Возможен ли реальный срок за мошенничество в данной ситуации?

Как изменится уголовная ответственность для предпринимателей по новому закону?

Возможен ли реальный срок за мошенничество в данной ситуации?

ГосударственнаяДума на пленарном заседании во вторник, 18 декабря, приняла в третьем,окончательном чтении поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об освобождении от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба. Ихавтором стал Президент РФ Владимир Путин.

Инициатива направлена на дальнейшее формирование благоприятного делового климата, сокращение рисков веденияпредпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты бизнеса.

В соответствиис законом, уголовные дела в случаевозмещения ущерба, причиненного преступлением гражданину, организации илигосударству, будут прекращаться. Это коснется таких статей УК РФ, как:

  • мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорныхобязательств в сфере предпринимательской деятельности;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с мошенничеством в сферекредитования; в сфере страхования; в сфере компьютерной информации; с использованием электронных средств платежа; при получении выплат;
  • преступления небольшой тяжести, сопряженные с нарушением авторства и плагиатом;с нарушением изобретательских и патентных прав;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с причинением имущественного ущербапутем обмана или злоупотребления доверием; с присвоением или растратой;
  • преступления, связанные с невыплатой зарплаты, пенсий, стипендий, пособий илииных выплат.

Еслилицо, впервые совершившее такоепреступление, полностью возместило причиненный ущерб (погасилообразовавшуюся просроченную задолженность по зарплате, пенсии и т. п.) и выплатило соответствующую компенсацию, то онобудет освобождено от уголовной ответственности.

В свою очередь, поправками в УПК РФрасширяется перечень уголовных дел частно-публичного обвинения (когда уголовноедело возбуждается исключительно по заявлению потерпевшего и не подлежитпрекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым), включив в этотперечень уголовные дела о преступлениях, затрагивающих интересы толькопотерпевших, без причинения ущерба интересам третьих лиц или государству. Этоотносится к незаконному получению кредита; злостному уклонению от погашениякредиторской задолженности; злостному уклонению от раскрытия или предоставленияинформации, определенной законодательством о ценных бумагах; незаконномуиспользованию средств индивидуализации товаров (работ, услуг); злоупотреблениюполномочиями, а также преступлениям, связанным с необоснованным отказом в приемена работу или увольнением лиц предпенсионного возраста.

Также законом устанавливается запретзаключения под стражу подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиямив сфере предпринимательской деятельности (за исключением лиц, подозреваемых илиобвиняемых в незаконной организации, проведении азартных игр).

Наконец, при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности устанавливается запрет на необоснованноеприменение мер, способных привести к приостановлению законной деятельностиорганизации или индивидуальных предпринимателей. Речь идет об изъятииэлектронных носителей информации — компьютеров, мобильных телефонов и т. д.

, за исключением случаев, когда вынесенопостановление о назначении их судебной экспертизы; когда изъятие производится на основании судебного решения или на данных носителях содержатся сведения,которые могут использоваться для совершения новых преступлений, а также есливладелец носителя не обладает полномочиями на хранение сведений или копированиесведений может привести к их утрате.

Закон ПрезидентаРФ вызвал много вопросов у читателей официального сайта ГД, а такжеу подписчиков официальных аккаунтов в социальных сетях. Мы попросилиответить на самые распространенные из них Председателя профильногоКомитета по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова.

Понесет ли нарушитель какое‑либо наказаниевообще, если уголовное дело будет прекращено? Или после полного возмещенияущерба с него будут сняты все обвинения?

Стоитотметить, что закон в данномслучае не вводит новых механизмов. Он дополняет действующую статью 76.

1Уголовного кодекса РФ, которой и сейчас предусмотрено освобождение от уголовнойответственности в случае возмещения ущерба по определенным преступлениям в сфере экономической деятельности.

Но только если преступление совершено впервыеи, помимо ущерба, причинного преступлением, выплачена двукратная компенсация в федеральный бюджет.

Законом расширяется переченьтаких преступлений за счет нетяжких составов, связанных с невыплатой денежныхсредств или имущественным ущербом, а также за счет преступлений, связанных с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Если ущерб от преступления будет возмещени выплачена соответствующая компенсация в федеральный бюджет, то нет смыслазапускать «репрессивную машину», преследовать человека, изолировать его от общества. В таком случае уголовное дело будет прекращено, обвинения сняты.

Но если деяние будет совершено повторно,то уголовной ответственности не избежать. Раз имел место рецидив, то можноговорить о злостном нарушителе, который должен понести наказание.

Не создастся ли ситуация, при котороймошенники смогут уходить от ответственности после возмещения ущерба? Если лицо,попавшее под действие этого закона, будет уличено повторно в том жепреступлении, будет ли с него снова снята уголовная ответственность послеочередного возмещения?

Злостно совершатьтакие преступления и, возместив ущерб, уходить от ответственности не получится. Поскольку этот механизм действует только при первоначальномправонарушении. 

В случае повторного совершения преступления уголовная ответственностьнеминуема, даже если ущерб будет возмещен.

Каким образом закон позволит защитить бизнес от давленияили незаконного уголовного преследования? Можете привести пример?

Напомню,что необходимость декриминализации норм Уголовного кодекса РФ по преступлениям,связанным с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательства,давно заявлялась бизнес-сообществом, Уполномоченным при Президенте РФ по защитеправ предпринимателей и обсуждалась в профессиональных кругах. Эти нормынередко используются для недобросовестных «конкурентных войн» между предпринимателямии возбуждения уголовных дел с целью разрушения или захвата бизнеса.

Например, такая ситуация. По заявлению в правоохранительные органы о неисполнении некой компании договорных обязательстввозбуждается уголовное дело. В начале на неустановленных лиц.

В ходе следствияпроводятся допросы сотрудников, руководства фирмы, партнерских организаций; проходятобыски в офисе компании с изъятием электронных носителей информации:компьютеров, телефонов, баз данных с документами и т. п. Затем руководителя переквалифицируютв подозреваемого или обвиняемого, назначая ему меру пресечения в видесодержания под стражей.

В результате деятельность фирмы приостанавливается. А к окончанию расследования может оказаться (и нередко так бывает), что составапреступления нет. Но к тому моменту бизнес уже разрушен, сотрудники фирмы — безработы, бюджет — без налогов от деятельности компании.

А руководитель отсиделмного месяцев в СИЗО, где условия сопоставимы с тюремными, при этом лишившисьбизнеса, команды сотрудников, партнерских отношений с другими организациями, а значит, лишившись источника дохода и оставив семью без обеспечения. При этом заявительдобился своего – конкурентная компания устранена.

К сожалению, такие ситуации пока не редкость в нашей правоприменительной практике. Предложенные законом меры должны повлиять на эту ситуацию и существенносократить риски, связанные с предпринимательством. 

На это направлены положенияо возможности прекращения уголовного дела после возмещения ущерба по деяниям в сфере предпринимательства; положения, ограничивающие случаи изъятия электронныхносителей информации в процессе следственных действий; запрет на заключение подстражу подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями в сфере предпринимательской деятельности.

В совокупности с принятым летом 2018 года законом о коэффициентах зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания названия,эти меры позволят предоставить дополнительные гарантии предпринимателям от угрозы необоснованного уголовного преследования.

Будет ли закон распространяться на нецелевое расходованиесредств бюджета, если лицо возместит сумму расхода?

На практике деяния, связанные с нецелевым расходованием средств бюджета,квалифицируется как коррупционные составы, как преступления, совершенныедолжностными лицами, по которым предусмотрены специальные статьи Уголовногокодекса РФ.

В данном законе речь идет о преступлениях в сферепредпринимательской деятельности. Эти изменения направлены на минимизацию рисковведения бизнеса в России, создание дополнительных гарантий защитыпредпринимателей от необоснованного уголовного преследования, улучшение делового климата в стране.

Что понимается под «небольшой тяжестью» в данном случае? О каких суммах идет речь?

  • Ответственность по части1 статьи 146 и статье147 УК РФ (Нарушение изобретательских и патентных прав) наступает в случае причинения крупного ущерба. При этом ущерб, которыйможет быть признан судом крупным, в законе не указан, суды при его установлениидолжны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела. Например, из наличияи размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов,полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальнойдеятельности или на средства индивидуализации. Таким образом, прекращение уголовных делпо данным составам будет в случае возмещения ущерба, установленного судом.
  • По части 1 статьи 159.1 УК РФ (Мошенничество в сфере кредитования) дела будутпрекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 1 500 000 рублей (крупный ущерб), за исключениемгрупповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.2 УК РФ (Мошенничество при получении выплат) дела будутпрекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 250 000 рублей (крупный ущерб), за исключением групповыхпреступлений.
  • По части 1 статьи 159.3 УК РФ (Мошенничество с использованием электронных средствплатежа) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительныйущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.5 УК РФ (Мошенничество в сфере страхования) дела будутпрекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповыхпреступлений.
  • По части 1 статьи 159.6 УК РФ (Мошенничество в сфере компьютерной информации) дела будут прекращены в случае возмещенияущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 160 УК РФ (Присвоение или растрата) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений. Все, что касается вышеуказанныхпреступлений с суммой ущерба меньше 2 500рублей, то они признаются «мелким хищением» и наказываются по статье 7.27 КодексаРФ об административных правонарушениях.
  • По части 1 статьи 165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана илизлоупотребления доверием, совершенное в крупном размере) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 250 000 рублей до 1 000 000рублей (особо крупный),за исключением групповых преступлений.
  • Также законопроектом предусматриваетсяпрекращение уголовных дел по частям 5–7 статьи 159 УК РФ (Мошенничество,сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сферепредпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинениезначительного ущерба/ крупного/особо крупного). Соответственно, уголовныедела будут прекращены в случае возмещения от 10 000 рублей (значительный ущерб) до 12 000 000 рублей (особокрупный ущерб).

Будет ли закон иметь обратную силу?Смогут ли снять уголовное наказание с тех, кто уже был осужден?

Согласностатье 54 Конституции Российской Федерации, что отражено также в статье 10 Уголовногокодекса РФ, если закон улучшает положение лица, совершившего преступление, то он имеет обратную силу. В случае ухудшения — обратной силы не имеет.

Поэтому новые нормы будут действовать и в отношении тех, кто уже осужден.

Прекращать уголовное дело сможет толькосуд или решение может быть принято на этапе производства следственнымиорганами?

Возможени тот, и другой вариант. Дело может быть прекращено следственными органами на этапе производства, а также судом, если дело было направлено в суд.

Источник: http://duma.gov.ru/news/29236/

Мы вам что-нибудь смягчим

Возможен ли реальный срок за мошенничество в данной ситуации?

В Госдуму поступил проект поправок в УК, снова несущий поблажки бизнесу. Автором законодательной инициативы стал президент Владимир Путин. Одно из предложенных нововведений — изменение ст. 76.

1 УК («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности»), которое предлагает прекращение уголовных дел по незначительным экономическим преступлениям с условием, что обвиняемый полностью возместил причиненный вред.

photoxpress

На данный момент в этой статье уже обозначены налоговые преступления, и законопроект предлагает дополнить их большой частью «мошеннических» дел. Речь идет о самых мягких составах статей 159.1–159.

6, которые устанавливают ответственность за мошенничество с кредитами и страховками, а также за махинации с использованием электронных платежных систем и компьютерной информации. Изменения коснутся и ответственности за мошенничество в сфере предпринимательства, сейчас описанной в ч. 5–7 ст. 159 УК.

Наказание будет мягче за некоторые случаи растраты (ч. 1 ст. 160 УК) и причинение имущественного ущерба путем обмана (ч. 1 ст. 165 УК).

В пояснительной записке указано, что проект направлен на «дальнейшее формирование благоприятного делового климата в стране, сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования».

Звучит все замечательно. Но вряд ли что-то изменится. За «смягченные» преступления, о которых идет речь в поправках, и до этого не сажали (либо штраф, либо исправработы). Потому что большим «спросом» у силовиков пользуется любимая ч. 4 ст. 159 УК («Мошенничество в особо крупном размере» — размер же или группу лиц по предварительному сговору «нарисовать» всегда возможно).

И ее как раз никакие изменения не затрагивают. А статья — «резиновая», и заводились по ней тысячи уголовных дел. И будут заводиться.

Потому СИЗО как были переполнены закошмаренными коммерсантами, не пожелавшими платить за «крышу» или не захотевшими, чтобы их бизнес отжали, так и будут ими наполняться.

«Это очередное коррупционное поле деятельности. Просто расширили кормовую базу для силовиков», — полагает адвокат Мария Серновец.

«Это не смягчение, а имитация смягчения, — говорит краснодарский адвокат Михаил Беньяш. — Властям для реальной гуманизации нужно запретить сажать людей по экономическим статьям. Все.

Когда мы, адвокаты, в судах говорим: «Как же так, вы закрываете людей по предпринимательской деятельности», следствие, прокуроры и судьи в ответ: «Это не предпринимательская деятельность».

Трактуют, как им удобно».

Многие юристы сходятся во мнении: лучше, если бы президент вместе с членами ОНК хоть раз посетил СИЗО, переполненные «экономическими».

Или посетил какой-нибудь Тверской или Басманный суд в Москве и собственным глазами увидел, как выносятся однотипные решения об арестах предпринимателей при всем разнообразии альтернативных мер пресечения.

Да, в сфере бизнеса люди не ангелы, и иногда они действительно совершают преступления. Вопрос лишь в том, чтобы они получали то наказание, которое прописано в законе, а не то, которое придумали для них следствие и суд.

Уклониться от смягчающих поправок силовикам несложно. Чтобы «закрыть» предпринимателей, к предъявленным экономическим статьям достаточно добавить «тяжелую» 210 статью УК («Организация преступного сообщества»).

Что же касается огромных сумм ущерба, то зачастую фантазия следствия в этом вопросе безразмерна.

«Например, по делам, связанным с хищениями в ходе строительства и поставок услуг для госнужд, следователи сумму ущерба вообще с потолка берут, — говорит адвокат Руслан Коблев. — Больше ущерб — больше резонанс, а затем в суде выясняется, что ущерб три рубля».

В «деле ЮКОСа», как сейчас помню, в одном из эпизодов было прописано хищение более 60 триллионов долларов США. Защита и обвиняемые пытались объяснить следователям, что вообще-то это более 500 годовых бюджетов РФ и похитить столько нереально.

«Что, совсем много нулей написано?» — спросили следователи и в итоге 12 нулей решили зачеркнуть.

Адвокат Михаил Беньяш обращает внимание, что в российском законодательстве квалифицирующие размеры ущерба вообще не менялись 15 лет:

«Вот как был в 2003 году крупный ущерб в 250 тысяч рублей, так и остался в 2018 году таким же. Особо крупный ущерб был миллион рублей, спустя 15 лет остался прежним. Представляете, что за это время инфляция сделала с этими суммами? Реально полстраны можно пересажать. У нас Первый изолятор в Краснодаре забит коммерсантами. На любые гражданские правоотношения можно «натянуть» мошенничество и отправить человека в тюрьму даже за «крупный ущерб» в 250 тысяч рублей. Поэтому надо менять квалифицирующий размер ущерба, увеличивать его».

Второе нововведение от президента — ужесточение требований к изъятию силовиками электронных носителей информации. Поправки запрещают это действие без решения суда.

Но и тут есть оговорки: если следствие придет к мнению, что есть риск использования техники «для продолжения криминальной деятельности» или на технике есть информация, которую владелец не имеет права хранить, то можно все и без суда. Как думаете, к какому мнению придет следствие?

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/11/29/78749-my-vam-chto-nibud-smyagchim

КС: Наказание за мошенничество с использованием служебного положения не зависит от объема хищения

Возможен ли реальный срок за мошенничество в данной ситуации?

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 865-О, в котором рассмотрел вопрос о соразмерности наказания, примененного к сотруднице органов внутренних дел, по отношению к совершенному ею преступлению.

16 августа 2017 г. приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга Ольга Сеземина была признана виновной в совершении 29 января 2013 г. мошенничества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

Как отмечается в определении, осужденная, будучи старшим участковым уполномоченным полиции, при проверке магазина умышленно ввела в заблуждение индивидуального предпринимателя Х., указав на наличие оснований для привлечения его к административной ответственности за нарушение правил торговли.

За несоставление протокола о правонарушении участковый потребовала приобрести за счет предпринимателя товары общей стоимостью не менее 272 руб. (в ценах 2013 г.).

В итоге осужденной было назначено наказание в виде полутора лет лишения свободы условно с испытательным сроком в год и дополнительным наказанием в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя государственной власти, на два года. Апелляция оставила приговор в силе. Постановлением судьи Верховного Суда РФ в передаче кассационной жалобы было отказано.

В кассационной жалобе в КС Ольга Сеземина указала, что ч. 3 ст.

159 УК противоречит Конституции РФ в той мере, в какой позволяет привлекать к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное лицом с использованием служебного положения, вне зависимости от стоимости похищенного.

Кроме того, данная норма, по мнению заявительницы, позволяет назначать несоразмерное общественной опасности содеянного наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий отнести это преступление к категории тяжких, притом что такая стоимость может быть явно и существенно меньшей, нежели стоимость похищенного лицом, подвергнутым административной ответственности за мелкое хищение по ст. 7.27 КоАП РФ, или стоимость незаконно полученного лицом, подвергнутым уголовной ответственности за мелкое взяточничество по ст. 291.2 УК.

Заявительница также отметила, что оспариваемая норма нарушает принцип равенства, сопоставляя ее с ч. 1 ст.

165 УК, устанавливающей минимальный размер имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, причиненного путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, равным крупному размеру, каковым признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб.

Рассматривая жалобу, КС указал, что в отличие от взятки, имеющей место лишь в случаях получения должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, мошенничество с использованием служебного положения предполагает умышленное приобретение ценностей за совершение действий (бездействие), которые в действительности лицо не может осуществить ввиду отсутствия полномочий и невозможности использовать свое служебное положение (п. 24 Постановления Пленума ВС от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»).

Суд отметил, что мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, будучи отнесенным к преступлениям против собственности, не сводится к получению взятки. В то же время, оставаясь коррупционным преступлением, оно не исчерпывается лишь мошенническим хищением чужого имущества.

Его системообразующие признаки, формируя в своем единстве сложный состав преступления, определяют совокупную повышенную опасность деяния (в сравнении не только с административно наказуемым мелким мошенничеством, но и с неквалифицированным мошенничеством, наказуемым в уголовном порядке) и, как следствие, иную степень пенализации.

При этом КС сослался на свое Определение от 8 декабря 2011 г.

№ 1623-О-О, в котором указано, что совершение сотрудниками ОВД умышленного преступления свидетельствует об их осознанном, вопреки профессиональному долгу и принятой присяге, противопоставлении себя целям и задачам деятельности полиции, что способствует формированию негативного отношения к ней и институтам государственной власти в целом, деформирует нравственные основания взаимодействия личности, общества и государства, подрывает уважение к закону и необходимости его безусловного соблюдения и, как следствие, предполагает допустимость поиска законодателем наиболее адекватных мер уголовно-правового реагирования на подобного рода преступные деяния.

Так, указал Суд, по отношению к ряду уголовно противоправных деяний использование при их совершении служебного (в том числе должностного) положения приобретает значение криминообразующего признака, характеризующего особенности квалифицированных составов данных преступлений. Подобным образом структурирован в ч. 3 ст.

159 УК и состав мошенничества, включающий посягательство на разнородные объекты специфическим способом, состоящим в использовании субъектом своего особого (специального) статуса, что не выходит за рамки полномочий законодателя и не противоречит принципам равенства и соразмерности.

Кроме того, отметил КС, это обусловлено повышенной опасностью таких деяний, направлено – во исполнение принципа справедливости – на дифференциацию уголовной ответственности и не предполагает, вопреки мнению заявительницы, установления и применения мер ответственности без учета отмеченных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих верной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица.

«Что же касается сопоставления оспариваемого законоположения с ч. 1 ст.

165 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное в крупном размере, каковым признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб., то, поскольку в данном составе отсутствуют (в совокупности или отдельно) такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, равно как и признак его совершения специальным субъектом – лицом, использующим свое служебное положение, постольку соотнесение этих двух норм с точки зрения принципа равенства не имеет под собой оснований», – отметил Суд.

КС добавил, что ни международные обязательства, принятые на себя Россией, ни УК не препятствуют законодателю и суду в процессе определения нормативных пределов наказания и конкретной его меры, применяемой к виновному, учитывать характер деяния, его опасность для защищаемых уголовным законом ценностей, реальный размер причиненного вреда, сведения о лице, совершившем преступление, и другие обстоятельства, учет которых способствует избранию мер уголовно-правового воздействия, сообразующихся с конституционными принципами юридической ответственности.

Суд указал, что при назначении наказания первая инстанция, учитывая фактические обстоятельства преступления, характер и степень его общественной опасности, не выявила достаточных оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст.

15 УК, а также для назначения согласно ст. 64 УК более мягкого наказания, чем предусмотрено за это преступление.

«Однако, принимая во внимание сведения о личности виновной, отсутствие отягчающих и наличие смягчающих обстоятельств, в том числе мнение потерпевшего, не считающего, что ему был причинен какой-либо вред, суд назначил О.М.

Сеземиной наказание … без штрафа и ограничения свободы, но с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать на государственной службе должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, на срок два года», – отметил КС.

Он подчеркнул, что оспариваемая норма сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

В определении также отмечается, что формально ставя вопрос о конституционности законоположения, заявительница, по сути, выразила несогласие с вынесенными процессуальными решениями, предлагая Суду оценить их правомерность и обоснованность с учетом обстоятельств дела.

В комментарии «АГ» юрист консалтинговой группы G3 Елизавета Фетисова указала, что вопрос о конституционности ч. 3 ст. 159 УК, в сущности, сводится к вековой проблеме справедливости наказания и его соразмерности преступлению.

«Несмотря на то что КС РФ вынес “отказное” определение, в нем достаточно подробно проанализирован состав совершенного заявительницей преступления. Суд справедливо указал на двойственный характер состава ч. 3 ст.

159 УК РФ: преступление направлено, в первую очередь, против собственности, но не сводится к хищению, а также имеет квалифицирующий признак в виде злоупотребления специальным статусом, что создает риск для иных конституционных ценностей, вплоть до угрозы демократическим институтам.

Все вместе это образует совокупную повышенную опасность деяния, отражающуюся на степени его пенализации», – отметила юрист.

Таким образом, подчеркнула она, КС напомнил об основополагающих принципах дифференциации уголовной ответственности, а также о целях наказания, которыми являются не только восстановление социальной справедливости, но и исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. По мнению эксперта, в этом смысле наказание не может опираться исключительно на размер причиненного ущерба.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов полагает, что КС верно разобрался в ситуации, поскольку решающим выступает не объем хищения, а факт совершения коррупционного преступления должностным лицом.

«Коррупционные преступления составляют повышенную общественную опасность деяния, за которые предусматривается повышенная ответственность.

Это полностью согласуется с международным правом (Конвенцией ООН против коррупции) и практикой зарубежных стран, подчеркивающей опасный характер коррупции, создаваемые ею угрозы и устанавливающей повышенную ответственность за коррупционные преступления», – указал он.

При этом адвокат критически отнесся к позиции КС, указавшего, что заявительница, ставя вопрос о конституционности нормы УК, якобы «выражает несогласие с вынесенными по ее делу судебными решениями» и просит КС дать оценку состоявшимся судебным решениям. «Вынужден констатировать два ключевых обстоятельства.

Первое – стойкое нежелание КС рассматривать жалобы по существу, используя для этого причудливые и не всегда логичные обоснования для отказа. Второе – аналогичную практику нижестоящих судов, незамысловато “объезжающих” доводы защиты для их нерассмотрения по существу.

Странноватая тенденция», – пояснил Алексей Иванов.

Адвокат, партнер, руководитель уголовно-правовой практики КА «Pen & Paper» Алексей Добрынин отметил, что решение суда, в соответствии с которым лицо привлекают к уголовной ответственности за хищение на сумму 272 руб., представляется даже не спорным, а весьма странным.

«В соответствии с законом минимальный размер уголовно наказуемого хищения составляет 2500 руб., если это не грабеж и не разбой.

Однако Суд в данном деле слишком формально подошел к правовой оценке и учел положения статьи КоАП, устанавливающей административную ответственность за мелкое хищение, в соответствии с которыми эта статья не применяется, если есть квалифицирующие признаки из уголовного закона, – пояснил он.

– Поскольку хищение было совершено при наличии квалифицирующего признака “с использованием служебного положения”, действия заявительницы были квалифицированы по ст. 159 УК. Форма взяла верх над содержанием.

И это несмотря на то, что согласно судебно-следственной практике и требованиям УК, который содержит специальную норму, позволяющую учитывать подобные ситуации (не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки состава преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественную опасность)». В аналогичных ситуациях, добавил эксперт, уголовные дела прекращаются за малозначительностью.

Адвокат также отметил, что даже если бы 272 руб. были получены в качестве взятки, то санкция за мелкое взяточничество тоже оказалась бы менее строгой, чем за мошенничество с использованием служебного положения, за которое была осуждена заявительница.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-nakazanie-za-moshennichestvo-s-ispolzovaniem-sluzhebnogo-polozheniya-ne-zavisit-ot-obema-khishcheniya/

Уголовная ответственность руководителей: за что «привлекают» директоров и собственников компаний

Возможен ли реальный срок за мошенничество в данной ситуации?

Привлечение руководителей и собственников компаний к уголовной ответственности в настоящее время, к сожалению, становится обычным явлением, а не событием из ряда вон выходящим. Более того, за последние годы число уголовных дел, заведенных на руководителей, существенно выросло.

Генпрокуратура ежегодно готовит статистику по количеству возбужденных уголовных дел. Так вот, по данным прокуроров, в 2015 году количество уголовных дел по «экономическим» статьям, включая статьи, связанные с неуплатой налогов, составило 234 600. По сравнению с 2014 годом эта цифра выросла на 22% – вы чувствуете масштаб катастрофы?

Прежде чем разбираться в причинах, из-за которых руководители попадают в поле зрения правоохранителей, и способах минимизировать риск уголовного преследования, имеет смысл рассмотреть статьи, по которым чаще всего наступает уголовная ответственность директора (учредителей) компании.

На пике популярности – уголовная ответственность по налогам

Хочу отдельно поговорить об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Эта тематика сейчас актуальна как никогда и касается практически каждого руководителя компании.

По данным Генпрокуратуры, число уголовных дел, возбужденных по фактам уклонения от уплаты налогов, в 2015 году по сравнению с 2014 годом выросло на 68%. Связано это, в частности, с поправками в уголовно-процессуальное законодательство, благодаря которым правоохранители получили возможность возбуждать уголовные дела самостоятельно, минуя результаты выездной налоговой проверки.

Рост числа «налоговых» дел можно объяснить и тем, что следователи не связаны трехлетним сроком охвата выездной проверкой, и могут расследовать преступления, совершенные и более трех лет назад.

Как правило, обвиняемым по налоговым преступлениям практически всегда становится руководитель компании. При этом главбух как наемный работник выступает в качестве основного источника показаний против генерального директора.

Обвиняемым по налоговым преступлениям практически всегда становится руководитель компании. При этом главбух как наемный работник выступает в качестве основного источника показаний против генерального директора

Также последние два года (после внесения изменений в УПК РФ) по ряду уголовных дел, в отношении некоторых обвиняемых по «налоговым» статьям судами были вынесены обвинительные приговоры с реальным отбыванием наказания в местах лишения свободы.

Лично я смотрел практику всех московских судов за 2011-2012 годы и не нашел ни одного приговора, опубликованного на сайте суда, где бы дали реальную меру наказания.

В настоящий момент ситуация изменилась, и, как я указал выше, сейчас уже выносят приговоры с реальными сроками заключения.

Всего есть пять статей, на основании которых могут привлечь директора к уголовной ответственности за налоговые преступления.

  • Уклонение от уплаты налогов с физического лица (статья 198 УК РФ)

В группе риска те директора, которые одновременно являются предпринимателями. Например, директор как ИП оказывает какие-либо услуги компании, которую сам же и возглавляет. Оплачивая эти услуги, компания снижает налогооблагаемую прибыль, а ИП работает на «упрощенке» или «вмененке» и платит с дохода пониженный налог. В результате сумма налоговых платежей в бюджет снижается.

  • Уклонение от уплаты налогов с организации (статья 199 УК РФ)

Это самая опасная статья для руководителя компании. Чаще всего ответственность директора по этой статье наступает за непредоставление деклараций либо искажение данных отчетности, то есть занижение доходов или завышение расходов, налоговых вычетов.

Причем, если речь идет о руководителе нескольких компаний, то его вина будет оцениваться в совокупности по сумме недоплаченных в бюджет налогов каждой организацией.

Вот почему возглавлять компании, у которых возможны проблемы с налогами, очень рисковое занятие.

  • Неисполнение обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ)

В этой статье речь идет об ответственности за неуплату НДФЛ, удержанного с сотрудников. Однако привлечение руководителей к ответственности возможно лишь в том случае, если будет доказана личная заинтересованность руководителя компании. Личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного либо неимущественного характера.

  • Сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов (статья 199.2 УК РФ)

Ответственность предпринимателя по этой статье будет только тогда, если будет доказана его вина в умышленном сокрытии денег или прочего имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов с организации. Например, компания задолжала налоги, но при этом предоставляет отсрочку покупателям по оплате товаров либо выдает направо и налево займы.

  • Незаконное возмещение НДС из бюджета может быть квалифицировано по «общеуголовной» статье 159 УК РФ (мошенничество)

Когда подается декларация с требованием вернуть ранее уплаченный НДС, то возвращать на самом деле нечего, поскольку налог не уплачивался. То есть данное преступление не подпадает под статью 199 УК РФ (уклонение от налогов).

В данном случае когда НДС поступает на счет организации, т.е. незаконно возвращается, то по сути происходит хищение денег из бюджета. Поскольку при этом предоставляются фиктивные документы в том числе декларации, то хищение осуществляется путем обмана.

Данная совокупность образует состав преступления – мошенничество.

****

В то же время есть надежда, что в обозримом будущем привлечение предпринимателей к ответственности за неуплату налогов сократится в разы. Дело в том, что Госдума рассматривает президентские поправки, которые повышают «лимиты» уклонения, при которых руководителям грозит наказание по УК РФ (см. таблицу).

Как изменятся «лимиты» уголовного преследования по налогам

Статья УК РФСумма уклоненияКак сейчасКак будет
Уклонение от налогов с физлица в крупном размере (ч. 1 ст. 198 УК РФ) 600 тыс. руб. за три года (если не уплачено более 10% налогов) либо 1,8 млн руб. 900 тыс. руб. за три года (если не уплачено более 10% налогов) либо 2,7 млн руб.
Уклонение от налогов с физлица в особо крупном размере (ч. 2 ст. 198 УК РФ) 3 млн руб. за три года (если не уплачено более 20% налогов) либо 9 млн руб. 4,5 млн руб. за три года (если не уплачено более 20% налогов) либо 13,5 млн руб.
Уклонение от налогов с организации в крупном размере (ч. 1 ст. 199 УК РФ) 2 млн руб. за три года (если не уплачено более 10% налогов) либо 6 млн руб. 5 млн руб. за три года (если не уплачено более 25% налогов) либо 15 млн руб.
Уклонение от налогов с организации в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ) 10 млн руб. за три года (если не уплачено более 20% налогов) либо 30 млн руб. 15 млн руб. за три года (если не уплачено более 50% налогов) либо 45 млн руб.

Какие еще есть «уголовные» статьи для руководителя

Помимо налоговых дел, чаще всего привлечение руководителей к уголовной ответственности происходит за преступления в сфере экономической деятельности, перечисленные в главе 22 УК РФ.

  • Незаконное предпринимательство (статья 171 УК РФ)

Уголовная ответственность генерального директора возможна, если обнаружится, что компания работает без государственной регистрации или лицензии (когда она обязательна), либо нарушает требования или условия лицензии. Но наказание по статье будет, если причинен крупный ущерб или получен доход в крупном размере. Крупным ущербом или доходом считаются ущерб/доход, превышающий 1,5 млн руб., а особо крупным – 6 млн руб.

  • Незаконное получение кредита (статья 176 УК РФ)

Статья привлекает руководителя к ответственности, если будет доказано, что компания-заемщик сдает в банк документы, представляющие ее деятельность в более выгодном свете, чем это есть на самом деле, демонстрируя тем самым возможность погашения полученного кредита.

Уголовная ответственность директора наступает только в том случае, если незаконное получение кредита причинило крупный ущерб.

Обратите внимание: если кредит получен незаконно и его к тому же еще и не вернули, привлечь к ответственности руководителя фирмы могут за мошенничество (статья 159 УК РФ).

  • Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (статья 177 УК РФ)

Есть статьи, которые для неискушенного в уголовном праве руководителя могут оказаться полной неожиданностью. Так, к двум годам лишения свободы может быть приговорен Генеральный Директор фирмы за злостное уклонение от исполнения судебного решения о взыскании кредиторской задолженности.

Такая же уголовная ответственность ожидает руководителя фирмы, которая не выплачивает долги по ценным бумагам (например, векселям). Злостность уклонения определяется судом по ряду обстоятельств.

Это может быть, например, смена места нахождения/названия организации, перевод денег компании на личные счета, отчуждение имущества и передача его другим лицам и т. п.

  • Незаконное использование средств индивидуализации товаров (статья 180 УК РФ)

Уголовная ответственность руководителя по этой статье будет, только если деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб – более 1,5 млн руб.

  • Преднамеренное банкротство (статья 196 УК РФ)

Речь идет о действиях (либо, напротив, бездействии) руководителя, в результате которых компания оказалась неспособна удовлетворить требования кредиторов. Например, когда заключались сделки либо выдавались кредиты на невыгодных для компании условиях. Привлечь могут, если таким действиями кредиторам был причинен крупный ущерб (более 1,5 млн руб.).

  • Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ)

Уголовная ответственность директора ООО возможна за заведомо ложное публичное объявление о несостоятельности компании (хотя оснований для этого нет), если тем самым причиняется крупный ущерб (более 1,5 млн руб.).

За что еще могут привлечь директора?

Уголовная ответственность руководителя организации также грозит за нарушение прав и свобод гражданина (глава 19 УК РФ). В частности, за невыплату зарплаты ( ст. 145.1 УК РФ), за необоснованный отказ в приеме на работу и за необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет (ст. 145 УК РФ), за нарушение требований охраны труда (статья 143 УК РФ).

Как исключить привлечение руководителей к ответственности?

Однозначно ответить на данный вопрос не представляется возможным. Более того, все зависит от специфики бизнеса. Можно дать лишь несколько общих советов:

  • По всем «сомнительным» вопросам той или иной сделки или операции консультироваться с юристами (в т. ч. налоговыми);
  • Регулярно проводить аудиторские проверки;
  • Организовать грамотное налоговое планирование;
  • Мониторить изменения в налоговом, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, а также практику рассмотрения судами уголовных дел в отношении руководителей компаний.

Подробнее о том, какие шаги предпринять, чтобы минимизировать привлечение руководителей к уголовной ответственности, поговорим в ближайших публикациях.

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/ugolovnaia-otvetstvennost-biznesmenov-za-chto-privlekaiut-rukovoditelei-i-sobstvennikov-kompanii-8100/

Адвокат-online
Добавить комментарий