На каких основаниях возможно обжалование договора займа?

Оспаривание договора микрозайма. Насколько реально его расторгнуть?

На каких основаниях возможно обжалование договора займа?

Сергей Слесарев частнопрактикующий юрист, эксперт федерального центра «Общественная дума»

e-mail: slesarev-sergey84@mail.ru

В последнее время тема микрозаймов часто мелькает на телеэкранах. Говорят о коллекторах, о «грабительских» процентах, и особенно о закредитованности населения. Действительно, в картотеках судебных дел — сотни споров между заемщиками и микрофинансовыми организациями (МФО).

Среди них довольно часто встречаются иски о расторжении договора микрозайма или признании его недействительным, взыскании с компании-займодавца морального вреда за введение заемщика в заблуждение относительно условий займа.

Причем обращаются с иском не только «просрочившие» должники, но и люди, исполнившие свои обязательства по договору.

Насколько такие дела успешны для заемщика? Есть ли реальный шанс признать договор займа недействительным и взыскать с МФО компенсацию морального вреда? Предлагаю поговорить об этом с учетом сложившейся судебной практики.

Видели очи что брали…

Для начала обратимся к судебным спорам, в которых суд отклонил требования о расторжении договора займа или признании его условий недействительными.

Так, Б. обратилась в суд с иском о признании договора микрозайма недействительным как кабальной сделки. В обоснование своих требований указала, что утратила дополнительный заработок и вынуждена была обратиться к ответчику за микрозаймом, т.к. зарплата у нее маленькая, а она выплачивает несколько кредитов.

Считает условия договора кабальными, поскольку размер процентов завышен и не соответствует темпам инфляции и обычному для таких сделок банковскому доходу, а также значительно превышает ставку рефинансирования за период действия договора займа. К тому же Б.

вынуждена была заключить договор в силу сложившихся жизненных обстоятельств.

Между тем суд посмотрел на ситуацию под другим углом: Б. добровольно обратилась к ответчику за получением микрозайма, доказательств того, что МФО знало о ее тяжелом жизненном положении и воспользовалось этим, Б. не привела, она подписала договор, получила денежные средства и распорядилась ими по своему усмотрению.

Доводы о несоответствии размера процентов обычному для таких сделок банковскому доходу голословны, т.к. в материалы дела не предоставлено анализа процентов по аналогичным сделкам, к тому же закон не привязывает проценты по микрозаймам к ставке рефинансирования или процентам по иным аналогичным сделкам. МФО информировало Б.

о размере процентов и условиях сделки, тот факт, что проценты определены в фиксированной сумме, не свидетельствует о злоупотреблении свободой договора со стороны займодавца. Наличие у истца нескольких кредитов не имеет правового значения (апелляционное определение Ростовского областного суда от 02.02.

2016 по делу № 33-1280/2016).

В другом деле заемщик Е. обратилась в суд уже после выплаты микрозайма, также полагала размер процентов завышенным (1416 % годовых), отмечала невозможность заемщику повлиять на условия договора, т.к. подписала типовой договор, а МФО не сообщило ей обо всех условиях займа.

Суд, отклоняя доводы Е., повторил аргументы суда из рассмотренного выше примера. Е. на момент заключения договора располагала полной и достоверной информацией об условиях договора, в т.ч. о размере процентов; подписала договор добровольно и доказательств обратного не привела.

К тому же на момент рассмотрения дела Е. вернула заем, следовательно, обязательства по договору между сторонами прекратились его исполнением, и основания для расторжения договора и взыскания компенсации морального вреда отсутствуют (апелляционное определение Орловского областного суда от 29.03.

2016 по делу № 33-1020/2016).

Г. из Липецка тоже считала размер процентов и неустойки завышенными, а также незаконным условие договора о возможности передачи долга третьим лицам без ее согласия.

Суд отказал в удовлетворении требований, поскольку при заключении договора МФО информировало Г. о всех условиях договора, размере процентов и неустойки, доказательств понуждения Г. к заключению договора микрозайма не приведено, напротив, Г. действовала осознанно и добровольно, в своих интересах, о чем свидетельствуют ее личные подписи в договоре. Довод о том, что Г.

подписывала типовой договор и не имела возможности влиять на условия договора, чем ответчик нарушил баланс интересов сторон и ее права как потребителя, объективно никакими доказательствами не подтвержден. Ссылки Г. на юридическую неграмотность и отсутствие специальных познаний в области финансов и кредита сами по себе не говорят о нарушении ее прав и введение Г.

в заблуждение МФО.

Что касается размера процентов, то их величина не свидетельствует о неблагоприятности условий сделки для Г.

, она не привела доказательств отсутствия у нее возможности получения кредитных средств на других, более выгодных условиях у ответчика или у другого займодавца. Что касается условия договора о возможности передачи долга третьим лицам без согласия Г.

, то это допускается положениями ст. 382 ГК РФ (апелляционное определение Липецкого областного суда от 27.01.2016 по делу № 33-216/2016).

В еще одном споре П. и К. обратились в суд с иском о расторжении договора микрозайма с применением двойной реституции. В обоснование своих требований пояснили, что П. получил от ответчика микрозайм под 2% в день (730% годовых), срок действия договора составляет один год.

В декабре 2014 г. на телефон К. поступил звонок от сотрудников МФО, которые сообщили о планируемом выезде по месту жительства П.; после звонка некие люди пытались проникнуть к П. в квартиру, выкручивая ручки двери, тем самым причинили моральный вред П. и К.

В связи с этим истцы через несколько дней после данного события обратились к МФО с заявлением о расторжении договора займа, поскольку считают, что в действиях ответчика прослеживается нарушение условий договора и требований закона, что в силу ст.

450 ГК РФ дает им право требовать расторжения договора.

Между тем, как указала апелляционная коллегия, в ходе рассмотрения дела факт попытки проникнуть в квартиру П. не подтвержден, сотрудники МФО сразу пояснили П. и К. при их обращении с претензией, что не выезжают по домам заемщиков, никаких угроз в их адрес не осуществляли, просили погасить задолженность по договору.

Таким образом, доказательств причинения нравственных или физических страданий не предоставлено, истцы не указали, какие именно личные неимущественные права нарушены действиями ответчика.

Со стороны ответчика нарушений условий договора, как и нарушений требований закона, не выявлено, оснований для расторжения договора нет (апелляционное определение Московского городского суда от 06.11.2015 по делу № 33-40897/2015).

Как видим, суды в таких спорах исходят из того, что заемщики сами обращаются к МФО за микрозаймом, имеют возможность отказаться от заключения договора и обратиться к другому займодавцу, добровольно принимают такие «кабальные» обязательства по договору. То есть поставил подпись — пеняй на себя. И таких примеров много.

Дополнительно к приведенным выше аргументам, суды обращают внимание на сроки обращения с подобными исками к МФО.

Так, Воронежский областной суд, рассматривая спор по иску о признании недействительным договора залога жилого дома и земельного участка в обеспечение исполнения договора микрозайма, отметил и то, что заемщик обратился в суд только после предъявления к нему иска о взыскании задолженности по микрозайму, т.

е. до этого момента, по сути, его устраивали все условия получения микрозайма (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22.12.2015 по делу № 33-6968/2015).

В завершение примеров «против» заемщиков отмечу, что заявляют подобные выше рассмотренным требования и юридические лица-заемщики.

Так, в рамках дела о взыскании задолженности по микрозайму с ООО последнее обратилось со встречным иском о признании недействительным договора на том основании, что он подписан директором общества с превышением полномочий, установленных уставом.

И действительно, как установили суды, сделка по получению спорного микрозайма требовала одобрения общего собрания ООО, директор действовал с превышением полномочий, но стороны договор исполнили, ООО заем получило, использовало его, частично возвратило с уплатой процентов, следовательно, своими действиями общество одобрило заключение сделки. Тот факт, что после смены директора ООО, когда его участники якобы узнали о сделке, общество прекратило выплаты по займу, не имеет правового значения, оснований для признания договора недействительным нет (постановление арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.11.2014 № Ф01-4429/2014 по делу № А39-5521/2013).

Ветер фортуны переменчив…

Однако встречаются и дела иного рода, когда суд внимал доводам заемщика. При этом в таких спорах значение имеют любые детали от условий договора до обстоятельств его заключения. Порой иски о признании договора микрозайма недействительным хотя и не достигают своей конечной цели, но помогают освободиться от значительной части задолженности по договору займа.

Так, К.

в рамках дела о взыскании с нее задолженности по договору микрозайма обратилась со встречным иском о признании сделки недействительной в силу ее кабальности в части установления процентов за пользование микрозаймом и штрафных санкций за просрочку платежа: при сумме основного долга в 40 тыс. рублей проценты составляют 55328 руб.; процентная ставка по кредиту — 238,32% годовых, а штрафные санкции за просрочку составили 3650% годовых.

Суд первой инстанции взыскал с К. задолженность по займу и отказал в удовлетворении встречного иска К., поскольку не приведено доказательств кабальности сделки. Она добровольно подписала договор, получила денежные средства и воспользовалась ими по своему усмотрению. Апелляционная коллегия в этой части согласилась с решением районного суда, но при этом обратила внимание на другой момент.

К. обратилась к ответчику с офертой на заключение с ней договора микрозайма на срок в один год, ответчик акцептовал оферту и выдал микрозайм.

Однако при этом из оферты не следует, под какой конкретно процент предоставлен микрозайм, а при толковании Графика платежей не понятен четко размер ежемесячного погашения суммы основного долга и процентов по займу; из Правил предоставления микрозаймов тоже невозможно точно определить размер процентов, поскольку в них приведены различные варианты расчетов, в зависимости от вида предоставленного заемщику кредита.

При таких условиях К. не была предоставлена достоверная информация в части начисляемых процентов по микрозайму, а, значит, размер процентов по указанному договору должен быть исчислен исходя из правил ст. 809 ГК РФ, т.е.

по ставке рефинансирования, действующей в месте жительства займодавца на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части, по ставке 8,25%. Размер процентов при такой ставке не должен превышать 3 336,67 руб.

Окончательная сумма к выплате с учетом основного долга составляет 43 336, 67 рублей. К. выплатила МФО 60 414, 23 руб., значит, правовых оснований для удовлетворения иска МФО о взыскании задолженности с К. у суда первой инстанции не имелось в связи с отсутствием задолженности у К.

перед МФО (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 28.07.2014 по делу № 33-7313/2014, А-56).

На основании таких выводов апелляционная коллегия решение суда первой инстанции отменила, во взыскании с К. задолженности в размере 41 тыс. рублей отказала. Отмечу, что таким решением перед К. открылась возможность обратиться к МФО с другим иском о взыскании переплаты по микрозайму как неосновательного обогащения.

В другом аналогичном деле о взыскании задолженности С. обратился со встречным иском о признании недействительным в силу ничтожности пункта Правил предоставления микрозайма о расторжении договора.

Источник: https://www.top-personal.ru/komsporissue.html?26

Есть расписка. Но был ли заём?

На каких основаниях возможно обжалование договора займа?

адвокат Олег Леонидович Любич Существует расхожее мнение, согласно которому при наличии долговой расписки долг взыскивается «автоматически». Отчасти его можно признать справедливым, но только отчасти. Не во всех случаях это «правило» будет действовать.

На практике договоры займа нередко оспариваются ответчиками по безденежности, когда из договора или расписки не усматривается, что деньги были реально переданы заёмщику заимодавцем.

Важно понимать, что расписка как таковая не является сама по себе договором займа. В силу п. 2 ст.

762 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ГК) она является одним из возможных документальных подтверждений заключения договора займа, а также его условий, то есть она – документ, удостоверяющий передачу заёмщику заимодавцем определённой денежной суммы или, в случае вещевого займа, определённого количества вещей, определяемых родовыми признаками.

При этом факт наличия документа (расписки, письма), содержащего указание на то, подписавшее его лицо обязуется (обещает) передать (возвратить, уплатить) какую-либо сумму денег или передать какое-то количество имущества, определённого родовыми признаками, не лишает заёмщика права оспаривать договор займа.

Оспаривая договор, заёмщик может ссылаться на то, что упомянутые в подписанном им документе деньги (имущество) не были в действительности им получены или они были получены, но в меньшем количестве. Следует, однако, иметь в виду, что п. 2 ст.

765 ГК устанавливает правило: если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заёмщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Согласно части третьей ст. 241 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (ГПК) ни одно из доказательств (в том числе и долговая расписка) не имеет для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Характерным примером успешного оспаривания договора займа по безденежности является гражданское дело, описание которого следует ниже. К С., работавшему экспедитором в коммерческой организации – УП «Y», был предъявлен иск о взыскании долларов США, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих требований истец А. сослался на полученную им от С. расписку следующего содержания. «Я, , обязуюсь вернуть долларов США в течение 5 дней после исполнения обязательства по договору № от , .» В судебном заседании истец А. подержал исковые требования полностью, ответчик С. иск не признал.

Позиция истца

Истец утверждал, что между ним и ответчиком был заключён договор, согласно которому последний обязан вернуть истцу долларов США в течения пяти дней после исполнения обязательства по договору № от . Договор № от заключён между УП «Y» (поставщик) заключило и ООО «Х» (покупатель). Предметом договора является поставка товара, производимого УП «Y». Товар был поставлен поставщиком покупателю, однако покупатель оплатил товар лишь частично. Окончательный расчёт произошёл через один год и семь месяцев после установленного договором срока оплаты. Истец считает договор поставки исполненным с этого момента, и именно с этого момента должен исчисляться срок возврата займа. От возврата ответчику суммы займа истец уклонился. Истец считает, что на указанную им сумму займа в соответствии со ст. 366 ГК подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами, размер которых определяется ставкой рефинансирования, установленной национальным банком Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства.

Позиция ответчика

Свои возражения против иска ответчик обосновал следующим образом. Договор займа является реальным. В силу п. 2 ст. 403 ГК, если в соответствии с законодательством для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества. Согласно п. ст. 760 ГК, договор займа считается заключенным с момента передачи денег. Расписка, представленная истцом в качестве доказательства заключения договора займа, в действительности является безденежной. Она не содержит соответствующего требованиям п. 1 ст. 760 ГК указания на передачу заимодавцем заёмщику в собственность денег. Вышеупомянутая расписка не является ни договором займа, ни доказательством его заключения. Договор займа истец и ответчик не заключали, не намеревались ни заключать его, ни, тем более, исполнять. Выдача ответчиком расписки, на которую истец ссылается в обоснование своих требований, была обусловлена не договором займа, в действительности не заключённым, а иными обстоятельствами. УП «Y» (поставщик) заключило с ООО «Х» (покупатель) договор поставки товара, который в соответствии с условиями договора был передан покупателю в месте нахождения последнего. Ответчик, работающий экспедитором УП «Y», доставил товар в место, указанное в договоре, и передал его должностному лицу – директору ООО «Х» (истцу). После разгрузки доставленного товара в месте, указанном покупателем, директор ООО «Х», несмотря на фактическую передачу доставленного товара, отказался подписывать товарно-транспортную накладную, тем самым умышленно создавая необоснованные препятствия законной хозяйственной деятельности УП «Y», а именно – получению платежа за товар, причитавшегося ему по договору поставки. Угрожая наступлением неблагоприятных для УП «Y» последствий – неподписанием товарно-транспортной накладной, подтверждающей передачу покупателю товара во исполнение договора поставки, истец потребовал передачи ему не предусмотренного договором вознаграждения в сумме долларов США за то, что ООО «Х» заключило договор поставки с УП «Y». Не имея намерения безосновательно передавать истцу не предусмотренное договором вознаграждение, уплаты которого он требовал, ответчик, находясь перед реальной угрозой отказа истца от подписания товарно-транспортной накладной, надлежащим образом оформленной грузоотправителем в связи с надлежаще исполненной поставкой товара, был вынужден выдать истцу безденежную расписку на сумму 2 800 долларов США без фактической передачи истцом ответчику указанной выше суммы в иностранной валюте ни в качестве займа, ни в каком-либо ином качестве. Написанная по требованию и под диктовку истца расписка была дана вынужденно, исключительно с целью избежания неблагоприятных последствий, а именно – с целью получения подписи истца на товарно-транспортной накладной и проставления на товарно-транспортной накладной оттиска печати ООО «Х» в подтверждение передачи товара поставщиком покупателю. Какую-либо общую цель ответчик и истец при этом не преследовали. Воля сторон не была согласована и не была направлена на возникновение и исполнение обязательства. И ответчик, и истец осознавали, что в действительности обязательство займа не возникло. Между ответчиком и истцом никогда не было никаких личных и имущественных отношений. Ответчик и истец не были знакомы и не встречались до того, как ответчиком был доставлен товар, поставленный на основании договора между УП «Y» и ООО «Х». У ответчика не было никаких причин брать у истца взаймы долларов США, как и у истца не было никаких разумных причин давать взаймы долларов США незнакомому человеку, проживающему в другом городе Текст расписки, представленной суду истцом в качестве доказательства заключения договора займа, не позволяет установить вид обязательства, а также и сам факт его существования. Расписка не содержит указания ни на передачу истцом ответчику 2 800 долларов США, ни на получение ответчиком указанной денежной суммы в иностранной валюте. Из содержания расписки не вытекает существование заёмного обязательства, поскольку слова «заём», «получил», «заимодавец» и «заемщик» в ней не использовались. Расписка не даёт возможности установить действительное содержание отношений между истцом и ответчиком. Невозможно идентифицировать упомянутый в расписке договор, поскольку в ней не указаны ни стороны договора, ни его предмет. Расписка не является формой соглашения сторон, которое свидетельствовало бы об их волеизъявлении, направленном на возникновение заемного обязательства. Если исходить из того, что содержащиеся в расписке слова «в течение 5 дней после исполнения обязательств по упомянутому в ней договору» являются отлагательным условием, то следует придти к выводу о том, что отлагательное условие надлежащим образом не согласовано. Таким образом, расписка носит абстрактный характер, в силу чего она не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства возникновения и существования обязательства займа. Ответчик заявил также об истечении срока исковой давности, мотивируя это с следующим. В расписке указан срок передачи возврата долларов США в течение дней после исполнения обязательств по договору № от . таким образом, исчисление этого срока поставлено в зависимость от действий истца, являющегося директором ООО «Х», то есть платежа по вышеупомянутому договору. ООО «Х» не оплатило товар, переданные ему во исполнение по договора № от . Таким образом, наступило неблагоприятное для УП «Y» последствие, которым угрожал истец, требуя уплаты ему 2 800 долларов США. Уклоняясь, будучи директором ООО «Х», от исполнения обязанности оплатить полученное по договору № от , истец умышленно создавал условия, направленные на продление срока исполнения несуществующего обязательства (возврата в действительности не полученного ответчиком займа). УП «Y» в течение длительного времени не получило платёж по договору № от . В связи с этим УП «Y» предъявило в суд, рассматривающий экономические споры, иск о взыскании долга по вышеупомянутому договору, и этот долг был взыскан с ООО «Х». От добровольного исполнения решения суда директор ООО «Х» уклонился, и решение было исполнено принудительно в порядке исполнительного производства. Таким образом, оплата платёжного требования, на которое ссылается истец, в действительности не была добровольным исполнением обязательства. Поэтому, принимая во внимание заведомо неправомерное поведение истца, исчисление срока исковой давности так, как это указано истцом в исковом заявлении, недопустимо. Иск предъявлен через пять лет после исполнения договора УП «Y» . Даже если бы заёмные отношения между истцом и ответчиком существовали, то срок исковой давности продолжительностью в три года, установленный ст.197 ГК, к моменту предъявления иска истёк. Руководствуясь ст. 200 ГК, ответчик просил суд применить к требованию истца исковую давность и отказать истцу в иске. В судебном заседании были допрошены свидетели. Свидетель № 1 – работник ООО «Х», находящаяся в служебной зависимости от истца, пояснила, что видела ответчика в кабинете истца, но не наблюдала факта передачи истцом ответчику долларов США. Свидетель № 2 – директор УП «Y» пояснил, что между УП «Y» и ООО «Х» был заключён договор поставки, который УП «Y» исполнило надлежащим образом. После исполнения договора поставки продавцом истец подписал товарно-транспортную накладную под условием выплаты ему некоей суммы «за благоприятный исход сделки», однако намерений выплачивать эту сумму истцу свидетель не имел и указаний о её уплате экспедитору УП «Y» (ответчику) не давал.

Разрешение спора судом

При вынесении решения суд исходил из следующего. Ст. 760 ГК устанавливает, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, если иное не установлено законодательными актами. Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа. В соответствии с п. 1 ст. 763 ГК заёмщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и порядке, которые предусмотрены договором займа. В соответствии с п. 1 ст. 765 ГК заёмщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. В силу п. 3 ст. 765 ГК, если в процессе оспаривания заёмщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Суд пришёл к выводу о том, что факт передачи истцом ответчику долларов США не нашёл своего подтверждения, так как подлинник договора поставки, на который ссылался истец, не содержит условия о передаче денежных средств ответчику. Письменных доказательств, подтверждающих обратное, истец суду не представил. Поскольку, согласно п. 2 ст. 760 ГК, договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, суд находит договор займа незаключённым по безденежности. Учитывая вышеизложенное, суд находит исковые требования А. о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами не подлежащими удовлетворению. Суд взыскал с истца все понесённые ответчиком расходы на юридическую помощь. Получилось как в пословице: «пошёл за шерстью, да воротился сам остриженный».

Подведём итоги. Расписка может быть признана доказательством, подтверждающим договор займа, только если в ней нашло отражение такое неотъемлемое свойство договора этого вида, как его реальность.

Поскольку договор займа считается заключенным с момента передачи объекта займа (денег или других вещей), то в договоре займа или в ином подтверждающем заключение договора документе (расписке, письме и т.п.) должно содержаться ясное указание на то, что деньги или вещи, являющиеся объектом договора займа, получены заёмщиком.

Важно именно указание на это действие соответствующим глаголом в прошедшем времени. Использование в расписке глаголов в будущем времени («передаст», «получит») или даже в настоящем («передаёт», «получает») не даёт оснований рассматривать её в качестве подтверждения того, что передача денег в действительности состоялась.

документа, подтверждающего заключение договора, должно не только свидетельствовать о наличии между конкретными лицами денежного обязательства, но также исключать возможность иной квалификации этого обязательства, нежели договор займа. При несоблюдении данного правила долговая расписка может не быть признана доказательством заключения договора займа.

Для оспаривания договора займа или долговой расписки по безденежности заёмщику в такой ситуации достаточно заявить, что в действительности деньги (вещи) ему не были переданы, и расписка факта их передачи не подтверждает.

все публикации

Источник: http://www.advokat.by/content/yuridicheskaya_pomosch/public/est-raspiska-no-byl-li-zayem/

Оспаривание займа по безденежности в Москве — признание договора займа недействительным по безденежности

На каких основаниях возможно обжалование договора займа?

Честность и принципиальность – основа репутации, особенно когда дело касается выплаты долгов. В былые времена человек, оказавшийся в некрасивой долговой ситуации, пускал себе пулю в лоб. Сейчас проблемы с долгами обычно распутывает суд.

И одной из самых сложных ситуаций в судебной практике становится оспаривание договора займа по причине безденежности.

Данный термин означает, что лицо, выступающее кредитором, не в полной мере передало средства по договору займа или вовсе не дало ни копейки – но, несмотря на это, требует возврата долга.

Договор займа в данном случае становится мощным оружием в руках недобросовестного кредитора, а должник оказывается без вины виноватым. Сразу следует сказать, что оспорить договор в данном случае очень сложно, поэтому стоит заручиться поддержкой профессионального юриста.

С другой стороны, возникают и обратные ситуации: когда заёмщик в полном объёме получил средства, но долг отдавать не желает, а потому пытается оспорить договор зама на основании безденежности. И в этом случае, чтобы доказать беспочвенность иска и передачу финансов или имущества, без адвоката не обойтись.

Юридические основания для оспаривания займа

Если деньги или имущество, которые должен был получить заёмщик, не были им получены в том объёме, в каком указано в договоре, заём может быть признан недействительным на основании безденежности. Данное основание для оспаривания предусмотрено ст. 812 Гражданского кодекса РФ.

Суть юридической коллизии заключается в том, что при доказанном факте отсутствия передачи средств сделка признаётся недействительной. Если же доказано, что средства были переданы частично, договор займа считается заключённым на ту сумму, которая была передана заёмщику в реальности.

В данном случае законодатель, а вслед за ним и суд, исходит из того, что договор займа считается заключённым с момент передачи заёмщику средств. Если они переданы не были, то сделка, соответственно, не состоялась. Осталось только доказать в суде, что имеет место факт безденежности. Но как это сделать?

Доказательство безденежности договора займа

Существует несколько вариантов доказательства в суде недействительности договора, заключённого между кредитором и заёмщиком:

  • Заимодавец не может предоставить суду никаких документов, подтверждающих передачу средств. В качестве такого документа может выступать расписка, акт приёма-передачи, чеки, квитанции, приходные ордеры и т. д.
  • Заёмщик предоставляет суду веские доказательства неполного перечисления средств по договору займа. Это, опять же, долговые расписки, чеки, данные о движении средств на банковских счетах и другие подтверждения факта частичной (неполной) передачи имущества или финансов. В качестве дополнительных свидетельств могут выступать видео- и аудиозаписи. Впрочем, следует оговориться, что такие записи довольно сложно использовать в качестве доказательства; но они могут стать косвенным, дополнительным подтверждением вашей позиции.
  • Неправильные данные в реквизитах, указанных в расписке или ином документе, касающемся передачи средств по договору займа.
  • Подпись под долговой распиской или иным документом аналогичной природы, не принадлежащая заёмщику.
  • Недееспособность одной из сторон сделки на момент заключения договора займа.
  • Заключение договора под давлением третьих лиц.

Свидетельские показания при наличии письменного договора между заёмщиком и заимодавцев принимаются только в одном случае: при оспаривании займа на основании давления.

Поскольку правовые последствия в данном случае более существенны, чем в предыдущих, и конфликт даже может вылиться в уголовное дело, подтверждение факта давления должно быть весомым.

Лучше всего, если по данному факту заёмщик подаст заявление в полицию и получит отметку о том, что оно принято к рассмотрению.

Оспаривание договора займа третьими лицами

Безденежность договора займа – одна из тех ситуаций, когда суд принимает иски на обжалование со стороны третьих лиц. Таковыми в данном случае являются поручители. Если договор был подписан в присутствии поручителя, он имеет право на оспаривание сделки. Что интересно, это право у поручителя имеется даже в том случае, если сам заёмщик не отрицает своего долга.

Законодатель предоставляет данное право поручителю потому, что это лицо является напрямую заинтересованным в честности договора займа. К сожалению, не исключены ситуации, когда заёмщик и заимодавец могут вступить в сговор или иным образом нарушить права поручителя, и ему придётся прибегнуть за разрешением проблемы к суду. Задача сложная, и без адвокатской помощи тут явно не обойтись.

Доказательства передачи средств по договору займа

При оспаривании договора займа бремя доказательства ложится на заёмщика. Тем не менее, это не значит, что заимодавец может быть абсолютно спокоен, если против него выдвинут подобный иск.

Есть смысл, со своей стороны, подготовить доказательства, которые смогут убедить суд, что факт передачи денег заёмщику состоялся, а значит, договор займа является действительным.

Если вы оказались в ситуации, когда заёмщик не хочет отдавать долг (и пулю в лоб пускать себе тоже не изъявляет желания), а вместо этого пытается доказать суду факт безденежности данной сделки, стоит озаботиться сбором доказательства передачи средств и поддержкой опытного адвоката.

Идеально, конечно, иметь на руках долговую расписку, подписанную должником. Поэтому, если вы не хотите оказаться в ситуации оспаривания договора займа, следует максимально серьёзно отнестись к составлению такой расписки.

Лучше всего, если она будет составлена юристом, поскольку многое зависит от точности формулировок. Например, если вы в расписке лишь обозначили намерение дать деньги в долг, этот факт может сыграть против вас.

Составляя расписку по договору займа, следует придерживаться ряда правил, которые сделают данный документ неоспоримым:

  • В расписке указывается дата, время и место составления.
  • Указываются данные лица, которое пишет расписку о получении средств.
  • Сумма долга указывается, во избежание разночтений, как цифрами, так и прописью.
  • Обязательно обозначение валюты, в которой выдаётся займ.
  • Необходимо указать срок возврата долга, а также уточнить, в какой форме будет производиться возврат.
  • Присутствие свидетелей крайне желательно.
  • И ещё один важный момент: расписка, для доказательства её подлинности, пишется заёмщиком от руки.

Выполнив данные условия, вы обезопасите себя при договоре займа и максимально снизите риск оспаривания данной сделки.

Источник: https://noskov.ru/infobase/articles/bezdenezhnost-dogovora-zayma/

Исчисляем срок исковой давности по спору из реального договора: позиция ВАС РФ

На каких основаниях возможно обжалование договора займа?

Как известно, по общему правилу срок исковой давности начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав (ст. 200 ГК РФ). Не всегда, правда, это простое положение удается истолковать однозначно – особенно когда письменная форма договора не соблюдена, но по закону он считается заключенным.

Одно из подобных дел недавно было рассмотрено Президиумом ВАС РФ. Посмотрим, как высший суд предлагает исчислять срок исковой давности в споре из реального договора займа.

Фабула дела

28 октября 2009 года ООО “Инвест-Поддержка” и ИП Петрова заключили договор займа, и уже на следующий день общество-займодавец перечислило всю сумму займа. По условиям договора заемщик должен был вернуть деньги с процентами (3% годовых) до 31 декабря 2010 года, однако свое обязательство не выполнил.

В ноябре 2012 года ООО “Инвест-Поддержка” направило ИП претензию с требованием погасить долг и уплатить штрафные санкции, которая осталась без ответа.

Займодавец был вынужден обратиться в суд с заявлением о взыскании суммы займа, процентов за его использование и пени за просрочку.

Иск был подан 21 февраля 2013 года, и ответчик заявил о пропуске срока исковой давности.

Изюминку в ситуацию вносил тот факт, что ИП потребовал признать договор займа фальсифицированным – на том основании, что документ не подписывал и предложения о займе от общества не получал. ООО “Инвест-Поддержка” с этим согласилось, и по его ходатайству суд исключил договор из числа доказательств.

КРАТКО

Реквизиты решения:Постановление Президиума ВАС РФ от 8 апреля 2014 г. № 19666/2013.

Требования заявителя (займодавец): Признать, что срок исковой давности по спору из договора займа при несоблюдении его письменной формы, ставится в зависимость от момента предъявления требования о возврате займа. Взыскать задолженность с заемщика.

Суд решил: Аргументы заявителя следует поддержать, а дело – направить на новое рассмотрение.

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Однако договор займа является реальным, то есть считается заключенным с момента передачи денег (ст. 807 ГК РФ), и поэтому соблюдение письменной формы договора необязательно для признания его заключенным. Основываясь на этом, суды посчитали, что договорные отношения между сторонами фактически сложились.

Таким образом, ключевым для разрешения дела вопросом стало исчисление срока исковой давности по реальному договору.

Аргументы судов

Суд первой инстанции подтвердил, что договор фактически заключен, поскольку:

  • факт получения должником денег подтвержден платежкой;
  • ИП не сомневался в назначении денежных средств как заемных и не заявлял о неосновательном обогащении;
  • до подачи иска договор займа не был оспорен или признан судом недействительным (ничтожным).

Суд подчеркнул, что в случаях, когда срок возврата займа договором не установлен или определен моментом востребования, деньги должны быть перечислены кредитору в течение 30 дней после предъявления им соответствующего требования.

Проанализировав обстоятельства дела, суд решил: срок исковой давности не прерывался, поскольку ответчик не признавал свой долг и не просил об отсрочке или рассрочке платежа.

А затем суд пришел к выводу о том, что срок исковой давности истек, хотя и не указал, какой момент считать отправной точкой исчисления этого срока и почему (решение Арбитражного суда Саратовской области от 2 июля 2013 г. по делу № А57-2346/2013).

Апелляционный суд конкретизировал эти заключения. В частности, он указал, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст.

200 ГК РФ), и посчитал этим днем дату перечисления займа (29 октября 2009 года).

Соответственно, направление иска 21 февраля 2013 года также было расценено как нарушение трехгодичного срока исковой давности (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2013 г. № 12АП-6716/13 по делу № А57-2346/2013).

Кассационный суд согласился с этими доводами, ничего по существу не добавив (постановление ФАС Поволжского округа от 28 октября 2013 г. № Ф06-9362/13 по делу № А57-2346/2013).

Суд решил

Президиум ВАС РФ занял противоположную позицию по вопросу исчисления срока исковой давности. При этом Суд пришел к следующим выводам: 

1

Для установления факта заключения договора займа действительно достаточно подтвердить перечисление денег. 

2

Срок исковой давности нельзя исчислять со дня перевода суммы займа (29 октября 2009 года).

ВАС РФ подчеркнул, что договор займа исключен из круга доказательств, и таким образом конкретный срок возврата перечисленных денег оказался не согласованным сторонами. Поэтому необходимо использовать правило п. 1 ст.

810 ГК РФ, в соответствии с которым срок исковой давности начинает исчисляться с момента окончания 30 дней после предъявления требования о погашении долга.

Претензию ООО “Инвест-Поддержка” направило 20 ноября 2011 года, 30-дневный срок истек в декабре 2011 года – следовательно, срок исковой давности закончится только в декабре 2014 года.

Исходя из этого, Президиум признал выводы судов об истечении срока на обращение в суд ошибочными и постановил направить дело на новое рассмотрение.

Кстати, ВАС РФ ранее уже обращался к вопросу о порядке исчисления срока исковой давности по обязательствам, срок исполнения которых сторонами не определен (Постановление Президиума ВАС РФ от 5 апреля 2011 г. № 16324/10, Постановление Президиума ВАС РФ от 18 ноября 2008 г. № 3620/08).

Схема. Порядок исчисления срока исковой давности по спорам из договора займа при несоблюдении его письменной формы либо при отсутствии в договоре правила о сроке исполнения обязательства (по Постановлению Президиума ВАС РФ от 8 апреля 2014 г. № 19666/2013)

На местах

Позиции арбитражных судов по порядку исчисления срока исковой давности по спорам из реального договора займа расходятся. Это касается тех случаев, когда договор признается фальсифицированным, подписанным неуполномоченным лицом или просто не содержащим условия о сроке возврата денег.

Надо сказать, что и до рассмотренного решения ВАС РФ при отсутствии в договоре займа указания на срок возврата денег арбитражные суды начинали отсчитывать течение срока исковой давности по следующему алгоритму: займодавец предъявляет требование о возврате займа, проходит 30 дней, и с 31 дня начинают исчисляться три года срока исковой давности.

Причем встречались случаи, когда между фактическим перечислением денег и направлением претензии проходило почти 10 лет. Суды подчеркивают, что условие о сроке возврата займа не может считаться существенным, а при его отсутствии в договоре действует диспозитивное правило ст. 810 ГК РФ (постановление ФАС Поволжского округа от 21 ноября 2011 г.

по делу № А12-23987/2010).

Другие же суды все равно опираются на договор займа – даже если он, например, был подписан неуполномоченным лицом.

Так, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд посчитал, что поскольку подобный договор обязывает заемщика вернуть деньги 1 августа 2009 года, то предъявленный 8 июня 2011 иск вполне укладывается в сроки исковой давности (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2012 г. по делу № А56-31201/2011).

ИЗ РЕШЕНИЯ

“Даже в случае отсутствия оригинала договора займа с учетом доказанности реального исполнения займодавцем своей обязанности по предоставлению займа у заемщика, в свою очередь, возникает обязательство по возврату заемных денежных средств. Требованием займодавца о возврате займа можно считать направленную должнику копию искового заявления о взыскании заемных средств”.

Постановление Президиума ВАС РФ от 5 апреля 2011 г. № 16324/10 по делу № А40-146172/09-42-745

Некоторые из судов идут еще дальше, игнорируя реальную природу договора займа. К примеру, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд отказался рассматривать перечисление суммы займа как заключение договора (в платежке основание платежа было указано как “договор займа”).

Апелляционный суд посчитал, что платежное поручение подтверждает “одностороннее волеизъявление лица, не являющееся соглашением сторон, заключенным в письменной форме, свидетельствующим об установлении заемных обязательств”.

Развивая эту логику, суд расценил получение денег как необосновательное обогащение и применил правила гл. 60 ГК РФ.

Поэтому и срок исковой давности должен, по мнению суда, исчисляться исходя из факта внедоговорных отношений, а не заемных – то есть с момента перечисления денег, поскольку основания для платежа отсутствовали (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2014 г. по делу № А25-1217/2011).

Правда, в подавляющем большинстве случаев по вопросу признания реальной природы договора займа суды единодушны.

Договор займа в судебной практике признается заключенным, если доказано, что деньги были переведены на счет заемщика (постановление ФАС Московского округа от 16 мая 2013 г.

по делу № А40-163459/09-29-1144, постановление ФАС Уральского округа от 18 октября 2010 г. № Ф09-8540/10-С3 по делу № А60-34462/2009-С2, постановление ФАС Дальневосточного округа от 17 мая 2010 г.

№ Ф03-2459/2010 по делу № А59-4401/2008).

Если же сторона заявляет о признании подписанного договора займа незаключенным, срок исковой давности для такого требования должен исчисляться со дня подписания этого договора – именно тогда, по логике судов, можно узнать об отсутствии существенных условий в договоре (постановление ФАС Поволжского округа от 21 ноября 2011 г. по делу № А12-23987/2010).

Документы по теме:

Гражданский кодекс Российской Федерации 

Новости по теме:

В ГК РФ внесены очередные поправки – ИА “ГАРАНТ”, 13 мая 2013 г. 

Материалы по теме:

Реформа гражданского законодательства
В 2013 году вступил в силу ряд федеральных законов, вносящих множество существенных поправок в ГК РФ.

Поправки касаются основных начал гражданского законодательства, предмета регулирования данной отрасли законодательства, оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, пределов осуществления гражданских прав и способов их защиты, ценных бумаг и других норм гражданского права.

Исчисляем процессуальные сроки правильно
В конце декабря 2013 года Пленум ВАС РФ обобщил судебную практику по вопросу исчисления процессуальных сроков, рассмотрев как общие вопросы, так и нюансы объявления перерыва, отложения судебного разбирательства и продления сроков рассмотрения дела, в том числе для отдельных категорий дел. Детально о выводах Суда мы расскажем в нашем материале.

Источник: http://www.garant.ru/article/542047/

Адвокат-online
Добавить комментарий