Могут ли остаться отпечатки спустя два года?

Отпечаток пальца: как работает универсальный ключ?

Могут ли остаться отпечатки спустя два года?
Сферы применения отпечатков пальцев и оттисков ладоней всё шире. По следу руки теперь не только находят преступников, прикосновением пальца можно открыть двери дома или автомобиля, разблокировать телефон и рассчитаться за обед.

Но что если, с годами отпечатки изменились, или у кого-то еще будут такие же рисунки на пальцах?

Английский полицейский Уильям Гершель, который во времена колонизацииработал в Индии, в одной из тюрем предложил применять отпечатки пальцев дляидентификации человека 28 июля 1858 года.

Спустя ровно 160 лет дактилоскопия всёещё остаётся одной из ведущих методик в раскрытии преступлений, и найденные наместе следы ладоней по-прежнему служат неопровержимым доказательством виныпреступника.

Строение кожи на ладонях рук и подошвах стоп человекаотличается от строения кожи других частей тела. Эпидермис в этих местах покрытзамысловатой сеткой из линий, петель и крючков, папиллярный же узор состоит измногочисленных валиков и бороздок, расположенных параллельно друг другу. Эти линии соединяются вуникальный рисунок, найти второй такой же — невозможно.

«Постоянство узоров обусловлено тем, чтообразующие их папиллярные линии появляются еще в период утробного развития иостаются неизменными на протяжении всей жизни человека. После поверхностныхтравм (царапин, ожогов) папиллярные узоры восстанавливаются в прежнем виде.

Индивидуальностьузоров основана на многообразии форм и взаимного расположения деталейпапиллярных линий.

Невозможно найти два совпадающих по рисунку узора, так какузор каждого пальца имеет множество индивидуальных особенностей», — говорит начальникпресс-службы управления МВД по Новосибирской области Сергей Щекотин.

© Sibnet.ru

Отпечатки в истории

Линии на руках интересовали людей с древности. Изображенияруки с папиллярными узорами пальцев и ладони были обнаружены на ассирийских и вавилонских глиняных табличках, керамике и черепках в видепечати, с вдавленным отпечатком пальца. Следы ладоней обнаруживали на стенахегипетских гробниц, греческой и китайской керамике, на кирпичах и плитках издревнего Вавилона и Рима.

Уже во II тысячелетии до нашей эры вавилоняне поняли, чтоузор на ладонях и пальцах уникален, и стали использовать их в качестве подписипри заключении правового договора (их оформляли на глиняных табличках), чтобызащитить от подделки. Китайцы в III тысячелетии до нашей эры изготавливали глиняныепечати — имитаторы индивидуального отпечатка пальца.

© Sibnet.ru

В Европе внимание на отпечатки пальцев в 1684 году обратил английский врач Нихимах Грю, он первым описал папиллярные линии пальцев иструктуру кожного покрова ладоней.

В 1858 году сэр Уильям Джеймс Гершель,проживавший в Индии, решил регистрировать отпечатки пальцев. Это было связано стем, что при выдаче зарплаты одни и те же лица получали деньги несколько раз,ставя вместо подписи крестик.

В 1877 году он ввёл оставление отпечатков пальцевпри составлении контрактов.

Интересно то, что предложивший использовать отпечатки для изобличенияпреступников сотрудник полиции Генрих Фолдс за свою идею был осмеян начальствоми уволен. Но в конце XIX века антрополог Фрэнсис Гальтон (двоюродный братЧарльза Дарвина) вдохновился наработками Фолдса и опубликовал ставшей классическойнаучную работу об идентификации по отпечаткам пальцев.

«Гальтон 10 лет собирал статистические данные и подсчитал,что вероятность совпадения папиллярных узоров у двух людей составляет 1 из 64миллиардов человек», — комментирует заместитель начальника кафедрыкриминалистики Сибирского юридического института МВД Алексей Репин (Красноярск).

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:Как профайлеры распознают террористов и обманщиков

С 1892 года в Англии начинается дактилоскопическаярегистрация преступников. Постепенно эта практика распространилась по всейЕвропе. Преступники пользовались скальпелем, обжигали пальцы кислотой, чтобыизменить отпечатки пальцев, однако их попытки были тщетны — обмануть природу идактилоскопию не удавалось.

В России первая дактилоскопическая экспертиза была проведенав 1912 году по делу об убийстве провизора «Харламовской» аптеки в Санкт-Петербурге.

Главные подозреваемые 19-летний Алексеев и 20-летний Шунько отрицали своё участиев убийстве.

Но эксперт-криминалист доказал суду присяжных, что след на кускеразбитого стекла из двери аптеки оставлен большим пальцем левой руки Алексеева.Парней признали виновными и отправили в тюрьму.

улика

Отпечатки пальцев на месте преступления — главная улика противобвиняемого, поэтому продвинутые злоумышленники так стараются сделать всё «чисто»— не оставить ни единого следа от своих рук. Но если подозреваемый все-таки оставил хотя бы маленькое пятнышко на орудии убийства, то шансов уйти от правосудия практическинет.

Снимают отпечатки пальцев на месте преступления так — находяжирный след от руки на твёрдой поверхности, наносят на него специальныйпорошок, чтобы окрасить отпечаток, лишние частицы стряхивают кисточкой, затемприкладывают кусочек дактилоскопического скотча и берут в работу. Отпечаток наповерхности предмета, если он изолирован, может храниться годами.

А как собирают биометрические данные с подозреваемых мы все многораз видели в кино — на ладонь наносят специальную краску, а затем целиком и каждый палец по отдельности прикладывают к бумаге. Желательно, чтобыруки были сухими и чистыми, тогда рисунок скопируется без искажений.  

© Sibnet.ru

«Вместе с бурным развитием компьютерной техники началсяактивный поиск алгоритма реализации автоматического сравнения папиллярныхузоров, который бы освободил человека от рутинной работы и дал возможностьсравнивать тысячи и тысячи оттисков и следов. В результате появились первыеАДИС — автоматизированные дактилоскопические идентификационные системы. В нашейстране это “Папилон”, “Сонда”, “Дакто”», — рассказывает представитель новосибирской полиции.

Автоматические дактилоскопические информационные системы позволяют обнаруживать сходные по строению следы, изъятые ранее с мест нераскрытых преступлений, устанавливать, кем предположительно оставлены поступившие и имеющиеся в коллекции следы, устанавливать личности неопознанных трупов.

В базе данных отпечатков хранятся сотни тысяч следов, но далеко не все из них принадлежат преступникам. По закону, пройти дактилоскопическую экспертизу обязаны военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов, частные детективы, госслужащие и еще ряд категорий граждан.

© Пресс-служба ГУ МВД по Новосибирской области

Поскольку с автоматизированными системами возможностирасширились и работа пошла значительно быстрее, то стало возможным пополнятьбазу данных отпечатков всех желающих.

Сдавать свои отпечатки никто из обычныхлюдей не обязан, но, как отмечают в полиции, каждый день возникают ситуации,когда это данные могли бы пригодиться.

Например, в случае пропажи человека,установления личности людей, страдающих амнезией и так далее.

Ключ, который нельзя забыть дома

Сегодня отпечатки пальцев также применяют в системах пропускана секретные объекты и защиты. Индивидуальный узор на пальцах служит ключом,который всегда с собой, а также доступом к мобильному телефону или компьютеру, которогонет больше ни у кого.

Области применения дактилоскопии всё шире, сейчас дажетестируют доступ по отпечатку в автомобиль. Понятно, что за технологией будущее,поэтому вопрос с безопасностью становится острее. А что если система перестанетузнавать мои отпечатки? Вдруг мои отпечатки попадут вруки посторонних и они воспользуются ими?

«Технология продолжает развиваться, уровень надёжности сканеров, которые снимают математическое представление об отпечатке, повышается. В устройство зашита флэш-функция, которая понимает тот или не тот отпечаток, а также не позволяет восстановить, в случае если данные будут украдены», — рассказал сказал директор проектов «Программы в сфере образования» Академпарка Новосибирска Руслан Пермяков.

© Sibnet.ru

И интернете много историй о том, как злоумышленникам удалось снять отпечаток пальца, перенести на силиконовый имитатор пальца и взломать систему пропуска и мобильные телефоны. Это возможно, но лишь теоретически, поскольку, чтобы создать такую имитацию, отпечаток должен быть снят с чистой, обезжиренной кожи.

Пермяков заверил, чем дороже и «умнее» сканер, тем сложнее будет его обмануть. Кроме этого, созданы считыватели, которые кроме папиллярного узора учитывают такие индивидуальные характеристики, как температура и электропроводность кожи. Судьба и характер: главное в линиях ладони

И тем не менее, ошибки в системах могу быть. Эксперт разделил их на две группы — в первом случае сканер пропускает неавторизованного по отпечатку пальца пользователя, во втором — система блокирует доступ авторизованному пользователю. По словам Пермякова, ошибки первого рода в смартфонах случаются лишь в 0,5% случаев, а ошибки второго рода бывают чаще, но лишь у 3% владельцев.

«Они могут быть связаны с физиологией, например, недавно я был на конференции в жарком климате, в условиях высокой влажности разбухли пальцы, и считыватель не воспринимал мой отпечаток. Но и это не проблема, всегда можно попытаться разблокировать телефон пальцем ещё  раз», — поясняет учёный.

Ещё одно перспективное направление — применение отпечатка вплатёжных системах. Сбербанк тестирует специальный терминал, по которомушкольник может рассчитаться за обед, приложив к сканеру ладонь. Также, системы Visa иMasterCard планируют выдавать деньги по предъявлению отпечатка пальца.

Почему хоккейную шайбу замораживают?

Скромницы и секс-бомбы: на ком женаты хоккеисты

Тортик, чипсы и кокос: что едят фигуристы?

Еда и анатомия: почему не удается сесть на шпагат

Источник: https://info.sibnet.ru/article/539594/

Как всех пересчитать по пальцам

Могут ли остаться отпечатки спустя два года?

 Как всех пересчитать по пальцам

       Сейчас каждый знает, что по отпечаткам пальцев можно раскрыть преступление. Но так было далеко не всегда. В конце прошлого века в распоряжении сыщиков были лишь словесный портрет, следы, волосы, пепел и в лучшем случае дедуктивный метод.

Дактилоскопия стала на службу полиции в 1900 году, после того как было доказано: отпечатки человеческих пальцев абсолютно точно идентифицируют личность. Это замечательное открытие сделал английский исследователь Фрэнсис Гальтон.

Архивное дело        С 6 августа по 9 ноября 1888 года в Лондоне было совершено несколько ужасных убийств, лишивших лондонцев покоя.

Неизвестный преступник действовал в районах Уайтчэпл, Спайтфид и Стэпни, выходя на охоту ночью — все убийства были совершены между 23.00 и 4.00. Жертвы были проститутками. За жестокость убийцу прозвали Джеком Потрошителем. Преступления прекратились так же неожиданно, как и начались, и остались нераскрытыми.

       Всполошились не только простые лондонцы, всерьез обеспокоились и в Скотланд-Ярде — резиденции лондонской полиции, расположенной в комплексе зданий с остроконечными фронтонами и крепостными башнями по углам, возвышавшихся на берегу Темзы. Раньше тут останавливались шотландские короли при посещении Лондона.

Отсюда и название английской криминальной полиции — Скотланд-Ярд (“шотландский двор”).        Скотланд-Ярд занялся составлением списков рецидивистов, которые, по мнению полицейских, могли совершить эти преступления. Описания внешности подозреваемых были очень поверхностны. Особые приметы упоминались редко. И были они приблизительно такими: “татуировка на левом безымянном пальце”.

Найти человека по такой примете было невозможно: в те времена такая татуировка была очень распространена. В альбомах Скотланд-Ярда насчитывалось около 115 тыс. фотографий. Сотрудники отдела надзора за преступниками по многу дней рылись в картотеке, чтобы найти нужную карточку. Не лучше обстояло дело и с идентификацией в тюрьмах.

Три раза в неделю 30 сотрудников в тюрьме Холлоуэй проводили опознание заключенных. За одно посещение тюрьмы они идентифицировали в среднем около четырех человек. На каждую идентификацию уходило 90 рабочих часов, причем впоследствии опознания нередко оказывались ошибочными. А настоящие преступники оставались на свободе. Подобная ситуация была во всей Европе.

Французская полиция задыхалась под грузом тысяч нераскрытых дел. Так же обстояли дела в Германии и Италии.        Именно в те дни, когда над Лондоном витала тень кровавого маньяка, сэр Фрэнсис Гальтон в своей лаборатории изучал тысячи отпечатков пальцев. Он находился на пороге великого открытия, благодаря которому его имя навсегда вошло в историю криминалистики.        

Частный исследователь

       Фрэнсис Гальтон родился в 1822 году в зажиточной семье. Он был младшим из семерых детей. Его отец, Сэмюэл Гальтон, был преуспевающим банкиром, мать, Фрэнсия,— дочерью известного медика, философа и поэта Эразмуса Дарвина. В детстве Фрэнсис много времени проводил в отцовской химической лаборатории — тот постоянно ставил эксперименты, сильно смахивавшие на алхимические опыты.        Будучи подростком, Фрэнсис много общался со своими знаменитыми родственниками Дарвинами — с дедом, доктором Эразмусом Дарвином, и дядей, Робертом Дарвином. Они занялись образованием юного Гальтона. Родители Фрэнсиса не сомневались в том, что их сын станет известным медиком, достойным продолжателем семейных традиций. Поэтому, окончив в 1838 году школу, Фрэнсис отправился в бирмингемский Главный госпиталь — стажироваться для дальнейшего обучения. Через год он уже учился на медицинском отделении Королевского колледжа, а в 1840 году его перевели в Тринити-колледж в Кембридже. Вот тут-то Фрэнсис начал понимать, что медицина вряд ли станет делом его жизни. Он с головой ушел в математику.        Правда, на первых порах эта наука вызывала у 18-летнего юноши панический ужас, потому что он знал ее значительно хуже, чем его сверстники. Но Фрэнсис, будучи человеком крайне самолюбивым, за три года так преуспел в этой дисциплине, что его статьи стали публиковать в британских математических журналах. Он занимался неистово, спал 3-4 часа в сутки, постоянно расширял круг своих занятий — к математике прибавились антропология, биология, история, расовая генетика. После смерти отца в 1844 году Фрэнсис полностью погрузился в изучение вопросов наследственности, причин болезней и смерти, в результате чего стал основателем евгеники, придумав не только сверхпопулярную науку, но и сам термин. Вместе со своим кузеном Чарльзом Дарвином Гальтон усердно искал научные рецепты бессмертия.        Внезапно его интерес обратился к общественной сфере.        Несколько лет спустя Фрэнсис Гальтон был уже широко известен в Европе как влиятельный и респектабельный общественный адвокат, защитник расовых меньшинств. В Австралии его глубоко уважали за то, что он выступал в защиту гражданских прав коренного населения. Гальтон был страстным оратором, неутомимым путешественником, первооткрывателем земель, народов, наук, любителем парадоксов. Он принялся развивать легендарную теорию эволюции своего кузена, доказывая, что она совершенно не противоречит теории божественного происхождения мира. Так что материалисты, сладко потиравшие руки и восклицавшие “Бога нет!”, были сильно огорчены, услышав несколько звездных докладов Фрэнсиса, убедительно доказавшего теософские корни теории своего кузена. К тому, что делал и говорил Гальтон, было приковано всеобщее внимание.        Фрэнсис Гальтон был первым человеком, предложившим научное доказательство существования Бога. Он был вознесен на пьедестал как церковью, так и учеными Великобритании. А потом этот человек придумал дактилоскопию.        

Очная ставка

       На Лондонской международной выставке 1884 года было множество ужасно привлекательных для любопытствующей публики вещей. Одной из них был павильон, в котором каждый посетитель за три пенса мог измерить и оценить свои физические возможности.        Заплатив за вход, человек попадал в длинное помещение, где у стены стоял стол с разными инструментами и аппаратами. Вошедшего встречал молодой человек. Он измерял рост посетителя, его вес, размах рук, длину тела до пояса, физическую силу, быстроту реакции, объем легких, умение различать цвета, проверял зрение и слух. Иногда при этом присутствовал важный, изрядно лысый господин лет шестидесяти. Это был сэр Фрэнсис Гальтон.        Книга его кузена Чарльза Дарвина “О происхождении видов”, в которой очень подробно рассмотрены проблемы наследственности, побудила Гальтона заняться вопросами наследования физических и умственных способностей и особенностей. Ученому нужны были статистические данные о многих поколениях разных семей. Год за годом он собирал эти данные. Для получения более обширного материала и был создан развлекательный павильон на международной выставке. Добытые сведения поступали в архив Гальтона. Ученый был очень доволен результатами исследований и, когда в 1885 году выставка закрылась, не успокоился, пока не открыл в знаменитом лондонском музее Саут-Кенсингтон постоянную лабораторию, где продолжали проводиться измерения. Именно в этой лаборатории и была впоследствии открыта дактилоскопия.        В 1888 году европейские газеты облетела сенсационная новость: шефом службы идентификации парижской полиции назначен Альфонс Бертильон. Тот самый, что служил писарем учетного отдела Сюртэ? Не может быть! Именно он. В течение нескольких лет Бертильон разрабатывал систему регистрации карточек с характеристиками преступников, благодаря которой за несколько минут можно было установить, имеются ли в картотеке сведения об интересующем полицию человеке. В начале января 1883 года картотека Бертильона насчитывала 500 карточек, в середине января 1883 года — 1000, в начале февраля — около 1600. Сотрудники парижской полиции стали применять метод Бертильона, окрестив его бертильонажем. Система регистрации функционировала. И бертильонаж, несмотря на скептическое отношение к нему полицейских начальников, постепенно стал распространяться по всей Европе. К 1887 году имя Бертильона было известно в каждом полицейском участке.        Королевское общество Royal Institution заинтересовалось методом Бертильона. Оно обратилось к Фрэнсису Гальтону с просьбой изучить этот вопрос и выступить с докладом на одной из знаменитых “пятниц” королевского научного общества. Гальтон принял приглашение и незамедлительно отправился в Париж, чтобы получить информацию от самого Бертильона. Потом он докладывал: “Я виделся с г-ном Бертильоном во время моего краткого пребывания в Париже и ознакомился с его системой. Ничто не может превзойти ту тщательность, с которой его ассистенты производят обмеривание преступников. Их приемы быстры и точны. Все хорошо организовано…”        Но Гальтон не ограничился одним сообщением об открытии Бертильона. Раз уж пришлось заняться вопросом идентификации, он решил сделать это основательно. До доклада, который Гальтон сделал 25 мая 1888 года, у него не было времени, чтобы вплотную проработать новую идею. Но во время выступления он упомянул, что, кроме системы Бертильона, существует еще один способ идентификации — с помощью отпечатков пальцев, на что никто пока не обращал внимания. Сразу же после доклада Гальтон принялся за работу. Его интересовало, действительно ли отпечатки пальцев не меняются в течение всей жизни человека.        

Вещественные доказательства

       Гальтон припомнил, что один из его друзей, полицейский Хершель, вот уже 30 лет собирает отпечатки пальцев разных людей, ничего при этом не имея в виду. Гальтон погрузился в изучение этой коллекции, начал составлять собственную. Часами с лупой в руках он разглядывал оттиски и делал записи в блокнот. По его распоряжению отпечатки пальцев брали у всех подряд, даже у посетителей лаборатории музея Саут-Кенсингтон.        Скоро Гальтон убедился, что папиллярные линии образуют четыре основных типа рисунков, от которых происходят все прочие рисунки. Очень часто встречались треугольники, образуемые папиллярными линиями и находящиеся на отпечатке либо слева, либо справа. Другие отпечатки имели по два или по несколько треугольников. А были и вообще без треугольников. Кто-то из соотечественников Гальтона, пользуясь его статистикой, подсчитал, что если взять 20 характерных пунктов из 10 пальцев, то идентичные отпечатки могут встретиться только раз в 4 660 377 веков.        Открытие произвело эффект разорвавшейся бомбы. В 1892 году Гальтон опубликовал в Лондоне книгу “Finger prints”, в которой изложил результаты своих исследований. Все европейские газеты вышли с его фотографией на первой полосе.        

Полное признание

       Для Скотланд-Ярда метод Гальтона оказался спасительной соломинкой. Система регистрации отпечатков пальцев Фрэнсиса Гальтона в считанные месяцы дала результат: были раскрыты сотни “висяков”.        Это была настоящая сенсация конца ХIХ века. Дактилоскопия за несколько лет завоевала Европу, Америку, чуть позже — Японию, Россию, страны Азии. В 1895 году дактилоскопия была взята на вооружение Скотланд-Ярдом, а в 1900 году в Англии перестали применять бертильонаж, и идентификация преступников стала строиться только на дактилоскопическом методе Гальтона, который стал официальным методом Скотланд-Ярда.        В начале ХХ века Гальтон, подуставший от дактилоскопии, оставил криминалистику и опять занялся генетикой и антропологией.        В 1909 году он заболел туберкулезом. Все время болезни Фрэнсис Гальтон публиковал свои метафизические работы о бессмертии и наследовании генов гениальности. Но ученому не хватило времени для воплощения своей теории бессмертия. 17 января 1911 года он умер.        

ЕЛЕНА АНТОНОВА

       

—————————————————-

       СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОКАЗАЛИ, ЧТО ПОЛНОСТЬЮ ИДЕНТИЧНЫЕ ОТПЕЧАТКИ ПАЛЬЦЕВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИЕ РАЗНЫМ ЛЮДЯМ, МОГЛИ БЫ ВОЗНИКАТЬ КАЖДЫЕ 4 660 377 ВЕКОВ        ЧУДОВИЩНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДЖЕКА ПОТРОШИТЕЛЯ ВЫНУДИЛИ СКОТЛАНД-ЯРД ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ГАЛЬТОНОВСКИЙ МЕТОД ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ ПО ОТПЕЧАТКАМ ПАЛЬЦЕВ

—————————————————-

       

РУЧНЫЕ ВЫЧИСЛЕНИЯ

       

Формула отпечатка

       Математический расчет вероятности совпадения отпечатков пальцев, сделанный Гальтоном, показал, что отпечаток пальца одного человека может оказаться идентичным отпечатку пальца другого в отношении 1:4. Если же брать отпечатки 10 пальцев, то получалось невероятное число вариантов — 1:64 млрд. Гальтон считал, что население Земли составляет 16 млрд, а это означало, что совпадение отпечатков пальцев двух людей невозможно. Но он исходил из того, что сравнивается каждый палец в отдельности. Если же сравнивать два пальца каждого из двух лиц, то 64 млрд надо возводить в квадрат. При трех пальцах — в куб. А если сравнивать все 10 пальцев (как это обычно и делается), то число вариантов составит 6410 млрд. Впоследствии Гальтон разработал сложнейшие формулы для идентификации отпечатка. Учитывались мельчайшие детали — угол наклона папиллярной линии, коэффициенты ее закругления, форма треугольника, который составляют линии. Криминалисты пользуются этими формулами и по сей день.

——————————————————

       

ПОД КОЛПАКОМ

       

Пальцы — в сеть

       Сегодня во многих странах, в том числе и в России, всерьез рассматривается вопрос об обязательном взятии отпечатков пальцев при получении паспорта. Для таможенников и миграционных служб, финансово-кредитных учреждений и Интерпола это был бы настоящий подарок. Ряд специалистов ЕС не исключают возможности того, что в начале ХХI века будет создан всемирный банк отпечатков пальцев. И примерно к 2020 году отпечатки пальцев любого человека можно будет найти в Интернете.        

Подписи

       Без дактилоскопии изловить Джека Потрошителя было невозможно. Все эти доблестные полицейские смогли лишь составить по описаниям портрет убийцы, на который в Лондоне был похож каждый второй        Мысль про отпечатки пальцев пришла Фрэнсису Гальтону во время доклада в Научном королевском обществе на совершенно другую тему. И совершенно случайно        Лондон. Район убийств Джека Потрошителя. По этим лондонским улицам ходил Джек Потрошитель, по ним же ходил и сэр Гальтон, после открытия которого всем убийцам и преступникам пришлось включить в свой арсенал перчатки, чтобы не оставлять отпечатков пальцев        

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/23603

Невидимый помощник: как криминалисты работают с отпечатками пальцев

Могут ли остаться отпечатки спустя два года?

m24.ru/Александр Авилов

Отпечаток пальца на месте преступления – одно из важнейших доказательств в следствии. Его очень легко оставить, просто обнаружить и сложно стереть.

Как работают с почти невидимыми помощниками криминалисты, m24.ru рассказал замначальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции Роман Песчанов.

Сбором отпечатков занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Все необходимое для обнаружения следов хранится в дактилоскопических наборах, которые полиция возит с собой в передвижной лаборатории.

Орудия эксперта – кисточка и баночка с порошком. Необходимо кропотливо водить инструментом по всем поверхностям, и тогда отпечатки окрасятся и станут заметнее.

m24.ru/Александр Авилов

Чтобы подготовить экспертов к работе “на земле” и протестировать их навыки, сотрудники ЭКЦ практикуются в комнатах, где смоделированы типичные московские интерьеры и расставлены манекены. За их работой наблюдают старшие товарищи и руководство – по всем комнатам развешены камеры, а в специальном помещении установлены мониторы.

В деле криминалиста используется широкий ассортимент порошков, все они – отечественного производства. Есть два вида: магнитные и немагнитные. Железо нельзя обрабатывать магнитным порошком, так как кисточка просто прилипнет к объекту и ничего не получится.

С другими поверхностями – пачками сигарет, зеркалами, посудой, – удобнее работать именно магнитным порошком. Сначала объект обрабатывают одной кисточкой, чтобы окрасить следы, а затем – другой, чтобы их почистить.

Теперь отпечаток можно снять с помощью дактилоскопического скотча и взять в работу.

m24.ru/Александр Авилов

Преступник не всегда оставляет четкий отпечаток, но следы сохраняются на любых поверхностях: стекле, бумаге, металле. Даже если вы, пожевав жвачку, скомкаете и выбросите ее, она станет объектом дактилоскопической экспертизы. Такие предметы собирают и тоже привозят в ЭКЦ.

В лаборатории центра установлена камера, призванная выявлять эти следы. Это печь, похожая на обычную духовку. Предмет обрабатывают спреем, сушат в вытяжном шкафу и помещают в камеру, нагретую до 100–120 градусов. Тут начинает действовать химический реагент – он вступает в контакт с потожировым веществом (следом пальца руки или ладони), и узор окрашивается в розовый цвет.

m24.ru/Александр Авилов

Если рисунок не выявить даже таким методом, то в процесс включаются эксперты биологической лаборатории, которые с помощью реагентов выделяют из потожирового вещества ДНК. Не бывает такого, чтобы совсем не осталось никаких следов.

В целом отпечатки хранятся долго, но все зависит от обстановки: если след в закрытом помещении, он может быть обнаружен и через пять лет, особенно если пространство никак не используется. Тут важны условия хранения.

Например, след на пластиковой бутылке, найденной в сугробе, можно легко испортить: если не просушить тару перед исследованием, дактилоскопический порошок при контакте с влагой превратится в пятно, с которым уже не получится работать.

m24.ru/Александр Авилов

Вернемся к отпечаткам. Обнаруженные следы изымают с места происшествия с помощью специальной пленки – дактилоскопического скотча. В таком виде их транспортируют в ЭКЦ, где отпечатки фотографируют и описывают.

Изображение переносится с пленки на фотобумагу, которая крепится к описи. В итоге получается карточка, которая хранится в течение установленного времени. Там указаны обстоятельства дела, его порядковый номер и другие данные.

Составление этого бумажного комплекта – обязательное условие работы криминалистов.

После всех указанных процедур карту сканируют и начинается собственно исследование следа на компьютере. Загрузив отпечаток, специалист с помощью программы расставляет на нем от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система “Папилон” ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

m24.ru/Александр Авилов

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек. Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Даже если личность лица, оставившего отпечатки, установлена, это вовсе не значит, что виновник найден. Человек может быть как преступником, так и уборщицей или, скажем, хозяином квартиры, где все произошло. Установить истину – задача следствия. Эксперты–криминалисты не раскрывают преступления, их задача – добыть информацию для органов дознания, следствия или уголовного розыска.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

Источник: https://www.m24.ru/articles/otpechatki-palcev/29102015/82913

Адвокат-online
Добавить комментарий