В какой суд обращаться, если возник спор согласно ст. 325 ч. 2 п. 1 ГПК РФ?

Банкротство граждан: разъяснения ВС РФ

В какой суд обращаться, если возник спор согласно ст. 325 ч. 2 п. 1 ГПК РФ?

26.12.2018 | Адвокатская газета | Зинаида Павлова

Ранее большинство экспертов «АГ» отметили актуальность и необходимость документа. Вместе с тем они указали, что он содержит ряд недостатков, одним из которых является отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов.

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял постановление «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», направленное на обеспечение единства практики применения судами соответствующего законодательства.

Как ранее писала «АГ», проект разъяснений был рассмотрен на заседании Пленума 6 декабря.

Тогда большинство экспертов отметили актуальность документа, но вместе с тем указали, что он содержит множество недостатков, одним из которых стало отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов. Проект постановления Пленума ВС РФ был направлен на доработку редакционной комиссией, однако по ее итогам существенно не изменился.

К наиболее серьезным изменениям можно отнести то, что последний абзац п.

3 проекта претерпел некоторые изменения и теперь вынесен в отдельный пункт постановления, согласно которому целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи.

Также в подп.

7, 8, 11, 12 финальной версии документа уточняется, что финансовый управляющий привлекается к участию в деле в отдельных случаях при разделе имущества супругов, определении долей в нем, а также при алиментных спорах.

В проекте постановления отмечалось, что он участвует в таких делах наряду с другими кредиторами должника на правах третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В документ также был добавлен п. 14, согласно которому теперь не применяются два пункта Постановления Пленума ВАС РФ о рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей № 51 от 30 июня 2011 г. Таким образом, общее количество пунктов постановления увеличилось с 12 до 14.

Исключение из конкурсной массы

Первым пунктом документа предусматривается, что вопросы исключения из конкурсной массы имущества (в том числе денежных выплат), на которое не может быть обращено взыскание, решаются финансовым управляющим самостоятельно во внесудебном порядке.

При наличии разногласий между финансовым управляющим, должником и участниками дела о банкротстве любой из них вправе обратиться в арбитражный суд.

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко обратил особое внимание на это разъяснение, отметив, что сейчас в сложившейся практике такие вопросы сразу же решаются в судебном порядке.

Как следует из п. 2 постановления, в исключительных случаях для обеспечения самого должника и его иждивенцев средствами для нормального существования суд по мотивированному ходатайству гражданина может дополнительно исключить из конкурсной массы имущество общей стоимостью свыше 10 тыс. руб., соблюдая при этом баланс интересов должника (его иждивенцев) и кредиторов.

Такой баланс должен соблюдаться и при определении жилого помещения, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, если в собственности должника находится несколько объектов недвижимости, как указано в п. 3 документа.

Из него следует, что исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилья, не обремененного ипотекой, применяется и при банкротстве должника.

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук считает, что в данном случае Пленум ВС РФ констатировал, что при наличии у должника в собственности нескольких квартир именно суд, а не должник определяет, на какую из них распространяется исполнительский иммунитет с учетом интересов как кредиторов, так и должника, и членов его семьи.

Согласно п. 4 целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов.

Поэтому не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи.

При возврате помещения в конкурсную массу такое жилье будет защищено исполнительским иммунитетом (ст. 446 ГПК РФ).

По мнению Антона Макейчука, общая направленность и смысловая нагрузка нового пункта не изменились, просто позиция Пленума ВС сформирована в нем более четко. Адвокат АБ КИАП Илья Дедковский заметил, что содержание пункта вызывает некоторые вопросы.

По его словам, логика Верховного Суда понятна: если жилье является единственным для должника, условия его отчуждения не имеют значения, ведь кредиторы все равно не могли бы обратить на него взыскание.

«Но не очень понятно, почему должник должен после отчуждения продолжать проживать в этом помещении.

Ведь если должник произвел отчуждение единственного жилья и в настоящее время проживает в другом месте (например, у родственников), то это также не затрагивает права кредиторов – они по-прежнему не могут обратить взыскание на единственное жилье», – отметил Илья Дедковский.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/bankrotstvo_grazhdan_razyasneniya_vs_rf/

Применение судами норм процессуального права о повороте исполнения судебных актов – Мониторинг правоприменения

В какой суд обращаться, если возник спор согласно ст. 325 ч. 2 п. 1 ГПК РФ?

С другой стороны, поворот исполнения имеет и свое материальное выражение, поскольку в рамках соответствующих процедур происходит возврат спорящих сторон в первоначальное состояние путем принудительного перемещения материальных благ (денежных средств, иного имущества) от истца к ответчику.

Соответствующие отношения при условном абстрагировании от их процессуальной составляющей (и того факта, что «реституция» сторон производится при участии государства в лице суда и судебного пристава-исполнителя) могут быть описаны на материально-правовом языке, с использованием категорий гражданского, налогового, трудового и т.д.

права, иллюстрацией чему могут служить самые элементарные примеры. Так, взыскание денежного долга из долговой расписки в случае отмены вынесенного решения и принятия судебного акта в пользу ответчика может быть описано в категориях неосновательного обогащения (гл.60 Гражданского кодекса РФ).

Принудительная передача вещи по якобы существующему между ответчиком и истцом договору в условиях, когда наличие такого договора опровергнуто итоговым судебным актом, может рассматриваться как порождающая у ответчика виндикационное притязание (ст. 301 ГК РФ).

Необоснованное взыскание налога, налоговых пени или штрафа – как приводящая к возникновению требования из статьи 79 Налогового Кодекса РФ (далее – НК РФ).

Вследствие этого возникает принципиальный вопрос о том, в каком ключе необходимо квалифицировать эту имущественную составляющую отношений сторон по повороту исполнения судебного акта.

Следует ли игнорировать их материально-правовой элемент и исключать применение к ним соответствующих положений материального права, замыкая истца и ответчика на правила, содержащиеся в вышеуказанных процессуальных законах.

Либо же рассматривать процессуальные нормы о повороте исполнения лишь в качестве служебных, то есть устанавливающих процедурную рамку для осуществления обратных притязаний ответчика к истцу, в то время как сами эти притязания квалифицировать в их обычном материально-правовом качестве (т.е.

как кондикцию, виндикацию, требование по возврату излишне взысканного налога и т.д.) – с тем только уточнением, что фактом-основанием их возникновения будет являться исполнение впоследствии отмененного решения суда.

Вне зависимости от того или иного научного подхода к данному вопросу, – здесь могут быть высказаны различные суждения, – важно понимать, как на него отвечают суды при рассмотрении конкретных дел и при формулировании руководящих разъяснений (на уровне высших судов), ибо от этого зависит целый ряд практических последствий, связанных с применением соответствующего правового института. Проиллюстрируем это рядом примеров.

Во-первых, различное понимание правовой природы притязания ответчика по возврату необоснованно взысканного (далее – «реституционное притязание», «реверсивное притязание») предопределяет неоднозначность в вопросе о том, является ли процедура поворота исполнения единственной процессуальной формой, предназначенной для преодоления имущественных последствий судебной ошибки в отношениях между истцом и ответчиком. Если настаивать на специальной природе реверсивного притязания, задачей которого является исключительно restitutio ad integrum (т.е. устранение факта действия ошибочного решения вне зависимости от материально-правовой картины происходящего), предусмотренный ст.ст.325 – 326 АПК РФ, ст.ст. 443 – 445 процессуальный порядок должен восприниматься в качестве эксклюзивного для достижения вышеуказанной цели. Если, напротив, видеть в нем обычное материально-правовое требование, пригодное к квалификации в качестве кондикционного, виндикационного и т.д., нельзя исключать возможность использования обычных средств защиты для его осуществления, а именно – иска (кондикционного, виндикационного и т.д.). При том, что заявление о повороте исполнения, с этой точки зрения, представляется пускай и пригодным (а в смысле быстроты и удобства – оптимальным), но не исключительным средством преодоления последствий материального действия ошибочного решения.

Во-вторых, различное понимание природы реверсивного притязания допускает существование различных подходов к вопросу о том, возможно ли обременение истца не только обязанностью по возврату ошибочно присужденного, но и дополнительными обязанностями, связанными с удержанием им недолжно полученного.

Опять-таки, исключение соответствующего притязания из числа функционирующих по общим правилам материального законодательства допускает в числе возможных вывод о том, что возврат недолжно полученного исчерпывает бремя имущественных обязанностей истца перед пострадавшим ответчиком.

В то время как обратный взгляд открывает дорогу для присуждения истца не только к «реституции», но и к возмещению убытков (ст. 393 ГК РФ), уплате процентов годовых (ст. 395, п.2 ст. 1107 ГК РФ), возврату полученных доходов и плодов (п.1 ст. 1107, ст. 303 ГК РФ) и т.д.

Наконец, возможен и промежуточный взгляд, согласно которому дополнительные обязательства, хоть и возникают, однако не в момент недолжного перемещения материальных благ от ответчика к истцу по ошибочному судебному акту, а в момент принятия и вступления в законную силу судебного акта о повороте исполнения.

В-третьих, различное понимание природы реверсивного притязания ставит вопрос о том, как соотносятся между собой нормы процессуального права, регулирующие порядок их осуществления, и нормы соответствующих материально-правовых институтов, в терминах которых такие притязания могут быть выражены.

Наиболее очевидным примером здесь является коллизия между п.3 ст.

1109 ГК РФ, согласно которой заработная плата и приравненные к ней платежи и другие денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, не могут рассматриваться в качестве неосновательного обогащения и не подлежат возврату, и ч.3 ст. 445 ГПК РФ, согласно которой возврат ошибочно присужденной работнику заработной платы допускается без ограничений в случае, если решение, на основании которого был осуществлен соответствующий платеж, было отменено в порядке апелляционного пересмотра.

Исследование того, как эти и ряд других вопросов, касающихся института поворота исполнения, решаются на практике, и будет составлять предмет настоящего мониторинга.

Объем работы, естественно, не предполагает охвата всего диапазона суждений, высказанных судами при разрешении конкретных дел, однако является достаточно репрезентативным для того, чтобы у читателя сформировалось общее представление об имеющихся трендах.

Изученные материалы могут рассматриваться в качестве эмпирической основы для последующих научных изысканий по описанной проблематике, а также как вспомогательный источник для принятия решений по возможному реформированию института поворота исполнения в будущем.

1. Правовая природа реверсивного притязания

https://www.youtube.com/watch?v=Ys9HjVvDd6I

По вопросу о правовой природе реверсивного притязания суды высказывают различные точки зрения.

С одной стороны, существует целый ряд источников, в рамках которых требования ответчика о возврате недолжно полученного истцом рассматриваются как разновидность обычных материально-правовых притязаний, возникающих в связи с нарушением имущественной сферы обладателя соответствующих материальных благ, что допускает возможность их стандартной материально – правовой квалификации (напр., как требований из неосновательного обогащения). С другой стороны, есть тенденция рассматривать соответствующие отношения в качестве специфических, находящихся за пределами регулирующего воздействия стандартных материально-правовых институтов. Как правило, суды, придерживающиеся соответствующей точки зрения, характеризуют правоотношения по возврату неосновательно присужденного в качестве «исполнительских», противопоставляя последние таким типичным, опосредующим защиту пострадавшего собственника правоотношениям, как правоотношения по кондикции, виндикации и т.д.

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/zawita-chesti-dostoinstva-i-delovoj-reputacii/item/437-primenenie-sudami-norm-protsessualnogo-prava-o-povorote-ispolneniya-sudebnykh-aktov.html

Адвокат-online
Добавить комментарий