Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

Спасти из притона: как в России отбирают детей

Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

— В последнее время стало известно о нескольких громких делах, которые связаны с оставлением детей в опасности. У каких родителей можно забрать ребенка и почему?

— Семейным кодексом органы опеки и попечительства наделены правом изымать ребенка из семьи только в одном случае — если его жизни и здоровью угрожает опасность.

Эти ситуации регулирует статья 77: «При непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится». Просто так ребенка из семьи забрать нельзя.

Поэтому если органы опеки и попечительства получают информацию о том, что ребенку угрожает опасность, то они, соответственно, имеют право прийти, оформить соответствующий акт и забрать ребенка из семьи.

Это все. Дальше, что называется, дело отдается на откуп правоприменителя. Под непосредственной угрозой может пониматься, когда ребенка реально могут убить, а может — когда орган опеки не нашел нужного количества продуктов в холодильнике и говорит: «Мы считаем, что здоровью ребенка угрожает опасность — его здесь недокармливают». Или

пришел представитель опеки, увидел синяк на руке ребенка — и решает, что тоже есть опасность.

Немедленное отобрание оформляется актом органа исполнительной власти, в Москве это решается на уровне района, глава муниципального образования выносит соответствующий акт.

Чиновники обязаны уведомить прокурора и после этого поместить ребенка в соответствующее учреждение, где он будет временно находиться, и после этого обязаны сразу же выйти в суд с ходатайством о лишении родительских прав или об ограничении родительских прав.

— Если говорить о европейском законодательстве, там более четко уточнены эти нормы?

— Разные страны регулируют эти вопросы по-разному, единого стандарта нет.

Что касается, например, скандинавских стран, там механизм настолько драконовский, что ребенка могут забрать только на том основании, что он в садике или в школе заявил, что суп недосоленный или пересоленный или что родители при нем ругались матом.

Там система органов опеки нацелена на то, чтоб забирать ребенка из своих семей и передавать в приемные. Целый бизнес на этом построен. У нас, несмотря на перегибы, эти перегибы все же, как правило, носят единичный характер.

При подключении общественности, средств массовой информации, как правило, права родителей бывают восстановлены. Вспомните ситуацию с матерью-одиночкой из Санкт-Петербурга, страдающей глухотой, там все разрешилось. Другое дело, что органы власти, видимо, не смогли помочь живущей в тяжелых условиях семье, за них это пришлось сделать волонтерам.

— Если говорить о правоприменительной практике, кого чаще всего лишают родительских прав? Это алкоголики-тунеядцы?

— Чаще всего это действительно лица, которые злоупотребляют алкогольными напитками либо принимают наркотики, то есть ведут асоциальный образ жизни. Бывают случаи, когда родители- алкоголики не кормят маленьких детей и ребенок просто может умереть с голоду.

У родителей-наркоманов бывают настолько антисанитарные условия, что ребенку действительно опасно находиться дома: там притон, туда приходят подозрительные личности, там употребляют наркотики и так далее.

— А если говорить о последних случаях: с так называемой, девочкой-маугли или четырьмя детьми в Мытищах, которые не были зарегистрированы. Почему такие случаи остаются без профилактического внимания?

— У органов опеки есть обязанность следить за всеми, но, как правило, это относится к семьям, которые навскидку требуют внимания: это либо многодетные семьи, либо семьи с приемными детьми, либо патронажные семьи.

Следить за каждой семьей без сигнала в задачу органов опеки не входит, потому что тогда численность сотрудников придется доводить до численности полицейских. Наверное, это и не надо.

Действительно, как правило, органы опеки работают по сигналам детских садов и школ, больниц, соседей — по таким обращениям они обязаны проводить проверку.

У самих органов опеки тоже бывают сложности. У коллеги был случай: в Омской области у семьи, употребляющей наркотики, органы опеки долгое время не хотели забирать детей.

Проблема оказалась в том, что они жили в отдаленном районе, специализированное учреждение, куда изъятых из семьи детей необходимо было поместить до принятия судом решения о лишении родительских прав, просто отсутствовало.

В этой связи детей размещали то дома у сотрудницы ПДН, то в больнице, то опять возвращали в семью. В конечном итоге после решения суда о лишении родительских прав детей поместили в дом-интернат.

— Но, например, для школ обращение в опеку или полицию может расцениваться как вынос сора из избы…

— Воспитатели, учителя, медики обязаны сообщать. Но мы знаем, что царицей большинства госучреждений является статистика. И это бич нашей страны. К сожалению, пока мы не научились оценивать учреждения, кроме как на основании статистического учета.

А статистика, к сожалению, иногда играет очень негативную роль.

И вы абсолютно правы: зачастую бывает так, что те же учителя или воспитатели детских садов (а сады и школы сейчас объединяют в большие комплексы) для того, чтобы не допустить снижения рейтинга своих учебных заведений, пытаются скрыть какие-то сигналы, чтобы не получить негативные баллы в рейтинг и не навредить своему учреждению и себе. Здесь можно говорить о перегибах на местах, потому что законодательно у нас все нормально отрегулировано. Просто надо с такими случаями бороться, и, может быть, сделать так, чтобы подобная информация не влияла на имидж учреждения.

— В истории с жительницей Екатеринбурга, которая перенесла операцию по удалению груди, тоже была угроза для детей?

— В каждой ситуации надо разбираться индивидуально. Вероятно, что вопрос о том, чтобы изъять детей, встал перед органами в связи с психическим здоровьем приемного родителя. Что касается приемных детей, то со стороны органов опеки обязан быть серьезный дополнительный контроль.

Если говорить в целом, то если есть подтвержденные документально — соответствующими экспертизами, — данные о том, что детям может угрожать психическое нездоровье приемного родителя, тогда применяются меры.

Все, что касается детей, — всегда очень сложные и тонкие процессы. Мы, например, вели громкое дело жителя Подмосковья: его супруга родила мертвого ребенка, украла другого и мужу сказала, что она его родила, а выяснилось это через два года.

Женщину привлекли к уголовной ответственности, слава богу, не посадили, а ребенка забрали.

К сожалению, отцу, который два с лишним года воспитывал этого ребенка, не дали возможность вести дальнейшее усыновление: суд счел, что в приемной семье другой ребенку будет лучше.

Могу сказать, что каждое дело сложное, индивидуальное, тут необходимо обязательно подключать специалистов-психологов, необходимо очень плотно и тщательно работать с органами опеки, потому что любая ситуация должна решаться в первую очередь в интересах детей.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2019/06/02_a_12319585.shtml

У незрячих родителей обещали отобрать новорожденную дочь | милосердие.ru

Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

В подмосковном Красногорске ребенка, родившегося в семье незрячих людей, отказывались передать родителям и угрожали ограничением родительских прав. По мнению сотрудников роддома, слепые не могут самостоятельно воспитывать детей, рассказал главный редактор Радио ВОС Иван Онищенко.

По его словам, после того, как у тотально незрячих Ивана и Лилии Череневых, работающих в организациях Всероссийского общества слепых, родилась дочь, заведующая детским отделением роддома городской клинической больницы № 3 рекомендовала бабушке новорожденной обратиться в органы опеки с вопросом о том, «как двое инвалидов будут воспитывать ребенка и что им дальше делать».

Женщине сообщили, что при выписке матери и ребенка ей будет необходимо иметь при себе паспорт, чтобы оформить заявление о том, что ответственность за внучку она берет на себя.

«28 августа 2017 года в день выписки из роддома заведующая детским отделением Якимова дала понять Лилии, что не может передать ребенка на руки родителям, так как они с мужем являются инвалидами, а значит, не могут ухаживать за ребенком.

Заверения, что родителям будут помогать родственники, что сами родители полностью дееспособны, не дали никакого результата», — рассказал Иван Онищенко.  Главный врач роддома Наталья Климова, с которой он связался по телефону, отказалась обсуждать сложившуюся ситуацию.

Когда родственники и коллеги приехали, чтобы забрать мать и ребенка, к ним обратилась женщина, представившаяся юристом роддома, и заявила, что она сообщила о передаче ребенка в семью инвалидов в органы опеки.

Во время разговора, происходившего на повышенных тонах, она постоянно повторяла, что два инвалида воспитывать ребенка не могут, достала распечатку статьи 77 Семейного кодекса и грозила ее применением, сказав: «Родители могут быть ограничены в своих правах в случае их неадекватного поведения», сообщил руководитель Радио ВОС.

По его словам, на просьбу разъяснить, в чем именно выражена неадекватность поведения родителей, юрист ответила «Вы скандалите и спорите, и бабушка у вас неадекватная», пояснив, что, по ее мнению, неадекватность бабушки подтверждается тем, что она самостоятельно не обратилась в органы опеки в связи с рождением внучки в семье незрячих.

«Мы положим ребенка при выписке на столе и не скажем, где. Как мама будет его искать?», — заявила юрист.

В результате по указанию заведующей детским отделением выписка все же была произведена в обычном порядке.  «Несмотря на то, что ребята с ребенком дома и всё вроде бы нормально, они находятся в постоянном стрессе от заявлений юриста больницы, боясь, что к ним придут органы опеки и заберут долгожданного малыша», — рассказал Иван Онищенко.

По его словам, опасения вызывает возможность неоднозначной трактовки 77 статьи Семейного кодекса, на которую ссылались в роддоме. В соответствии с ней органы опеки имеют право немедленно отобрать ребенка у родителей «при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью», после чего они обязаны обратиться в суд с иском о лишении родительских прав.

«Из текста следует, что отобрать ребенка у таких родителей можно без особых затей, если считать, что инвалиды могут уронить, упасть и придавить ребенка, наткнуться с ребенком на препятствие и Бог знает, что еще. Получается, что если ты инвалид и твоя супруга инвалид, то родить ребенка вы можете, но у вас его могут отобрать лишь потому, что вы инвалиды», — считает руководитель Радио ВОС.

Он обратился к общественности с просьбой как можно шире распространить информацию о случившемся, чтобы совершению несправедливости в отношении семьи помешал общественный резонанс.

Как сообщила порталу Милосердие.

ru начальник управления опеки и попечительства по Красногорскому муниципальному району Светлана Токарева, комментарии в связи с инцидентом могут быть предоставлены с разрешения областного минобразования, которому подчиняется управление. Там, в свою очередь, пообещали принять решение после рассмотрения в установленные сроки письменного запроса редакции.

«Разумеется, ни сотрудники роддома, ни органы опеки не могут ограничивать право дееспособных людей быть родителями и воспитывать своих детей, — рассказала порталу Милосердие.ru юрист БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Ольга Будаева.

— Если они считают, что кому-то в силу физических особенностей будет трудно справляться с ребенком – речь должна идти не о том, чтобы его отобрать, а об обязанности государства по желанию таких родителей предоставить им бесплатного социального помощника.

Такая норма закреплена в 442 ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан».

Случаи, когда у дееспособных инвалидов пытаются отобрать ребенка, к сожалению, известны, хотя и крайне редки. Причем обычно это касается ментальных инвалидов, сохранивших дееспособность».

По словам эксперта, анализ ситуации показывает неправомерность упомянутой трактовки положений Семейного кодекса, которая может быть успешно оспорена.

К сожалению, часто у людей с инвалидностью нет достаточных средств для привлечения хорошего адвоката.

В подобной ситуации им можно рекомендовать обращение в профильные общественные организации, которые могут обеспечить помощь компетентного в таких вопросах юриста, и огласку происходящего.

«Согласно Конвенции ООН о правах инвалидов государством должны быть предприняты меры для устранения дискриминации в отношении инвалидов во всех вопросах, касающихся брака, семьи, отцовства, материнства и личных отношений наравне с другими, стремясь при этом обеспечить право всех людей с инвалидностью независимо от формы инвалидности вступать в брак и создавать семью, в том числе рожать детей и заниматься их воспитанием, — заявили порталу Милосердие.ru в юридической службе РООИ «Перспектива».

— Если верить словам некоторых участников данного инцидента,  то действия и  некорректное поведение работников учреждения здравоохранения нужно признать  незаконными  и  необоснованным, хотя они и пытались обосновать их законом».

По словам юристов, согласно  той же Конвенции ни при каких обстоятельствах ребенок не может быть разлучен с родителями без их согласия  по причине инвалидности  одного или обоих родителей.

Вопрос отобрания ребенка согласно российскому и международному законодательству находится в компетенции специализированных органов (органы опеки и попечительства), когда каждый случай решается индивидуально.

«Также стоит отметить, что в их случае (оба родителя тотально незрячие) могут возникнуть проблемы по уходу за грудным ребенком, но, как можно понять  сложившуюся ситуацию, у них есть родственники, которые активно помогают молодым родителям  в этом вопросе. Сотрудники медучреждения видели это.

То есть у них не было никаких оснований ссылаться на ст. 77 Семейного кодекса РФ и, тем не менее, они пытались настаивать на своем. В данном случае мы можем говорить о проявлении признаков дискриминации по признаку инвалидности», — заявили юристы «Перспективы». По словам представителей этой организации, там готовы оказать семье Череневых необходимую юридическую поддержку.

Источник: https://www.miloserdie.ru/news/novorozhdennogo-obeshhali-otobrat-u-slepyh-roditelej/

Заболел — лишился ребенка? Выясняем, почему органы опеки хотели изъять сына у отца-одиночки из Перми

Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

Иван воспитывает сына один, его гражданская супруга умерла

Тимофей Калмаков

Пермяку Ивану (имя изменено. — Прим. автора) чуть за сорок. Его гражданская супруга умерла, поэтому он один воспитывает трехлетнего сына Егора (имя изменен. — Прим. автора). Ивану помогает его мама. По словам мужчины, они справляются — у ребенка есть все необходимое.

Но недавно домой к семье пришли сотрудники отдела опеки и сообщили, что ребенка следует временно изолировать от отца. После того как Иван отказался, на него подали в суд, чтобы ограничить в родительских правах.

Мы побывали у Ивана в гостях и разобрались, почему у опеки возникли претензии к отцу-одиночке.

Первыми о проблеме Ивана рассказали коллеги из другого СМИ, но мы не указываем его название, чтобы не нарушить закон о персональных данных (коллеги назвали реальное имя мужчины, его сына и матери). По этой же причине мы не публикуем лица героев.

По словам мужчины, его сын ни в чем не нуждается

Тимофей Калмаков

«Буквально сбежал» из тубдиспансера

Иван живет в близком к центру микрорайоне Перми, в чистой ухоженной квартире и внешне выглядит вполне благополучно. По словам Ивана, проблемы с опекой начались из-за его диагнозов, как он считает, неверных.

Мужчина рассказывает: в конце мая он почувствовал себя плохо: повысилась температура, появились кашель, слабость и одышка. Мужчину положили в больницу с подозрением на пневмонию.

Там молодому отцу сделали рентген и, изучив снимок, предположили, что он болен туберкулезом.

«Инфильтративный процесс в верхней доле справа. Консультация фтизиатра», — сказано в выписке из больницы, которую Иван покинул, не дождавшись окончания лечения.

— Врач сказала, что у них нет лекарств, нечем меня лечить, поэтому я ушел, — объясняет Иван.

В той же выписке указано, что у мужчины 4-я, предпоследняя стадия ВИЧ, несколько видов гепатита, цирроз печени, зависимость от опиатов, алкоголя и другие заболевания. Где он их приобрел, отец-одиночка объясняет просто — «чудил по молодости».

Иван «чудил по молодости», поэтому болеет ВИЧ, гепатитом, циррозом печени, зависит от опиатов и алкоголя

Тимофей Калмаков

Впоследствии Иван лежал в противотуберкулезном диспансере, но тоже ушел оттуда.

— У меня нет туберкулеза. Меня положили туда, чтобы испытывать на мне новые лекарства, — заявляет мужчина. — Я бы там долго не протянул. Оттуда я не ушел, а буквально убежал.

Летом 2018 года Иван делал флюорографию в поликлинике рядом с домом. В талончике пометка — «справа в синусах спайки».

— Чтобы доказать, что у меня нет туберкулеза, я сдавал мокроту на анализ в частной клинике. Все чисто, — сообщает Иван, указывая на листок с результатами анализа.

В клиническом фтизиопульмонологическом центре, где лечился Иван, не согласны с его словами.

Мужчина считает, что туберкулеза у него нет — просто врачи хотят испытать на нем новые лекарства

Тимофей Калмаков

— Когда Иван лежал у нас, он проходил флюорографию, сдавал мокроту на анализ и проходил другие виды исследований. Диагноз «туберкулез» подтвержден, — рассказала 59.ru заместитель главного врача Елена Новикова. — Мужчина состоит в федеральном реестре туберкулезных больных.

Исследование мокроты, которое он показывает, не доказывает отсутствие болезни. Во-первых, чтобы точно определить, есть ли заболевание, нужно сдавать анализ трижды. Во-вторых, в Перми такие исследования проводят только в нашем центре. Частная клиника не могла сделать его.

— Опека хочет забрать моего ребенка из-за того, что я якобы могу его заразить, — комментирует мужчина. — Но я не враг своему сыну. Если бы я правда болел, я бы оставил сына матери и пошел лечиться. Но со мной все хорошо. Я очень люблю своего ребенка и никому его не отдам.

У Ивана есть результат анализа на мокроту, где сказано, что туберкулеза у него нет. Но фтизиатры говорят, что это ничего не доказывает

Тимофей Калмаков

Предлагали отправить в санаторий

В Министерстве социального развития Прикамья, которому подчиняются отделы опеки, объяснили, почему хотят разлучить отца и сына.

— Медики сообщили в прокуратуру о том, что здоровью сына Ивана угрожает опасность. Прокуратура передала сведения в органы опеки и попечительства, — объясняют в министерстве. — Специалисты опеки навестили семью, чтобы проверить сведения и предложить поместить ребенка в санаторий, чтобы провести ему профилактическое лечение.

После отказа отца территориальное управление Минсоцразвития обратилось в суд, чтобы ограничить его в родительских правах. Информация об этом появилась на сайте Мотовилихинского районного суда. Рассматривать дело будут в конце октября.

Также ведомство проверит насколько корректно вели себя сотрудники отдела опеки, которые приходили к Ивану с предложением отправить ребенка в санаторий.

Ранее мы разбирались в постановлении, по которому школы должны были собирать информацию о семьях учеников и передавать ее в комиссию по делам несовершеннолетних.

Источник: https://59.ru/text/incidents/65487871/

Ювенальная юстиция – что это такое и как она действует?

Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

Ювенальная юстиция занимается правовыми вопросами, касающимися детей и подростков, а также защитой прав ребенка, причем в самом широком смысле.

Ювенальная юстиция развита во многих странах и делится на несколько моделей.

Так особенность англо-американской модели ювенальной юстиции проявляется в гибкой системе мер уголовно-правового воздействия на несовершеннолетнего, дифференцированной в зависимости от возраста подсудимого и тяжести совершенного преступления.

Вмешательство государства в дела семьи весьма существенно и происходит часто без достаточных оснований. Широко распространены фостерные семьи — профессиональные семьи, с которыми государство заключает контракты на воспитание детей.

В США ярче, чем где- либо, прослеживается основной принцип защиты прав детей: «родители постоянно должны доказывать государству, что они достойны воспитывать детей».

Скандинавская система ювенальной юстиции наиболее либеральна по отношению к несовершеннолетним. Подавляющее большинство дел здесь рассматривают не судебные органы, а специализированные комиссии. Например, в Швеции действует закон «О социальной поддержке» 1971 года, который исключил из компетенции судебных органов почти все дела с участием несовершеннолетних, кроме особо тяжких преступлений.

В Польше введен запрет на любое физическое наказание. За каждый шлепок ребенка могут забрать на время в органы опеки. Их представители после инцидента имеют полное право посетить семью, чтобы выяснить уровень достатка, и, если сочтут его неудовлетворительным, малыша передадут сначала в детский дом, а потом в приемную семью.

Граждане Норвегии — страны, имеющей налаженную систему ювенальной юстиции, — имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и так далее.

Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем с самого детства.

Так, в Норвегии детей с малых лет учат жаловаться друг на друга в различные инстанции, если кто-то из соседей доносит в органы ювенальной юстиции на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется.

Сначала забирают у нее детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приемные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже может стать одной из причин, чтобы забрать детей из семьи.

Количество отнятых у родителей детей в странах Запада, где введена ювенальная юстиция, ошеломляет. Есть данные, согласно которым в Германии только в 2012 году у родителей было отобрано более 70 тысяч детей. Во Франции годом ранее эта цифра превысила планку в 110 тысяч девочек и мальчиков, проживающих в настоящее время при живых мамах и папах в детдомах и приемных семьях.

В Эстонии, сообщает портал stena.ee, также принят закон, запрещающий любое физическое наказание, а кроме всего прочего, ребенка нельзя подвергать и эмоциональному насилию, например, оскорблять.

Новая редакция закона говорит о том, что физическую силу можно применять только для ограничения движений ребенка, если эти ограничения нужны для его собственной безопасности.

Другими словами, схватить и силой удерживать ребенка за руку можно, например, на улице, если существует опасность дорожного происшествия, или в ином похожем случае.

Закон четко прописывает, что физически наказывать ребенка в воспитательных целях запрещено. Т.е. шлепнуть по попе или дать подзатыльник будет нарушением закона.

https://www.youtube.com/watch?v=oWHtDj3HHvI

Термин ”ненадлежащее отношение” в контексте данного закона не применяется в случае, если поведение ребенка представляет прямую опасность для него самого или несет опасность для жизни и здоровья других людей, и если эту опасность нельзя предотвратить внушением, беседой или попыткой успокоить с помощью разговора. Тогда возможно применение физической силы того, кто воспитывает ребенка, работает с ребенком или инспектором/работником по защите детства, однако эта физическая сила не должна наносить ребенку физических повреждений или эмоциональных травм и по возможности не должна нарушать права и свободу ребенка.

Но, как признаю эксперты, интерпретировать все описанные действия будет нелегко, поскольку между нарушением прав и свобод и действием в защиту жизни и здоровья ребенка с помощью физической силы очень тонкая грань. Именно с определением этой тонкой грани и придется вплотную работать людям, связанным с вопросами защиты детства. А это большая ответственность.

 ( по материалам СМИ)

Источник: http://l24.lt/ru/obshhestvo/item/171552-yuvenalnaya-yustitsiya-chto-eto-takoe-i-kak-ona-dejstvuet

«Мы просим, чтобы дочка была с нами». Из-за конфликтов родителей органы опеки признали семью неблагополучной и забрали ребенка

Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

Комиссия по делам несовершеннолетних администрации Ленинского района признала грудную Дашу нуждающейся в защите государства.

В постановлении написано, что «ситуация в семье нестабильна, оценка рисков для ребенка высокая, имеется угроза жизни и здоровью несовершеннолетней: родители злоупотребляют спиртными напитками, микроклимат в семье остается остроконфликтным».

За несколько месяцев до изъятия малышки из семьи забрали мальчиков-близнецов от первого брака Ольги и отдали родному отцу.

Ольга вместе с новым мужем оспаривают это решение:

— Мы ничем не хуже других семей. Есть все условия для воспитания ребенка. Я никогда не злоупотребляла алкоголем, муж год назад по собственному желанию закодировался. Мы просим, чтобы дочка была с нами. Мы также готовы воспитывать мальчиков от первого брака.

«Первая дочка, поэтому покупали все самое лучшее»

Квартира Ольги и ее мужа не вписывается в привычные критерии семей, дети которых находятся в социально опасном положении. Стеллаж в гостиной заставлена детскими игрушками и фотографиями малышки.

Вот на одном из снимков, семья сразу после выписки из роддома, на другом — портрет Дашеньки сразу после рождения, рядом — фото немного подросшей девочки в летнем сарафанчике.

Шкаф и комод заполнены детской одеждой.

— Она у нас любит музыкальные игрушки: этот дракон и планшет — самые любимые. Первая дочка, поэтому покупали самое лучшее — платьица, комбинезончики. Много одежды на вырост, ботиночки появились раньше, чем начала ходить, — комментирует Ольга, когда мы просим показать детские вещи.

Проверки начались после драки в семье

По ее словам, неприятности в семье начались из-за конфликта с мужем. Чуть меньше года назад пара повздорила: мужчина из-за ревности набросился на жену, женщина защищалась и поранила его ножом.

Во время предварительного следствия сначала предполагали, что Ольга покушалась на жизнь мужа, но позже ее действия переквалифицировали как необходимую самооборону. Предварительное следствие по уголовному делу прекратили.

До этого был еще один конфликт с легким телесным повреждением мужу, когда женщина была беременной.

Сразу после второго инцидента семью признали находящейся в социально опасном положении. Пришлось расстаться с 10-летними мальчиками-близнецами. Женщина вместе с малышкой уехала к матери в деревню. Но спустя несколько месяцев вернулась к мужу. В семью зачастили проверки.

— Органы опеки несколько раз в неделю приходили к нам и фиксировали данные в отдельную тетрадь. Как видите, никаких замечаний нет, — Ольга показывает нам тетрадь.

https://www.youtube.com/watch?v=8OruEW4NLZU

В постановлении комиссии по делам несовершеннолетних администрации Ленинского района города Гродно указано, что за период с июля по сентябрь родители не были замечены в нетрезвом виде, в помещениях было убрано.

Неприятности вернулись в начале сентября.

— Ко мне зашли соседка и подруга, которая недавно приехала из Италии. Накрыла стол, сидели, мирно разговаривали, ребенок играл. Неожиданно позвонили в дверь — зашли педагог, психолог из школы и участковый ИДН. Сразу увидели бутылку, которая стояла на столе, — вспоминает Ольга.

Спустя неделю ребенка изъяли из семьи и поселили в областную инфекционную больницу. В специализированном учреждении — Доме ребенка — на тот момент был карантин.

Как отметила главвчрач больницы Елена Кроткова, кормление и уход за девочкой проводят постовые медсестры.

Несмотря на то что посещение пациентов инфекционной больницы запрещено, отдел образования Ленинского района выдал матери разрешение на еженедельное посещение девочки. Есть возможность передавать продукты и вещи.

Органы опеки: родители должны закодироваться

В больнице маленькая Даша находится уже месяц, мама постоянно ее навещает. На сегодня решением администрации Ленинского района города Гродно свекровь Ольги назначается опекуном ребенка.

Девочка вот-вот должна переехать к бабушке. Конечно, тогда мама сможет видеться с дочкой чаще, но Ольга до сих пор не понимает, почему ей не разрешают воспитывать ребенка.

В администрации Ленинского района города однозначны.

— Начиная с 2014 года родители ненадлежащим образом исполняют свои обязанности по воспитанию ребенка: не заботятся о его нравственном и психологическом развитии, склонны к употреблению спиртных напитков, поддерживают связь с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни. За этот период мать совершила два противоправных действия в отношении мужа.

В июле ситуация обострилась: неоднократно поступали сигналы о семейном неблагополучии от соседей, из РОВД, от бабушки ребенка. В сентябре этого года мать замечена в состоянии алкогольного опьянения и не могла должным образом обеспечить уход за ребенком.

Отец после очередного скандала дома отсутствовал, — объясняет заместитель главы администрации по социальным вопросам Ленинского района города Гродно Наталия Гурина.

Собеседница поясняет, что ребенок в семье признан находящимся в социально опасном положении с 2014 года. Все действия в отношении семьи принимались в рамках Декрета Президента РБ № 18 от 24 ноября 2006 года.

— Любой конфликт с мужем — это стресс для детей. Злоупотребление алкоголем усиливает напряженную обстановку в семье. Ребенок не должен жить в таких условиях, а матери следует осознать свои ошибки и привести себя в норму, — добавляет Наталия Гурина.

Она подчеркивает, что родители смогут вернуть ребенка при выполнении всех пунктов плана по защите прав и законных интересов несовершеннолетней: оба должны пройти лечение от алкогольной зависимости, отцу и матери следует научиться бесконфликтному общению и начать взаимодействовать со всеми заинтересованными ведомствами.

— Все заинтересованные ведомства нацелены на сохранение несовершеннолетней в семье, — подытоживает Наталия Гурина.

P.S. Все это время Ольга пытается вернуть ребенка в семью. Она показывает нам справки из УЗ «Психиатрия — наркология», где указано, что женщина не имеет заболеваний наркологического профиля. То, что в июле поступала жалоба от соседей и милиции, женщина отрицает. Ситуацию с застольем в сентябре считает единичным случаем. Разводиться с мужем не собирается.

Которую неделю Ольга с мужем живут в непривычной тишине — в комнате мальчиков не слышно детского смеха, нет и веселого лепета малышки. На стене в детской комнате висят фигурки трех ангелов — давний подарок свекрови оказался символичным. Теперь только одинокие глиняные фигурки напоминают о любимых детях.

* Имена героев публикации изменены.

Источник: http://vgr.by/2015/10/28/my-prosim-chtoby-dochka-byla-s-nami-iz-za-konfliktov-roditelej-organy-opeki-priznali-semyu-neblagopoluchnoj-i-zabrali-rebenka/

Если ребенок берет чужие вещи

Могут ли забрать ребенка после данного инцидента?

Практически каждый ребенок хоть раз взял чужую вещь без спроса. С первыми инцидентами родители сталкиваются еще тогда, когда возраст ребенка приближается к 3-4 годам. Конечно, осознанным воровством это можно назвать достаточно условно, но во многом от тактики поведения родителей будет зависеть, перерастет ли бессознательная кража во вредную привычку.

Почему дети берут чужие вещи?

1. Воровство, как побочный эффект дефицита внимания. Ребенку часто бывает одиноко, ему не хватает общения с мамой. Он крадет, потому что после данного инцидента получает максимум внимания. Все члены семьи бросают свои занятия и начинают совместные поиски пропажи. Режиссер всего этого спектакля – ребенок, который отчаянно нуждается в общении.

2. Воровство, как подражание авторитетным родителям. Мама и папа не могут совершать неправильных поступков, уверены малыши. Их действия всегда правильные и рассудительные. Поэтому, если ребенок часто видит, как родители приносят в дом «плохо лежавшую вещь», скорее всего, он решит, что в краже чужих вещей нет ничего предосудительного.

3. Воровство, как способ удовлетворения своих потребностей. Это наиболее тяжелая форма детского воровства, свойственная маленьким избалованным эгоистам, часто единственным детям в семье. Зависть к игрушкам товарища, которых у ребенка нет, рано или поздно толкнет его на путь воровства.

4. Воровство, как развлечение. Такая форма характерна для подростков, которым во что бы то ни стало хочется продемонстрировать свою крутость ровесникам. Но иногда крадут для удовольствия и 3-4-летние малыши.

Дети до 4 лет не различают вещь на «мою» и «чужую». В буквальном смысле, как спланированное воровство этот поступок квалифицировать нельзя. Понравившаяся игрушка бессознательно оказывается в руках ребенка. И он уносит ее домой, не думая о том, что у игрушки есть законный хозяин.

Дети 5-6 лет уже отдают отчет, что вещь принадлежит другому человеку. Однако сдерживать естественный порыв обладать понравившимся предметом у них не всегда получается.

Родители, как правило, сквозь пальцы смотрят на то, что малыш присвоил дешевую игрушку и в панике возвращают дорогую. Хотя, на самом деле, сам факт, что ребенок спокойно берет чужие вещи без спроса – знак тревожный и реагировать на него нужно независимо ни от чего.

Что делать, если ребенок принес чужую вещь

Сначала разберитесь в первопричине его поступка.

Может быть, вы были невнимательны к потребностям ребенка и, видя «богатое имущество» сверстников, ваш ребенок чувствует себя обделенным? Или он украл вещь, которую давно и безрезультатно просил ему купить, но, получив отказ без веского аргумента, решил «добыть» игрушку единственным доступным ему способом. В любом случае, украденную вещь необходимо вернуть.

Проанализируйте поведение ребенка. Забрал ли игрушку втихаря или «договорился» с владельцем полюбовно? Бывает, что в этом возрасте ребенок отбирает игрушку у ровесника, чтобы доказать свое лидерство, силу и власть над более слабым сверстником.

Попробуйте объяснить дурность этого поступка через призму переживаний другого участника ситуации – ребенка, который лишился игрушки. Расскажите, как тот переживает из-за «потерянной» вещи.

Затем помогите малышу исправить поступок. Лучше это сделать наедине с обоими участниками инцидента. В качестве извинения можно позволить ребенку предложить поделиться на время своей игрушкой. И обязательно скажите малышу, как вы им гордитесь после того, как неприятная ситуация разрешится.

Не угрожайте и не кричите на ребенка. Такое поведение вряд ли отвернет малыша от привычки брать чужое без спросу. Однако он поймет, что от мамы и папы этот факт лучше скрыть, чтобы они не ругались. Не называйте его малолетним вором. Откажитесь от сравнения малыша с другими, более послушными детьми. Не нужно стремиться пристыдить ребенка за этот проступок.

Наконец, запомните главное педагогическое правило: «ругай – наедине, хвали – при всех». Не нужно устраивать публичную «порку» ребенку, который уносит чужие вещи. Поговорите с ним дома без свидетелей.

Воровство может быть симптомом неблагополучия внутри семьи. Возможно, стоит заняться укреплением семейных уз, формированием традиций, налаживанием благоприятного микроклимата.

4 правила собственника

– Не делайте из «мухи слона», если ваш ребенок покусился на что-то, не принадлежащее ему. Если он увидит вашу яркую реакцию, то возьмет это на вооружение — и продолжит привлекать ваше внимание таким негативным способом.

Вместо этого спокойно объясните, что чувствует человек, собственность которого была взята без разрешения или сломана.

Если вас переполняют эмоции – возьмите «таймаут», чтобы успокоиться и позже поговорить с ребенком дружелюбным тоном.

– Научите ребенка спрашивать разрешения, если он хочет посмотреть/поиграть/одолжить/надеть чужую вещь. Обсуждайте с детьми, с помощью каких вопросов они могут это сделать, и обязательно учите их говорить «спасибо».

– Не каждый взрослый сможет отличить просьбу от требования, что уж тут говорить о детях. Обсудите вместе с детьми разницу между этими понятиями: требование – это когда на вашу просьбу вы ожидаете единственного и верного ответа «да».

Просьба – это когда вы даете возможность собеседнику отказать вам и принимаете отказ спокойно. Важно рассказать ребенку, что даже очень вежливая просьба – совсем не гарантия положительного ответа: каждый имеет право сказать «нет».

– Дайте ребенку возможность говорить «Нет», отказывать вам. Это нормально: мы же не хотим вырастить безотказного человека, который берет на себя груду обязательств и загибается под ними.

Дети учатся, глядя на взрослых. Если вы с уважением относитесь к чужой собственности, скорее всего, ребенок просто научится этому от вас. Как вы себя повели, когда случайно сломали чужую вещь? Признались ли вы в этом владельцу? Предложили ли возместить ущерб? Сожалели или нет? Будьте внимательны! Дети копируют ваше поведение!

Составитель: педагог-психолог

 Якушова Елена Александровна

Контактный телефон: 3-96-38

Наш адрес: г. Новомосковск, ул. Бережного д.15.

Источник: https://czentr-semya.ru/poleznaya-informatsiya/pamyatki/197-esli-rebenok-beret-chuzhie-veschi

Адвокат-online
Добавить комментарий