившего вред в первую очередь Вашему физическому здоровью (ст.ст.

115 – 116 УК РФ), Вам следует обратиться в травмпункт или другое медучреждение для того, чтобы зафиксировать причиненные повреждения.

При подаче жалобы о возбуждении уголовного дела по факту клеветы или оскорбления. Вам необходимо представить суду доказательства, что указанным Вами лицом действительно были совершены действия, за которые предусмотрена уголовная ответственность. Это могут быть свидетельские показания, письменные доказательства. Ваши показания.

При подаче в суд жалобы для возбуждения уголовного дела Вы являетесь потерпевшим – лицом, которому преступлением причинен моральный, физический или иной вред. Кроме Вас жалобу в суд могут подать Ваш законный представитель (родители, усыновители, опекуны, попечители потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится потерпевший).

В случае смерти потерпевшего жалобу могут подать его близкие родственники потерпевшего (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг).

В случае же, если потерпевший и силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовно дело может быть возбуждено прокурором и направлено для производства предварительного следствия.

Жалоба, которая подается в суд, должна содержать:

•  наименование суда, в который она подается;

•  описание события преступления, указание на место и время его совершения;

•  просьбу к суду о принятии дела к производству;

•  сведения о лице, которое обвиняется потерпевшим;

•  список свидетелей и иных лиц, о вызове которых ходатайствует потерпевший.

Например:

В Правосудный суд

г. Справедливости

Адрес: г. Справедливости.

ул. Радости, д. Права

От Светлова Сергея Сергеевича

Адрес: г. Справедливости, ул. Надежды, д. 7

ЖАЛОБА

Я работаю на заводе «ЛУЧ» старшим кладовщиком. 23.01.2001 г. между 10.00 и 11.00 на оперативном совещании в кабинете у генерального директора завода «ЛУЧ» Букина Г.Г. в присутствии начальника отдела кадров Умниковой P . P ., главного инженера Циркуля О.О., коммерческого директора Денежкина Д.Д.

и начальника юридического отдела Крючкотворцева Т. Т. генеральный директор завода «ЛУЧ» сообщил, что я, возможно, расхищаю имущество завода, часто выпиваю и занимаюсь не работой, а неизвестно чем.

Дословно слова генерального директора звучали так: «Что касается Светлова, то он только тем и занимается, что пьянствует, балду гоняет и добро заводское разбазаривает».

Все присутствующие в кабинете сотрудники были поражены подобным выпадом генерального директора в мой адрес, т.к.

за 20 лет работы на заводе «ЛУЧ» у меня нет ни одного дисциплинарного взыскания, в злоупотреблении спиртным я также замечен не был. По факту сообщения генеральным директором Букиным Г.Г.

указанной информации присутствующими на совещании сотрудниками был составлен акт. дословно закрепляющий сказанное Букиным Г.Г.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 468 Уголовно-процессуального кодекса РФ,

ПРОШУ:

1. Принять к производству настоящую жалобу.

2. Привлечь к уголовной ответственности Букина Григория Григорьевича, 1960 года рождения, проживающего по адресу: г. Справедливости, пер. Темный, д. 13, – по факту клеветы по ч. 1 ст. 129 Уголовного кодекса РФ.

3. Вызвать в судебное заседание в качестве свидетелей следующих лиц:

– Умникова P . P ., проживает: г. Справедливости, ул. Красоты. 33-33;

– Циркуль О.О., проживает: г. Справедливости, ул. Сильных и умных. 5;

– Денежкин Д.Д., проживает: г. Справедливости, ул. Банковская. 23 – 88;

– Крючкотворцева Т.Т., проживает: г. Справедливости. Ул. Культуры, 4-77.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

1. Копия настоящей жалобы.

2. Копия акта, составленного 23.01.2001 г.

24.01.2001 г.

Светлов С.С.

Еще один пример:

В Правосудный суд г. Справедливости

Адрес: г. Справедливое, ул. Радости, д. Права

От Несчастливой Жанны Николаевны

Адрес: г. Справедливости, ул. Ясная, д. 7 кв. 13

ЖАЛОБА

13 мая 2000 г. вечером после работы я находилась в своей квартире вместе со своей дочерью Еленой и соседкой из квартиры № 12 Федосеевой Лидией Петровной.

Около 20.00 вернулся с работы мой муж Несчастливый Михаил Леонидович. Он открыл дверь своим ключом и сразу вошел на кухню, где мы втроем ужинали. Я сразу же увидела, что муж находится в нетрезвом состоянии. Он молча подошел ко мне и ударил по лицу.

Затем, когда я встала и попросила его выйти из кухни, он нанес мне несколько ударов по голове и телу, выкрикивая при этом нецензурные слова в мой адрес. Все это видели моя дочь и соседка.

После этого мой муж, заметив, что в кухне находится чужая женщина, пошел в комнату и уснул там на полу.

В 21.30 13 мая 2000 г. я обратилась в приемный покой горбольницы № 1, где мне после осмотра травматолога выдали справку о нанесенных побоях.

На основании изложенного руководствуясь ст. 468 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР,

ПРОШУ:

1. Принять настоящую жалобу к производству.

2. Возбудить уголовное дело по факту нанесения побоев и оскорбления по ст. 116 и ст. 130 Уголовного кодекса РФ.

3. Привлечь к уголовной ответственности Несчастливого Михаила Леонидовича, 1967 года рождения, проживающего по адресу г. Справедливости, ул. Ясная, 7-13.

4. Вызвать в качестве свидетелей в судебное заседание следующих лиц:

– Несчастливую Елену Михайловну, проживающую по адресу г. Справедливости, ул. Ясная 7-13.

– Федосееву Лидию Петровну, проживающего по адресу г . Справедливости, ул. Ясная, 7-12.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

•  Копия настоящей жалобы.

•  Копия справки горбольницы № 1 от 13.05.2000 г.

Источник: http://uraltradeunion.ru/sborniki/metodichki/nakazat_obidchika/instrukcija.html

Защитить юристов от суда

Какие доказательства нужно предоставить, чтобы привлечь к уголовной ответственности?

Вопрос, который, наверное, теперь слишком поздно задают себе многие: мог бы Сергей Магнитский избежать ужасной участи, если бы российское право чуть раньше восприняло западные подходы к привлечению юристов к уголовной ответственности и если бы шаги по либерализации законодательства в экономической сфере были приняты раньше? Увы, нет ответа.

Казалось бы, очевидно, что юристы должны быть юридически подкованы, а их собственные действия безупречны с точки зрения закона. Однако привлечение к уголовной ответственности юристов в России растет как снежный ком.

В этом, впрочем, нет ничего удивительного – на Западе уже очень давно юристы рассматриваются и как лица, часто сами организующие и совершающие преступления, и как лица, консультирующие преступников.

Но западное законодательство предусмотрело меры защиты юридических и иных консультантов, не позволяющие необоснованно втягивать их в состав преступных групп и рассматривать в качестве соучастников.

Попытка анализа российского законодательства и практики привлечения к ответственности юристов, в первую очередь корпоративных, не приводит ни к чему: одна большая черная дыра.

Правоохранительные органы для всех ситуаций используют общие нормы Уголовного кодекса о соучастии, что в условиях их абсолютного усмотрения позволяет привлечь к ответственности секретаршу юридического отдела, копировавшую документы, которые были потом использованы для совершения преступления.

Нельзя не принимать во внимание и то, что правоохранительные органы применяют одинаковые методы для расследования как экономических преступлений, так и преступлений против личности, что само по себе не может не вызывать вопросы.

Логически очевидно: должна быть грань, за которой заканчивается юридическая деятельность и начинается преступная. Но где она, эта грань?

Западное законодательство в отношении уголовно наказуемых деяний юристов, бухгалтеров и прочих в процессе их профессиональной деятельности использует концепцию adding and abetting (незаконная помощь и пособничество).

Юрист подлежит уголовной ответственности за оказание незаконного содействия в случае, когда он, оказывая профессиональную помощь, вышел за пределы, определенные правилами ее оказания и стандартами юридической этики, и, зная о преступном характере схемы или сделки, тем не менее оказал существенную помощь в ее подготовке. Американские суды не требуют точных знаний обо всех обстоятельствах совершения преступления клиентом юриста (в случае с корпоративными юристами – корпорацией). Достаточно общего понимания наличия схемы или сделки, потенциальная незаконность которой очевидна для консультанта.

Отдельным вопросом остается наличие у юриста обязанности исследовать наличие элемента незаконности в деятельности клиента при осуществлении сделки или схемы, которая анализировалась юристом.

New York City Bar Association’s Task Force, говоря об участии юристов в корпоративном управлении, рекомендовала, чтобы юристы знали о цели и характере использования их услуг, а если у юристов имеются сомнения, они должны исследовать вопрос в пределах предоставленных им возможностей.

Вряд ли подобная конструкция применима в ее чистом виде в современных российских корпорациях, но регламенты деятельности юридических подразделений могут предусматривать возможность направления юристами, ответственными за подготовку сделок, соответствующих запросов в другие подразделения. Одновременно трудно себе представить практическую ситуацию, когда юрист в средней российской компании поинтересуется у руководства о конечных целях той или иной сделки или схемы, а также о ее финансовых результатах, не рискуя быть уволенным.

Что касается характера пособничества, то он, по мнению, например, судов США, должен явно выходить за рамки обычных юридических услуг, как они предусмотрены профессиональными стандартами.

Так, отсутствие возражений клиенту при осуществлении им незаконной схемы не может рассматриваться как пособничество.

Общее представление интересов клиента, одна из сделок которого была незаконна, также не влечет ответственности.

Таким образом, юридическое заключение, содержащее описание схемы минимизации налогов и указывающее, что при определенных условиях она может рассматриваться как уголовно наказуемая, не влечет для подготовившего его юриста никаких рисков.

Даже в случае, если заключение было использовано для подготовки и осуществления этой самой уголовной схемы (за исключением ситуации, когда юрист осуществлял непосредственную подготовку документов для реализации «уголовного» варианта схемы).

Суды обычно оценивают отношения между клиентом и юристом, суть совершенного клиентом первичного нарушения, форму и суть оказанной юридической помощи и ментальное отношение юриста к ситуации.

Линия между оказанием незаконного содействия и реальным соучастием в ОПГ достаточно тонка, что ясно видно из широко известного дела российского адвоката Александра Гофштейна.

В этом деле испанский суд, проанализировав обстоятельства дела, предположил, что, учитывая характер и развитие отношений Гофштейна с его клиентом, адвокат мог перестать быть просто советником и мог превратиться в члена ОПГ.

Незаконное пособничество невозможно без совершения лицами, которым юрист оказывал соответствующую помощь, первичного преступления.

Так, предоставление клиенту заключения, содержащего инструкцию об осуществлении незаконной схемы уклонения от уплаты налогов, не будет рассматриваться как незаконное пособничество в преступлении, если схема не была осуществлена и подготовка к ее осуществлению не велась. Со стороны юриста подготовку подобных схем можно рассматривать как нарушение профессиональных и этических стандартов.

Подготовка заключений и документов, а также предоставление юридической помощи в процессе стандартной профессиональной деятельности не являются уголовно наказуемыми, даже если эти заключения и документы и были использованы впоследствии для совершения уголовно наказуемых деяний.

Сложность применения западной модели в российской практике обусловлена прежде всего отсутствием единых профессиональных стандартов деятельности для корпоративных юристов, единого лицензирования практикующих юристов, а также отсутствием в большинстве российских компаний внутренних контрольных структур, регламентов и независимых советов директоров, структурированных по западному образцу. Все эти проблемы преодолимы даже в ближайшей перспективе. Существенный момент – возможный конфликт между менеджментом корпораций, который будет лишен возможности говорить «ну мне же так юристы посоветовали», и юридическими подразделениями, но он также будет разрешен практикой достаточно просто.

По нашему мнению, совершенствование российского законодательства в области оказания юридических услуг должно осуществляться в нескольких направлениях. О необходимости профессиональных стандартов и лицензирования деятельности всех юристов сказано уже много.

Однако параллельно с этим необходимо внесение в Уголовный кодекс статьи, которая регламентировала бы санкции в отношении юристов, чьи действия способствовали совершению прежде всего экономических преступлений, в то же самое время не являясь прямым соучастием в той или иной форме.

Нельзя признать нормальным предъявление обвинения в легализации средств юристу, не имевшему в результате таких деяний никаких материальных выгод. В этом случае, даже при наличии доказательств причастности к реализации «схемы», очевидно, должна быть иная правовая оценка деятельности юриста.

Скорее всего, потребуется также специальное постановление пленума Верховного суда, разъясняющее отдельные аспекты применения этой статьи, учитывая, что она будет основана на сугубо оценочных понятиях и сложна в применении.

Тем не менее это позволит не предъявлять необоснованные обвинения в легализации и отмывании незаконно полученных средств тем юристам, которые просто подготовили проекты договоров по схемам, впоследствии расцененным правоохранительными органами как преступные.

Без изменений в этой области в российской практике будет и дальше прогрессировать явно наметившаяся нехорошая тенденция – суды все чаще ссылаются на наличие юридического образования как на фактически отягчающее обстоятельство (например, в приговоре В.

Кулиша суд прямо указал, что он, имея юридическое образование, обладал специальными знаниями для совершения незаконных, по мнению суда, действий, а другие участники этих действий были юридически безграмотны и ничего не понимали).

То есть принцип «незнание закона не освобождает от ответственности» трансформирован судом в «знание закона ответственность увеличивает».

Что можно посоветовать корпоративным юристам? Во-первых, иметь корпоративный стандарт и документы, определяющие порядок подготовки юридической службой заключений по сделкам и проектов договоров, подготовленные желательно внешним консультантом и утвержденные советом директоров.

Во-вторых, иметь реестры заключений и переписки с другими подразделениями, как минимум по важнейшим вопросам. В-третьих, важнейшие и рискованные заключения должны подписываться руководителями юридического подразделения, не принимавшими участия в их разработке.

В-четвертых, спорные вопросы следует передавать внешним консультантам. В-пятых, отчет юридического подразделения должен утверждать совет директоров.

В-шестых, следует утвердить процедуры разрешения разногласий с подразделениями компании и сообщения о нарушениях соответствующему комитету совета директоров.

Конечно, все вышесказанное не может решить существующую глобальную проблему, заключающуюся в том, что российское законодательство зачастую не позволяет однозначно отнести то или иное действие исключительно к сфере гражданско-правового, но не уголовно-правового регулирования.

Это дает правоохранительным органам широкое поле для маневров, и не всегда в общественно полезных целях. Не могут, к сожалению, эту проблему решить и суды – толкования по таким вопросам сегодня просто не существует. Очевидно, что простое копирование западных подходов вряд ли даст 100%-ный результат.

Необходимо изменение не только правового регулирования, но и ментальности российского общества и правоохранительной системы, являющейся его исторически неотделимой частью.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2010/04/30/zaschitit-yuristov-ot-suda

Уголовная ответственность за предоставление сфальсифицированных документов в арбитражном процессе

Какие доказательства нужно предоставить, чтобы привлечь к уголовной ответственности?

Ответчиком были представлены в судебное заседание оригиналы документов – доказательств по делу. Противоположная сторона (Истец)  заявила о фальсификации данных доказательств (в частности, Истец заявил, что не подписывал документы, которые Ответчик представил и на которых имеется его подпись).

В связи с вышеизложенным, судья обязал обе стороны подписать расписки об уголовной ответственности.

Возможно ли применения уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса (в случае, если судом будет установлено, что представленные документы сфальсифицированы)?

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, (далее – АПК РФ), если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные АПК РФ меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности.

Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств.

В противном случае, решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Подача заявления о фальсификации влечет два варианта действий суда.

При каждом из них суд обязан разъяснить представившему доказательство возможные уголовно-правовые последствия представления фальсифицированного доказательства с отражением этого действия в протоколе судебного заседания.

Поэтому отсутствие лица, представившего предположительно фальсифицированное доказательство, должно повлечь отложение судебного разбирательства. После разъяснения отмеченных последствий суд:

— исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств при согласии на то лица, представившего доказательство. Согласие выражается в устной или письменной форме, с отражением в протоколе;

— проверяет заявление о фальсификации, если представившее доказательство лицо возражает по поводу его исключения судом из числа доказательств.

Для проверки суд предпринимает все возможные для этого процессуальные меры: назначает проведение экспертизы, допрашивает возможных свидетелей, истребует и исследует документы, иные материалы, получает объяснения от лиц, участвующих в деле, в том числе от представившего оспариваемое доказательство.

Следует заметить, что не всегда представившее доказательство лицо является его фальсификатором, поэтому цель суда — установить, является ли доказательство фальсифицированным. Установление виновного в этом лица не входит в компетенцию арбитражного суда, выяснение этого вопроса относится к уголовной юрисдикции.

За фальсификацию доказательств предусмотрена уголовная ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации, (далее – УК РФ).

Субъектами уголовной ответственности выступают лица, участвующие в деле, а также их представители. УК РФ в ч. 1 ст.

303 указывает на возможность уголовной ответственности при фальсификации доказательств по гражданским делам, что следует понимать как включающее в себя понятие и арбитражных дел.

Как следует из положений ст.

140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления (например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу) определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.

В силу ст. 49 Конституции России, ст. 8, 29 УПК РФ наличие в действиях лица состава преступления (а значит, и вины лица, совершившего преступление), может быть установлено только вступившим в законную силу приговором суда.

Рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 303 УК РФ, отнесено ст. 31 УПК РФ к компетенции районных судов.

Проведение следственных действий, направленных на сбор доказательств по уголовному делу, входит в полномочия органов дознания и следствия.

Таким образом, компетентный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если доказана вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения (умысла).

     Однако при таком толковании арбитражный суд принимает на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным — фактически признаёт лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.ст.303УК.РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от  14.01.2000 № 1-П отметил, что конституционный принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст.

10 Конституции России) в уголовном судопроизводстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы функций, а именно конституционной функции осуществления правосудия и функции уголовного преследования. Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст.

11 и главой 7 Конституции России возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции России).

Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (ст. 18, ст. 46, ч. 1, и ст. 120 Конституции России).

Учитывая, что факт совершения преступления может быть установлен только судом в порядке уголовного судопроизводства, при отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд в силу ст. 68 АПК РФ не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства.

В целях вынесения законного и обоснованно решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства. Если существо доказательства составляют сведения, не соответствующие действительности, то такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу.

При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности для арбитражного суда не имеет значения. Таким образом, по своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, поданного в порядке ст.

161 АПК РФ, является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из лиц, участвующих в деле.

Необходимо отметить, что выводы суда о недостоверности доказательства могут служить основанием для направления материалов проверки в следственные органы, однако действующим АПК РФ не закреплена обязанность арбитражного суда направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование в случае, когда суд приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления.

Таким образом, при наличии состава преступления, предусмотренного в ст. 303 в УК РФ, в рамках Арбитражного процесса отсутствует процессуальный механизм возбуждения уголовного дела в связи с подтверждением предположения о фальсификации доказательств.

Возбуждение уголовного дела по ст. 303 УК РФ, возможно в случае, если сторона, заявляющая о фальсификации доказательств, подаст заявление в прокуратуру и иные органы, в компетенции которых предусмотрено право на возбуждение уголовного дела, проведение предварительного следствия и дознания.

Однако и в этом случае, будут проведены следственные действия на выяснение данных о составе преступления, а именно: Субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Проблемным вопросом является определение того, кто может являться субъектом преступления. Так, диспозиция части первой ст. 303 УК РФ определяет круг субъектов, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, и относит к ним лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Из анализа статей 62 АПК и 54 ГПК следует, что представитель совершает процессуальные действия (в том числе подает ходатайства о приобщении доказательств) от имени доверителя (представляемого). Учитывая вышесказанное, можно выделить три основных ситуации:

1) возможно привлечение к уголовной ответственности лица, который сам представлял свои интересы в суде, или доверителя, который передал подложный документ представителю, не поставив того в известность о характере подложности;

2) возможно привлечение к ответственности представителя, который вышел за пределы своих правомочий, изготовил и представил поддельный документ в суд. В данном случае, у представителя имеется интерес в самом факте «выигрыша дела» (или в некоторых ситуациях – «проигрыша дела») вне зависимости от спорного материального правоотношения.

3) возможно привлечение к ответственности, как представителя, так и доверителя (допустимы различные формы соучастия).

Что касается субъективной стороны данного состава преступления, то для привлечения к ответственности по ст. 303 УК РФ необходимо наличие прямого умысла, т. е. преднамеренного стремления ввести суд в заблуждение с целью получения нужного решения или затягивания судебного разбирательств по делу.

Объективная сторона фальсификации — это подделка, фабрикация, искусственное создание любого доказательства по делу, противоречащего действительным фактам и обстоятельствам.

На основании изложенного, привлечение к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса возможен только по заявлению в органы следствия и иные правоохранительные органы о совершении преступления, состав которой предусмотрен ст.

303 УК РФ, а так же при обнаружении состава преступления в связи с проведением проверок органами прокуратуры и иными компетентными органами. При этом для привлечения к ответственности будет произведено предварительное расследование, в рамках которого будет устанавливаться состав преступления.

На практике привлечение к уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ осуществляется очень редко.

Следует отметить, что зачастую при фальсификации доказательств по гражданскому делу могут иметь место и другие преступления, совершаемые с целью представления в суд ложных сведений: подделка, изготовление и сбыт поддельных документов (ст. 327 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.

Марина Клепко

Источник: https://www.nedelkopartners.ru/blog/ugolovnaya-otvetstvennost-za-predostavlenie-sfalsificzirovannyix-dokumentov-v-arbitrazhnom-proczesse/

Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по административному делу – Фотоальбомы. Официальный портал Администрации города Омска

Какие доказательства нужно предоставить, чтобы привлечь к уголовной ответственности?

Федеральным законом от 17 апреля 2017 года № 71-ФЗ внесены изменения в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым установлена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по административному делу и по делу об административном правонарушении.

Ранее к уголовной ответственности можно было привлечь только за фальсификацию доказательств по гражданскому делу.

В научной и специальной литературе неоднократно высказывалось мнение о необходимости введения уголовной ответственности за такие деяния в сфере административного производства в связи с тем, что их общественная опасность не меньше, чем общественная опасность фальсификации доказательств по гражданским делам.

В настоящее время наказать за фальсификацию доказательств по административному делу и по делу об административном правонарушении можно:

  • лицо, участвующее в административном деле, или его представителя;
  • участника производства по делу об административном правонарушении или его представителя;
  • должностное лицо, которое уполномочено составлять протоколы об административных правонарушениях;
  • должностное лицо, которое рассматривает дела об административных правонарушениях.

В соответствии со статьей 37 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации к лицам, участвующим в деле, относятся стороны, заинтересованные лица, прокурор, органы, организации и лица, обращающиеся в суд в защиту интересов других лиц или неопределенного круга лиц.

Участниками производства по делу об административном правонарушении являются лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевший, законные представители физических и юридических лиц, защитник и представитель, иные лица в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

За указанное преступление предусмотрено наказание в виде:

  • штрафа в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет;
  • обязательных работ на срок до 480 часов;
  • исправительных работ на срок до двух лет;
  • ареста на срок до четырех месяцев.

Необходимо определить, что же является фальсификацией доказательств.

Фальсификация доказательств — это намеренное искажение фактов с целью повлиять на исход судебного (административного) дела. Чаще всего это следующие виды нарушений:

  • подделка подписей;
  • искажение (допечатка) текстов;
  • изменение состава документа — изъятие или добавление листов;
  • подделка документов и т.д.

При этом необходимо отличать фальсификацию как умышленное действие от предоставления ошибочных доказательств без цели обмануть компетентные органы.

Обнаружить фальсификацию доказательств можно следующими способами:

  • сравнить данные из разных источников (например, сопоставив данные в представленной справке с информацией, дополнительно запрашиваемой из архива (базы данных) органа, в котором она выдана;
  • провести опрос лиц, ответственных за составление документов, предъявленных в суде;
  • сравнить подписи в доказательствах с образцами подписи ответственного за составление документа лица, в достоверности которых нет сомнений;
  • привлечь для проведения экспертизы специалистов.

Участник судебного процесса или лицо, участвующее в рассмотрении дела об административном правонарушении, сомневающиеся в истинности представленных доказательств, могут использовать один из следующих вариантов защиты своих прав и законных интересов:

  • в ходе процесса подать заявление в письменном виде или заявить устное ходатайство;
  • направить заявление в органы полиции по месту нахождения судебного органа, рассматривающего дело.

После получения такого заявления судья разъясняет уголовно-правовые последствия его подачи, исключает оспариваемое доказательство из дела с согласия лица, его представившего, проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

Кроме того, суд должен назначить экспертизу, которая может определить наличие фальсификации. Чаще всего это почерковедческая или судебно-техническая экспертиза.

Почерковедческая экспертиза позволяет определить подлинность подписей на документе, судебно-техническая экспертиза предназначена для определения давности, способа составления документа, единства имеющегося в нем текста.

Кроме того, экспертиза может включать в себя оба перечисленных действия, в таком случае она является комплексной.

Заявление о фальсификации доказательств нужно подать на первоначальных этапах судебного производства, в ином случае суд может вынести решение, основываясь на ложных данных.

Вариант направления заявления о фальсификации доказательств в органы полиции может быть использован в том случае, если суд отказывается рассматривать вопрос о наличии фальсификации, либо если при составлении протокола об административном правонарушении лицо, в отношении которого возбуждается административное производство, сомневается в подлинности доказательств, добытых лицом, уполномоченным на возбуждении указанной категории дел.

Органы полиции обязаны провести доследственную проверку по фактам, указанным в заявлении о фальсификации доказательств. После проведенной проверки должностными лицами органов полиции принимается процессуальное решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Внесение изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации в части установления уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по административному делу и по делу об административном правонарушении обосновано тем, что все уровни судебной системы Российской Федерации должны иметь равную правовую защиту. Осуществление правосудия является одним из наиболее важных и действенных инструментов борьбы с преступностью.

Ожидается, что внесенные изменения значительно сократят количество случаев подделки доказательств. Возможность понести уголовное наказание заставит многих должностных лиц более ответственно относится к своим обязанностям.

Начальник отдела правового обеспечения, муниципальной службы и кадров администрации Советского административного округа города Омска Евгения Вихман.

Источник: http://www.admomsk.ru/web/guest/news/gallery/-/asset_publisher/rZ0y/content/692320

Адвокат-online
Добавить комментарий