Меня обвиняют в пособничестве преступлению, хотя я не понимал, что происходит

Дело об убийстве бизнесмена: «Надеюсь, что настоящих преступников найдут»

Меня обвиняют в пособничестве преступлению, хотя я не понимал, что происходит

В Минске продолжают слушать неоднозначное дело об убийстве бизнесмена Владимира Кузнецова, директора фирмы «Глобал Авто Сити», которая занималась продажей подержанных машин. Преступление произошло еще в 2010 году, суд по делу начался только 10 декабря 2018-го.

В понедельник, 4 февраля, с последним словом выступил Максим Дышлевич – его обвиняют в разбое и пособничестве в убийстве. Он заметно волнуется, говорит с паузами – голос дрожит, но его речь четко структурирована.

– Прошло больше 8 лет с момента убийства. За все это время я не пытался скрыться от следствия, уехать из страны. Мне нечего скрывать.

Преступление было спланировано, его совершили люди явно подготовленные – решив запутать следствие, они сымитировали ограбление.

При этом не похитили никаких материальных ценностей, сейф бросили на территории предприятия, а сумку с вещами оставили в 50 метрах от места преступления, чтобы бросить подозрения на человека, который ее найдет.

Максима обвиняют в разбое и пособничестве в убийстве Павел МАРТИНЧИК

«Были угрозы о физическом воздействии на меня в СИЗО, изнасиловании»

Максим Дышлевич считает, что версия о том, что преступников спугнули случайные свидетели, ничем не подтверждена.

– На месте преступники оставили очень большое количество следов – слюна неизвестного мужчины на носке убитого, отпечатки на рюмках, из которых выпивали обвиняемый и неустановленное лицо.

Не в состоянии найти настоящих преступников, следствие решило обвинить ни в чем не повинных людей. Мы очень подходили в качестве подозреваемых, так как к этому времени Полоневич уже погиб, а из меня оставалось только выбить нужные показания.

У нас обоих есть алиби: я ночевал у своей девушки и встречал друзей из ночного клуба. Мотивов для совершения преступления ни у меня, ни у Ивана Полоневича не было.

Ни с Полоневичем, ни с сотрудниками «Глобал Авто Сити» я не общался и не мог знать о наличии денег в сейфе, – читает с тетрадки Максим Дышлевич. Из зала на него смотрят родные, мама Ивана Полоневича, сын убитого Владимира Кузнецова.

В своих прежних показаниях обвиняемый утверждал, что Кузнецова убил именно Иван Полоневич. В суде он признался, что оговорил бывшего коллегу, потому что ему угрожали.

– Были угрозы о физическом воздействии на меня в камерах СИЗО, так называемых пресс-хатах, изнасиловании. Поступали угрозы в связи с моей беременной женой – говорили, что она не выдержит допросов. Ее беременность протекала сложно, и я всерьез боялся, что это может повлиять на моего ребенка, – замолкает обвиняемый.

– Ко мне не пускали адвоката, посоветоваться было не с кем – я поверил своему сокамернику, который уверял меня, что слова сотрудника милиции правдивы. Хотелось бы попросить прощения у матери Ивана, потому что я его оговорил. Я сделал этот шаг, решив: раз человек уже умер, это на него никак не повлияет.

В свое оправдание хочу сказать, что потерять ребенка я очень боялся.

Гособвинитель посчитала вину Дышлевича полностью доказанной Павел МАРТИНЧИК

Молодой человек говорит, что все пять лет жил с камнем на сердце, пытался договориться со своей совестью.

– В 2018 году, когда дело возобновилось, очень сложно было говорить правду из-за страха, но благодаря консультации адвоката я понял, что правда должна победить. Я знал, что у меня будут трудности с доказательством этой правды.

Я понимал, что следствие будет любыми способами доказывать виновность Полоневича в убийстве Кузнецова. Я надеюсь, что настоящих преступников найдут – убийство не должно оставаться безнаказанным.

В конце хочу поблагодарить свою семью, которая все это время поддерживала меня.

Приговор огласят 12 февраля.

Выстрелили из ружья в голову, сейф из кабинета вывезли на офисном кресле

Напомним, Владимира Кузнецова убили выстрелом из ружья в голову в 2010 году в поселке Привольный Минского района. Сторожа на фирме не было, и работники ночевали в офисе по графику – в ту ночь была очередь Владимира Кузнецова. Накануне убийства кто-то из сотрудников фирмы продал машину за 40 тысяч долларов – деньги положили в сейф, они остались там на ночь.

Хотя, как рассказывали другие сотрудники «Глобал Авто Сити», сделки всегда планировали так, чтобы деньги минимальное количество времени находились в офисе – их сразу отвозили в банк.

То, что такую крупную сумму оставили в сейфе, стало удивлением в том числе для Дмитрия Кузнецова, одного из учредителей фирмы. На сейфе стоял код – комбинация накрутки в обе стороны.

Если ошибиться хотя бы на одно деление – ключ не поворачивался.

На месте преступления нашли рассыпанный красный молотый перец – таким образом, считает обвинение, злоумышленники пытались скрыть запах. Следствие полагает, что преступников было двое. 20-килограммовый сейф вывезли из кабинета на офисном кресле.

Забрать крупную сумму у них не получилось – не смогли подобрать цифровой код, поэтому сейф просто бросили. Труп Владимира Кузнецова нашли за территорией офиса.

Из кабинета пропал личный портфель директора, два ноутбука, мобильный телефон, флешка – позже эти вещи нашли.

В своих прежних показаниях обвиняемый утверждал, что Кузнецова убил именно Иван Полоневич. Павел МАРТИНЧИК

Долгое время преступление оставалось нераскрытым. Сразу после преступления допрашивали всех сотрудников фирмы, в том числе Ивана Полоневича и Максима Дышлевича, но тогда их не задерживали.

Через 7 месяцев после трагедии в Привольном Иван Полоневич разбился на мотоцикле, а в 2013-м задержали Максима Дышлевича.

Тогда в своих показаниях он указал, что Кузнецова действительно убил Иван Полоневич – из СИЗО его отпустили.

В 2018 году дело возобновили, и Дышлевич снова попал за решетку. Свою вину в преступлении он категорически отрицал – говорил, что в ту ночь был со своей девушкой, с Иваном Полоневичем не созванивался, а единственный его отпечаток обнаружили на ручке сейфа. Однако, по словам Дышлевича, этот сейф трогали и другие работники фирмы.

– Просто из интереса двигали, пытались открыть, – говорил свидетель Виталий В.

Однако гособвинитель посчитала вину Дышлевича полностью доказанной и запросила для него 8 лет лишения свободы.

Мама Ивана Полоневича в суде говорила, что у ее сына не было повода убивать Владимира Кузнецова – у них были хорошие отношения, в деньгах Иван не нуждался – снимал квартиру за 700 долларов, мог позволить себе длительное путешествие на Гоа, развивал собственный бизнес.

– Никаких других доказательств, кроме отпечатка, который нашли на внутренней стороне удостоверения убитого и показаний свидетелей, нет.

Не найдено оружие преступления, – возмущалась мама Ивана Полоневича. Если Ивана Полоневича не оправдают, как просила адвокат, женщина собирается обжаловать приговор.

Адвокат Максима Дышлевича тоже просил оправдать своего подзащитного за недоказанностью его вины.

Выстрелили из ружья в голову и пытались забрать из сейфа 40 тысяч долларов

Бизнесмена Владимира Кузнецова, директора «Глобал Авто Сити», фирмы, которая занималась продажей подержанных машин, убили в 2010 году. 15 октября он остался ночевать в офисе в поселке Привольный Минского района – ночного сторожа в фирме не было, поэтому работники охраняли офис по очереди [Подробнее…]

Источник: https://www.kp.by/daily/26937/3988512/

Уголовный кодекс – глава 7. соучастие в преступлении

Меня обвиняют в пособничестве преступлению, хотя я не понимал, что происходит
– Уголовный кодекс – глава 7. соучастие в преступлении

Статья 32. Понятие соучастия в преступлении

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Статья 33. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими.4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Статья 34. Ответственность соучастников преступления

1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.2. Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.3. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.4. Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.5. В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.4. Преступление признается совершенным преступным сообществом , если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления

Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_7.html

06.08.2019 – Федор Кириков

Мой знакомый друг ранее взял машину с моего разрешения на ремонт, ещё в феврале 2019 года. И посей день машины нет, говорит что нужно оплатить сперва 32000, потом уже 19000, сейчас уже 15000. Дело вышло так, что общий знакомый один сказал что машины уже давно нет, он её продал.

Также с кем он сейчас живёт, также писал мне что машины давно нет, и говорил что фу вонючая 99. Пусть она хоть какая, но машина. Недавно была написана расписка под давлением насчёт того, что претензий не имею к данному человеку.

Как быть в такой ситуации, могу ли я посадить одного за умышленное владение транспортным средством и его продажей, а второго который с ним живёт за пособничество? Кому и сколько дадут?

30.07.2019 – Вадим Буданов

Здравствуйте, в первый день знакомства друг попросил пойти с ним в магазин, нас было четверо, по дороге он сказал что хочет кое что там украсть, я сильно не обратил на это внимания, мы зашли в магазин, я видел как он взял продукт, но никому не сообщил об этом, теперь меня считают соучастником, что делать??

Источник: https://ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_7.html

Бывшие руководители Коми тепловой компании выступили в Верховном суде Коми с последним словом

Меня обвиняют в пособничестве преступлению, хотя я не понимал, что происходит

В Верховном суде Коми завершается рассмотрение апелляционного представления прокуратуры на приговор бывшим руководителям ОАО «Коми тепловая компания» Михаилу Антонову и Геннадию Левошкину. 5 июня Верховный суд Коми вынесет свое решение по делу.

Фото Марии Шумейко, Николая Антоновского

28 февраля Сыктывкарский городской суд признал Левошкина виновным в двух эпизодах злоупотребления полномочиями, а Антонова – в пособничестве этим преступлениям.

Кроме того, суд признал Антонова виновным в крупном мошенничестве в предпринимательской деятельности. Обоим фигурантам назначено наказание в виде штрафа.

Надзорный орган не согласился с квалификацией деяний осужденных и посчитал назначенное наказание чрезмерно мягким. Осужденные также обжаловали приговор, настаивая на своей невиновности.

Напомним, первоначально — на предварительном следствии и вплоть до судебных прений — Левошкину и Антонову вменялась растрата в особо крупном размере.

В ходе прений в Сыктывкарском городском суде гособвинитель просил квалифицировать действия обвиняемых как злоупотребление полномочиями, требуя для Антонова 10 лет заключения, а для Левошкина — шесть.

Сыктывкарский городской суд осудил экс-руководителей, приговорив Левшкина к штрафу 190 тысяч рублей, а Антонова — к 600 тысячам рублей штрафа. По амнистии Левошкин от наказания освобожден.

Прокуратура Коми с приговором не согласилась, настаивала на его отмене по причине неверной квалификации преступлений, просила направить уголовное дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

В Верховном суде Коми стороны обвинения и защиты приводили аргументы в поддержку своей позиции, после чего осужденным было предоставлено последнее слово. Первым выступил Антонов.

– Я не считаю себя виновным в том, в чем обвиняли меня следственные органы и государственное обвинение, в том числе с учетом всех неоднократных переквалификаций инкриминируемых мне правонарушений, — заявил Антонов. — Обвинение до сих пор не определилось с окончательной квалификацией конкретных обвинений в отношении меня.

Уже почти два года не могут сказать, что конкретно я сделал преступного, что можно и нужно считать преступлением, кто и как его совершил. Я ничего не присвоил по тем эпизодам, что мне инкриминируют. Ничего не растратил. Ни у кого ничего не похищал. Не совершал ни одного юридически значимого действия для того, чтобы совершилось то, что обвинение считает растратой.

Тем более из вверенного мне имущества — такого вообще не было.

https://www.youtube.com/watch?v=sFWCHV5o1nE

Антонов коснулся эпизода по оплате 4,8 млн рублей за семинары.

– Никто не определил, у какого собственника было изъято имущество, кто изъял, чьими руками. Так называемый потерпевший — нынешний руководитель «Коми тепловой компании» — называет ущербом предоставление займа, о чем в обвинении речи вообще нет. Аналогично с эпизодом, связанным с продажей акций «Бурводстрой».

Как можно похитить или растратить то, что мне не вверялось, если я не совершал никаких юридически значимых действий? О каком ущербе можно говорить, если акции были проданы по цене приобретения. В самом конце судебных разбирательств в суде первой инстанции гособвинитель сама переквалифицировала деяния с растраты на злоупотребление полномочиями.

Непонятно, как я мог злоупотребить тем, чего у меня не было. Судья в итоге доквалифицировала, вменив мне пособничество в злоупотреблении. Пособничество кому? Моему руководителю. Выходит, в нашей стране крайне опасно быть подчиненным. Если что — априори пособник. Выполнил поручение — пособник, не выполнил — увольнение.

Исходя из равенства всех перед законом, здесь с нами на скамье подсудимых должны быть человек 10 работников дочернего предприятия — бухгалтеры, руководители и т. д.

Выступающий также остановился на первоначальном обвинении в коммерческом подкупе, которое суд расценил как мошенничество.

– Мне вменяют коммерческий подкуп. Все решения были приняты до меня и без меня. Более того, что это за подкуп, если все, что желали стороны сделки, — они получили. И только спустя два месяца начинается возврат займа, который тут интерпретируют как подкуп.

Ущерб никто не заявлял. Лично я такой мысли не допускал, что кто-то может меня подкупить. Суд первой инстанции посчитал, что я больше похож на мошенника, чем на человека, которого подкупили.

Не было обмана, нет потерпевших, ущерб от наших действий никому не причинен, – категорически заявил Антонов.

Осужденный считает, что апелляционное представление прокуратуры в суд поступило с нарушением сроков, поэтому не могло быть рассмотрено Верховным судом Коми. Требование прокуратуры возвратить дело в суд первой инстанции Антонов расценил, как намерение судить его дважды за одно и то же деяние.

– Я пытался довести до следствия и суда, что меня оговаривают люди, на противоречивых показаниях которых обвинение строило свою позицию. Ну и что в итоге мы получили? Сегодня их же обвиняют в мошенничестве и создании ОПГ. По логике обвинения, я уже наказал мошенников, лишив их незаконно нажитых средств.

Прокуратура, – извините, приходит на ум только ассоциация с флюгером, – поменяла квалификацию в суде первой инстанции и сейчас тоже поменяла ее. К прокуратуре как надзорному органу я искренне отношусь с глубоким уважением еще со времен Ковалевского (Виктор Ковалевский — прокурор Коми, 1996 -2005 гг.

) Мне приходилось работать в тесном контакте с прокуратурой, когда я возглавлял орган финансового контроля.

Антонов заявил, что согласен повиниться лишь в том, что в 2011 году согласился на предложение Игоря Кудинова и Магомеда Османова, в то время генерального директора «КТК», возглавить предприятие.

– При этом зная, что не самые плохие специалисты в области финансов, мои знакомые, прямо отказывались там работать. Это было подобно профессиональному самоубийству. Компания на то время была абсолютным банкротом. Неоднократно проводились совещания в правительстве Коми на предмет банкротства компании. «КТК» была абсолютно неплатежеспособна.

Совокупный долг составлял полугодовую выручку компании. Я согласился на эту работу, понимая, что априори грозят три уголовные статьи: за неуплату налогов, неисполнение судебных решений и невыплату зарплаты. Именно поэтому я дал согласие не напрямую работать, а по совместительству. И без должностной инструкции.

Если честно, мне было интересно, сможем ли мы этот утопающий «Титаник» оставить на плаву и привести в движение. Спустя месяц пригласили Левошкина, технаря, специалиста. Мы с ним час за часом, терпя истерики и «неадекват» руководства республики, выводили предприятие на прибыльный уровень, решали вопросы модернизации оборудования.

К маю 2015 года долгов по налогам у компании не было. Исполнение судебных решений не представляло проблемы. Восстановили потоки оборотных средств, их сумма возросла в три раза.

Где-то за год до этого я начинал Левошкину и единственному акционеру высказывать свои опасения, что компания приобрела абсолютно положительную динамику и стала привлекательна для любителей поживиться за счет оборотных средств. Найдутся люди, у которых в отношении компании потекут слюни. Кто же мог предположить, что так и будет.

Кстати, за весь период моей деятельности в «КТК» я был председателем конкурсной комиссии по закупкам. И меня предупреждали: хочет компания или не хочет давать предпочтение отдельному поставщику отдельного вида топлива для котельных по предложенной завышенной цене – все равно придется брать это самое топливо и платить за него полной ложкой.

– Это не относится к делу. Давайте о топливе не будем. Об акциях лучше говорите, не о топливе, – прервал выступление председатель коллегии, судья Владимир Маклаков.

– Просто это корреспондирует с тем, что мы читаем в заявлении потерпевшего и как он с этим соотносится, – продолжал осужденный.

– Обидно, что вырванные из контекста отдельные сделки, подкрепленные домыслами и фантазиями следователей, ничего не имеющие общего с действительностью, стали основанием для возбуждения уголовного дела.

Моя совесть чиста, никакого преступного умысла у меня не было. Ничего преступного я не совершал.

https://www.youtube.com/watch?v=zHc7fv2_Psc

Выступивший следом Геннадий Левошкин был краток, попросив в последнем слове вынести справедливое решение.

Оглашение определения Верховного суда Коми назначено на 5 июня.

Источник: https://www.bnkomi.ru/data/news/63660/

Андрей Лушников: Виновным себя категорически не признаю

Меня обвиняют в пособничестве преступлению, хотя я не понимал, что происходит

Экс-директор муниципального унитарного предприятия «Дороги Владивостока» Андрей Лушников ответил на вопросы Тверского суда по существу предъявленных ему обвинений.

Бывший руководитель МУПа перечислил факты, подтверждающие собственную невиновность и абсурдность обвинений, предъявленных ему, а также экс-главе Владивостока Игорю Пушкарёву и ранее возглавлявшему холдинг «Востокцемент» Андрею Пушкарёву, сообщает РИА VladNews со ссылкой на сайт в поддержку Игоря Пушкарёва. 
 

Напомним, Андрей Лушников обвиняется в том, что будучи директором МУП «Дороги Владивостока» в период с апреля 2012 года по май 2015 года содействовал главе приморской столицы Игорю Пушкарёву в получении взяток в особо крупном размере в виде денег, иного имущества, а также незаконного оказания ему услуг имущественного характера.

«Виновным себя в совершении инкриминируемого мне деяния – категорически не признаю. Обвинения в отношении меня надуманные и неподтвержденные доказательствами, – подчеркнул Андрей Лушников. – По версии следствия я изъявил добровольное желание оказывать главе Владивостока пособничество в получении взяток.

Наша встреча, как и наш разговор с Игорем Сергеевичем Пушкарёвым, состоялась один раз. В ходе нашей беседы по вопросу моего трудоустройства Игорь Сергеевич ничего подобного, на что указывает обвинение, не говорил и не предлагал мне.

  Ни о каком содействии в получении взятки, тем более от родного его брата, речи не могло и быть. В материалах уголовного дела не имеется доказательств, подтверждающих версию обвинения.

В ходе нашего разговора речь шла только о задачах, закрепленных уставом, трудовым договором, должностной инструкцией руководителя МУПВ, развитии предприятия и выполнении муниципальных контрактов для нужд Владивостокского городского округа». 

По версии обвинения, участвуя в муниципальных аукционах и продолжая приобретать строительные материалы в рамках договора поставки № 142/09 у группы компаний «Востокцемент», Андрей Лушников предоставил Игорю Пушкарёву средства для совершения преступления.

Однако, подобное обвинения не соответствует действительности, о чём свидетельствуют приобщённые к материалам уголовного дела документы. Исходя из них становится понятно, что следователи даже не потрудились уточнить в какой период действовал договор № 142/09.

 

«К материалам уголовного дела приобщен ответ генерального директора ООО «Востокцемент» В.А.

Иванова из которого следует, что поставка продукции в адрес МУПВ «Дороги Владивостока» по договору 142/09 от 4 марта 2009 года юридическим лицом ООО «ДВ-Цемент» прекратилась в декабре 2013 года.

Получается, что, весь 2014 год я не выполнял инкриминируемого мне “обязательства” по закупке материалов в холдинге, а значит, оказывать содействие не мог и мне было не за чем этого делать», – отметил Андрей Лушников.

Всего между МУПВ «Дороги Владивостока» и ГК «Востокцемент» было заключено более 100 договоров, но Игорю Пушкарёву и Андрею Лушниковувменяется только один – № 142/09, поставки продукции по которому были прекращены в декабре 2013 года. Таким образом, возникает резонный вопрос – за что в 2014 году экс-глава передавал бывшему директору МУПа коммерческий подкуп? 

Во время допроса экс-директор муниципального предприятия напомнил, что во Владивостоке не было других поставщиков, которые могли бы поставлять аналогичную продукцию в тех же объемах, высокого качества, со скидкой на 11% ниже среднерегиональных цен и с отсрочкой платежа от одного года. Об этом неоднократно заявляли руководители предприятий, производящих асфальтобетон, выступающие в качестве свидетелей обвинения. 

«Ни один из свидетелей не подтвердил готовность в прошлом поставлять асфальтобетон в тех же количествах, качестве, со скидкой и отсрочкой платежа свыше года и более. Свидетели Таран, Семенов, Безручко, Дементьев, Демичев подтвердили, что «Востокцемент» предоставлял для МУПВ несравнимо более выгодные условия поставок, чем иные предприятия.

  Кроме того, факт снижения отпускных цен для муниципального унитарного предприятия в 2012 году и получение выгоды для него на 20,4 миллионов рублей подтверждается даже заключением экспертизы, проведенной КГУП “Приморский РЦЦС”.

Факт снижения “среднерегиональных” цен на материалы, поставлявшиеся МУПу, начиная с 2012 года признан и следствием в постановлении об отказе в назначении дополнительной экспертизы», – перечислил Андрей Лушников. 

Также, отвечая на вопросы защитников, экс-руководитель «Дорог Владивостока» сообщил, что предприятие участвовало в аукционах на муниципальные заказы на общих основаниях, никаких особых условий не было и быть не могло. 

«Муниципальные контракты формировали целые отделы администрации Владивостока, исходя из задач по содержанию городской инфраструктуры, требований прокуратуры, городской думы, сформированных наказов избирателей и обращений граждан города, – объяснил Андрей Лушников.

-В ходе проведения аукционов, согласно ФЗ-44 «О контрактной системе закупок», невозможно было узнать участников аукционов, права их на участие и выигрыш были абсолютно равнозначными.

Виды и объемы необходимой продукции согласовывались с поставщиками продукции, на основании заключенных контрактов на производство работ, а не с Пушкарёвым Игорем Сергеевичем, как указано в обвинении».

По словам Андрея Лушникова, генеральный директор «Востокцемент» Андрей Пушкарёв всегда просил информировать заранее о запланированных МУПом объёмах асфальтобетона и инертных материалов. Ведь чтобы произвести нужное количество асфальта необходимо заранее закупить его составляющие, часть из которых (например, битум) поставляется из других регионов страны по предоплате. 

«Андрей Пушкарёв мне рассказывал, что ранее он и его коллеги подвергались критике со стороны Игоря Сергеевича за неспособность обеспечить МУП нужными объемами материалов», – рассказал бывший директор «Дорог Владивостока». 

По версии следствия, Игорь Пушкарёв предложил Андрею Лушникову занять должность руководителя МУПВ «Дороги Владивостока», чтобы в последствии он смог способствовать  в передаче абсурдной взятки от одного родного брата другому. 

«Мое назначение на должность директора МУПВ было продиктовано не указанными обвинением обстоятельствами, а моими деловыми качествами, опытом работы, наличии специального экономического образования и практики по выводу предприятий к рентабельным показателям работы.

Чтобы обвинить меня в соучастии преступления, по логике обвинения, я должен был знать, что брат Игоря Сергеевича Пушкарёва – Андрей предоставляет ему деньги и имущественные услуги.

Но в уголовном деле не имеется никаких доказательств того, что мне было известно о тех суммах и обстоятельствах, которые следствие оценило как взятки.

Мне также не было известно, какие суммы переводились на карты, как оплачивалась охрана дома и, что Игорю Пушкарёву был установлен домофон на сумму 3 400 рублей, не говоря уже о его охране и прочем.

Обвинение меня, в пособничестве в получении взятки я могу объяснить только одним обстоятельством: следствие не успевало закончить расследование в срок до одного года, а изменять мне меру пресечения с содержания под стражей оно не желало, в связи с чем меня надо было обвинить в совершении особо тяжкого преступления. Таким обвинением и стало пособничество в получении взятки», – заявил Андрей Лушников.

Однако тогда глава Владивостока Игорь Пушкарёв поставил перед новым руководителем муниципального предприятия «Дороги Владивостока» совсем другие задачи.

Приоритетной являлась работа на благо города, содержание его в чистоте,  подготовка территорий к проведению саммита АТЭС-2012, оптимизация и реструктуризации кредиторской  задолженности («Дороги Владивостока» были должны более 1 миллиарда рублей различным поставщикам и субподрядчикам).

«Игорь Сергеевич Пушкарёв в ходе нашей встречи по вопросу моего трудоустройства сказал, что МУПВ «Дороги Владивостока» должно работать на благо города и участвовать в аукционах по размещенным администрацией города контрактам в сфере строительства, ремонта и содержания дорог.

Сейчас предприятие находится в убыточном положении, но ситуация управляемая, несмотря на большие долги. Администрация города хочет, чтобы МУПВ вышло из сложившейся непростой ситуации и продолжало участвовать в аукционах по содержанию дорог. Для этого новому руководителю нужно наладить работу на предприятии.

Подумав, я ответил, что прежде всего, без повышения заработной платы, я своего согласия не дам. Игорь Сергеевич поинтересовался у меня размером заработной платы, который меня бы устроил. Я ответил, что размер заработной платы, за которую я готов начать решать поставленные задачи не должен быть менее 200 000 рублей.

 Пушкарёв Игорь Сергеевич сказал, что если меня все устраивает и я готов дать свое согласие, то вопрос с размером заработной платы будет решен и я принят на работу.

Официальная заработная плата по предприятию будет в соответствии со штатным расписанием, а доплачивать он будет из своих средств, для этого мне нужно будет отправлять расчетные листки по заработной плате Андрею Сергеевичу Пушкарёву на электронную почту, и мне будут передавать суммы доплат», – рассказал экс-директор МУПа. 

В итоге Андрей Лушников выполнил все задачи, поставленные перед ним главой города – МУПВ «Дороги Владивостока» успешно работало в сфере содержания и ремонта дорог, а также благоустройства городских территорий.

Однако это стало возможным благодаря взаимодействию с холдингом «Востокцемент», предоставлявшим стройматериалы со скидками, рассрочкой платежей, а в последствии и вовсе простившим муниципальному предприятию практически миллиардную задолженность. 

Воспользовавшись 51-й статьёй Конституции Российской Федерации, позволяющей не свидетельствовать против себя, Андрей Лушников отказался отвечать на вопросы прокуроров. Однако сделал заявление, которое было приобщено к его показаниям. Экс-директор МУПа сообщил, что оговорил Игоря Пушкарёва в ходе допросов в июне 2016 года.

«Я считаю, что оговорил тогда Игоря Сергеевича в части продления моего договора и доплат. Оговорил с целью возможного изменения мне меры пресечения. Прошу занести это в протокол. Данные ранее показания прошу считать не соответствующими действительности»,- подчеркнул Андрей Лушников.

Источник: http://primorye24.ru/news/post/105063-andrey-lushnikov-vinovnym-sebya-kategoricheski-ne-priznayu

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

Меня обвиняют в пособничестве преступлению, хотя я не понимал, что происходит

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Адвокат-online
Добавить комментарий