Возможен ли зачет времени содержания под стражей?

Вс разъяснил судам порядок зачета срока меры пресечения в срок отбывания наказания

Возможен ли зачет времени содержания под стражей?

31 июля Президиум Верховного Суда РФ утвердил Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений ст. 72 УК.

Разъяснения связаны с внесением изменений в данную статью Законом о порядке зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания наказания в виде лишения свободы и Законом о назначении осужденным за преступления террористической направленности вида исправительного учреждения. Всего документ содержит ответы на 17 вопросов, возникших у судов при постановлении приговора и при его исполнении.

Владимир Путин подписал закон о зачете времени в СИЗО в срок наказания Теперь день, проведенный в следственном изоляторе, может быть максимально приравнен к двум дням заключения в исправительном учреждении

В комментарии «АГ» партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что год действия изменений ст.

72 УК закономерно породил вопросы, которые требовали разъяснений со стороны правоприменителей, в связи с чем разъяснения Верховного Суда можно признать своевременными.

По его мнению, ВС дал ответы на большинство вопросов, которые эксперты определяли еще на стадии принятия Закона о порядке зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания наказания.

Вопросы, возникающие при постановлении приговора

Верховный Суд разъяснил, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3, 3.1, 4 ст. 72 УК в срок лишения свободы по правилам, предусмотренным в ч. 3.1 ст. 72 УК, засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.

Также указано, что с учетом новой редакции ст.

72 УК началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр, колонию-поселение или в тюрьму либо со дня задержания. Срок отбывания окончательного наказания в виде лишения свободы, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 и (или) ст. 70 УК РФ, исчисляется со дня вступления последнего приговора в законную силу.

Также ВС отметил, что в соответствии с положениями п. 2 ч. 5 и п. 2 ч. 6 ст. 302 УПК, если время содержания под стражей, засчитанное на основании ч. 3.1 ст. 72 УК, поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда в силу положений п. 3 ст. 311 УПК.

Отвечая на вопрос о том, следует ли указывать в приговоре на применение ст. 72 УК при назначении лишения свободы условно, если осужденный содержался под стражей, Верховный Суд ответил отрицательно.

«Вопрос о зачете времени содержания под стражей, так же как и вопрос об определении вида исправительного учреждения и режима для отбывания наказания, подлежит разрешению судом в постановлении об отмене условного осуждения по основаниям, предусмотренным ч. 2.1 или 3 ст.

74 УК РФ, либо в последующем приговоре при отмене условного осуждения по первому приговору по основаниям, предусмотренным ч. 4 или 5 ст. 74 УК РФ», – указано в ответе.

Комментируя это разъяснение, управляющий партнер АБ «ЕМПП» адвокат Сергей Егоров указал на значимость разъяснения ВС о том, что при назначении условного наказания сам по себе факт нахождения обвиняемого и (или) подсудимого под стражей или домашним арестом в ходе следствия или суда не учитывается при определении судом испытательного срока и срока условного лишения свободы. «Это может показаться несправедливым, поскольку ч. 5 ст. 72 УК РФ указывает, что при назначении осужденному, содержавшемуся под стражей, наказания в виде штрафа или лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд должен смягчить или полностью освободить осужденного от наказания», – посчитал он.

Однако, указал Сергей Егоров, в этом же ответе ВС разъясняет, что факт нахождения обвиняемого и (или) подсудимого под стражей или домашним арестом в ходе следствия или суда должен быть учтен во всех случаях отмены условного осуждения. Такое разъяснение представляется адвокату справедливым и логичным.

Также ВС разъяснил, когда не применяются льготные правила зачета времени содержания под стражей, предусмотренные п. «б», «в» ч. 3.1 ст. 72 УК, в срок лишения свободы при назначении наказания по совокупности преступлений: в случае назначения окончательного наказания на основании ч. 2 или 3 ст.

69 УК, когда одно из преступлений, входящих в совокупность, указано в ч. 3.2 ст. 72 УК; в случае назначения окончательного наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК, когда по первому делу лицо осуждено за одно из преступлений, указанных в ч. 3.2 ст.

72 УК, или ему назначается отбывание окончательного наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима.

Кроме того, разъясняется, что применение данных льготных правил при назначении наказания по совокупности приговоров, если по первому приговору лицо осуждено за преступление, указанное в ч. 3.2 ст. 72 УК, возможно, если лицо осуждено по второму приговору за преступление, не указанное там, и отбывание окончательного наказания не назначается в тюрьме либо ИК строгого или особого режима.

Верховный Суд пояснил, что при назначении наказания по совокупности приговоров положения ст. 72 УК в новой редакции подлежат учету по первому приговору, если он не пересматривался: «Если в результате применения новых правил наказание по предыдущему приговору будет отбыто полностью, то окончательное наказание по второму приговору назначается без применения положений ст. 70 УК РФ».

Михаил Кириенко отметил, что в начале действия поправок в ст. 72 УК основные ожидания в части смягчения назначаемого наказания и его сокращения для лиц, его отбывающих, вызывали неоднообразное понимание со стороны судов.

«Попадались примеры, когда срок содержания под стражей или домашнего ареста до 14 июля 2018 г. суды исчисляли по старым правилам, а после этой даты – по новым, что не соответствовало содержанию уголовно-правовых норм», – указал эксперт.

В связи с этим он посчитал, что ВС дал обоснованное разъяснение в п. 8 документа, подчеркнув запрет обратной силы ухудшающих положений и требование обязательности использования улучшающих, закрепленных в ст.

72 УК, ко всему периоду и ко всем наказаниям, совершенным и назначенным до вступления в силу Закона о зачете времени нахождения в СИЗО в срок наказания.

Также разъяснено, что зачет времени нахождения лица под домашним арестом в срок лишения свободы осуществляется до вступления приговора суда в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения.

ВС разъяснил, что время принудительного нахождения по решению суда подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого мера пресечения в виде заключения под стражу не избиралась, в медицинской организации, оказывающей помощь в стационарных условиях, засчитывается в срок лишения свободы без применения повышающих коэффициентов кратности, указанных в ч. 3.1 ст. 72 УК. Отмечается, что в этот период подозреваемый или обвиняемый не находится в условиях изоляции от общества, предусмотренных для лиц, содержащихся под стражей.

Михаил Кириенко назвал такую позицию ВС спорной, однако отметил, что это, скорее, вопрос к правоприменительному органу. «Верховный Судом избран подход четкого разграничения уголовных и уголовно-исполнительных отношений», – подчеркнул он.

Вместе с тем ВС указал, что время принудительного нахождения в медицинских организациях подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого была избрана и не отменялась на этот период мера пресечения в виде заключения под стражу, подлежит зачету в срок лишения свободы при наличии оснований с применением повышающих коэффициентов кратности.

Вопросы, возникающие при исполнении приговора

ВС указал, что коэффициенты кратности, предусмотренные в п. «б» и «в» ч. 3.1 ст. 72 УК, при решении вопросов о зачете в срок отбывания наказания периодов содержания под стражей на стадии исполнения приговора применению не подлежат. Указанные коэффициенты не распространяются на стадию исполнения приговора, вступившего в законную силу. В частности, отметил ВС, они не применяются:

  • к периоду направления осужденного для отбывания наказания в исправительное учреждение после вступления приговора в законную силу;
  • к периоду содержания осужденного под стражей в связи с его задержанием (до 48 ч) по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46, ч. 6 ст. 58, ч. 4 ст. 60.2, ч. 6 ст. 75.1 УИК;
  • к периоду заключения под стражу осужденных в порядке, предусмотренном в п. 18 и 18.1 ст. 397 УПК, а также при отмене условного осуждения к лишению свободы или условно-досрочного освобождения;
  • к периоду нахождения осужденных в следственных изоляторах в порядке, предусмотренном ст. 77.1 УИК, если им не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу.

Также ВС разъяснил, что по первому приговору возможен учет положений нового уголовного закона при пересмотре приговора, по которому окончательное наказание назначено на основании ст.

70 УК, в случае если первый приговор при наличии к тому оснований не пересматривался в порядке ст. 10 УК. «В этом случае окончательное наказание, назначенное по правилам ст.

70 УК, может быть смягчено или исключено применение указанной статьи при условии отбытия наказания по предыдущему приговору», – поясняется в документе.

Как указал ВС в ответе на 16-й вопрос, Закон о порядке зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания наказания в виде лишения свободы применяется к лицам, условно-досрочно освобожденным от отбывания наказания, и к осужденным, которым неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена более мягким видом наказания. Поясняется, что в этих случаях размер оставшейся неотбытой части наказания или срок более мягкого наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части лишения свободы, подлежит сокращению при условии сокращения срока неотбытой части наказания в виде лишения свободы. Михаил Кириенко посчитал такую позицию обоснованной.

В последнем ответе Верховный Суд указал на невозможность изменения коэффициента кратности, если осужденному изменили вид исправительного учреждения на основании ст. 78 УИК РФ.

Закон не предусматривает пересмотра правил зачета наказания, примененных судом в приговоре, при изменении вида исправительного учреждения как в сторону улучшения условий отбывания наказания, так и в сторону их ужесточения, указал Суд.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-sudam-poryadok-zacheta-sroka-mery-presecheniya-v-srok-otbyvaniya-nakazaniya/

Зачет СИЗО оказался не для всех заключенных

Возможен ли зачет времени содержания под стражей?

03.06.2019 19:53:00

Дни в колонии пересчитали лишь тем, кто был под арестом до приговора суда

Закон о двойном учете времени пребывания в СИЗО в сроке заключения оказался с большими изъянами. Фото РИА Новости

Закон о зачете срока нахождения человека в СИЗО нуждается в доработке, считают в адвокатском сообществе.

Дело в том, что сейчас эта мера пресечения засчитывается по льготным коэффициентам – день в изоляторе за полтора или два в колонии – лишь в отношении времени до вступления приговора в законную силу.

То есть под смягчение нового закона не попали те, кто уже был осужден, но дожидался в СИЗО отправки в места не столь отдаленные. А еще из-под льготы оказались выведены те заключенные, которые переводятся в изоляторы для проведения следственных действий, которые могут длиться годами.

В юридической среде раскритиковали действия закона о перерасчете времени пребывания в СИЗО. По словам экспертов, из-за неверной формулировки льготы не распространяются на тех, кто сидит в изоляторах уже после вынесения приговора. Адвокаты настаивают на дополнительных поправках в Уголовный кодекс (УК), направленных на новый порядок зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания.

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Максим Никонов пояснил, что законодатели не учли многообразия ситуаций: «Они просто взяли самые типовые случаи и наиболее простую временную отсечку – вступление приговора в законную силу».

В результате такие нюансы, как пребывание человека в СИЗО после приговора в ожидании своего этапа, остались за рамками предусмотренных льгот. «Этот срок, который может превышать недели, а то и месяцы, как и сама дорога, уже не попадает под перерасчет.

Я считаю, что проект нужно было делать более детальным с учетом спорных ситуаций», – заявил эксперт.

Как оказалось, под льготы не попали и случаи краткосрочного нахождения под стражей – до 30 суток. Речь о ситуациях, когда под стражу берут, допустим, уклоняющегося от выплаты штрафов или добровольной явки в колонию-поселение.

Упущены и ситуации, когда человек уже попал в колонию, но его на какое-то время забирают обратно в СИЗО для проведения следственных действий. И все это время не подпадает под перерасчет, ведь приговор уже вступил в силу.

«То, что он физически находится в СИЗО, на его правовом режиме как отбывающего наказание не сказывается, соответственно коэффициенты для пересчета здесь не применяются», – подтвердил Никонов информацию «НГ».

Еще один пример пробела в законодательстве – отправка человека, находящегося под стражей, в медицинский стационар.

Законодатель указал на необходимость «учитывать особые условия содержания в медицинском стационаре, сопоставимые с условиями содержания в следственном изоляторе». Но об обвиняемых, не находящихся под стражей, закон умалчивает.

Соответственно в случае их принудительного помещения в стационар срок по льготным коэффициентам не пересчитывают.

«Есть еще несколько спорных моментов: допустим, дела, когда человека обвиняют сразу в нескольких преступлениях. Это могут быть преступления, на которые распространяются льготные коэффициенты, и те, которые из-под них выведены. Поэтому возникает вопрос: стоит ли в данном случае пересчитывать ему сроки? Пока сложилась отрицательная для защиты практика.

Вторая проблема – зачет срока содержания под стражей в такое наказание, как штраф. Нередки случаи, когда человека содержат под стражей или домашним арестом, а потом происходит переквалификация его деяния на более мягкое. И получается, что человек сидел под стражей, а никаких коэффициентов применительно к штрафам законом не предусмотрено.

То есть зачет меры пресечения в штраф происходит по судейскому усмотрению», – пояснил «НГ» Никонов.

Также, по данным «НГ», дискриминации подверглись пресловутые «наркотические» статьи.

«Непонятно, из каких соображений исходил законодатель, приравнивая незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта к таким преступлениям, как террористический акт, и выводя их из-под действия поправок.

При этом оставлены такие общественно опасные преступления, как убийство и педофилия», – заявила «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.

Она посетовала на распространенность случаев, когда осужденных просят выступить свидетелями по другому уголовному делу, перевозя из колоний в СИЗО.

Срок такого содержания – до двух месяцев, однако впоследствии его могут неоднократно продлевать.

И все это время, подчеркивает эксперт, человек находится в более тяжелых условиях, однако из-за сегодняшней формулировки, раз он уже отбывает срок, перерасчет ему не положен.

«То есть возможность дополнительно ограничить права и свободы уже осужденных лиц законодатель предусмотрел, а порядка восстановления нарушенных прав нет.

Поскольку указанные нововведения работают практически год, следовало бы предположить, что уже имеются достаточные наработки для того, чтобы вынести нормативно-правовой акт, устраняющий проблемы несовершенства принятых нововведений и разрешающий возникшие за это время вопросы. Однако ситуация до настоящего времени не изменилась», – сообщила Пашкевич.

«Проблема в том, что статья УК в части изменения исчисления сроков назначенного судом наказания и зачета времени содержания под стражей изменилась, а правоприменительная практика – нет», – сказал «НГ» партнер АБ «Деловой фарватер» Павел Ивченков.

По его словам, виной тому – позиция Верховного суда (ВС), который не подготовил своевременного разъяснения по факту исчисления указанных сроков, что в конечном счете и привело к массовому нарушению прав и охраняемых законом интересов осужденных.

Речь идет о постановлении пленума ВС от 2015 года, которое по-прежнему предписывает исчислять срок отбытия наказания со дня постановления приговора.

«Таким образом, недоработка законодателя и его нежелание привести свои же собственные ранее выпущенные позиции в соответствие с нормами материального и процессуального права привели к образованию правового пробела, негативным образом сказывающегося на правах лиц, отбывающих наказание. А суды должны однозначно понимать, какие решения необходимо принимать в тех или иных случаях в целях соблюдения прав осужденных», – заявил Ивченков. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-06-03/3_7589_sizo.html

Суды запутались в перерасчетах

Возможен ли зачет времени содержания под стражей?

05.08.2019 19:18:00

Закон о двойном учете в сроке заключения времени пребывания в СИЗО оказался с большими изъянами

Заключенные смогут расчитывать на сокращение срока нахождения под стражей, правда не все. Фото с сайта www.fsin.su

Верховный суд (ВС) разъяснил новый порядок зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания. Как оказалось, из-за отсутствия конкретики у судов возникают сложности с применением видоизмененной нормы.

По словам экспертов «НГ», с одной стороны, ВС решил проблему отсутствия единообразия применения закона, с другой – не все его ответы оказались в пользу сидельцев.

Так, к примеру, льготы лишились те заключенные, что переводятся в изоляторы для проведения следственных действий, которые могут длиться годами.

Верховный суд представил ответы на вопросы судов, касающиеся применения недавних поправок в статью 72 Уголовного кодекса (УК) РФ,  объяснив это сложностями с применением новой редакции у судей «как при вынесении приговора, так и в ходе его исполнения».

На местах суды по-разному подходили к ответу на весьма существенные для подсудимых вопросы: не было единообразия при определении, какой период содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы, пояснил «НГ» адвокат Владимир Постанюк.

В конечном счете это привело к массовому нарушению прав сидельцев, правовая неопределенность и судейское усмотрение в таких вопросах зачастую пагубно сказывались на их судьбах.

К примеру, в законе не говорится, нужно ли пересчитывать сроки заключенным, которых переместили в СИЗО на время следственных действий. Такая процедура может растянуться не на один месяц, а человек все это время пребывает в изоляторе, где условия гораздо хуже тюремных.

ВС решил, что в таких случаях «невозможно применить повышающие коэффициенты кратности». Также и пребывание человека в изоляторе после приговора в ожидании своего этапа тоже осталось за рамками льготных коэффициентов.

Не распространяются они и на осужденных по нескольким статьям, если хотя бы одна из них не предусматривает перерасчета сроков, постановил ВС.

Зато теперь суды смогут освобождать подсудимых прямо в зале суда в том случае, если время содержания под стражей перекрыло назначенное наказание. Например, если человек провел в следственном изоляторе год, а его приговорили к шести месяцам лишения свободы, он подлежит немедленному освобождению в зале суда.

«На практике зачастую возникали вопросы относительно того, как производить расчет периода содержания под стражей по ст. 72 УК РФ: днем вынесения приговора или днем вступления приговора в законную силу», – рассказала «НГ» адвокат юркомпании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.  Она убеждена, что ВС решил спорные моменты, требующие правовой оценки, правда, не совсем в пользу сидельцев.

Допустим, еще один пример пробела в законодательстве – отправка человека, находящегося под стражей, в медицинский стационар. Законодатель указал на необходимость «учитывать особые условия содержания в медицинском стационаре, сопоставимые с условиями содержания в следственном изоляторе». Но об обвиняемых, не находящихся под стражей, закон умалчивает.

Соответственно в случае их принудительного помещения в стационар срок по льготным коэффициентам не пересчитывают.

«В своих разъяснениях ВС уравнял позиции подозреваемых, которые содержатся под стражей, и тех, кто не находится в изоляции от общества, лишив при этом тех, кто не содержится под стражей, возможности применения повышенного коэффициента кратности», – посетовала Пашкевич.

«Разъяснения вышестоящей судебной инстанции нужны, когда законодатель принимает не очень удачные поправки «массового применения», – заявил, в свою очередь, адвокат Максим Никонов. По его словам, сейчас ВС «снял наиболее острые вопросы, которые возникали при применении ст. 72 УК», где-то разрешив их в пользу осужденных, а где-то – наоборот.

В документе, к примеру, говорится, что пересмотр приговора с зачетом периодов меры пресечения по «льготным» коэффициентам возможен и после условно-досрочного освобождения, и после замены лишения свободы на более мягкое наказание.

«В этом случае неотбытая часть лишения свободы или срок более мягкого наказания, на которое было заменено лишение свободы, сокращается», – пояснил Никонов.

Кроме того, Верховный суд указал, что коэффициенты зачета сроков применяются с учетом того вида исправительного учреждения, которое указано в приговоре. А значит, даже если осужденному меняют вид исправительного учреждения, неважно, в лучшую или худшую сторону, сроки не пересчитываются.

Также в документе указано, что под перерасчет подпадают и приговоры, вступившие в силу еще до принятия поправок в 2018  году. под стражей засчитывается в срок лишения свободы со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу, указывает ВС.

А вот коэффициенты зачета срока домашнего ареста в срок лишения свободы, которые стали менее благоприятными для обвиняемых, для «старых» преступлений и приговоров не применяются.

«После внесения поправок в ст. 72 УК российские суды столкнулись с отсутствием практики применения данных положений, а также тем фактом, что интерпретировать их можно по-разному.

Соответственно у суда, обвинения и защиты было абсолютно разное мнение о том, как применять данную норму в конкретном случае, каждая из сторон преследовала свои интересы», – рассказал «НГ» член Ассоциации юристов России Алексей Гавришев.

В результате, подчеркнул он, лица под стражей получали не тот перезачет сроков, на который рассчитывали. В дальнейшем, продолжает он, уточнения ВС помогут пересмотреть сложившийся порядок избрания мер пресечения обвиняемым.

Нововведения позволят гуманизировать систему российского правосудия, которая в последние годы имеет чрезмерно карательную направленность, считает и юрист Андрей Лисов.

Они позволят судам избежать многочисленных противоречий и разночтений при вынесении приговоров и зачете в сроки лишения свободы времени, проведенного под стражей. «До этого суды действовали на свое усмотрение, что создавало многочисленные спорные и проблемные ситуации», – рассказал собеседник «НГ».

Любопытно, добавил он, что, согласно решению ВС, если человеку была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, то он еще до вступления приговора в силу будет засчитываться в срок лишения свободы.

«При этом у российских судов по-прежнему могут возникать сложности с зачетом в срок лишения свободы таких мер пресечения, как домашний арест. Или, допустим, в случаях, когда суд выносит приговор о лишении свободы условно, а обвиняемое лицо до приговора суда содержалось под стражей», – говорит Лисов. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-08-05/3_7641_sud.html

Адвокат-online
Добавить комментарий