Свидетельские показания по уголовному делу

Значение судебного допроса свидетеля для доказывания по уголовному делу

Свидетельские показания по уголовному делу


О значении судебного допроса свидетеля для доказывания по уголовному делу писали в своих работах: П.Сергеич, А.Квачевский, Л. Е. Ароцкер, А. Л. Ривлин, Н. И. Порубов, С. К. Питерцев, А. А. Степанов и др.

А. А. Квачевский указывал: «Допрос свидетелей, в ряду других способов доказательств занимает столь почетное место, по его полезности для открытия истины, что наука и практика признала его основанием уголовного производства» [1, с. 64].

По мнению П.Сергеича: «Живая основа процесса заключается в показаниях свидетелей и экспертов; в их словах загадка и разгадка дела. Поэтому наиглавнейшая, почти единственная заслуга сторон в ведении судебного следствия состоит в умении вести допрос» [2, c. 174].

Свидетельские показания — это самый распространенный вид доказательств в уголовном процессе. Объясняется это тем, что от показаний свидетеля зависит полнота и правильность установления всех обстоятельств уголовного дела, законность итогового решения суда.

Никто кроме свидетеля не может лучше воссоздать картину преступления, очевидцем которого он был, или «пролить свет» на события, связанные с преступлением, которые он лично воспринимал (например, рассказать о приметах свидетеля-очевидца преступления, с которым он лично разговаривал).

Свидетель — это участник уголовного процесса, не имеющий отношения к совершенному преступлению и поэтому не имеющий заинтересованности в исходе дела (ст. 56 УПК РФ), что очень важно для правильного установления всех обстоятельств дела. Это одно из важных условий, отличающих свидетеля от иных участников процесса, например, от подсудимого (ст. 247 УПК РФ) и потерпевшего (ст. 42 УПК РФ).

Уголовный процесс не может не учитывать все эти обстоятельства, поэтому большая часть времени на судебном следствии посвящена допросам именно свидетелей. Допрос свидетелей (ст. 278 УПК РФ) занимает в ряду судебных действий такое важное место для установления обстоятельств уголовного дела (ст.

73 УПК РФ), что судебные инстанции считают его главным источником доказательственной информации для установления истины и опираются на свидетельские показания во всех выносимых ими приговорах.

Имеется много уголовных дел, по которым можно обойтись без заключения эксперта, но рассматривать уголовное дело без допроса свидетелей не станет ни один судья.

Однако показания свидетеля — это не только самый распространенный, но и самый нестабильный вид доказательства.

«Личная заинтересованность свидетеля», «элементарный страх, боязнь расправы со стороны преступников», «фантазирование», «добросовестное заблуждение, ошибки» [3, с. 143–144] часто влияют на достоверность показаний свидетеля.

Нередки случаи, когда свидетели изменяют свои показания умышленно или по неосторожности. Правоприменительной практике известны даже случаи лжесвидетельства среди свидетелей.

Недостоверные показания свидетеля могут ввести в заблуждение относительно истинной картины произошедшего, в результате чего не будут полно установлены обстоятельства дела или они будут установлены не такими, какими были в действительности.

Опираясь в процессе доказывания на недостоверные показания свидетелей, государственный обвинитель может отказаться от обвинения в отношении лица нарушившего закон. Это обязывает, прежде всего, государственного обвинителя, как сторону, на которую возложено бремя доказывания обвинения (ч. 2 ст.

14 УПК РФ), проводить тщательную проверку показаний свидетелей, исследуемых в суде.

Установленные в ст. 278 УПК РФ процессуальные правила проведения судебного допроса свидетеля, строгое соблюдение общих правил о доказывании, указанных в главе 11 УПК РФ, имеют целью обеспечить допустимость полученного свидетельского показания, его достоверность, а также возможность использования его для установления любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Если эти правила проведения допроса свидетеля не соблюдены, то полученное доказательство вызывает сомнения в своей достоверности, что означает недопустимость его в качестве доказательства на основании требований ч. 1 ст. 75 УПК РФ даже при условии, что оно получено из надлежащего источника доказательств.

Производство допроса на судебном следствии существенно отличается от допроса на стадии предварительного расследования уголовного дела.

С. К. Питерцев, А. А. Степанов отличительными чертами судебного допроса считают: публичность, кратковременность, отдаленность во времени, утрата возможности тактического использования внезапности допроса, прокурор впервые видит допрашиваемого только в суде, судебный допрос является не столько поисковым, сколько проверочно-удостоверительным действием [4, С. 78–82].

К основным отличительным процессуальным условиям (признакам) судебного допроса, на взгляд автора, относятся условия, в которых протекает допрос в судебном заседании, то есть обстановка устности, гласности, состязательности судебного разбирательства (ст. 15, 240, 241 УПК РФ).

Другой важный отличительный признак судебного допроса заключается в его повторности, так как лица, допрашиваемые в суде, как правило, ранее допрашивались в ходе предварительного расследования по уголовному делу.

В отличие от следственного допроса для судебного допроса характерен состязательный порядок его проведения.

В ходе предварительного расследования допрос ведется следователем или дознавателем, то есть единственным лицом, которое имеет право проводить допрос, а в судебных допросах помимо суда имеют право принимать участие: государственный обвинитель, потерпевший, гражданские истцы, гражданские ответчики, их представители, защитники, подсудимые.

Однако, прежде всего, судебные допросы ведут две противоборствующие стороны — государственный обвинитель и защитник, выдвигая свои версии совершенного преступления и допрашивая лиц об обстоятельствах, подтверждающих эти версии.

Поскольку судебный допрос проводится в условиях устности, гласности и состязательности судебного разбирательства, то именно эти условия предъявляют повышенные требования к деятельности гособвинителя в ходе судебных допросов.

В условиях открытости, гласности проведения судебных допросов государственный обвинитель обязан убедить суд, участников процесса и присутствующую в зале суда аудиторию в том, что показания свидетелей обвинения достоверны, а сам государственный обвинитель действует правильно, законно, обоснованно. В противном случае уголовное дело может быть пересмотрено вышестоящей судебной инстанцией, а приговор суда отменен по жалобе потерпевшего и иных участников процесса, которые остались несогласными с действиями государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства.

Согласно ч. 2 ст. 14 УПК РФ государственный обвинитель несет бремя доказывания предъявленного подсудимому обвинения, поэтому каждый отмененный приговор суда свидетельствует о недостатках, в том числе, и в деятельности государственного обвинителя в ходе судебного следствия.

Судебный допрос отличается процессуальной регламентацией действий каждого участника допроса. В ч. 3 ст. 278 УПК РФ урегулирована очередность постановки вопросов допрашиваемому лицу различными участниками судебного разбирательства. Так, согласно ч. 3 ст.

278 УПК РФ первой задавать вопросы свидетелю имеет право та сторона, по ходатайству которой он был вызван в судебное заседание.

Например, если свидетель вызван по ходатайству государственного обвинителя, то он первый задает свидетелю свои вопросы, «…так как именно он лучше других знает, какими доказательствами располагает этот свидетель и какие в связи с этим ему следует поставить вопросы» [5, с. 288].

Судьи имеют право задавать вопросы допрашиваемому лицу после его допроса сторонами и не вправе это делать в любой момент допроса или задавать вопросы вместо сторон. Таким образом, вопросы судьи на допросе должны носить в основном дополнительный и контрольный характер, а вопросы сторон — формировать предмет показаний по уголовному делу.

Так как суд входит в круг субъектов доказывания (ст. 86, 87, 88 УПК РФ), то он имеет право по своей инициативе вызвать любое лицо в качестве свидетеля для дачи показаний.

На практике часто возникает вопрос о том, какая должна быть очередность допроса, если допрашиваемый был вызван по инициативе председательствующего судьи и ранее по данному уголовному делу показаний не давал, или если о его допросе ходатайствуют одновременно обе стороны, или если лицо само ходатайствует о своем допросе. В УПК РФ эти вопросы пока не урегулированы.

Представляется, что руководствуясь принципом состязательности и равноправия сторон (ст.

15 УПК РФ), в такой ситуации председательствующий должен предварительно выяснить у сторон и у самого допрашиваемого, если он явился в суд, какие факты по делу он может удостоверить и, исходя из этого, разрешить первой задавать вопросы одной из сторон.

Сторона должна иметь право представлять показания свидетеля, если он дает показания в ее пользу. Таким образом, в зависимости от того какие показания может сообщить допрашиваемое лицо суд должен разрешить вопрос — отнести его к свидетелям стороны обвинения или к свидетелям стороны защиты.

Информационную значимость показаний свидетеля для уголовного дела трудно переоценить, поэтому важно значение имеют способы и приемы, применяемые в суде для проверки достоверности показаний свидетеля и устранения противоречий.

В каждом случае обнаружения противоречий в показаниях обязанность государственного обвинителя — установить в ходе судебного допроса, по каким мотивам свидетель обвинения изменил свои показания или отказался от ранее данных показаний, так как это влияет на правильную оценку показаний свидетеля в приговоре суда.

«Оценка доказательств — это определение их качества и значения», — писал М. Л. Якуб [6, с. 10]. В приговоре суда должны найти правильную оценку все доказательства, исследованные в ходе судебного следствия, в соответствии с правилами, предусмотренными в ст.88 УПК РФ.

Безусловно, такая оценка доказательств должна включать в себя и исследование обстоятельств, вызвавших противоречия в показаниях свидетеля или изменение показаний. Не выяснение этих обстоятельств может повлечь отмену приговора суда вышестоящей судебной инстанцией.

Среди процессуальных средств, которые используются в практике государственных обвинителей для устранения противоречий в показаниях свидетелей и потерпевших, первое место по частоте применения занимает — оглашение показаний, данных в ходе досудебного производства.

В случае, когда допрашиваемый свидетель допускает существенные противоречия в своих показаниях, заявляет отказ от дачи показаний, в судебном заседании согласно ч. 3, 4 ст.

281 УПК РФ могут быть оглашены его показания, данные в ходе предварительного расследования. На основании ч. 2 ст.

240 УПК РФ оглашение показаний, данных в ходе досудебного производства, допускается только в случаях установленных законом.

Вместе с тем, следует учесть то, что в условиях состязательного судебного разбирательства (ч. 2 ст.

15 УПК РФ) очень важно, чтобы государственный обвинитель применял такие приемы допроса свидетеля в суде, которые вовлекают участников процесса и присутствующую в зале суда аудиторию в процесс исследования обстоятельств уголовного дела, приводят их самих к логическому выводу о доказанности предъявленного подсудимому обвинения. Поэтому по сравнению с приемом оглашения показаний потерпевшего и свидетеля преимуществом в суде пользуются: перекрестный допрос и очная ставка, — так как они обладают большим убеждающим эффектом на суд, участников процесса и присутствующей в зале суда аудитории. В этой связи автором рассматривается вопрос о целесообразности регламентации в УПК РФ порядка проведения в суде перекрестного допроса и очной ставки.

Литература:

  1. Квачевский, А. А. О вызове и допросе свидетелей в предварительном следствии/А.Квачевский. М.: Тип. А. И. Мамонтова и Ко. 1869. Кн. 7.
  2. Сергеич, П. Искусство речи на суде/П.Сергеич; предисловие Г. М. Резника. М.: Юрайт, 2012.
  3. Орлов, Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе/Ю. К. Орлов. М., 2009.
  4. Питерцев, С. К. Тактика допроса/С. К. Питерцев, А. А. Степанов. СПб: Питер. 2001.
  5. Порубов, Н. И. Допрос: процессуальные и криминалистические аспекты: монография/ Н. И. Порубов, А. Н. Порубов. Ю.: Юрлитинформ. 2013.
  6. Якуб, М. Л. Показания свидетелей и потерпевших (Оценка показаний свидетелей и потерпевших на предварительном следствии и в суде первой инстанции)/М. Л. Якуб. М., 1968.

Основные термины(генерируются автоматически): УПК РФ, судебного допроса, допроса свидетеля, судебного допроса свидетеля, показаний свидетеля, государственный обвинитель, судебного разбирательства, уголовного дела, государственного обвинителя, уголовному делу, обстоятельств уголовного дела, показания свидетеля, ходе судебного, участников процесса, ходе предварительного расследования, судебного следствия, ст.88 УПК РФ, проведения допроса свидетеля, значении судебного допроса, показаний свидетелей.

Источник: https://moluch.ru/archive/111/27687/

Показания свидетеля как средство доказывания в гражданском судопроизводстве

Свидетельские показания по уголовному делу


В статье раскрывается содержание правового регулирования показаний свидетеля как средств доказывания гражданского судопроизводства, особенность допроса свидетелей. Значительное внимание уделяется проблеме классификации свидетельского иммунитета.

Ключевые слова: свидетель, свидетельский иммунитет, допрос, гражданский процесс, доказывание, родственный иммунитет, абсолютный иммунитет.

Свидетель — является юридически незаинтересованным участником судебного процесса, знающий факты рассматриваемого дела, о которых обязан рассказать в судебном заседании.

В гражданском процессе свидетелями могут выступать любые граждане, которые способны правильно понимать и воспринимать обстоятельства действительности, имеющие отношение к рассматриваемому гражданскому делу, т. е. наделенные гражданской процессуальной правоспособностью.

При наличии особых отношений (дружеских либо, напротив, неприязненных) свидетеля со сторонами, участвующими в процессе, обязывает суд тщательнее оценивать показания свидетеля. Но, тем не менее, это не может являться основанием для исключения такого объяснения из числа доказательств.

Следует учитывать, что при допросе малолетних, несовершеннолетних лиц, при оценке их показаний суд обязан учитывать разумные возрастные рамки, позволяющие им правильно понимать факты действительных обстоятельств дела. При их допросе в суд привлекаются психологи, родители, усыновители, педагоги, попечители или опекуны (ст. 173 ГПК).

[1] При допросе лиц, не достигших 16 лет, устанавливаются дополнительные правила. При допросе ребенка, которому на момент вызова в суд не исполнилось 14 лет, его интересы представляет педагогический работник, без которого допрос не может проводиться. При даче показаний свидетелем в возрасте от 14 до 16 лет педагогический работник вызывается по усмотрению суда.

Представлять интересы ребенка в зале суда могут родители (усыновители, опекуны, попечители). При установлении истины во время допроса несовершеннолетнего свидетеля, суд может вынести определение, об удалении того или иного лица, участвующего в деле.

После возвращения в зал заседания лицу, участвующему в судебном заседании, сообщаются содержание показаний несовершеннолетнего свидетеля и предоставляется возможность задать вопросы свидетелю (ст. 179 ГПК). При оценке судом показаний свидетеля должны учитываться особенности такого вида доказательств (условия, время, место, восприятие, обстановка)

Согласно п. 1 ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

[2] Гражданин не может и не должен давать свидетельские показания против себя самого, иначе разрушается постулат тайны личной жизни. Сторона, заявляющая ходатайство о вызове свидетеля, должна указать, какие обстоятельства дела, имеющие значение, он может подтвердить.

Законодательство устанавливает, правила, согласно которым не могут быть вызваны и допрошены в качестве свидетелей судьи и заседатели, священнослужители.

Согласно ст. 70 ГПК РФ суд возлагает на свидетеля определенные обязанности — свидетель обязан явиться в суд и дать правдивые показания. В случае его неявки по неуважительной причине, то он будет привлечен к административной ответственности.

Свидетель, который не в состоянии явиться на судебное заседание, может быть допрошен судом по месту своего пребывания, в случае инвалидности, болезни, старости, либо при наличии других уважительных причин.

Свидетельские показания в отличие от объяснений сторон и третьих лиц, должны быть изложены только в устной форме в форме рассказа о фактах, очевидцем которых оказался сам свидетель, либо, о наличии или отсутствии которых он узнал от других лиц.

За исключением того обстоятельства, когда сведения свидетеля были получены в порядке обеспечения доказательств. В соответствии со ст.

307 и 308 УК РФ на свидетеля за отказ или уклонение от дачи показаний, за дачу ложных показаний возлагается уголовная ответственность.

В ст. 69 ГПК РФ определен перечень лиц, которые обладают правом не давать в суде показаний. За рубежом это именуется свидетельским иммунитетом. [3, c.

92] На данный момент в ГПК РФ отсутствует определение понятия свидетельского иммунитета. Анализируя ч. 3 — 4 ст.

69 ГПК РФ можно сформулировать определение свидетельского иммунитета, под которым следует понимать освобождение свидетеля от дачи показаний по делу в гражданском судопроизводстве.

В зарубежных странах свидетельский иммунитет широко распространен среди родственников. Согласно Закону о доказательствах 1968 г.

в гражданском судопроизводстве Англии является недопустимым обязать свидетеля давать показания, если это создает опасность уголовного преследования или возобновления отбытия наказания.

Данный закон предоставляет привилегию супругу лицу, выступающему в роли свидетеля. Муж имеет право выразить протест на вопрос, если честный ответ сможет нанести вред его жене. [4, c.24]

Законодательство Болгарии относит к субъектам свидетельского иммунитета родственников по прямой линии, сестер, братьев, супруга стороны.

Законодательство Венгрии распространяет указанное право на родственников по прямой нисходящей или восходящей линии, его (ее) брата и сестру, супруга брата или сестры. В Румынии освобождаются от дачи показаний родственники стороны вплоть до третьей степени родства, включая разведенного супруга.

Исходя из опыта мировой практики, в Российской Федерации к близким родственникам, имеющим свидетельский иммунитет, относятся дети (в том числе усыновленные), родители (усыновители), братья, сестры, дедушки, бабушки, родители супруга. Круг субъектов определен так, что право, которое предоставляется свидетелю, не перешло в формальный отказ от дачи показаний и в то же время не наносило ущерба лицам, связанным семейными узами.

Согласно ч. 3 ст. 69 ГПК РФ абсолютный иммунитет- это запрет давать показания перечисленной выше группе лиц, а также право свидетеля отказаться от дачи показаний и обязанность суда освободить его от предоставления показаний.

Выделяют полный иммунитет, представляющий полное освобождение свидетеля от дачи показаний, и частичный — освобождающий от дачи показаний, согласно, определенного перечня вопросов.

Существует разделение на родственный и служебный свидетельский иммунитет. [5 c.11]

Родственным иммунитетом могут воспользоваться супруги, дети, усыновленные дети, родители, усыновители, дедушки, братья, сестры, бабушки, внуки. В связи с этим возникает вопрос — о том распространяется ли свидетельский иммунитет на лиц, состоящих в гражданском браке, либо сожительствующих вместе.

Приравнивание сожительствующих к супругам, может привести к различному роду неправомерным действиям, например, любой мужчина по договоренности с женщиной или наоборот могут не давать показаний друг против друга, что приведет к нарушению принципов гражданского судопроизводства.

Свидетельский иммунитет не распространяется на лиц, обладающих государственной, служебной и профессиональной тайной. Существуют отдельные нормативные акты, обязывающие, указанных в них лиц не разглашать информацию, составляющие государственную тайну. Отдельные правовые акты устанавливают потребность в защите государственной тайны, включая органы судебной власти.

В законодательстве о валютном регулировании и валютном контроле предусмотрено: органы, агенты валютного контроля и их должностные лица должны сохранять коммерческую тайну, ставшую им известной при выполнении функций валютного контроля резидентов и нерезидентов.

В гражданском законодательстве предусмотрена защита коммерческой и служебной тайны. Уголовное законодательство требует сохранения следственной тайны.

Законодательство о нотариате требует сохранения тайны совершения нотариальных действий, законодательство об охране здоровья предусматривает сохранение врачебной тайны.

Возникает множество споров по вопросу освобождения от дачи показаний священнослужителей, ставших им известными в процессе исповеди. Россия представляет собой светское государство, что предполагает отсутствие влияние на религию, нарушение тайны приведет к нарушению права вероисповедания и права неприкосновенности частной жизни.

Обобщая сказанное, можно отметить, что при неопределенном отношении к показаниям свидетелей как доказательствам в гражданском судопроизводстве учитывая их объективность, действующее законодательство в определенных случаях допускает прямое ограничение их использования в процессе.

Таким образом, возникает необходимость формирования правового характера данных видов доказательств с точки зрения их относимости и допустимости.

Следовательно, свидетельские показания должны быть рассмотрены и оценены судом как любое иное доказательство, не имеющее заранее определенной силы, в соответствии с нормами законодательства.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/183/47009/

Прокуроры об актуальном в законодательстве

Свидетельские показания по уголовному делу
7 Сентября 2016

Разъясняет начальник уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Елена Анатольевна Каретникова

Свидетель – это участник уголовного судопроизводства, который, как и потерпевший либо обвиняемый, создается самими обстоятельствами уголовного дела. В целом сообщенные свидетелями сведения носят наиболее объективный характер и поэтому существенным образом влияют на установление истины по уголовному делу, на доказывание имеющих значение обстоятельств.

Согласно части 1 статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) свидетелем по делу является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.

Отчасти процессуальный статус свидетеля напоминает статус потерпевшего. Однако свидетель, в отличие от потерпевшего, не находится на стороне обвинения, лишен права на участие в уголовном преследовании и как правило, не заинтересован в исходе уголовного дела. Поэтому он законодательно лишен ряда процессуальных возможностей обвинительного содержания.

Статус свидетеля закрепляется за человеком посредством его вызова к дознавателю, следователю или в суд для дачи свидетельских показаний в порядке статей 187–191 УПК РФ. Именно с этого момента лицо приобретает соответствующие права, получает обязанности и подлежит ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таковых обязанностей.

Законодатель устанавливает круг лиц, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей по тем или иным обстоятельствам. Ограничения в получении определенных свидетельских показаний обусловливаются требованиями международных договоров и соглашений Российской Федерации, положениями Конституции России, иных законодательных актов, а также нормами морали и уважением к религии.

Так, не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

6) должностное лицо налогового органа – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом “О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях.

Права свидетеля закреплены частью 4 статьи 56 УПК РФ, согласно которой он вправе:

– давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

– пользоваться помощью переводчика бесплатно;

– заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

– заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

– являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью 5 статьи 189 УПК РФ.

Кроме того, согласно статье 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Таким образом, свидетель имеет право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги), родителей, детей и других близких родственников.

Это означает, что лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, обязано отвечать на все вопросы дознавателя, следователя и суда, не связанные прямо либо косвенно с участием его самого или его близких родственников в совершении преступления.

Также свидетель вправе ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных Федеральным законом от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Основная обязанность свидетеля – дать правдивые показания о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу.

Свидетелю запрещается:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161УПК РФ.

В случае уклонения от явки без уважительных причин, свидетель может быть подвергнут приводу.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Так, за дачу свидетелем заведомо ложных показаний по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлениях санкцией части 2 статьи 307 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Свидетель несет уголовную ответственность и за разглашение данных предварительного расследования (статья 310 УК РФ).

Основным следственным действием, проводимым со свидетелем в ходе расследования уголовного дела, является его допрос.

На допрос свидетель вызывается повесткой (статья 188 УПК РФ). Перед началом допроса следователь удостоверяется в личности свидетеля, разъясняет ему права и обязанности, порядок производства допроса. Обязательно свидетель предупреждается об уголовной ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 УПК РФ.

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, который предъявляется свидетелю по окончании допроса для прочтения либо оглашения следователем, о чем в протоколе делается соответствующая отметка. Факт ознакомления с данными показаниями и правильность их записи свидетель удостоверяет своей подписью в конце протокола (ст. 190 УПК РФ). При этом свидетель подписывает каждую страницу протокола.

Также в ходе расследования уголовного дела свидетели могут участвовать в проведении очных ставок (ст. 192 УПК РФ), предъявлении лица или предмета для опознания (ст. 193 УПК РФ), проверке показаний на месте
(ст. 194 УПК РФ) и других следственных действий.

Согласно ст. 240 УПК РФ, доказательства, полученные по уголовному делу в ходе предварительного расследования, подлежат непосредственному изучению в ходе судебного разбирательства.

Поэтому, как правило, допрошенные в ходе предварительного расследования свидетели, по ходатайству стороны обвинения или защиты повторно допрашиваются в судебном заседании.

Огласить перед судом показания свидетеля, данные им при производстве предварительного расследования, можно лишь в исключительных случаях, предусмотренных статьей 281 УПК РФ.

Например, при наличии обоюдного согласия сторон обвинения и защиты на оглашение показаний не явившегося в судебное заседания свидетеля, либо при наличии тяжелой болезни свидетеля, препятствующей его явке в суд и подтвержденной соответствующими медицинскими документами.

В судебном заседании свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей (статья 278 УПК РФ).

Перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 56 УПК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами.

Допрошенные свидетели могут покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия с разрешения председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон.

В соответствии с частью 4 статьи 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью доказательств.

В связи с этим, не относятся к числу сведений, имеющих доказательственного значения, показания свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности (пункт 2 части 2 статьи 75 УПК РФ), в которых высказывается предположение о тех или иных фактах, не содержится категорических утверждений относительно этих фактов.

Источник: https://www.mosproc.ru/about-law/pravovoy-status-svidetelya-po-ugolovnomu-delu/

Приобщение письменных показаний свидетеля по уголовному делу

Свидетельские показания по уголовному делу

Недавно на сайте «АГ» была опубликована информация об обращении адвоката в ФПА РФ с вопросом, является ли протокол адвокатского опроса относимым и допустимым доказательством в суде.

В своем письме адвокат обратил внимание на то, что в судебной практике сложился противоречивый подход к оценке составленных адвокатом письменных пояснений свидетеля, в связи с чем, по его мнению, необходимо обсудить данную тему.

Вопрос о возможности приобщения в судебном заседании письменных показаний свидетеля по уголовному делу, отказывающегося являться в суд, также остается открытым.

На наш взгляд, показания такого лица могут быть оформлены в форме акта опроса защитником в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

Целесообразно ходатайствовать о приобщении такого документа к материалам дела вместе с заявлением ходатайства о привлечении соответствующего лица в качестве свидетеля.

В случае если это отвечает интересам доверителя, возможно после получения соответствующим лицом статуса свидетеля ходатайствовать об отложении судебного заседания или приводе.

В практике рассмотрения уголовных дел встречаются ситуации, когда адвокату – представителю одной из сторон уже на стадии судебного следствия становится известно о лицах, которые не были привлечены к делу в качестве свидетелей, но их показания могут иметь значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. При данных обстоятельствах адвокат имеет право заявить ходатайство о привлечении названного лица к делу в качестве свидетеля, которое подлежит рассмотрению судом.

Вместе с тем могут возникать случаи, когда лицо, которое могло бы дать необходимые показания, по разным причинам отказывается явиться в судебное заседание (например, в связи с длительными сроками рассмотрения дела, опасениями, связанными с личностью обвиняемого, нахождением в командировке и др.). Практика показывает, что даже при удовлетворении ходатайства о привлечении соответствующего лица в качестве свидетеля суд может не воспользоваться своим правом на вынесение определения о вызове или приводе свидетеля (при его неявке без уважительных причин) или отложении судебного заседания в порядке ст. 272 УПК РФ со ссылкой на принцип разумного срока уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ). Статья 281 УПК РФ об оглашении показаний свидетеля в данном случае также неприменима, поскольку свидетель еще не дал никаких показаний в рамках уголовного дела.

В судебной практике существует тенденция использования опросов лиц, отказывающихся являться в судебное заседание в качестве свидетелей, адвокатом – представителем одной из сторон.

Делается это по аналогии с системой общего права, где развит и активно используется институт аффидевита (affidavit) – письменных показаний, сделанных под присягой уполномоченному лицу, включая адвокатов, или так называемого «профессионального заявления» (professional statement) – термин, применяемый в праве США для обозначения документа, составляемого адвокатом и имеющего такую же юридическую силу, что и аффидевит1.

В частности, английские Правила уголовного процесса (Criminal Procedure Rules) (п. 16.

4) содержат положения о доказательственном значении письменного заявления свидетеля (written witness statement in evidence), в соответствии с которыми суд вправе принять письменное заявление свидетеля об известных ему обстоятельствах в качестве надлежащего доказательства по уголовному делу либо вызвать свидетеля для личного допроса в судебном заседании.

Самостоятельное доказательственное значение подобное заявление (называемое также «аффидевит») имеет в уголовном процессуальном законодательстве Канады (см., например, ст. 4.06 Правил уголовного процесса Верховного суда Онтарио)2.

Необходимо отметить, что право опрашивать лиц с их согласия прямо предусмотрено только для защитников по уголовному делу (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ), в связи с чем возникает вопрос о допустимости использования аналогии закона с предоставлением такого права адвокатам – представителям иных участников уголовного судопроизводства.

С нашей точки зрения, подобная аналогия представляется обоснованной в свете формулировки ч. 2 ст. 86 УПК РФ о праве потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, а также Разъяснения № 1 Совета Адвокатской палаты г.

Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката3.

В то же время любое процессуальное действие представителя по уголовному (и иному делу) должно отвечать интересам доверителя, а именно эффективному решению возникающих практических проблем. Соответственно, встает вопрос о реальном доказательственном значении информации, полученной в результате опроса лиц адвокатом, и, как следствие, целесообразности использования данного механизма.

Федеральная палата адвокатов в Методических рекомендациях по реализации прав адвоката, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ и п. 3 ст.

6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», исходит из принципиальной возможности признания акта адвокатского опроса в качестве самостоятельного доказательства, предусмотренного п.

6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ и отвечающего требованиям ст. 84 этого же Кодекса.

По мнению ФПА РФ, «в акте должны найти отражение следующие данные: сведения об адвокате, проводившем опрос, с указанием адвокатского образования, адвокатской палаты субъекта РФ, в которых значится этот адвокат, его номер в соответствующем реестре и номер ордера, на основании которого он выполняет поручение по данному делу; фамилия, имя, отчество, дата и место рождения опрашиваемого лица, его место жительства, место работы, должность, домашний и рабочий телефоны, сведения о документах, удостоверяющих его личность, отношение к обвиняемому и потерпевшему; отметка о согласии на опрос. Акт опроса, как представляется, должен соответствовать требованиям, предъявляемым к протоколу допроса свидетеля (ст. 189–191 УПК РФ)».

Вместе с тем в протокол допроса свидетелей включается отметка о предупреждении лица об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем возникает вопрос о правомерности внесения такой отметки в акт адвокатского опроса и о доказательственной ценности такого акта в отсутствие отметки.

По мнению Конституционного Суда РФ, выраженному в Определении от 4 апреля 2006 г. № 100-О, проставление такой отметки в подтверждение того, что лицо было предупреждено адвокатом об уголовной ответственности, «означало бы придание – вопреки требованиям Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального законодательства – несвойственной ему процессуальной функции».

По результатам изучения судебной практики можно сделать вывод о том, что суды не признают подобные «акты» или «протоколы» опросов в качестве самостоятельных доказательств по делу

В частности, в уже упоминавшемся определении КС РФ, в котором рассматривается вопрос о соответствии Конституции РФ п. 2 ч. 3 ст.

86 УПК РФ, указано, что полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – в рамках достаточности для разрешения уголовного дела.

Аналогичная позиция высказана и Верховным Судом РФ в Кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам от 10 августа 2006 г.

по уголовному делу № 39-006-9, при рассмотрении которого встал вопрос о фальсификации защитником приобщенных к материалам дела протоколов опросов: «сведения, полученные защитником в результате опроса, могут стать доказательствами по уголовному делу только тогда, когда опрошенное защитником лицо подтвердит эти сведения на допросе, проведенном в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона дознавателем, следователем, прокурором или судом. Протокол опроса является лишь формой фиксации хода и результатов опроса»4.

Нижестоящие суды следуют изложенной позиции. Так, Апелляционное определение Амурского областного суда от 23 апреля 2013 г.

по делу № 22-623/13 содержит вывод о том, что данный документ может использоваться лишь как основание для допроса соответствующих лиц в качестве свидетелей или для производства других процессуальных действий с целью их проверки и оценки, поскольку при таком опросе лицо не предупреждается об уголовной ответственности в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ и  предусмотренное ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников такому лицу не разъясняется5.

Более лояльная позиция высказана в определении Санкт-Петербургского городского суда от 2 июля 2013 г. № 4489: «В соответствии со ст. 86 ч. 3 п. 2 УПК РФ защитник действительно вправе собирать доказательства путем опроса лиц с их согласия. Однако полученные в результате опроса лиц данные подлежат, как и все другие доказательства, в соответствии со ст.

87 УПК РФ проверке путем сопоставления их с другими доказательствами и в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ оценки с точки зрения относимости, допустимости и достоверности». Тем не менее в данном деле суд признал акт опроса составленным с нарушением требований ч. 5 ст.

164, 189 УПК РФ, а также указал, что соответствующее лицо было допрошено ранее в качестве свидетеля следователем и судом.

Указанный вывод соответствует ранее высказанной позиции Верховного Суда РФ относительно допустимости опроса лица, уже допрошенного по уголовному делу в качестве свидетеля (Постановление Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств от 20 января 2010 г. № 1PK10): «По смыслу ч. 3 ст.

86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства, в том числе и путем опроса лиц с их согласия, которые не являются свидетелями (потерпевшими) в установленном порядке». Следует отметить, что Адвокатская палата г. Москвы придерживается аналогичной позиции о недопустимости проведения адвокатского опроса параллельно с допросом свидетеля (Разъяснения (№ 1) Совета Адвокатской палаты г.

Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката).

Таким образом, несмотря на то, что показания лица, которому известны существенные для уголовного дела обстоятельства, могут быть оформлены в форме акта опроса адвокатом в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, суд, скорее всего, откажется признать такой документ в качестве самостоятельного доказательства.

В данном случае целесообразно ходатайствовать о приобщении такого документа к материалам дела вместе с заявлением ходатайства о привлечении опрошенного адвокатом лица в качестве свидетеля. Если это отвечает интересам доверителя, после получения опрошенным лицом статуса свидетеля возможно ходатайствовать об отложении судебного заседания или приводе.

1 29 Am Jur 2d Evidence.

2 Criminal Proceedings Rules for the Superior Court of Justice (Ontario), SI/2012-7 (http://laws-lois.justice.gc.ca/eng/regulations/SI-2012-7/FullText.html).

3 Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2003. Выпуск № 1. С. 30–31; 2004. Выпуск № 11–12 (13–14). С. 40–41; 2007. Выпуск № 1(39). С. 103–104. Сборник нормативных и информационных материалов за 2002–2014 гг.: Специальный выпуск Вестника Адвокатской палаты г. Москвы. – М., 2014. С. 108–109.

4 См. также Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2008 г. по делу № 69-О08-4сп.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/priobshchenie-pismennykh-pokazaniy-svidetelya-po-ugolovnomu-delu/

Адвокат-online
Добавить комментарий