Правомерно ли взыскание денежных средств за неосновательное обогащение после ДТП?

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за III квартал 2017 года

Правомерно ли взыскание денежных средств за неосновательное обогащение после ДТП?

                          МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ   СУД

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Московского областного суда за

третий  квартал 2017 года

(утвержден президиумом Мособлсуда 22 ноября 2017 года)

Красногорск, 2017

                             СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАССАЦИОННАЯ   ПРАКТИКА

  1.  Моментом, определяющим начало  течения срока исковой давности по требованиям к причинителю вреда, является дата, когда страхователь узнал сумму реального ущерба, и у него возникло основание для предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю). 

Т. обратилась с иском к ООО «Росгосстрах» и АО «СМП Банк» о взыскании ущерба, причиненного в ДТП 17 июля 2012г.: с ООО «Росгосстрах» страховое возмещение  — 87 815,84 руб., расходы по оценке — 11 700 руб., штраф, компенсацию морального вреда — 10 000 руб.

, судебные расходы;  с АО «СМП Банк» в возмещение ущерба – 130 221,16 руб., судебные расходы. Ссылалась, что виновником ДТП является Ш., который  управлял автомобилем, принадлежим АО «СМП Банк». Гражданская ответственность Ш.

  застрахована  по договору ОСАГО в ООО «Росгосстрах» с лимитом ответственности 120 000 руб.

10 сентября 2012г. ООО «Росгосстрах» выплатило истцу страховое возмещение в размере 32 184,16 руб., в то время как согласно отчету специалиста стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 243 218 руб., утрата товарной стоимости  — 7 003,16 руб.

Представители ответчиков и третье лицо Ш. заявили о применении последствий пропуска срока исковой давности.

Решением Люберецкого городского суда от 11 ноября 2015г. в  иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 июня 2016г.

  решение отменено в части отказа в иске к ООО «Росгосстрах» и постановлено новое решение, которым с ООО «Росгосстрах» в пользу Т. взыскано  страховое возмещение — 87 815 84 руб.

, компенсация морального вреда  — 5 000 руб., расходы по оценке, штраф  — 20 000 руб., в остальной части решение суда оставлено без изменения.

         Президиум указал на существенные нарушения норм материального права, допущенные  судами. 

         Отказывая в иске, суд исходил из пропуска  истцом срока исковой давности,  началом течения которого  является  10 сентября 2012г., когда Т. узнала о выплате ей страхового возмещения не в полном объеме. В суд с иском Т. обратилась 18 сентября 2015г., т.е. с пропуском установленного п. 2 ст. 966 ГК РФ трехлетнего срока исковой давности.

  Отменяя решение суда в части требований, предъявленных к ООО «Росгосстрах»,  судебная коллегия пришла к правильному выводу о том, что  срок  для предъявления требований истцом не пропущен, т.к. иск направлен  в суд почтовой связью 09 сентября 2015г.

, что подтверждается описью вложений и кассовым чеком.

Судебная коллегия довзыскала со страховой компании сумму страхового возмещения в пределах установленного договором ОСАГО лимита ответственности, расходы на оплату отчета, а также компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб.

Однако, судебная коллегия допустила существенное нарушение норм процессуального права, поскольку резолютивная часть апелляционного определения, в которой указано о взыскании штрафа в размере 20 000 руб.

, не соответствует его мотивировочной части о необходимости взыскания  штрафа в размере  56 407, 92 руб.

 Кроме того, президиум указал, что суммы штрафа, указанные как в резолютивной, так и в мотивировочной части  апелляционного определения, не составляют 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя.

          Заслуживают внимания и доводы кассационной жалобы истца о неправильном исчислении судом апелляционной инстанции срока исковой давности по требованиям, предъявленным к АО «СМП Банк», как к работодателю причинителя вреда, на котором в силу закона (ст. ст. 1068, 1072 ГК РФ) лежит обязанность возместить разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Мотивируя вывод о пропуске срока исковой давности для предъявления требований к данному ответчику, судебная коллегия исходила из того, что началом течения срока давности в этом случае является 27 июля 2012г. — день вынесения определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении виновника ДТП Ш., в котором указано, что на тот момент он являлся работником ОАО «СМП Банк».

Не соглашаясь с выводами судебной коллегии, Т. указывала, что только получив страховое возмещение в размере 32 184, 16 руб. и проведя в январе 2013г.

  независимую экспертизу поврежденного автомобиля, она узнала о реальном ущербе от ДТП, который  превышает лимит страхового возмещения и в силу п.1 ст. 200 ГК РФ в ее истолковании, содержащемся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015г.

№43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», моментом, определяющим начало  течения срока исковой давности по требованиям к  АО «СМП Банк», является дата, когда Т.

узнала сумму реального ущерба и у нее возникло основание для  предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю).

    Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм процессуального и материального права  явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое  апелляционное рассмотрение.

                                                                 № 349 от 05 июля 2017г

2. Наличие допущенных при возведении самовольной постройки нарушений градостроительных и строительных норм и правил является основанием для удовлетворения требования о ее сносе при установлении существенности и неустранимости указанных нарушений.

Ф. обратилась с иском к К. о признании построек самовольными и возложении на ответчика обязанности по их сносу, поскольку они  возведены с нарушением противопожарных расстояний до ее жилого дома, с нарушением строительных норм в части требований к расстоянию между постройкой и границей земельного участка, на кровле бани отсутствуют снегозадерживающие устройства.

Заочным решением Чеховского городского суда от 8 апреля 2016г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 6 февраля 2017г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на допущенные судом нарушения норм материального права.

Судом установлено, что Ф. является собственником жилого дома с хозяйственными постройками и земельного участка. Ответчик  владеет  смежным земельным участком, на котором она в 2009г. возвела баню, а в 2015г. начала возведение пристройки к бане.

Согласно представленному истцом техническому заключению, баня на участке К. расположена на расстоянии 0,62-0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 7,3-8,2 м. от жилого дома Ф., а незавершенная строительством пристройка – на расстоянии 0,53-0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 6,2-7,3 м. от жилого дома Ф.

Источник: https://mosoblproc.ru/mosoblsud/ss150014/

Справка о результатах изучения судами Самарской области судебной практики по спорам, вытекающим из обязательств вследствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ)

Правомерно ли взыскание денежных средств за неосновательное обогащение после ДТП?

Справка о результатах изучения судами Самарской областисудебной практики по спорам, вытекающим из обязательств

вследствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ)

Неосновательное обогащение

Настоящее изучение проведено в соответствии с планом работы Самарского областного суда на 2 полугодие 2011 г. по делам, рассмотренным судами области за 2010 г. 9 месяцев 2011 года.

На обобщение поступило 350 дел практически из всех городских и районных судов г. Самары и Самарской области, за исключением судов Клявлинского и Кошкинского, которыми дела данной категории за указанный период не рассматривались.

По 13 делам, от числа, поступивших на изучение, вынесены определения об оставлении иска без рассмотрения, по 5 делам производство прекращено в связи с отказом истцов от иска. Остальные дела были рассмотрены с вынесением решения.

Из числа дел поступивших на изучение только по 10 делам было отказано в иске, остальные иски удовлетворены.

2/3 дел из числа рассмотренных были предметом проверки судом кассационной инстанции.

Изучение практики показало, что суды в основном правильно понимают и применяют положения главы 60 ГК РФ, поскольку всего по 10 делам решения суда были отменены с вынесением нового решения об отказе либо, напротив, об удовлетворении исковых требований.

Неосновательное обогащение является старинным институтом гражданского права, применяемым еще в Древнем Риме для того, чтобы восстановить нарушенные права, если возникал незаконный переход различных вещей, денег или благ от одного человека к другому и если данный переход осуществлялся без надлежащих для этого оснований.

Обязательства из неосновательного обогащения, которые составляют институт неосновательного обогащения, являются весьма несложными: они основаны на том, что все изменения, связанные с имущественными правами лиц должны быть обоснованными. Согласно закону, движения вещей или благ от одного владельца к другому должны быть обусловлены каким-то титулом, это может быть сделка, предписание закона, постановление суда.

Если вещь или благо перешло от одного лица к другому без указанных на то оснований, то возникает право на возврат неосновательного обогащения. Размер такого обогащения должен быть определен, и незаконно обогатившийся обязан передать потерпевшему лицу либо сами вещи, которые составили неосновательное обогащение, либо оплатить их стоимость.

В ныне действующем Гражданском законодательстве РФ институту неосновательного обогащения посвящена глава 60 ГК РФ.

Согласно статье 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Неосновательное получение имущества приобретателем может быть вызвано как действиями самого потерпевшего, так и действиями приобретателя, также неосновательное получение имущества может быть вызвано и действиями третьих лиц, а также может возникнуть помимо их воли, в результате события (п. 2 ст. 1102 ГК РФ).

Юридические факты, дающие правовую базу (титул) для получения лицом имущественного права, многообразны и перечислены в статье 8 ГК РФ. Это договоры и иные сделки, предусмотренные законом и не противоречащие ему, акты компетентных государственных или муниципальных органов, судебные решения, а также иные действия, влекущие возникновение прав на имущество.

Приобретение или сбережение одним лицом имущества без установленных законодательством, иным правовым актом или сделкой оснований за счет другого лица влечет неосновательное обогащение.

Следует отметить, что термин “имущество” понимается в данном случае в широком смысле, включая всякого рода имущественные права и иные гражданские права на материальные блага, названные в статье 128 ГК РФ.

К нематериальным благам институт неосновательного обогащения не применяется, поскольку такие объекты гражданского права ввиду их особенностей защищаются иными средствами (восстановление первоначального положения, возмещение причиненных убытков).

Помимо приобретения, неосновательным обогащением признается и сбережение имущества одним лицом за счет другого без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований (ст. 1102 ГК РФ).

При сбережении имущества за счет другого лица объем имущества приобретателя остается неизменным, но должен был бы уменьшиться, если бы не было сбережения без законного основания.

Таким образом, неосновательность сбережения связана с тем, что лицо сохраняет то, что должно было израсходовать, но не израсходовало, так как за него допустило расходы другое лицо или по иным юридически не обоснованным причинам.

Таким образом, обязательства вследствие неосновательного обогащения возникают при наличии следующих условий:

– отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для приобретения или сбережения имущества;

– приобретение или сбережение имущества приобретателя должно произойти за счет другого лица.

Если неосновательное обогащение является результатом правонарушения, то в таких случаях возможно предъявление как иска из причинения вреда, так и иска из неосновательного обогащения.

Понятие неосновательного обогащения состоит из трех составляющих:

приобретение или сбережение имущества в смысле увеличения стоимости собственного имущества приобретателя, присоединения к нему новых ценностей или сохранения имущества, которое по установленным законом основаниям должно было выйти из состава его имущества (так раскрывается смысл обогащения);

отсутствие правовых оснований для получения спорного имущества;

приобретение или сбережение имущества за счет другого лица.

Если неосновательно обогащение состоялось в форме неосновательного пользования услугами, то в таких случаях потерпевший имеет полное право получить от обогатившейся стороны полную стоимость предоставленных услуг.

При рассмотрении дел данной категории следует определять круг юридически значимых обстоятельств, таких как:

приобретение или сбережение имущества (неосновательное обогащение) на стороне приобретателя;

невозрастание или уменьшение имущества (убытки) на стороне потерпевшего;

отсутствие надлежащего правового основания для наступления вышеуказанных имущественных последствий;

размер неосновательного обогащения, а также подлежит ли возврату имущество как неосновательное обогащение.

В ходе судебного разбирательства обязанность доказывания каждого элемента гражданского правонарушения переходит на пострадавшую сторону (истца).

Исключение составляет п. 4 статьи 1109 ГК РФ, согласно которому приобретатель должен доказать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Рассмотрим некоторые примеры, наиболее часто встречающиеся при рассмотрении дел данной категории.

Собственник нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме, не оплативший управляющей организации расходы по содержанию общего имущества многоквартирного дома, при отсутствии между ними договорных отношений, считается лицом, неосновательно обогатившимся за счет управляющей организации.

Основной функцией Управляющей компании является Управление многоквартирным домом, которое включает в себя работы по содержанию и текущему ремонту общего имущества.

С.Е.Ю. принадлежит на праве собственности 1/2 доля нежилого помещения площадью 265,00 кв. м., расположенного в д. ___ по ул. ___ г. Самары, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 26.04.2005 г.

ЗАО “П” – управляющая организация по управлению многоквартирными домами жилищного фонда С. района г.о. Самары.

С.Е.Ю. отказывается заключать с управляющей компанией договор на участие в расходах по содержанию общего имущества.

При рассмотрении исковых требований ЗАО “П” о взыскании с С.Е.Ю.

расходов на содержание общего имущества многоквартирного дома, суд исходил из требований статьей 39, 158, 161 ЖК РФ, согласно которым собственники помещений в многоквартирном доме несут расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме, соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

Поскольку ЗАО “П” в силу договора на управление многоквартирным домом несет расходы на содержание имущества в многоквартирном доме, а С.Е.Ю.

, отказываясь заключить договор с Управляющей организацией, не несет расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме, то в её действиях имеет место неосновательное сбережение имущества (денежных средств), которые она должна была потратить на содержание общего имущества в многоквартирном доме, соразмерно своей доле.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/8253805/

Потерпевшим в ДТП на заметку: новая судебная практика взыскания с виновника ДТП ущерба сверх страхового возмещения без учета износа деталей и запчастей

Правомерно ли взыскание денежных средств за неосновательное обогащение после ДТП?

Многие автомобилисты, которые понесли убытки в результате дорожно-транспортного происшествия, сталкиваются с невозможностью добиться возмещения причиненного ущерба в полном объеме даже в судебном порядке.

Устоявшаяся практика судов

В случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, потерпевший вправе обратиться в суд с требованием к виновнику ДТП о возмещении разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Однако, до недавнего времени такая схема зачастую работала только в теории, когда как на практике возмещение ущерба в полном объеме было практически невозможно. Разница между реальным ущербом и страховым возмещением может составлять десятки тысяч рублей.

Суды при рассмотрении таких споров указывали, что расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с методикой, которая в свою очередь предусматривает расчет причиненного ущерба с учетом износа деталей и запчастей.

Указанную позицию судов закрепил и Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.

Вместе с тем, указанный подход судов не отвечает требованиям действующего законодательства, вытекающим из деликтных обязательств причинителя вреда.

Так в силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из этого, лицо, которое понесло убытки в результате повреждения имущества третьими лицами, может в силу закона рассчитывать на восстановление своих нарушенных прав.

Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, то есть ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик поврежденного транспортного средства.

Новый взгляд суда на существующую проблему

В марте 2017 года Конституционный суд РФ, решения которого обязательны для всех судов на территории Российской Федерации, выразил позицию, в корне изменившую положение дел в случае взыскания ущерба, причиненного потерпевшему в результате ДТП.

Конституционный Суд РФ разъяснил, что институт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, введенный в действующее законодательство с целью повышения уровня защиты прав потерпевших при причинении им вреда при использовании транспортных средств иными лицами, не может подменять собой институт деликтных обязательств, регламентируемый главой 59 ГК Российской Федерации, и не может приводить к снижению размера возмещения вреда, на которое вправе рассчитывать потерпевший на основании общих положений гражданского законодательства.

При этом, “Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства” обязательства вследствие причинения вреда не регулирует.

Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е.

необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Как следует из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Поскольку полное возмещение вреда предполагает восстановление поврежденного имущества до состояния, в котором оно находилось до нарушения права, в таких случаях — притом что на потерпевшего не может быть возложено бремя самостоятельного поиска деталей, узлов и агрегатов с той же степенью износа, что и у подлежащих замене, — неосновательного обогащения собственника поврежденного имущества не происходит, даже если в результате замены поврежденных деталей, узлов и агрегатов его стоимость выросла.

Впоследствии из Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.), был исключен пункт 22, который закреплял противоречащую принципам действующего законодательства позицию судов.

Новая практика

После изложения Конституционным Судом РФ своей позиции относительно порядка определения размера причиненного в результате ДТП ущерба мы начали активно применять данную позицию на практике.

В нашем архиве уже имеются положительные решения о взыскании с виновника ДТП ущерба сверх страхового возмещения без учета износа деталей и запчастей.

Если Вы столкнулись с тем, что выплаченного страховой компанией страхового возмещения недостаточно для возмещения реального ущерба, обращайтесь в наше адвокатское бюро «Антонов и партнеры».

Наш адрес: г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф. 619

Телефон для предварительной записи: +7 (846) 212-99-71

Адрес электронной почты: 2717371@gmail.com

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/poterpevshim-v-dtp-na-zametku-novaya-sudebnaya-praktika-vzyskaniya-s-vinovnika-dtp-ushherba-sverx-straxovogo-vozmeshheniya-bez-ucheta-iznosa-detalej-i-zapchastej/

Адвокат-online
Добавить комментарий