Куда обратиться, если родители перестали воспитывать своих детей?

Делите ребенка бережно!

Куда обратиться, если родители перестали воспитывать своих детей?

После развода муж и жена делят не только имущество, сбережения и недвижимость, но и собственных детей. Случается, договориться мирным путем не выходит. Одна из сторон отправляется в суд, требуя оставить ребенка у себя.

Как часто такие иски подают белорусские отцы, чтобы отсудить сына или дочь у бывшей супруги, о том, как и какое решение принимается на этот счет, рассказала адвокат Минской областной юридической консультации N3 Лидия Васильевна Лупаева.

По закону

– Такие дела мы рассматриваем довольно редко. Отцы обращаются скорее в исключительных случаях. Например, жена пьет, ведет аморальный образ жизни, попросту забросила детей…

Подавая иск в суд, мужчина должен доказать, почему бывшая супруга не должна воспитывать ребенка. Юристы делают запрос участковому инспектору, который может подтвердить или опровергнуть обвинения истца. Участковый дает письменный ответ о том, благополучна ли семья, привлекалась ли мать к административной ответственности, если «да», за что именно.

К процессу подключают и Управление образования при администрации района, сотрудники которого выясняют, в каких условиях проживает отец и мать, какие взаимоотношения в «дуэте» ребенок-мать, ребенок-отец. Свои свидетельские показания дают родственники, соседи, учителя и др.

Сотрудники Управления образования делают письменное заключение и передают его в суд, который в первую очередь учитывает интересы ребенка. Когда подтверждается, что женщина не уделяет сыну (дочери) внимания, не занимается его воспитанием – одним словом, не выполнят свои родительские обязательства, иск удовлетворяется. Ребенок остается жить с папой, а мать теперь обязана платить алименты.

Нет оснований

– Случается, для положительного решения суда в пользу отца нет оснований. Мать нормальный человек, вполне способна воспитывать и материально содержать ребенка.

…Если в семье двое детей и оба родителя претендуют на то, чтобы они остались с ним (-ей), то обычно судья приходит к решению: одного – папе, другого – маме.

До суда не доводи

– При разводе, до или после него экс-супруги могут заключить официальный документ – Соглашение о детях. Это взаимный компромисс, который официально оформляется у нотариуса.

В нем указывается, с кем и на чьей жилплощади будут проживать дети, в каком объеме будут выплачиваться алименты (меньше установленной законом суммы нельзя, больше – пожалуйста), как часто, когда и где другой родитель будет видеться с ребенком.

Юридически устанавливаются и другие нюансы вопроса, важные для бывших супругов, которые, меж тем, не перестали быть родителями. Если же люди не могут договориться без споров и конфликтов, то обращаются в суд.

Спросите у ребенка

– Когда «причине спора» – сыну или дочери – уже исполнилось 10 лет, суд интересуется у ребенка, с кем он хочет остаться. Его вызывают в суд и опрашивают в присутствии педагога-психолога.

Когда ребенок постарше, он многое понимает, с ним проще. С малышами не так…

Случается (причем нередко), родители настраивают ребенка друг против друга. Или начинают активно задаривать подарками, давать обещания, идти на какие-то уступки… Но не потому, что сильно его любят и не хотят с ним расставаться, а из желания «насолить» бывшей половине.

Назло «врагу»!

– Когда одна из сторон считает себя обманутой и брошенной, в качестве «возмездия» используют любые цели, даже самые неблаговидные. Начинается деление ребенка «из принципа». Настраивание сына или дочки против мужа (жены). И тут ребенок не цель, а средство! Но он-то любит и папу, и маму, потому получает в этой ситуации психологическую травму.

Когда это случается, стоит отвести ребенка к психологу, который, пообщавшись с ним, сделает выводы и даст письменное заключение – определит истинные его отношения с каждым из родителей. К тому же поможет малышу пережить тяжелый для него период.

Кто богаче?

– Отец может решить: я состоятельный человек, со мной ребенок ни в чем не будет нуждаться: получит все самое лучшее – одежду, образование, качественный отдых. Что может дать ему мать..?

Меж тем уровень дохода родителей не влияет на решение суда. Допустим, мать имеет скромную зарплату, отец по сравнению с ней – очень большой доход. Но только по этой причине ему не отдадут сына или дочь.

Согласно постановлению пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 сентября 2004 года N 11 «О практике рассмотрения судами споров, связанных с воспитанием детей»: «Преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для передачи ему ребенка на воспитание».

Вам отказано!

– По закону права обоих родителей абсолютно равные. На окончательное решение суда о том, с кем из родителей остается ребенок, влияет множество обстоятельств. Допустим, отец в силу должностных обязанностей часто бывает в командировках, тогда решение суда будет не в его пользу. Ведь по объективным обстоятельствам он физически не сможет справляться с родительскими обязанностями.

Но в основном..

– Если родители – нормальные люди, которые по каким-то причинам не могут договориться о дальнейшей судьбе ребенка, чаще по решению суда он остается с матерью.

Уже сложилась такая практика. Возможно, это славянский менталитет, который диктует, что приоритетный родитель для ребенка – всегда мать. Не исключено, что на принятие такого решения оказывает влияние факт: большинство судий у нас женщины.

Но это и определенный элемент недоверия к мужчинам. Увы, по роду службы, мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда мужчины бросают семьи, а после и знать не хотят своих детей, не выплачивают алименты. На какие ухищрения только не идут, чтобы недодать ребенку законные 25% от дохода… Будто дают эти средства не сыну или дочке, а своей жене. Адвокаты ведут множество дел по неуплате алиментов.

Но, безусловно, есть и очень хорошие отцы, не в пример их бывшим женам, у которых инстинкт материнства не разбудить ни воспитательными беседами, ни призывами к совести.

Источник: https://interfax.by/news/tovary_i_uslugi/goods-and-services/25403/

Как управлять неуправляемым: 7 способов сделать так, чтобы подросток вас слушался

Куда обратиться, если родители перестали воспитывать своих детей?

Что делать с тем, кого невозможно заставить, нечем наказать и нереально переупрямить? Как и чем можно воздействовать на почти взрослого сына или дочь-старшеклассницу — рассказывает Ксения Букша.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Есть такой замечательный человек в Петербурге — Наташа Романова.

У нее дети уже взрослые, а сама она, филолог и нейрофизиолог, работает с подростками — ведет «Школу грамотности Наташи Романовой», где по своей, лично разработанной и научно обоснованной системе учит старшеклассников безошибочному письму без применения правил.

Учит не так, как в школе, а эффективно, быстро, бодро и надолго. Так вот, Наташа Романова весьма жестко отзывается о тех родителях, кто называет своих подростков «дети». Не дети они уже. Но, с другой стороны, ведь и не взрослые еще. Как же на них можно повлиять?

1. Заставить и запретить

На самом деле, этот инструмент у нас все-таки есть. Только использовать его придется не добровольно, а значит, ценой могут быть испорченные на всю жизнь отношения. Поэтому применяем его, только когда совсем катастрофа. Наркотики, анорексия, разговоры о суициде, бандитизм, вовлечение в секту — схватить и оттащить от края.

Мы взрослые и мы еще можем сделать с подростком все что угодно, хоть в школу при монастыре отдать, как один мой знакомый дочь-наркоманку

Она просидела там шесть лет и вышла в двадцать, когда все ее друзья и подружки уже умерли. Не хочу того папу ни судить, ни хвалить, ни вообще как-то оценивать, и уж точно никому не желаю повода следовать его примеру — просто пытаюсь показать масштаб проблем, в которых в принципе имеет смысл действовать таким образом.

А вот более мелкие аварии вроде «бросил школу», «занимается сексом до брака» — мы готовы заплатить за это отношениями с ребенком? «Целыми днями валяется с телефоном» — а за это? Скорее нет, чем да, но вдруг у него серьезная депрессия? Прежде чем орудовать железной рукой, надо еще и понять, куда тащить-то собираемся.

Кадр из фильма «Молодая кровь». Режиссер — Эмманюэль Берко, 2015 /  kinopoisk.ru

В письменном виде. И повесить на стенку. Для родителя договор прекрасен тем, что может сделать сносным совместное проживание с экспансивным (от слова экспансия) молодым существом. У родителей и у детей имеются права и обязанности.

Родитель имеет право садиться утром на чистый унитаз. Ребенок имеет право не отвечать на СМС, но на звонки — обязан. Или наоборот

Любая вещь, брошенная за пределами комнаты, отправляется в мусорное ведро. За грязные следы на потолке — самостоятельная побелка оного. Все что угодно, главное, реалистичные для нашей семьи пункты и совместное их обсуждение.

Большинство подростков уже умеют худо-бедно контролировать импульсы, а значит, будут этим пунктам следовать. Договор хорош тем, что при наступлении санкций винить плохого родителя нет смысла: все честно, фантики и шкурки из ванной должны быть убраны без звука, а у меня в комнате могут гнить хоть вечность.

Важно, что договор не является попыткой добиться от подростка желаемого «курса его жизни», договор — это не мотиватор. Это всего лишь средство, позволяющее четко разделить границы.

Поэтому в него не стоит вносить пункты вроде «компьютерного времени, которое составляет не более двух часов в сутки» и прочих штук, которые родителя никак лично не касаются. Договор — это разделение прав и обязанностей, территории и ресурсов.

3. Вручить самостоятельность

Как Ельцин союзным республикам: «столько, сколько смогут проглотить».

Мы ему спокойной ночи, а он свет включает, иии… Утром будишь ее, будишь в школу, а онааа… Все, родитель устал! Подросток должен понимать, что если он действительно чувствует себя достаточно сильным, чтобы бороться с родителем, то он достаточно силен и для того, чтобы его наконец хоть в чем-то победить.

Поднимаем лапки кверху: нас победили. Мы не можем уложить тебя спать, если ты не лег сам, и не можем заставить надеть шапку, если ты считаешь, что не холодно. И тянуть «приличную гимназию» ты уже можешь только сам, а если не тянешь, значит, придется из нее уйти.

Плюс в том, что мы можем долго думать, прежде чем что-то отпустить, и можем взять права обратно, если увидим, что дело идет к какому-то полному краху.

Я думала, что ты справишься, но ты всю неделю ложилась в шесть утра и не училась вообще — это значит, что мне придется еще сколько-то месяцев тебя укладывать и будить.

Но не разочаровываемся, а постоянно тестируем реальность — может, уже готова? Проспала во вторник и в среду, но в четверг сама собралась вовремя — ага! Получаются такие весы: тут пока мы сильнее, а тут уже она, а тут опять пока мы.

Кадр из фильма «Молодая кровь». Режиссер — Эмманюэль Берко, 2015 /  kinopoisk.ru

Лет с 15-16 надо давать старшему подростку понять, какой уровень поддержки ждет его после 18-ти и где мы начнем страховать его риски. Это должно быть предельно ясно: например, «мы всегда нальем тебе тарелку супа и ты сможешь у нас жить, не более того, но на это можешь рассчитывать».

Или «за свою учебу ты отвечаешь сам, мы не будем отмазывать тебя от армии, если ты не поступишь». Или «до шестого курса можешь не беспокоиться ни о чем». Или «от армии отмажем, но заставим идти на работу и вносить вклад в семейный бюджет». Это совершенно разные программы действий для нашего крошки.

Человек же должен как-то планировать свое будущее! А то живешь на всем готовеньком вроде, но нечеткость какая-то, неуверенность: я уже взрослый или еще кто? А когда стану взрослый, тогда что? И когда? А коли не стану, то кто виноват? Если четко обсудить все эти вещи вместе, поговорить о конкретных планах на будущее и способах их достижения — может родиться прямая близкая мотивация. Только планы, разумеется, должны составляться вместе.

Мы не «ставим подростка в известность, что после 18 он выметается с нашей жилплощади» и не пытаемся «дать ему хорошее образование». Только вместе

Игры тестировать? Патологоанатомом? Или пока-никем-но-я-люблю-тебя-мамочка? Спасибо, я тебя тоже. Очень.

5. Выключаться

Ну, это все пафос и общие слова, а каждый день-то что делать? Вот не хочет барышня в магазин сходить вместо матери, у которой младенец младший болен. Что делать? На каждый день наш главный инструмент — это выключаться.

Есть такие обогреватели: нагреют воздух до указанной температуры — раз, выключились, стоят как паиньки и остывают. Родителю подростка нужно тоже так уметь.

Не знаешь, что делать? Ребенок нарушил все правила, яростно сопротивляется, ничего не хочет или очень хочет не то, наших сил не хватает, чтобы его убедить?

Спросим себя, не умрет ли кто, не дай Бог, если мы прямо сейчас выключимся. Если вопрос на данный момент не смертельный — смело переходим в режим «офф»

Это значит, что мы продолжаем присутствовать, но перестаем конфликтовать. Мирно пьем чай на кухне. Делаем только то, что нам сейчас хочется. Если ребенок у нас реально трудный и проблемный, это хорошая профилактика созависимости. трудность — надо выключить все общие и пафосные мысли вроде «что же из него вырастет». Сейчас нас интересует не это, а спокойно прожить час.

И еще: подростку полезнее увидеть не строгого родителя, а человека, который знает, что он прав, но отказывается от борьбы. Который как бы молча говорит: «твой ход», «сам знаешь, как поступить». И, что важно, дает поступить неправильно. Дочка в тот день в магазин не пошла, чувствовала себя от этого не очень, и в следующий раз, возможно, ее даже не придется просить.

Выключившись, мы даем себе отдохнуть и даем жизни сработать за нас, вместо наших воспитательных визгов.

Кадр из фильма «Молодая кровь». Режиссер — Эмманюэль Берко, 2015 /  kinopoisk.ru

Ну если мы умеем выключаться, то и включаться тоже надо правильно. Многие из нас умеют искренне интересоваться любым собеседником — ну, такое светское умение. Чем хуже подросший ребенок?

Каждый день, при каждой встрече с подростком, настраиваем себя на доброжелательную болтовню, которая включает в себя и наши самостоятельные реплики, и выслушивание собеседника, и обратную связь. Мы выбираем интересную собеседнику тему (не про школу). Включаемся, улыбаемся, киваем, слушаем, мысленно ужасаемся, но не оцениваем и не жучим.

Такой разговор эффективен всегда, даже в момент конфликтов! Отношения почти сразу переходят на другой качественный уровень, и о многих темах можно будет навсегда забыть — они будут упреждены и профилактированы на дальних подступах.

А то некоторые с подростками пятью словами за день не перемолвятся, да и те «положи телефон, иди учи уроки»; о каких инструментах влияния в таких условиях можно говорить?

7. Удивлять

К подростковому возрасту наши сыны и дочери с нами, как правило, давно знакомы (если речь не идет о недавно взятых приемных). Объекты «мать» и «отец» изучены, их реакции привычны и предсказуемы. Например, «мой предок за оценки не ругает, а вот если я в машине срач разведу, будет всю дорогу иметь мозг». Ну вот и удивим.

В понедельник: «Молодец! Если бы не ты, я бы уже свихнулся на чистоте!» — и спокойно едем. Вторник: без слов вручаем тряпку и мусорный пакет. Среда: «о нет, я не могу с таким грязнулей, ты едешь на метро, встречаемся у дома». Придумайте сами еще четыре разные реакции до воскресенья. Суть не важна, важен диапазон.

Ласковая шутка, колкая ирония, вдохновенный гон, абсурдный абсурд, иногда и сарказм, а порой понемножку и умиление, как с младенцем. Подросток — это ведь своего рода младенец-взрослый, новорожденный полноправный член общества. Он рождается во взрослые и в этом своем качестве заслуживает (изредка и в меру) сдержанных ути-пусей — только осторожно.

Удивлять снова и снова, быть разным человеком, а не только функцией «родитель», показывать, как интересно это — по-настоящему общаться, искать друг к другу пути, подходы, быть живыми. Может, огрызков в машине меньше и не станет, но в них ли дело? Зато у всех участников разговора разовьется этот, как его, — а, да! — эмоциональный интеллект.

Который, можно считать, если есть — то это уже половина счастья.

Источник: https://mel.fm/otnosheniya_s_detmi/8739056-teens

«Я ненавижу своих родителей». Истории двух девушек, которые поняли, что терпеть не могут отца и мать

Куда обратиться, если родители перестали воспитывать своих детей?

Эти девушки всю жизнь прожили с родителями в казалось бы благополучных семьях. Но когда выросли, то поняли, что всю жизнь не любили своих родителей. Если не сказать больше: ненавидели.

Мария: «Мне хотелось его ударить: разве можно так обесценивать труд человека?»

– Не так давно я поняла, что не люблю своего папу. У нашей семьи достаточно типичная история: папа ушел, потому что изменял маме, то есть она его сама выгнала. Мне тогда было два месяца, а брату – четыре года. Отец нас не воспитывал, только платил алименты и давал деньги по праздникам.  

Мой папа достаточно холодный и тяжелый человек. Он всегда таким был и обделял нас вниманием. Никогда не говорил, что любит нас. Считал и считает до сих пор, что его главная обязанность как родителя – давать деньги. А воспитание… Ну, сами воспитаются как-нибудь. 

Мой брат больше привязан к отцу. Он в детстве сильно переживал из-за того, что папа с нами не живет. Все-таки с братом он провел больше времени, чем со мной. Плюс у мальчика на этом фоне начали появляться психосоматические болячки: астма, воспаленный аппендицит и лунатизм.

На мои дни рождения папа всегда приходил минут на двадцать, давал деньги и уходил, ссылаясь на суперважные дела. Он не пришел на выпускной ни в школе, ни в университете. Хотя для меня это было очень важно, и я говорила ему об этом.

В пятнадцать лет я начала встречаться с мальчиком. Мой папа вообще не знал об этом, а мама проигнорировала ситуацию.

Мы стояли с парнем в подъезде возле моей двери и целовались, а мама наблюдала за нами через глазок. Я слышала, как она шуршала там и крутила замок. Такие вещи нужно обязательно обсуждать вместе.

Особенно с девочками. Мне интересно, что бы сделала мама, если бы услышала, что мы занимаемся сексом в подъезде? 

Я вот недавно это анализировала, ну, как можно с пятнадцатилетним подростком не разговаривать об этом? Почему бы не дать презерватив – просто на всякий случай.

Бывают же разные ситуации, и я считаю, что именно родители должны готовить детей-подростков к отношениям. Я обсуждаю такие вещи с друзьями и ни от кого не слышала, чтобы родители сами решились на разговор про секс и отношения.

Всем либо родители книжки подсовывали, либо кто-то из таких же неопытных друзей рассказывал.

Мою учебу в университете оплачивал папа. Я должна была ему всегда звонить, рассказывать про оценки, спрашивать, как у него дела. И всегда в общении с ним чувствовала напряг, контролировала каждое свое слово, чтобы он не разозлился. Сейчас папа живет один и всегда просит, чтобы я к нему приезжала помочь с уборкой.

В итоге мы начали чаще видеться. У меня появилась возможность ближе его узнать. Иногда папа пытался меня перевоспитывать в бытовом плане. Причем это происходило достаточно жестко: с криками и оскорблениями в адрес мамы, потому что она не научила меня быть хорошей хозяйкой. 

На третьем курсе я сильно влюбилась, и, как потом выяснилось, это была больная любовь – созависимость. Этот парень очень жестко меня бросил, что, естественно, подкосило мое внутреннее состояние и самооценку. Я начала ходить к психологу.

Она говорила, что на отношения с парнями напрямую влияют отношения с отцом. Очень долго можно про это рассказывать, но вкратце суть такая: тебе нравится знакомое. Вот как с папой всегда чувствовала холодность и эмоциональную отчужденность, так и с парнем.

Чтобы все это понять, я потратила на психолога сто долларов. Кстати, надо попросить того мальчика, чтобы вернул деньги.

Я читала много литературы про любовь к себе и целостность, про важность хороших отношений с родителями. Еще мне говорили, что надо любить папу и общаться с ним, потому что для девочки это полезно. Поэтому я решила, что частые приезды к нему включат во мне особенную энергию. Я пыталась больше проводить с ним времени. Думала, что это возместит отсутствие папы в детстве. 

Но его поведение в некоторых ситуациях меня просто убивало. Постепенно наши отношения стали напоминать роль барина и служанки. Были ситуации, когда к папе приходили друзья, и он начинал перед ними выпендриваться. Я должна была все подавать, ухаживать за его гостями, чуть ли не ноги вылизывать. Причем папа делал этот очень демонстративно: «Маша, так, встань и принеси огурцы».

Или, например, я вымыла полы, а к нему неожиданно на несколько минут пришли. И он разрешал людям заходить в дом в грязной обуви, мол, ради вашего комфорта – все на свете, а Маша потом опять помоет. А мне хотелось его ударить, потому что разве можно так обесценивать труд человека? Я подавляла слезы и при нем не плакала. Я чувствовала себя домработницей, а не любимой дочерью.

Из-за такого отношения я стала понимать, что у меня нет к нему никаких теплых чувств. То есть я очень благодарна за образование, которое он дал, за деньги на путешествия и так далее, но любви у меня к нему нет.

В какой-то момент мне это дико надоело, и я перестала с ним общаться. И плевать хотела на особенную энергию и советы психологов. Тут уже встал вопрос об уважении к себе. Папа звонил мне с оскорблениями, мол, я давал тебе деньги на учебу, а ты не можешь приехать и помочь мне. Я не общалась с ним три месяца, а потом он сам позвонил и спокойно спросил, как у меня дела, что там с работой и все.

Я не знаю, будем мы с ним часто общаться или нет, но хотя бы минимальную связь буду поддерживать. И я не знаю, получится ли у нас когда-нибудь поговорить откровенно. Не хочу ругаться, но сказать о своих чувствах и переживаниях, думаю, стоит.

Я поняла, что развод родителей – это иногда одна из самых лучших вещей, которую они могут сделать для своих детей. Потому что мне кажется, что, если бы я жила с папой все время, точно была бы невротиком. Возможно, он не создан для семьи и ему лучше жить одному.

Полина: «Родители уезжали в Диснейленд, а я была дома»

– Все пошло из детства. Когда мне было три года, родители отдали на фигурное катание. С ним не сложилось – перевели на легкую атлетику.

Спортом я действительно хотела заниматься, но через какое-то время остыла, а родители все равно заставляли ходить. Еще меня часто ругали за плохие оценки в школе.

Я была послушной девочкой и очень хорошо училась, потому что понимала, что если приду домой с четверкой, то буду стоять в углу или больно получу по затылку.

Когда мне было тринадцать лет, родители начали часто путешествовать вдвоем, а я оставалась с бабушкой. Вот, например, родители уезжали в Париж, в «Диснейленд», а я была дома. Каково это испытывать ребенку? А им хотелось тусоваться. Несколько раз даже Новый год без меня праздновали, просто уходили с друзьями.

Моя бабушка меня почти не контролировала. Из-за этого я попала в плохую компанию, а после вообще решила забить на учебу. Родители это быстро поняли, и у меня начались большие проблемы.

Тогда я еще не осознавала, что не люблю их. Я всегда хорошо рисовала и любила искусство, но, когда пришло время выбирать профессию, к сожалению, все решили за меня. Я хотела стать режиссером или дизайнером,  но мне сказали, что я буду юристом. Родители хотели, чтобы у меня была высокооплачиваемая работа, а заниматься непонятно каким творчеством не нужно. 

Я поступила в университет за границей на юриспруденцию. Вот тут началось самое интересное. Передо мной открылись новые горизонты доступного: я начала много выпивать, ходить на дикие тусовки. Отношения с родителями ухудшались, потому что я требовала от них деньги, а они – хорошие оценки. Я же сразу поступила на бюджет, а потом, после первой сессии, меня перевели на платное отделение.

С первых дней учебы я понимала, что такая профессия меня не интересует. Но против воли родителей пойти не могла. Меня два раза выгоняли из университета. После второго раза мама узнала, что я много пью и тусуюсь. В порыве ссоры я все ей рассказала. Мама решила, что меня надо отправить к психологу. В тот момент я начала понимать, что у меня к ним зарождается чувство ненависти. 

Мы пошли к психологу вместе с ней, и я решила нанести маме удар – рассказала, что у меня зависимость от секса и алкоголя. Мама думала, что я ни с кем не спала, а у меня первый парень был в шестнадцать лет. Я быстро захотела стать взрослой.

Я не люблю родителей, но надо же нагадить хоть как-то в ответ. Психолог объясняла, что иногда все получалось неосознанно, чтобы привлечь к себе внимание.

Мама рассказала папе о том, что произошло у психолога. Отец очень сильно начал меня оскорблять, и слово «дура» было самым безобидным. Родители после этого стали гнобить меня еще больше. Хотя в это время мне очень нужна была эмоциональная поддержка. Я окончательно поняла, что они не любят меня, а я – их. Я не люблю обоих родителей, но папу больше. 

У меня есть младшая сестра. Она купается в родительском внимании. Она самая лучшая девочка, учится хорошо, даже ходит в церковную воскресную школу. Когда она родилась, я была в восьмом классе и вообще ее не воспринимала. Я не люблю ее. И детей в принципе не люблю и не хочу.

Я не знаю, что делать со своей жизнью. Скорее всего, буду опять поступать. И на этот раз туда, куда хочу. Возможно, уеду в Польшу. Но сейчас я все равно материально завишу от родителей.

Не люблю их за то, что они в детстве не уделяли мне достаточно внимания. А когда я подросла и мне нужна была свобода, они начали меня в ней ущемлять. Я хотела веселиться и гулять, хотела сама принимать решения – и в выборе профессии в том числе.

Но я не могла сделать этот выбор – за это я их тоже не люблю.

Хотя иногда у меня бывают просветления, и мне хочется провести с мамой несколько часов.

Источник: https://citydog.by/post/hate-parents/

Стань другом своему ребенку: как научиться понимать своих детей?

Куда обратиться, если родители перестали воспитывать своих детей?

Дети – это не только большая радость, но и огромная ответственность. Неудивительно, что многие родители наступают на одни и те же грабли в воспитании своего чада.

О том, как пережить истерику ребенка и научиться говорить «нет», не потеряв при этом его доверия, расскажет известный психолог Ася Абовян – участник родительской конференции «МамаПапаФест», которая пройдет в Ижевске 27 апреля. 

СПРАВКА

Ася Абовян

Родилась: 12 июля 1980 года

Образование:

Педагог-психолог, автор и ведущая тренингов по детско-родительским отношениям

Тема на «МамаПапаФест» – «Трудно быть Богом Родителем»

Работаю в направлениях: арт-терапия, гештальт-терапия, коучинг, перинатальная психология, поведенческая психотерапия, системная семейная терапия, сказкотерапия, телесно-ориентированная терапия, экзистенциальная психотерапия

Какие родители, такие и дети?

– На что чаще всего жалуются родители?

Чаще всего проблема звучит одинаково: «С моим ребенком что-то не так и я не знаю, что с этим дальше делать?». Мне грустно, что большинство родителей задают один и тот же вопрос: «Почему с моим ребенком что-то не так?».

Потому что прежде всего надо задать вопрос самому себе: «Что со мной не так?». С другой стороны, здорово, что родитель вообще приходит и говорит: «Я не знаю, что с этим делать». Это значит, что он берет ответственность за проблемы на себя.

Ася Абовян, педагог-психолог, автор и ведущая тренингов по детско-родительским отношениям

– Почему так получается?

– Раньше было принято жить большой семьей с бабушками и дедушками в одном доме. Поэтому знания и опыт передавались из поколения в поколение в доступной форме – присказках, поговорках и так далее. Старшее поколение всегда стояло во главе семьи.

Сейчас мы живем в основном отдельно, и бабушки-дедушки заняли место нянь, которые не воспитывают, а присматривают за детьми. Таковы нынешние реалии.

Второй немаловажный момент – у нас и жизнь во всех сферах изменилась, а значит, что старые методы на данный момент уже не работают.

– Но существует много курсов и специалистов, которые готовы помочь родителям.

– Информации от коллег-психологов, педагогов очень много. Но из-за обилия информации родителям сложно сориентироваться и выбрать, что именно подходит их ребенку. Вот с этим как раз мы и разбираемся на консультациях.

– Вернемся к проблемам, с которыми сталкиваются родители. Один из вопросов – надо ли говорить с детьми на запретные темы?

– Именно в этом и проявляется забота родителей – поговорить с ребенком на такие запретные темы, как деньги, религия, секс и даже смерть.

Конечно, лучше всего, если мама или папа придет к специалисту и выяснит для себя – «А как мне об этом говорить с ребенком?». Потому что чаще всего сложность в том, что сам родитель боится на эту тему говорить.

Но избавившись от этого страха на приеме у психолога, специалиста, он сам найдет слова, которые подойдут его ребенку.

– Можно ли судить по детям об их родителях?

– Вообще слово «судить» очень грубое. Судить мы не будем. Можно сделать некие предположения: как ведет себя ребенок, какие правила есть в семье, что он перенял от родителей.

Если у вас дети ходили в садик или сейчас ходят, вспомните, даже воспитатели вам скажут, что вот эти «шмакозявки» ведут себя совершенно иначе при родителях и без родителей. Подростки еще больше экспериментируют в своем общении со взрослыми и сверстниками.

Кстати, в школе «Говорун ФМ» мы предлагаем детям пообщаться со взрослыми на ты – для них это ценный и необычный опыт. И это точно не то, чему учили дома родители.

– А если ребенок называет родителей по имени, то есть слова «мама» и «папа» перестали фигурировать? Нормально ли это?

– На мой взгляд, это тоже такая проба пера, проба для ребенка: а как будут взрослые реагировать, будет ли это приемлемо и могу ли я это применить где-то еще? Нельзя говорить в таких случаях, что он перестал родителей воспринимать как маму и папу. Я бы предложила выяснить у ребенка, а для чего он стал называть вас по имени, с кем ему важно поговорить на ты?

Напомним, на родительской конференции «МамаПапаФест» выступит кандидат педагогических наук, автор книг «Свобода от воспитания», «Любить нельзя воспитать», «Современное педагогическое искусство: азбука «Но», создатель школы неформального образования «Апельсин» Дима Зицер

Активно слушайте детей

– Как правильно общаться с ребенком 7 лет, если она отстаивает свою точку зрения и его невозможно переубедить?

– Для начала порадоваться и гордиться своим ребенком, который в 7 лет может отстаивать свою точку зрения. На самом деле же главный вопрос: а для чего и в чем вам нужно переубедить ребенка 7 лет? И, может быть, вопросы: «А что ты хочешь? Для чего ты это хочешь? Чем это тебе важно?» разрешат ситуацию.

Если ребенок продолжает стоять на своем, помните, в 7 лет ребенку сложно отказаться от своей точки зрения. Даже если он понимает, что можно сделать по-другому. Тут работает активное слушание: «Я тебя понимаю, я тебя слышу, для тебя важно сделать именно так… А давай подумаем, посмотрим, выберем варианты, а как мы можем сделать так, чтобы и тебе было хорошо, и мне было хорошо.

Чтобы и ты мог сделать то, что хочешь, и я была спокойна как мама за твое здоровье, за твою учебы и так далее» .

– В книге Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?» активным слушанием называют буквальное повторение состояния ребенка. То есть, когда ребенок выходит из себя и рвет волосы на голове, просто констатировать его состояние: «Тебе сейчас плохо» или «Ты сейчас злишься». А для чего это делается? И как это внедряется у нас?

– Это замечательная тема про «отзеркаливание» и эмоциональный интеллект. Юлию Гиппенрейтер я очень уважаю, ее книги были одними из первых для меня как для мамы на тему, как общаться с ребенком. На самом деле в нашем обществе принято скрывать некоторые чувства, не афишировать их, и дети это видят.

Поэтому его нужно научить разбираться в чувствах и уметь их называть. Здесь и включается «отзеркаливание», когда родитель пробует называть ребенку его чувства.

Пробует, потому что родитель тоже может не угадать – может быть, там за грустью злость? Нужно предлагать варианты: «Я вижу, что тебе сейчас грустно» или «Я предполагаю, что ты сейчас злишься».

И тогда у ребенка появляется возможность выбрать наиболее подходящее слово, которое описывает его ощущение в данный момент. В результате родитель начинает лучше его понимать. Поэтому активное слушание очень и очень важное взаимодействие с ребенком.

– А вот ты ему сказал: «Я вижу или чувствую, что ты сейчас злишься», а дальше что?

– Самое волшебное начинается дальше. Ребенку иногда просто достаточно того, что родитель угадал, назвал его состояние и дал ребенку позлиться. Дал возможность, а не сказал «А-я-яй, теперь перестань злиться». «Я вижу, что ты злишься, но это нехорошо» – вот так нельзя делать ни в коем случае.

«Да, я вижу, что ты злишься, мне жаль, что тебя что-то расстроило» – и дальше взять паузу, ребенок сам проживет эту эмоцию и сам успокоится, и дальше уже можно будет с ним выяснить, что же он хочет.

Открытость родителя очень важна: не навязывать ему советы, а именно дать возможность ему успокоиться, прожить эту эмоцию, а потом самому подсказать, чего он хочет.

– А что вы видите в школе, как мама и как специалист?

– Мой сын сейчас учится в школе №91, в которой очень много уделяется внимания общению с родителями. Я была удивлена, когда, например, учителя приходили и начинали со слов: «У вас замечательные дети!». Я сначала думала, что они с какой-то учебы приехали или у них какая-то проверка… На третий год я привыкла, что это нормально.

Только после этой фразы они дают какие-то пожелания и комментарии по тому, как улучшить учебу. Главное, что там не звучит «но». Они действительно искренне радуются за детей и восхищаются, когда ребятам что-то удается сделать.

И уже потом, когда поделятся позитивом, говорят: «Знаете, чтобы улучшить, надо бы еще вот это, вот это и вот это…».

«Мама, купи!»

– Ребенок говорит: «Мама, купи!». Как поступать?

– Зачастую просто ответить «нет». Звучит просто. Но бывает сложно родителю самому пережить эту истерику ребенка, когда он фонтанирует эмоциями, да плюс еще рядом очень много добрых людей, которые советуют, как надо поступить. Из-за таких «доброжелателей» родители в растерянности и не знают, что делать.

Сделайте глубокий вдох-выдох и скажите: «Нет, сейчас я тебе это купить не могу». Если есть возможность, предложить выбрать что-то иное, например: «Какой именно хлеб сегодня купишь ты? Мы обычно эту булочку покупаем. А давай сегодня выберешь ты». Ребенку в этот момент нужно удовлетворить свое какое-то желание, сделать так, как он хочет, управлять покупкой.

И когда мы ребенку даем возможность это сделать, он быстрее успокоится.

– Это похоже на такой момент: не «Будешь ли ты суп?», а «Ты будешь суп или кашу?», да?

– Совершенно верно. Хотя это и звучит как манипуляция, все-таки это возможность для ребенка выбрать.

– А если ребенок воспринимает поручение убраться в своей комнате, прибрать игрушки как наказание?

– А как так случилось-то, что уборка в своей комнате стала наказанием? Может быть, так исторически в семье сложилось? В любом случае надо сесть и поговорить, объяснить, что мы живем в одном доме, где есть определенные правила. Отдельно про комнату ребенка: там правила не должны быть настолько общими.

Там должна быть какая-то зона, где «вот эту игрушку хочу прибирать, а вот эту не хочу». Опять же – мы лишаем права выбора даже в своей комнате, а потом удивляемся, когда ребенок нам говорит на все «нет». Где ему реализовывать свое право выбора? Объясняем ребенку, что у нас есть общие правила, а в его комнате они немного отличаются.

Но я как родитель могу просить, требовать, чтобы вот этот минимальный порядок у тебя в комнате поддерживался. И можно сказать ему: «Вот когда у тебя будет возможность, когда ты вырастешь, у тебя будет свой дом, там ты построишь свои правила». Этим мы даем ребенку право не «тащить» наше психологическое наследие в его семью.

Он будет ставить свои правила, у него появится право выбора, что и как делать в будущем, в его семье.

Кнут и пряник для ребенка

– Очень сложно признаться, что ты ведешь себя неправильно с ребенком. И чаще, наверное, к вам приходят родители уже с серьезными проблемами. Есть ли список ситуаций, которые могут натолкнуть родителя обратиться к специалисту? Или какие вопросы задать самому себе?

– Если родитель чувствует бессилие, непонимание, растерянность. Когда ему кажется, что с ребенком что-то не то, то это как раз родителю на консультацию.

Когда те книги и советы, что родитель получил от других, не работают, потому что у каждого ребенка есть своя индивидуальность.

Прежде всего перед консультацией родителю надо задать самому себе следующие вопросы: «Достаточно ли я хороший родитель?», «А все ли я правильно делаю?», «Достаточно ли счастлив мой ребенок?», «Получается ли у моего ребенка общаться со сверстниками?».

– Стоит ли хвалить себя – родителя – за какие-то встречные шаги с ребенком? За честные разговоры? И как это правильно делать?

– Мы не умеем похвалу принимать так, чтобы она нам была полезна.

Поэтому хвалить себя надо, но вопрос – как это следует делать и зачем? Для многих похвала – это что-то конечно, создается впечатление, что больше мы ее не получим.

Нет, завтра будет новый день – вы сделаете что-то новое со своим ребенком или что-то уже привычное и можете себя за это похвалить. Потому что вы делаете это и находите на это силы. 

– Есть ли хорошие примеры книг или мультфильмов, которые вы советуете посмотреть или почитать с ребенком?

– Читать и смотреть с ребенком надо то, что ему нужно. Иногда чтение детской сказки помогает понять очень многое о жизни. И суть не в самом тексте, суть в том, как родитель и ребенок это потом обсуждают. Например, часто родители приходят ко мне по поводу развода. Очень хороший фильм на эту тему – «Миссис Даутфайр».

Там в конце главный герой отвечает девочке на вопрос: «А как же, мы теперь с мамой и с папой в разных городах живем, мы же теперь не семья?». На что он говорит, мол, нет, вы так и остаетесь семьей. Где бы вы ни жили, какие бы отношения ни сложились между взрослыми – вы все равно одна семья.

Можно обсудить после просмотра этого фильма: «А какие ты знаешь варианты семей?». И после такого разговора ребенку становится понятно, что есть разные варианты, где мама уезжает в Москву на работу, а дети с бабушкой остаются. И ребенку становится спокойнее, что с его семьей все в порядке.

Суть не в фильмах и книгах, а в том, как родители с ребенком это обсуждают.

– Нужно ли сочетать кнут и пряник? И как себя вести, когда ребенок сделал что-то опасное, когда эмоции родителей смешаны с тревогой за него?

– Самое первое – это как-то ограничить. Сказать «стоп» или «нельзя», схватить ребенка. Второй момент описать свои чувства: «Я очень боюсь за тебя. Это очень опасная вещь. Ею надо научиться пользоваться». Третий момент – это устроить маленький эксперимент.

В магазинах очень много экспериментальных вещей, когда ты и ток можешь слабый получить, и просто ребенку показать, насколько это может быть опасно. Классика жанра с огнем – зажгли свечку, подносим тихонько ладошку: «Чувствуешь тепло? А вот так еще теплее, а если совсем в огонь занесешь – будет очень горячо и опасно».

В безопасных условиях надо показать, насколько это опасно.

Задать свои вопросы Асе Абовян можно в рамках родительской конференции «МамаПапаФест» (0+) 27 апреля, где она подробнее расскажет, как установить в семье доверительные отношения.

Своими советами также поделятся доктор педагогических наук Нина Ерофеева и врач-педиатр Татьяна Темникова.

А о личном опыте в части воспитания детей расскажут многодетные отцы города – Максим Коновалов и Дмитрий Данилов.

Узнать больше о мероприятии и купить билеты можно на сайте mamapapafest.ru

Реклама. ИП Сойнова А.М. ОГРНИП 315183200030173

0+

Источник: http://izhlife.ru/children/86571-stan-drugom-svoemu-rebenku-kak-nauchitsya-ponimat-svoih-detey.html

Адвокат-online
Добавить комментарий