Может ли суд РФ принимать решение суда Украины?

Что нужно знать об иске Украины против России

Может ли суд РФ принимать решение суда Украины?

9 марта заканчиваются предварительные слушания по иску Украины к России в Международном суде ООН. На них рассматривалось требование Киева принять обеспечительные меры в отношении ответчика. Рассмотрение дела по существу еще не началось.

Что такое Международный суд ООН

Международный суд (далее Суд) учрежден в 1945 году. Является главным судебным органом Организации Объединенных Наций. Рассматривает все дела, касающиеся толкования договоров, международного права, нарушения международных обязательств. Сторонами в рассматриваемых Судом делах могут быть только государства.

Юрисдикция в отношении разрешения международных споров возникает, если:

• дело было передано в суд по взаимному согласию сторон;

• одна или обе стороны ранее сделали заявление о том, что признают обязательной юрисдикцию Суда по всем или определенным категориям правовых споров (такие заявления сделали 72 государства, ни Россия, ни Украина в их число не входят);

• передача спора в Суд предусмотрена международным договором, участниками которого являются стороны (это основание использовала Украина).

В чем суть претензий Украины

16 января 2018 года Украина подала иск в Суд, обвинив Россию в нарушении двух международных конвенций — «О борьбе с финансированием терроризма» 1999 года и «О ликвидации всех форм расовой дискриминации» 1965 года. Обе предусматривают, что споры относительно их толкования и применения в случае невозможности их досудебного урегулирования передаются в Международный суд.

В документе утверждается, что в последнее десятилетие Россия пытается восстановить свое доминирование над соседними государствами.

После «оранжевой революции» 2004 года Украина подвергалась «давлению и запугиванию» со стороны Москвы.

В 2014 году она пошла на прямое «военное вмешательство, финансирование актов терроризма и нарушение прав миллионов украинских граждан, включая право на жизнь».

Претензии по конвенции «О борьбе с финансированием терроризма»:

• Россия поставляла тяжелые вооружения, денежные и людские ресурсы нелегальным вооруженным группировкам, в том числе ДНР и ЛНР.

• Не принимала мер для предотвращения финансирования незаконных вооруженных группировок, осуществляющих акты терроризма на Украине. Не обеспечила уголовное преследование и наказание виновных.

• Несет международную ответственность за террористические действия своих «марионеток», включая атаку на малайзийский Boeing MH17, обстрелы жилых районов Мариуполя и Краматорска, автобуса под Волновахой, взрывы бомб в Харькове.

Претензии по конвенции «О ликвидации всех форм расовой дискриминации»:

• Россия подвергает «систематической дискриминации» крымских татар и этнических украинцев в Крыму. В том числе препятствует изучению родного языка, проведению культурных мероприятий, «заставила замолчать» украинские и крымскотатарские СМИ.

• Провела незаконный референдум в Крыму в атмосфере «насилия и запугивания» украинской и крымскотатарской этнических групп.

Помимо признания России виновной и требования прекратить противоправные действия, Украина намерена добиваться компенсации (ее сумму должен будет определить Суд).

Какие обеспечительные меры требует Киев

Согласно ст. 41 Статута Суда, он имеет право ввести любые временные меры для обеспечения прав сторон процесса. Украина направила в Суд соответствующий запрос, попросив обязать Россию:

— обеспечить эффективный контроль на российско-украинской границе;

— препятствовать любой передаче с территории РФ денег, вооружений, транспортных средств, оборудования и живой силы;

— снять запрет на функционирование в Крыму Меджлиса крымскотатарского народа;

— принять меры по предотвращению и расследованию исчезновения крымских татар в Крыму;

— не предпринимать других шагов, которые могут усугубить ситуацию.

Какова позиция России

В состав российской делегации в Суде входят более 30 человек. В их числе представители МИД РФ, Минобороны и других федеральных ведомств. К работе привлечены российские и зарубежные юристы.

По мнению российской стороны, юрисдикция Суда не распространяется на представленное Украиной заявление против России.

По словам директора правового департамента МИД РФ Романа Колодкина, подав иск, Украина преследует несколько целей: «Первая — это втянуть инстанцию в обсуждение вопросов, которые должны решаться Россией и Украиной и находятся явно за пределами юрисдикции суда, такими как суверенитет, территориальная целостность и право на самоопределение. И вторая — использовать подиум суда для того, чтобы обвинить значительную часть населения страны, самоорганизовавшуюся вокруг ДНР и ЛНР, в терроризме, а Россию — в спонсорстве терроризма».

Что будет дальше

Слушания 6–9 марта посвящены запросу Украины о введении обеспечительных мер. По словам старшего юриста BGP Litigation Антона Помазана, на практике срок рассмотрения вопроса о применении обеспечительных мер составляет от одного до двух месяцев.

Суду еще предстоит принять решение о том, что данное дело находится в его компетенции и соблюдены все условия для подачи иска. В случае положительного ответа на этот вопрос начнется рассмотрение дела по существу.

По регламенту процесс состоит из двух частей: письменной — предоставление Суду и сторонам необходимых документов и материалов, и устной — заслушивание свидетелей, экспертов, представителей, поверенных и адвокатов.

После этого судьи на закрытом заседании выносят свое решение.

Процесс может затянуться на несколько лет. По словам Антона Помазана, «исходя из сложившейся практики средняя продолжительность рассмотрения дела в МС ООН составляет четыре года».

Министр юстиции Украины Павел Петренко предполагает, что решения придется ждать пять-семь лет.

Бывший судья Международного суда ООН Бруно Зимма считает, что рассмотрение может занять до трех лет.

Каковы последствия решения Суда

Решение Суда окончательное и обжалованию не подлежит. Просьба о пересмотре может быть заявлена лишь на основании вновь открывшихся обстоятельств, не известных ранее и важных для разрешения спора.

Согласно ст. 94 Устава ООН, каждый член организации обязуется выполнить решение по тому делу, в котором он является стороной.

Если какая-либо сторона не выполнит свои обязательства, возложенные на нее решением Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности ООН, который может «сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение».

Однако в реальности у Суда мало рычагов, чтобы обеспечить исполнение своих решений, особенно в отношении тех стран, которые обладают правом вето в Совбезе (Россия, США, Франция, Великобритания, Китай).

Примером может послужить резонансное решение по спору Никарагуа против США 1986 года, в котором Суд постановил, что США нарушили международное право, поддерживая никарагуанских боевиков — контрас и минируя воды около портов страны, и должны выплатить компенсацию. США наложили вето на резолюцию Совета Безопасности с требованием исполнить это решение (S/18428 от 28 октября 1986 года).

В споре Германии против США по делу братьев Лагранд было проигнорировано постановление Суда об обеспечительных мерах.

Немцы были приговорены к смертной казни за совершение тяжких преступлений в Аризоне, не получив право на обращение в консульство за юридической помощью.

Оба были казнены, один из них в тот же день, когда Суд по просьбе Германии вынес постановление об отсрочке казни до конца разбирательства.

Чем заканчивались предыдущие дела с участием России

СССР никогда сам не подавал иск и не давал свое согласие на участие в разбирательстве в качестве стороны дела.

Несколько попыток США инициировать разбирательство против СССР в 1950-х завершились безрезультатно, поскольку Суд признал отсутствие юрисдикции на рассмотрение дела.

Лишь в 1989 году СССР снял оговорки о непризнании юрисдикции суда по спорам о применении ряда конвенций, включая используемую Украиной конвенцию «О ликвидации всех форм расовой дискриминации».

В постсоветской истории Россия лишь раз выступала в суде в качестве ответчика. В 2008 году Грузия обвинила российские власти в дискриминации грузинского населения на территории Абхазии и Южной Осетии. В 2010 году суд счел, что стороны не исчерпали все возможности досудебного урегулирования спора, и отказался рассматривать дело по существу.

Каковы перспективы иска Украины

Аслан Абашидзе, заведующий кафедрой международного права юридического института РУДН: «Я очень надеюсь на то, что Международный суд ООН является более серьезным заведением, в отличие, например, от ЕСПЧ, и даст юридическую объективную оценку, насколько обвинения против России подпадают под действие Конвенций о финансировании терроризма и ликвидации всех форм расовой дискриминации. Самое главное, чтобы суд вынес решение, что в иске отсутствует предмет спора. Со стороны Украины идет откровенный пиар. Вместо того, чтобы объяснять народу своей страны причины тяжелой экономической ситуации, украинские власти опять разыгрываю антироссийскую карту».

Николай Топорнин, доцент кафедры европейского права МГИМО МИД России: «Я вижу несколько возможных сценариев развития событий, но наиболее реальным выглядит вариант как в ситуации с иском Грузии во время событий в Южной Осетии.

Международный суд ООН после предварительных слушаний начнет производство, направит запросы, пообсуждает, поймет, что это не его компетенция, и скажет, — выясняйте отношения на межгосударственном уровне.

Украинская тактика в отсутствии юридических доказательств понятна уже сейчас: максимально затягивать рассмотрение, периодически делать громкие заявления, привлекать внимание международного сообщества к тому, что страна активно защищает свои интересы».

Александр Мезяев, завкафедрой конституционного и международного права университета управления Татарского института содействия бизнесу (ТИСБИ): «Слушания начались не по существу иска, ограничены строго вопросом о временных мерах защиты — это особое положение в статуте Международного суда ООН, которое позволяет стране, обратившейся в него с иском, потребовать немедленное рассмотрение дела в рамках немедленного замораживания ситуации для того, чтобы она не ухудшилась. Иногда это бывает объективно необходимо, но Украина использует это положение для того, чтобы получить пропагандистскую победу. Понятно, что выиграть иск по существу юридически невозможно, позиция Украины не просто слаба, она смехотворно слаба. И еще есть надежда на то, что под грузом этой «жуткой информации», например, об имевших, якобы, культурных чистках России в Крыму, судьи дрогнут и вынесут решение о том, что Россия обязана воздерживаться от подобных действий. Формулировка будет звучать красиво и антироссийски. Полностью исключать политическое решение Международного суда ООН нельзя».

Ольга Шкуренко

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3236543

Суд в Гааге решил рассмотреть иск Украины против России. Москва была против

Может ли суд РФ принимать решение суда Украины?

Святослав Хоменко Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Украина в своем иске обвиняет Россию в поддержке “вооруженных групп, совершающих акты терроризма”. Россия отвечает, что доказательств ее причастности к перечисленным в иске событиям нет

Международный суд ООН признал свою юрисдикцию по иску, в котором Украина обвиняет Россию в нарушении конвенций о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

В иске, поданном в январе 2018 года, Украина просит у суда, в частности, обязать Россию прекратить поддерживать “вооруженные группы, совершающие акты терроризма в Украине”, компенсировать убытки, связанные с катастрофой МН17 и целым рядом “террористических актов”, в причастности к которым Киев обвиняет Москву, а также гарантировать полную защиту всех этнических групп в Крыму.

Представители России пытались доказать, что суд не имеет юрисдикции рассматривать этот иск.

“Мы победили!”, – написала в своем “Фейсбуке” замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль, которая возглавляет украинскую делегацию в Гааге.

“Это революционная победа. С невероятным преимуществом по голосам. Суду над Россией быть”, – написал торговый представитель Украины Тарас Качка, который также входил в украинскую делегацию.

Решение суда рассматривать иск Украины не означает, что суд признал Россию виновной в нарушениях, в которых обвиняет ее Киев: этот вопрос будет изучаться во время рассмотрения этого дела по сути.

Ожидается, что окончательное решение в суде в Гааге будет объявлено через несколько лет.

Две конвенции

Министерство иностранных дел Украины подало иск в Международный суд ООН в Гааге против России еще в январе 2018 года.

Киев обвинил Москву в “совершении актов терроризма и дискриминации в ходе незаконной агрессии против Украины”.

Этот иск стал первым прецедентом, когда суду ООН приходится иметь дело с обвинениями отдельного государства в поддержке терроризма.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Украинскую делегацию в Гааге возглавляет замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль

В январе 2018 года Украина передала в Международный суд ООН обвинительный протокол, в котором обвинила Россию в совершении террористических актов и нарушении прав человека в Крыму.

Украинские представители заявили, что Москва оказывает поддержку незаконным вооруженным формированиям на востоке Украины и просили суд признать ответственность России “за террористические акты, совершенные в Украине ее ставленниками”.

В украинском иске в этом контексте упоминаются катастрофа рейса МН17 в июле 2014 года, обстрелы мирных жителей в Волновахе, Мариуполе и Краматорске, а также взрывы в Харькове зимой 2016 года.

Кроме того, Украина заявила, что Москва ведет в аннексированном ею Крыму “целенаправленную кампанию культурной зачистки” относительно крымскотатарской и украинской общин.

Киев просил у суда, в частности, обязать Россию:

– немедленно отказаться от любой поддержки “вооруженных групп, совершающих акты терроризма в Украине”;

– принять меры для вывоза всего вооружения, ранее предоставленного этим группам;

– начать уголовное преследование лиц, причастных к “финансированию терроризма”: в этом контексте упоминаются Сергей Шойгу, Владимир Жириновский, Сергей Миронов и Геннадий Зюганов;

– полностью компенсировать убытки, связанные с катастрофой МН17, а также “всеми прочими террористическими актами”, в причастности к которым Киев обвиняет Москву.

В “крымской части” иска речь идет о том, что Россия должна гарантировать полную защиту всех этнических групп в “оккупированном Крыму”: возобновить работу украинских и крымскотатарских СМИ, прекратить безосновательные обыски и аресты крымских татар, расследовать исчезновения активистов и немедленно возобновить права меджлиса крымскотатарского народа, деятельность которого запрещена на территории РФ.

В марте 2018 года на устных слушаниях по этому делу Украина попросила суд незамедлительно ввести внушительный перечень временных ограничительных мер, которые, как утверждают в Киеве, позволили бы должным образом защитить гражданское население.

В апреле того же года суд отверг большую часть просьб украинской стороны, но все же обязал Россию обеспечить права крымских татар, разрешить деятельность меджлиса и обеспечить доступность образования на украинском языке.

Правообладатель иллюстрации Elena Zerkal Image caption Елена зеркаль выложила в “Фейсбук” фотографию решения суда

Россия не выполнила это предписание, а в июне этого года советник главы украинского МИД Тарас Качка заявил Украинской службе Би-би-си, что Москва фактически не предоставляет суду ответов на запросы относительно выполнения предписания.

“Они просто рассказывают, как в Крыму хорошо живется и крымским татарам и вообще”, – сказал он.

90 кг меморандума

В июне 2021 года Украина подала в Международный суд ООН свой меморандум по этому иску.

“Он весит около 90 кг, состоит из 17 500 страниц текста и содержится в 29 томах”, – описывал тогда этот меморандум министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

В сентябре прошлого года российская сторона заявила суду об отсутствии у него юрисдикции по иску Украины.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Российские представители указывали, что их визави неверно интерпретируют понятие терроризма в своем исковом заявлении, а доказательств причастности России к событиям, упоминаемым в иске, не существует.

Отдельно в поданном российскими представителями документе подчеркивается, что Украина не предприняла достаточных попыток решить спор с Россией в досудебном порядке.

Это обстоятельство заставило киевских наблюдателей вспомнить о похожем прецеденте: после российского вторжения в Абхазию и Южную Осетию Грузия подала против нее иск в этот же Международный иск ООН, обвиняя в нарушении Москвой конвенции о запрете расовой дискриминации.

Россия в ответ заявила, что Тбилиси не провел с ней консультации о возможности мирного решения спора, поэтому суд не имеет юрисдикции рассматривать этот иск. Международный суд ООН согласился с этими доводами.

Представители официального Киева, в свою очередь, заявляли, что “сложный, утомительный, неприятный” процесс досудебных консультаций с Москвой длился около двух лет, и повторения грузинского опыта ждать не стоит.

Относительно крымской части украинского иска представители России утверждают, что главной целью Украины является не обсуждение вопросов расовой дискриминации в Крыму, а оспаривание самого статуса полуострова.

Украина не признает аннексии Крыма Россией и продолжает считать полуостров частью своей территории.

Устные дебаты по вопросу юрисдикции суда состоялись в июне этого года и, судя по стенограммам дискуссий, прошли в напряженной атмосфере.

“Недавняя смена руководства Украины наглядно показывает, что украинский народ отверг политику прежней украинской власти, инициировавшей это разбирательство. Мы надеемся, что эта смена будет способствовать диалогу и разрешению разногласий между нашими двумя странами”, – заявил тогда в ходе слушаний представитель российской стороне в суде Дмитрий Лобач.

“Мы шокированы тем, что представитель РФ перед мировым судом комментирует внутренние дела моей страны. Я могу понять, что Россия может быть обескураженной мирной передачей власти и свободными выборами. Меня, в свою очередь, запутывает позиция Росии. В понедельник Россия обвинила нас в “насильственном перевороте”.

Вчера она попыталась использовать против нас наши выборы.

Позвольте мне объяснить сомневающимся: я нахожусь здесь по указанию президента Украины (Зеленского) с четким мандатом защищать интересы Украины и добиваться справедливости для ее народа”, – возразила ему представительница Украины, заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.

Что дальше?

После оглашенного в пятницу решения о рассмотрении иска Международный суд ООН приступит к рассмотрению иска Украины против России по существу. Ожидается, что этот процесс может затянуться на несколько лет.

Вердикт Международного суда ООН является окончательным и не подлежит обжалованию. Однако на деле у суда нет никаких возможностей добиться исполнения принятых им решений, особенно если учесть, что речь идет о государстве – постоянном члене Совета безопасности ООН, имеющем право вето в этом органе.

Еще в самом начале разбирательства в Киеве допускали, что Россия в случае принятия судом невыгодного для себя решения может отказаться от его выполнения. Украинские эксперты напоминали: в 2016 году Владимир Путин подписал закон, в соответствии с которым Конституционный суд РФ может признавать решения международных судов неисполнимыми, если они противоречат Конституции России.

Впрочем, в марте 2018 года пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Российская Федерация признает будущее судебное решение.

“Российская сторона является участником этого процесса. То есть если бы Россия не признавала решение суда, то, соответственно, она бы не являлась участником этого разбирательства”, – сказал он тогда.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-50351931

Долг Януковича: чего Украине ждать от суда с Россией в Лондоне

Может ли суд РФ принимать решение суда Украины?

Андрей Мосиенко / POOL / УНИАН

Верховный суд Великобритании вчера, 12 декабря, завершил рассматривать доводы Украины и России в деле о так называемом “долге Януковича”. Речь идет о еврооблигациях, выпущенных правительством Николая Азарова в декабре 2013 года, по которым Украина не стала рассчитываться, а Россия отказалась от их реструктуризации.

В Лондоне юристы, представляющие интересы Москвы, требуют от Киева вернуть 3 млрд долларов с процентами, которые, по их мнению, составляют 1,5 млрд долларов. Киев же пытается добиться бессрочной заморозки спора или рассмотрения этого дела по полной процедуре. Подробнее – в материале РБК-Украина.

История с “долгом Януковича” длится уже шесть лет. Украина получила от России 3 млрд долларов, выпустив на эту сумму еврооблигации в декабре 2013 года. Деньги были направлены на социальные расходы и погашение долгов по зарплатам бюджетников.

Это было частью сделки Владимира Путина и Виктора Януковича. Всего они договорились о кредитной линии в 15 млрд долларов и скидке на газ. В свою очередь, Киев должен был отказаться от подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Взять в долг у россиян еще 12 млрд долларов власть тогда не успела. Эти планы нарушил Евромайдан, который, в частности, привел к бегству Виктора Януковича из страны.

Фактически вопрос о выплате 3 млрд долларов остро не вставал до погашения облигаций – декабря 2016 года. Но Украина отказалась отдавать эти деньги, назвав их “политической взяткой” беглому президенту. Более того, парламент проал за мораторий на выплату “долгов Януковича”.

Параллельно украинские власти тогда договаривались о пересмотре условий по выплате госдолга с внешними кредиторами. Все заемщики пошли навстречу Украине, исключением оказалось министерство финансов РФ: Москва потребовала от Киева вернуть всю сумму с процентами.

Однако из этого ничего не вышло. Проведя реструктуризацию госдолга, Украина пообещала пулу кредиторов, что никто другой не получит лучшие условия, чем они. Это значит, что выплата долга России привела бы к нарушению договоренности с другими держателями украинских еврооблигаций.

Борьба доводов

В начале 2017 года компания The Law Debenture Trust Corporation PLC, которая управляет облигациями от имени России, решила судиться. Для этого был подан иск в Высокий суд Лондона о взыскании долга с Украины. В суде первой инстанции Киев представил четыре аргумента, которые защищали позицию по отказу выплатить 3 млрд долларов.

Во-первых, наша страна не имела права выпускать облигации, так как это противоречило законодательству того периода. Дело в том, что средства поступили раньше, нежели в госбюджете был увеличен допустимый размер государственного долга. Также министр финансов не имел полномочий для подписания данного соглашения.

Во-вторых, Киев выпустил евробонды по принуждению, так как РФ угрожала экономическими и даже военными действиями в случае подписания Януковичем Соглашения об Ассоциации с ЕС.

В-третьих, существовали условия выпуска облигаций, которые российская сторона нарушила, поскольку начала агрессивные действия по отношению к Украине. В таком случае агрессия РФ делает невозможным возвращение средств до тех пор, пока ситуация не изменится.

В-четвертых, Украина имеет право не погашать евробонды, используя этот инструмент как ответные меры на политику России в Крыму и на Донбассе. Все доводы, указанные выше, соответствуют нормам международного публичного права.

В свою очередь, компания The Law Debenture Trust Corporation PLC отстаивала в суде первой инстанции позицию чисто коммерческого спора, где нет места политической составляющей. В итоге весной 2018 года Высокий суд Лондона принял решение рассматривать дело по упрощенной процедуре и обязал Украину вернуть долг России.

Вместе с тем это решение было приостановлено, а Киеву предоставили право оспорить мнение суда первой инстанции в Апелляционном суде Англии и Уэльса. Что, к слову, не всегда разрешается. Украина воспользовалась этим шансом и подала апелляцию. И на данном этапе дело было выиграно.

Уже осенью 2021 года Апелляционный суд постановил рассматривать дело в суде первой инстанции по полной процедуре.

При этом в рамках апелляции судья отказал Украине в возможности использовать три линии защиты из четырех. Исключением оказался аргумент о том, что еврооблигации были выпущены под давлением.

Этот довод в Апелляционном суде посчитали заслуживающим внимания и рассмотрения в полноценном режиме судебного процесса.

Решение Апелляционного суда не устроило россиян. Осенью 2021 года компания подала в Верховный суд Великобритании апелляцию на решение о том, что Украина может использовать аргумент о выпуске евробондов под давлением РФ.

Киев, в свою очередь, стремится в Верховном суде Великобритании отстоять свои позиции. В частности, речь идет о возможности провести процесс в суде первой инстанции в полноформатной процедуре. Именно об этом и шли слушания сторон в Верховном суде четыре дня – с 9 по 12 декабря.

Шансы на победу

Какое именно решение – в пользу Украины или России – примет Верховный суд Великобритании, сейчас трудно прогнозировать, говорят юристы. Дело в том, что решение будет известно примерно через три-шесть месяцев.

“В Верховном суде рассматриваются в основном процедурные вопросы. То есть не рассматривается вопрос по сути. Поэтому Верховный суд – это высшая инстанция. Он рассматривает, правильно ли приняли решение предыдущие судьи. Естественно, предмет обсуждается, но через призму процедуры английского права”, – пояснил РБК-Украина собеседник, знакомый с деталями судебного процесса.

“Верховный Суд должен дальше решить, что делать с этим кейсом. В первой инстанции Украина проиграла, а в апелляции – выиграла. Поэтому сейчас Верховный суд должен решить, с какой из сторон согласиться”, – уточнил он.

По словам источника, Верховный суд может принять решение о возврате дела в первую инстанцию и рассматривать его по полной процедуре. “Это возможный вариант. Тогда дело возвращается в первую инстанцию, и кейс рассматривается публично, по полной программе, со всеми свидетелями и всеми экспертами”, – поясняет собеседник.

Во втором случае Верховный суд может согласиться не с Апелляционным судом, а с уже принятым решением в первой инстанции. “Тогда вопрос закрывается уже сразу. Украина проиграла, а Россия выиграла”, – говорит о возможном сценарии собеседник.

По его мнению, также возможны разные промежуточные варианты, поскольку кейс широкомасштабный. Кроме того, у сторон могут быть разные линии защиты.

“Поэтому ждем. Верховный суд не раньше чем через полгода примет решение. Это в мае-июне 2021 года. Тогда будет понятно, что делать дальше. Есть большие шансы, что Украина победит”, – полагает он.

Важно, что до того, как Верховный суд примет официальное решение, российская сторона не сможет ничего предпринять. Потому что Апелляционный суд заморозил любые действия всех сторон до принятия решения Верховным судом.

В Министерстве финансов рассчитывают, что предыдущее решение суда будет оставлено без изменений. А Верховный суд, соответственно, или заморозит спор бессрочно – и Украина ничего не будет платить, – либо позволит Украине отстаивать свою позицию во время публичного рассмотрения в полном объеме в суде, включая рассмотрение вопросов по агрессии России, начиная с 2013 года.

В Минфине уточнили, что на данный момент украинская сторона не дает никаких комментариев относительно возможных сценариев после вынесения решения Верховным Судом.

По процедуре Верховный суд Великобритании может принимать решение в течение трех-шести месяцев, уточняет партнер, руководитель практики разрешения споров Kinstellar Константин Ликарчук.

“Вполне вероятно, что Верховный суд согласится с решением Апелляционного суда и скажет, что иск России нужно рассматривать по полной процедуре, а не по упрощенной, как решил суд первой инстанции”, – считает Ликарчук.

По его словам, в случае победы Украины в Верховном Суде дело пойдет в суд первой инстанции. “Там будет рассмотрение по сути и по полной процедуре. Тогда решения стоит ожидать через два-три года. Либо, в случае проигрыша Украины в Верховном суде, решение против Украины о выплате долга вступит в силу”, – разъясняет юрист.

Источник: https://www.rbc.ua/rus/news/dolg-nukovicha-ukraine-zhdat-suda-rossiey-1576240294.html

Суд между Россией и Украиной о $3 млрд: что дальше?

Может ли суд РФ принимать решение суда Украины?

Алексей Калмыков Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Украина и Россия уповают на английское правосудие

В двухлетней тяжбе России и Украины о “долге Януковича” близится переломный момент: в Лондоне завершились недельные слушания апелляции, и вскоре судьи вынесут решение. Каким оно будет и на что уповают Москва и Киев – разбиралась Русская служба Би-би-си.

Москва требует вернуть 3 млрд долларов, выданных в дни Евромайдана 2013 года украинскому экс-президенту Виктору Януковичу, вскоре после этого бежавшему в Россию. Киев платить не хочет, поскольку считает тот выпуск еврооблигаций не кредитом, а инструментом агрессии против Украины.

В марте судья английского Высокого суда в Лондоне Уильям Блэр решил, что не может рассматривать дело в деталях, поскольку аргументы украинской стороны лежат вне английского правового поля.

Основной аргумент Киева – Россия угрозами навязала спорный долг, потом агрессией подорвала способность Украины вернуть его, а теперь использует английский суд для фактической легитимизации своих действий.

Судья Блэр постановил, что углубляться в эти аргументы не будет, поскольку не может рассудить две иностранные державы: отношения между ними регулируются международными соглашениями и нормами. И решил рассмотреть дело в ускоренном порядке.

Объяснение своего решения он изложил более чем на 100 страницах, чем предоставил украинской стороне невероятный простор для оспаривания вердикта в апелляционной инстанции.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption После отказа от ассоциации с ЕС Янукович получил в Москве кредит, а в Киеве – Евромайдан

Каким именно будет решение судьи Блэра, если апелляция будет отклонена, пока не объявлено. Однако если ему не запретят рассматривать по ускоренной процедуре только контракт, по которому одна сторона не заплатила другой, и разрешат не изучать никаких аргументов в защиту решения не платить – тогда вердикт фактически предрешен.

Апелляцию рассматривают тяжеловесы английской юриспруденции – три судьи под председательством Элизабет Глостер, рассудившей Бориса Березовского и Романа Абрамовича в 2012 году.

В течение прошлой недели они выслушивали аргументы сторон, а решение вынесут в течение полугода.

Каким может быть решение

Отклонить апелляцию – в этом случае судья Блэр вынесет решение в ускоренном порядке.

Вернуть дело в Высокий суд для рассмотрения по полной, а не ускоренной процедуре. То есть дать Украине представить аргументы в свою защиту и заставить представителей России обосновать ее действия.

Отложить рассмотрение дела на неопределенный срок – до появления международной правовой основы для проведения судебных слушаний в английском суде, например, решения Международного суда ООН в Гааге или резолюции Совбеза ООН.

Судья Блэр имел возможность не выносить решение, а отложить тяжбу на неопределенный срок, однако не стал делать этого. Он объяснил это тем, что если Украина имеет право защищаться в английском суде, значит, нужно провести полное судебное расследование. Если же нет – отсрочка никак это не изменит, и потому она должна вернуть долг России.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Киев может выставить Москве встречный счет за аннексию Крыма

Что будет с деньгами?

Судьи интересовались, готова ли Украина к тому, что в случае возврата дела в Высокий суд для рассмотрения в полном объеме, к требованию России вернуть долг будет добавлена реституция. Другими словами, если судья признает сделку недействительной, требование России вернуть деньги будет рассматриваться отдельно – и Украина может выдвигать контраргументы.

Украина согласилась обсуждать реституцию в суде и дала понять, что надеется отбиться от этого иска и не возвращать миллиарды.

На вопрос, как именно она это собирается сделать, ее представители в суде прямо не ответили, но вскользь упомянули возможные встречные претензии.

Украина давно говорила, что хочет компенсации за потерю Крыма и торговые ограничения со стороны России, но будут ли эти претензии частью ее защиты, пока не ясно.

При этом, на вопрос судей, готова ли Украина перевести всю сумму спорного долга на счет суда до разрешения тяжбы, Киев ответил отказом, сославшись на то, что у него сильные аргументы в свою защиту и не факт, что придется платить. К тому же, суд не должен применять к должникам меры обеспечения, которые оставят их в крайней нужде – а сумма долга сопоставима с месячным доходом украинской государственной казны.

Если решение будет вынесено в пользу России, а Украина не заплатит, Кремль может начать охоту за зарубежными украинскими активами или усадить Киев за стол переговоров о реструктуризации этого долга.

Тем временем представители украинской стороны на суде дали понять, что в случае поражения намерены идти дальше и попытаться убедить Верховный суд взяться за это дело. В этом случае Украина будет апеллировать к шестой статье британского Акта о правах человека 1998 года, гарантирующей право на справедливый суд.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Киев полон решимости дойти до Верховного суда

Аргументы Украины

Украинская сторона оспорила несколько пунктов в вердикте судьи Блэра, сосредоточив удар на главном препятствии: аргументе о невозможности определить законность действий иностранного государства в английском суде.

  • Ускоренный порядок рассмотрения дела – несправедливо. Если нет возможности рассмотреть дело во всех деталях, нельзя принимать решение по укороченной процедуре в пользу России. Честным было бы: 1) провести полные слушания, дать Украине право представить аргументы в свою защиту или 2) отложить решение в надежде, что спор будет урегулирован в международном правовом поле. Например, Международным судом ООН в Гааге. Правда рассмотрение спора там невозможно без доброй воли России, и украинская сторона на апелляции признала, что шансы на такое развитие “исчезающе малы”, поэтому английский суд – единственная надежда рассмотреть долговую проблему по существу, честно и справедливо.
  • Россия и Украина сами выбрали английский суд. Они добровольно оформили долг по английскому праву и договорились, что их спор должен рассматривать английский суд. Поэтому суд может и должен изучить обычные в таких случаях претензии к контракту, такие как принуждение к совершению сделки.
  • Условия займа были кабальными. Такой короткий срок обращения – всего 2 года – необычен для еврооблигаций Украины и имел целью удерживать ее на коротком поводке. Поэтому решение судьи признать это выпуск стандартным – неверное.
  • Это далеко не обычный спор должника и кредитора, как постановил судья Блэр. Он признал, что дело многослойное, и назвал многие аргументы Украины сильными. О том, что это не рутинный долговой спор, говорит хотя бы тот факт, что решение судьи Блэра изложено более чем на 100 страницах.
  • Суд не учел позицию Великобритании и ЕС. Делая вывод о невозможности определить правомерность действий России на Украине в английском правовом поле, судья не принял во внимание тот факт, что правительство Великобритании критиковало политику Кремля в отношении Украины, а Евросоюз ввел против России санкции, под которым подписались британские власти.
  • Использование английского суда в геополитических целях. Обращение России в английский суд – продолжение “незаконной и неправомерной экономической, политической и военной агрессии России против Украины”.
  • Выпуск евробондов был незаконным. Украинская сторона считает, что при выпуске евробондов были нарушены внутренние украинские законы и процедуры, и оспаривает решение судьи не обращать на это внимание. Судья счел, что по международному праву Украина как страна обладает неограниченной способностью брать в долг, а процедуры – ее внутреннее дело. В ответ представители украинской стороны опустились в такие глубины юридической схоластики, на которых разум непосвященного человека не выдерживает многотомного давления экспертных заключений и судебных прецедентов. Там они добыли и в течение целого дня излагали на апелляции аргументы в пользу того, чтобы суд в этом деле рассматривал Украину и Россию не как страны, а как корпорации, и вернулся к вопросу о законности выпуска облигаций минфином Украины в 2013 году.
  • Судебный иммунитет иностранных государств не распространяется на факты принуждения к сделке. Судья постановил, что определение законности действий России лежит вне компетенции английского суда, однако украинская сторона уверена, что эта доктрина неприменима в данном случае, поскольку иск попадает аж под три исключения из нее: 1) политическая оговорка: действия России противоречат государственной политике Великобритании 2) коммерческая оговорка: бизнес-сделки между странами не попадают под доктрину акта государственной власти, закрепляющую судебный иммунитет иностранных держав 3) оговорка Киркпатрика: ее применяли в суде по делу ЮКОСа, и в данном случае она предполагает, что что суду не нужно решать, нарушала ли Россия своими действиями нормы международного права, а достаточно принять во внимание только сами действия и оценить их правомерность с точки зрения английского права.
  • Может и “законно”, но “неправомерно”. Украина настаивает на том, что давление было “неправомерным”. В английском праве этот термин отделяет недопустимое поведение от допустимого – морально и социально приемлемого. Даже технически законное давление одного участника сделки на другого суд может признать неправомерным. Это избавляет его от необходимости интерпретировать международные соглашения.
  • Право на ответные меры. Даже если сделка действительна, Украина может не платить, поскольку международное право дает ей возможность ответить на агрессию. При этом, если в момент выпуска 2013 года речь шла только о давлении, принуждении и угрозах, то на момент отказа платить Украина имела все основания обвинять Россию уже в агрессии.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Украина надеется, что суд учтёт критику украинской политики Кремля

Контраргументы России

Российская сторона выиграла первое дело, и потому ей не нужно было представлять дополнительные аргументы в апелляции.

Она подтвердила свой основной тезис: Украина злоупотребляет английским правосудием, поскольку все ее аргументы лежат в области международного права – за пределами компетенции английских судов. Поэтому любая апелляция лишь заводит тяжбу дальше в лес, и судья был прав, решив пресечь это на корню.

В ответ на жалобы украинской стороны, высказанные в апелляции, представляющая Россию компания The Law Debenture Trust Corporation P.L.C. выдвинула еще несколько контраргументов:

  • Украина признавала долг вплоть до 2017 года. Если при выпуске еврооблигаций были нарушены законы Украины, то только Украина могла и должна была знать об этом. Но это не имеет значения, поскольку до даты погашения Киев исправно оплачивал проценты по этим облигациям и не оспаривал законность их выпуска, пока Россия не отказалась участвовать в реструктуризации, предложенной всем держателям украинских евробондов на 18 млрд долларов.
  • Отсыл к “неправомерности” – лишь смена вывески. После решения судьи о невозможности определять законность действий России в международном правовом поле Украина потребовала установить правомерность тех же действий по английскому праву.
  • Нет оснований переводить сделку из межгосударственной в коммерческую плоскость. Оговорки к доктрине акта государственной власти, приведенные Украиной, не имеют силы в данном случае, поскольку 1) государственная политика Великобритании может измениться; 2) коммерческая оговорка распространяется только на чистый бизнес, а не на действия суверенного характера, а поскольку Украина в этом деле постоянно обвиняет Россию в военной агрессии – значит, она считает ее не бизнес-партнером, а государством; 3) оговорка Киркпатрика неприменима по той же причине.

При любом решении апелляционной инстанции тяжба, скорее всего, на этом не закончится.

На Украину и Россию в Лондоне работают команды юристов, среди которых – самые громкие имена английской адвокатуры. Только после первого решения Киев выплатил Москве 1,5 млн долларов возмещения судебных издержек.

Финальный счет обещает быть существенным, особенно с учетом того, что стороны судятся не только в Лондоне, но и в Гааге и Стокгольме.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-42890934

Адвокат-online
Добавить комментарий