Компенсация за незаконное лишение свободы

Верховный суд разъяснил правила компенсации за незаконное уголовное дело

Компенсация за незаконное лишение свободы

Важные подсчеты сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучала требования гражданина о компенсации его моральных страданий за незаконное уголовное преследование.

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Верховный суд разъяснил, кто обязан отвечать за скользкий тротуар

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания.

Итог – Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил.

Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ – самому выносить вердикт – высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так – ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей.

Но у районного суда был другой расчет – истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала.

А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он “не мог навещать родных, которые нуждались в уходе”. А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел – по его мнению нет доказательств.

ВС постановил: при рассмотрении дел о репостах нужно доказать злой умысел

Верховный же суд увидел в этом споре следующее – по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего – не зависит.

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна – участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали.

В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции.

Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием “семейная жизнь” – это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Верховный суд готовит разъяснение, как оспаривать приказы

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывались.

Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав.

В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания, довольно большой.

Верховный суд подчеркнул – требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были “существенным психотравмирующим фактором”.

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил – аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд.

Верховный суд РФ подчеркнул, “именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей”.

А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является “явно несправедливой”. Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

Источник: https://rg.ru/2018/10/01/verhovnyj-sud-raziasnil-pravila-kompensacii-za-nezakonnoe-ugolovnoe-delo.html

Государство готово платить гражданам компенсацию за незаконное уголовное преследование

Компенсация за незаконное лишение свободы

07.10.2019 20:08:00

Эсэр Михаил Емельянов предлагает увеличить компенсацию за уголовные дела. Фото c сайта www.duma.gov.ru

В Госдуму вскоре внесут предложения об установлении минимального размера судебных компенсаций, в том числе за незаконное уголовное преследование граждан.

Депутаты из «Справедливой России» указывают, что в настоящий момент суды назначают незначительные суммы, при этом их подходы к выплате денег сильно различаются.

Как правило, речь чаще всего идет о нескольких тысячах рублей, однако бывают и такие компенсации, размер которых больше среднего в десятки раз.

Депутаты ГД из «Справедливой России» Сергей Миронов, Михаил Емельянов и Олег Нилов предлагают установить в Гражданском кодексе унифицированный размер компенсации за необоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности.

Например, за один день незаконного преследования предлагается выплачивать как минимум 1 тыс. руб., «за день лишения свободы и помещения в СИЗО – не ниже 15 тыс. руб., за применение иных мер пресечения – не ниже 5 тыс. руб.». Законопроект, по информации «НГ», будет внесен после получения на него заключения правительства.

По словам Емельянова, это будет «важная гарантия для подозреваемых и сдерживающий фактор для правоохранительных органов». «Если будут установлены конкретные суммы, то следователь, прежде чем заковать подозреваемого в наручники, подумает о последствиях», – заявил депутат «НГ».

Ведь за те немалые суммы, которые пришлось бы выплачивать из бюджета, руководство правоохранительных структур стало бы серьезно спрашивать с подчиненных. А сейчас, напомнил Емельянов, в год происходят сотни случаев безосновательного привлечения граждан к уголовной ответственности.

Эсэр высоко оценил шансы на проходимость данной инициативы, объяснив это заинтересованностью властей разбирать подобные споры в рамках отечественного правосудия. А не выплачивать сотни тысяч евро, которые присуждает пострадавшим россиянам Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Емельянов подчеркнул, что таких исков много, но на их рассмотрение уходят годы, так что если будут установлены минимальные суммы выплат, то людям, вероятно, проще будет обращаться в национальные суды. Однако депутат признал, что инициатива СР – это не более чем паллиатив, потому что этими поправками не решается главная проблема.

Речь идет о необъективности российских судов, которые закрывают глаза на очевидные нарушения закона со стороны силовиков.

Вторая часть законопроекта связана с установлением неких критериев, на которые могли бы ориентироваться суды при расчете сумм возмещения морального вреда. «На практике он часто оценивается в диапазоне 500–3000 руб. за сутки незаконного и необоснованного уголовного преследования.

Это очень мало по сравнению с тем, что фактически теряет человек, когда он признается по делу подозреваемым или обвиняемым», – сказал «НГ» член Ассоциации юристов России (АЮР) Кирилл Махов. Он напомнил, к примеру, что даже признанное потом необоснованным уголовное преследование ранее скорее всего уже повлекло за собой потерю работы, проблемы в семье и со здоровьем.

«В случае же избрания меры пресечения в виде заключения под стражу человек вообще фактически лишается нормальной жизни», – отметил эксперт.

Сейчас в России не существует минимального или максимального размера компенсации морального вреда. Нет и методики для их оценки, это каждый раз определяется судом.

Поэтому суммы могут сильно отличаться, пояснила «НГ» адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст.

«Граждане разочаровываются в правосудии, негативно оценивают происходящее, а это подрывает авторитет государственной власти и судебной системы», – заявила она.

Она подтвердила низкое медианное значение компенсаций морального вреда. Скажем, минимальные выплаты не оправдывают затрат на них усилий со стороны гражданина, рискнувшего обратиться в суд, то есть «ставят под сомнение целесообразность обращения к правосудию».

Эти мизерные суммы, добавила она, нивелируют две важнейшие функции данной сферы – компенсационную и превентивную. Фаст привела типичный пример взыскания одним из столичных райсудов компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, в размере 2 тыс. руб. Невысоко оценивается также жизнь и здоровье граждан.

К примеру, за наезд на пешехода, получившего травмы средней тяжести, один из судов Ленинградской области назначил компенсацию в 250 тыс. руб. 

Сейчас в АЮР создана специальная группа, занимающаяся этим вопросом. В Минюсте, кстати, согласны, что суды в своих решениях должны руководствоваться единообразными критериями, а не субъективным подходом. По мнению главы Минюста Александра Коновалова, «колоссальный разброс в размерах назначаемых возмещений по похожим делам вызывает недоумение».

Данную идею поддерживают и в Верховном суде (ВС). Правда, секретарь пленума ВС Виктор Момотов уже предупредил и о возможном риске получить «обратный эффект»: «Нередко установление в законе минимальной границы приводит к использованию его без дальнейшего увеличения.

Такая граница будет восприниматься как некая «безапелляционная основа», повышение которой потребует, в том числе от суда, дополнительного обоснования».

Юрист Сергей Савченко назвал суммы, указанные в проекте депутатов, «неподъемными» для российского бюджета. С учетом количества «невиновно преследуемых» власти вряд ли согласятся вводить подобные компенсации, «скорее всего будут настаивать на снижении». При этом вряд ли эффективным окажется и само это «латание дыр».

Потому что следует искать решение первичных проблем. Это и повсеместное нарушение следователями сроков содержания под стражей, за которое они не несут ответственности, и отказы судов рассматривать все это как злоупотребление.

Как подчеркнул эксперт, законов, защищающих права граждан, в стране много, но большинство из них не соблюдается. И в данном случае пострадавшим от незаконного преследования предлагается лишь некая «отдушина» в виде компенсаций.

Причем Савченко допустил, что на практике «найдутся лазейки и оговорки, позволяющие судам и вовсе не назначать эти компенсации, чтобы не нести ответственности за весомые расходы бюджета». 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-10-07/1_7695_money.html

В гк хотят закрепить минимальный размер компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование

Компенсация за незаконное лишение свободы

13 июня в Госдуму внесен проект поправок в ГК РФ (законопроект № 729341-7), устанавливающий минимальный размер компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование и лишение свободы.

Как указано в пояснительной записке, проект направлен на устранение последствий морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием и незаконным лишением свободы, а также предупреждение и пресечение подобных случаев и служит гуманизации, повышению ответственности и укреплению эффективности российского правосудия.

Наиболее значимые поправки вносятся в часть вторую ГК. Так, в абз. 2 ст.

1101 ГК предлагается внести уточнение о том, что характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом результатов назначенной судом экспертизы фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

«Обязанность суда принять решение о возмещении морального вреда с учетом результатов назначенной судом экспертизы – необходимое уточнение действующей нормы закона, которое устраняет неясность в основаниях принятия судебного решения о размере компенсации», – отмечается в пояснительной записке.

Кроме того, предлагается дополнить ГК статьей 1101.1 о минимальном размере компенсации морального вреда.

В частности, за незаконное уголовное преследование на стадии предварительного расследования и судебного следствия без применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, запрета определенных действий либо заключения под стражу устанавливаемая судом компенсация не может быть ниже 1000 руб. за каждый день уголовного преследования (п. 1).

За незаконное применение меры пресечения в виде заключения под стражу, незаконное наказание в виде лишения свободы, а также незаконное применение мер медицинского характера и воспитательного воздействия размер компенсации не может быть ниже 15 тыс. руб. за каждый день заключения под стражу либо лишения свободы (п.

2). Как отмечается в пояснительной записке, повышенная компенсация для лиц, к которым были применены принудительные меры воспитания, объясняется их необоснованным применением к несовершеннолетним гражданам в наиболее важный для формирования личности жизненный период, что налагает отпечаток на всю их дальнейшую жизнь.

За незаконное применение меры пресечения в виде подписки о невыезде, запрета определенных действий либо домашнего ареста компенсация устанавливается в размере не ниже 5000 руб. за каждый день применения указанных мер (п. 3).

Минимальные размеры компенсации предлагается ежегодно индексировать с учетом инфляции.

Комментируя законопроект, адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов отметил, что спор об определении размера компенсации морального вреда длится в России уже несколько десятилетий.

«Регулярно этот вопрос поднимается в правовом сообществе и в СМИ, и каждый раз дискуссия заканчивается на том, что необходимо упорядочить ситуацию с определением размеров компенсации, – пояснил он.

– Подавляющее большинство юристов полагают, что необходимо разрабатывать жесткие и понятные всем критерии для определения размера компенсации».

В рассматриваемом проекте, добавил эксперт, предлагается установить лишь минимальное значение для судов при определении размера компенсации морального вреда за незаконное содержание под стражей и т.п.

Предложенные суммы, считает Александр Немов, на начальном этапе являются адекватными, «учитывая, что плательщиком будет выступать государство и что в России вообще нет подобного законодательного опыта с минимальным порогом сумм компенсации морального вреда».

«Стоимость» человеческой жизниЭксперты – о необходимости и возможных подходах к урегулированию судебной практики выплаты компенсаций за нанесенный материальный и моральный вред

Адвокат подчеркнул, что необходимо поддерживать любую инициативу, которая урегулирует данный вопрос. По его мнению, законопроект может положить начало большим изменениям положений ГК в части компенсации морального вреда.

В то же время, отметил он, авторы законопроекта ошибочно указали, что не потребуется никаких дополнительных затрат из бюджета после его принятия.

«В связи с этим высока вероятность того, что движение законопроекта по формальным основаниям остановится до согласования с Правительством РФ», – резюмировал он.

Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Матвей Гончаров отметил, что, как показывает правоприменительная практика последнего времени, подобные инициативы могут только приветствоваться. «Отрадно, что в проекте предусмотрена шкала, как минимум закрепляющая реальные минимальные суммы компенсации.

В тоже время, по мнению экспертов нашего фонда, используемая в проекте формулировка – “незаконное” применение меры пресечения (п. 2 и 3 ст. 1101.

1) – в случае вынесения оправдательного приговора или прекращения уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям не позволит лицу (по факту – потерпевшему) компенсировать моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием», – отметил он.

Эксперт добавил, что вынесение оправдательного приговора или прекращение уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям не предполагает автоматического признания факта незаконного применения меры пресечения.

«Как правило, при вынесении оправдательного приговора ранее принятые судами постановления об избрании и продлении мер пресечения (заключение под стражу и домашний арест) являются вступившими в законную силу.

Суд первой инстанции, принимающий решение о вынесении оправдательного приговора либо о прекращении уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям, не вправе производить переоценку законности избранных мер пресечения.

Соответственно, при вынесении оправдательного приговора либо прекращении уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям оснований для признания факта применения меры пресечения “незаконным” просто нет», – пояснил Матвей Гончаров. В связи с этим он считает необходимым исключить из п. 2 и 3 ст. 1101.1 проекта слово «незаконное».

Адвокат АК «Гражданские компенсации» НОКА Ирина Фаст считает, что поправки в ГК не должны носить «реактивный» характер. «Сама идея установления определенного размера компенсации морального вреда соответствует выводам, к которым юридическое сообщество приходило по итогам неоднократных обсуждений, – о необходимости введения критериев», – пояснила она.

ФПА опубликовала резолюцию по повышению «стоимости» жизни россиянПредлагается законодательно установить минимальный размер компенсации морального вреда, а также разработать четкие рекомендации по определению размера выплат на уровне Верховного Суда

Однако, добавила эксперт, решать регуляторные вопросы нужно комплексно, не выдергивая из контекста только незаконное уголовное преследование: «У нас огромные проблемы при определении компенсаций в случаях причинения вреда жизни и здоровью людей, по делам о защите чести и достоинства, о защите прав потребителей и т.д.».

Адвокат подчеркнула, что во всех юрисдикциях по всем видам компенсации морального вреда существуют ориентиры, на которые опираются стороны и суд. В то же время в России практика очень разрозненная, не только мизерные цифры в основной массе, но при этом отсутствует единообразный подход к их определению.

В заключение она добавила, что Ассоциацией юристов России создана специальная комиссия, куда вошли представители науки, адвокатского сообщества, юристы и правозащитники. «Основная задача комиссии – разработка критериев для определения размера компенсации морального вреда.

Комиссия поставила перед собой задачи проработать доктринальные вещи, изучить опыт иных юрисдикций, предложения от российских ученых и разработать качественную методологию, на которую будут опираться все участники правоотношений», – пояснила Ирина Фаст, возглавляющая комиссию.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/v-gk-khotyat-zakrepit-minimalnyy-razmer-kompensatsii-moralnogo-vreda-za-nezakonnoe-ugolovnoe-presledovanie/

Адвокат-online
Добавить комментарий