Возможно ли доказать факт самообороны в отношении нападавших?

Как не сесть за самооборону

Возможно ли доказать факт самообороны в отношении нападавших?

Сопротивление нападающему на тебя человеку — самооборона или насилие?

Ежегодно в России получают широкий общественный резонанс уголовные дела, связанные с самообороной. Очень редко можно спрогнозировать, каким исходом обернется то или иное дело, даже при схожих обстоятельствах. И чаще суд выносил решение не в пользу защищающегося.

Есть, однако, несколько громких дел, в которых люди, применившие самооборону, были оправданы. Рассмотрим, как и почему это происходило.

Дело о голодном сожителе

12 апреля текущего года Мосгорсуд оправдал женщину, которая зарезала своего сожителя, защищая свою жизнь. Тот пришел домой пьяным, возмутился, что гражданская супруга якобы приготовила еду только на себя, и начал ее душить. Женщина освободилась и ударила его подвернувшимся ножом. Она немедленно вызвала скорую, но мужчина скончался.

Мосгорсуд признал, что в действиях женщины не было преступного умысла и что у нее были основания обороняться, так как она реально опасалась за свою жизнь.

«В американской практике самообороны есть правило Stay Your Ground — „стой на своем месте“, которое разрешает применение оружия против другого человека в случае, если это предотвратит преступление. В России же все иначе», — поясняет «Ридусу» адвокат Матвей Цзен.

Российская практика рекомендует не применять насилие, а убегать с места преступления. Здесь больше шансов, что тебя оправдают, если в ходе следствия получится доказать, что тебе некуда было деться в момент совершения нападения. Если же возможности для отхода были, то на суде дело может кончиться плохо.

Дело Галины Каторовой

Аналогичный случай произошел в Приморском крае. Галина Каторова ударила мужа ножом, когда он избивал ее и душил при свидетеле. Правда, свидетель — сосед — предпочел выйти на балкон и не вмешиваться. Следствие было намерено обвинить Галину, однако суд решил, что у нее не было возможности покинуть обстановку, где ее жизни угрожала опасность.

«Пленум Верховного суда РФ (постановление от 27.09.2012 № 19) определил необходимую оборону в качестве „основания для признания правомерным причинение вреда лицам, посягающим на охраняемые уголовным законом социальные ценности“. Ст. 37 УК РФ (необходимая оборона) определяет случаи, при которых лицо не подлежит уголовному преследованию», — поясняет источник «Ридуса» в силовых структурах.

Часть 1 статьи 37 гласит: не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

«Таким образом, если хрупкая барышня, чистя свой спортивный арбалет, вышла на шум в коридоре и обнаружила свою мать, лежащую в луже крови и нависающего над ней двухметрового мужика с куском арматуры в руке, который дёрнулся в сторону барышни с криком „И тебя завалю!“, выстрелит из арбалета в незваного гостя, то это будет необходимой обороной», — говорит наш источник.

Галине Каторовой, как и первой женщине, к тому же некуда было деваться: нападение произошло у нее дома.

Дело казака Шишова

В 2017 году были признаны невиновными казак Олег Шишов и его друзья — Алексей и два Александра Дутовы. Они поссорились с цыганом Дмитрием Пестриковым, к которому ушла жить дочь Алексея Дутова, и Пестриков пообещал, что прострелит голову Шишову.

В итоге у ворот дома казака собралась толпа из 24 человек, вооруженных пневматическими и травматическими пистолетами, битами и холодным оружием. У обороняющихся были травмат и карабин «Сайга». Погибло двое нападавших.

Вначале уголовное дело было возбуждено в адрес обороняющихся, но вскоре прекращено и возбуждено против другой стороны.

«Агрессия должна исходить не от вас; она должна быть сопряжена с насилием или с угрозой насилия; у вас не должно быть умысла на причинение вреда посягавшему, а только на пресечение посягательства; если вы не могли до конца оценить характер нападения и степень опасности, то вы не превысили пределов необходимой обороны», — резюмирует адвокат, заведующая филиалом № 36 Московской областной коллегии адвокатов Ксения Степанищева.

Дело «миасского стрелка»

Известна история «миасского стрелка» Александра Григорьева.

В его дом в ночь с 1 на 2 января 2016 года вломились пятеро человек — четверо мужчин и одна женщина, известная компания пьяных дебоширов из соседнего села. Они сразу ударили Александра так, что тот отключился.

Незваные гости угрожали убить всю семью. Очнувшись, Александр первым делом добрался до сейфа, где лежало ружье. Четверых нападавших он убил, пятого ранил.

Его арестовали, но почти сразу отпустили под подписку о невыезде — вступился глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Дело не дошло даже до суда.

Матвей Цзен поясняет: на Григорьева напали в его собственном доме и он не имел возможности убежать. Фактически самооборона — единственное, что ему оставалось. Кроме того, сыграло роль то, что Григорьев защищал своих близких.

«Очень многое зависит от того, насколько быстро человек сориентировался, когда дело дошло до дачи показаний. Ты не обязан разбираться, воровать они пришли или убивать, ты можешь не успеть разобраться.

Защищать можно и себя, и близких, и общественный интерес, если он значим. То есть, если некто начал при тебе стрелять по людям, а ты можешь его пристрелить, — стреляй.

Желательно громкое предупреждение и первый выстрел вверх», — говорит Ксения Степанищева.

«Уголовный кодекс (ст. 37 УК РФ) говорит: „при защите личности и прав обороняющегося или других лиц“, т. о. в этот круг включены не только родные и близкие, но и вообще посторонние люди.

Григорьев терял сознание, у нападавших был нож, и избиение сопровождалось угрозой убийством (принимая во внимание алкогольное опьянение и агрессивность нападавших, данная угроза могла быть приведена в исполнение, а лежащий в крови брат и был принят Григорьевым за убитого).

Таким образом, он поступил в рамках закона», — говорит наш источник в силовых структурах.

При этом он уточняет, что защита имущества (а не жизни близких) не может являться оправдывающим фактором.

«Формулировка „общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица“ однозначно трактует угрозу жизни, а не имуществу. Охрана имущества подпадает под „охраняемые законом интересы общества или государства“, однако здесь уже все крайне расплывчато.

Момент „если при этом не было допущено умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства“ можно трактовать в довольно широких рамках.

Таким образом, прикладом дать по голове и связать до приезда полиции можно, но если проломишь череп, то разбираться будут долго и не факт, что окажешься правым», — поясняет он.

Дело Александра Соколова

А вот в сходном случае с Александром Соколовым оправдания удалось добиться только в Верховном суде РФ. На мужчину с товарищем напали трое грабителей, начали избивать их рейками, сорванными со скамеек.

Соколов пытался убежать, но его догоняли и продолжали бить. Ему удалось схватить одну из реек и ударить нападавшего по голове. Тот скончался.

Соколову присудили шесть лет лишения свободы, и только вмешательство Верховного суда оправдало его.

«Никто не скажет вам, какие факторы сработали на оправдательный приговор в том или ином случае, не видя всех материалов дела, потому что внутреннее убеждение суда складывается в ходе разбирательства под влиянием многих факторов», — говорит Ксения Степанищева.

Есть общие рекомендации Верховного суда, которые он дал в 2012 году в Постановлении Пленума N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», там про все это есть — что жертва не обязательно должна спасаться бегством (раньше продолжение обороны при возможности убежать однозначно трактовалась как превышение), что жертва может не суметь в условиях конфликта объективно оценить его опасность и так далее.

Описанные случаи Григорьева и Соколова похожи: несколько нападавших — высокая опасность, использование палок или оружия для нанесения телесных повреждений жертве; жертва оборонялась также с применением оружия.

Но Григорьева оправдали, а Соколова нет. Почему во внешне схожих случаях приговоры отличаются? Потому что в уголовном праве нет идеально схожих ситуаций, следователей и судей.

Никакой методики, формулы, где при подстановке данных возникает ответ, тоже не существует.

По одному из дел в Алтайском крае кассация отменила обвинительный приговор по пьяной драке, когда гражданин отобрал нож у нападавших (часто встречается, но тут парню повезло) и отбивался этим ножом, убив двоих нападавших.

«После того как Ш-ву удалось вырвать нож, он понимал, что потерпевшие продолжают свое нападение, нанося ему удары руками по телу и голове», — указал суд, отменяя приговор.

То есть здесь сыграла роль продолжающаяся угроза, поясняет Ксения Степанищева.

Дело Александры Лотковой

В метро компания подвыпивших молодых людей напала на ее друзей (по версии защиты; по версии пострадавших, напротив, друзья Лотковой начали первыми). Завязалась драка. Лоткова, 21-летняя студентка, вытащила из сумочки травматический пистолет и выстрелила в одного из нападавших. Пуля прошла тому сквозь легкое.

Александру осудили и приговорили к трем годам лишения свободы. Позже она была выпущена досрочно. Всего она провела в заключении более двух лет, считая период домашнего ареста.

Матвей Цзен поясняет: отличие дела Лотковой от дел, по которым были вынесены оправдательные приговоры, в том, что конфликт происходил в метро и компания девушки могла убежать, вместо того чтобы применять силу. Такова российская практика.

Если говорить о том, что в обществе монополия на насилие принадлежит только государству, то в таком вымышленном идеальном государстве граждане не должны сопротивляться преступникам, потому что любое сопротивление — это насилие. Граждане в этом случае должны претерпевать преступление и звать на помощь полицию, то есть государство, которое уже имеет право на применение насилия, — поясняет адвокат Матвей Цзен.

«Понятно, что это абсурд, — продолжает юрист. — Само устройство жизни и инстинкты, в том числе инстинкт самосохранения, который принадлежит человеку, говорят о том, что в случае угрозы жизни нужно сопротивляться всеми способами, включая насилие».

Государство, по словам адвоката, это социальная конструкция, а инстинкты — биологическая, поэтому она однозначно превалирует. «Поэтому всегда существовал такой вот компромисс, — заключил Цзен. — В разных странах он решается по-разному.

В нашей стране он фактически решен в пользу государства. Граждане могут сопротивляться, но их за это наказывают так, словно совершенное ими в результате самообороны насилие было нелегитимным.

Это, в общем, даже не компромисс, а решение вопроса в пользу государства».

Ксения Степанищева при этом поясняет, в чем отличие дела Лотковой от дела «миасского стрелка», также защищавшего близких.

«Каждый случай индивидуален. С Лотковой все неясно, но там, по всей видимости, не было такой угрозы, чтобы стрелять», — говорит она.

Когда еще оправдывают обороняющихся?

В статье 37 УК РФ есть еще два пункта, которые определяют, когда человек не подлежит уголовному преследованию за самооборону.

Часть 2: защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. «Это значит, что если крупногабаритный мужчина бьет хрупкую девушку, а барышня кухонным ножом расцарапает в это время ему руки (расцарапает, а не отрежет), то это тоже необходимая оборона», — говорит источник «Ридуса» в силовых структурах.

Часть 2.1: не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

«Если в темной подворотне на нашу хрупкую девушку выскочит высокий мужчина с криком „Убью, тварь!“, девушка ударит его током из электрошокера, а впоследствии окажется, что паренек гнался за подло сбежавшим из дому котом, то это все еще необходимая оборона», — поясняет наш источник.

Какова тенденция?

Матвей Цзен считает, что реакция гражданского общества, которое активно вовлекается в процесс дел по самообороне, позволяет повысить процент оправдательных приговоров.

Ксения Степанищева придерживается другого мнения.

«Мне кажется, количество оправданий вообще уменьшается. Тут могут разные факторы работать — может, суды стали жестче, а может, наоборот, следствие прекращает дела по этому основанию… Надежда умирает последней, но прогресс есть в любом случае: гуманизация общества, широкая общественная огласка, внимание СМИ играют большую роль.

Недавно принят закон о трансляции судебных заседаний. Когда это заработает, процесс станет не просто открытым — он станет открытым для всего общества. По ряду уголовных дел было огромное общественное давление и человека удалось спасти.

Каждый имеет право на защиту себя, своих близких, имущества, да и вступиться за постороннего человека тоже не должен бояться», — говорит она.

Еще один фактор, который может повлиять на увеличение оправдательных приговоров по делам самообороны, — это практика суда присяжных, заработавшая недавно в России. В любом случае гражданское общество пока, хоть и медленно, справляется с задачей менять систему к лучшему.

Источник: https://www.ridus.ru/news/283827

Верховный суд объяснил, как человеку доказать, что он работал, если нет договора

Возможно ли доказать факт самообороны в отношении нападавших?

Как ни борется государство с работодателями, нанимающими граждан без трудового договора, полностью победить это зло пока не получается. Уж больно много выгод в такой системе для хозяев – на работнике без бумажки можно экономить и платить ему меньше, чем официально нанятому, а в случае чего просто выставить человека за дверь и не бояться последствий.

Попытки же горе-работников все же доказать факт трудовых отношений с хозяином редко дают положительный результат. Именно поэтому разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ по итогам рассмотрения такого спора могут помочь людям, оказавшимся в схожей ситуации. А как показывает судебная статистика подобные иски встречаются часто.

Главное и самое ценное в разъяснениях высокого суда следующее – Верховный суд сказал, кто и что должен доказывать в суде, чтобы подтвердить факт трудовых отношений.

В нашем случае в суд пришел гражданин, житель курортного города, и стал уверять, что он работал примерно год на некую коммерческую фирму из соседнего региона. Контора занималась торговлей. В качестве доказательства трудовых взаимоотношений истец показал планшет с программой для работы с клиентами.

Он объяснил, что зарплату ему передавали водители фирмы, когда привозили товар в его город. Такая ситуация гражданина устраивала, но в один несчастливый день ему позвонили из офиса и сообщили, что он свободен.

ВС разъяснил, как победить застройщика, сдавшего жилье с дефектами

Гражданину это не понравилось, и он обиделся. По его словам, для увольнения он не давал повода и не планировал увольняться. Но фирма все же уволила гражданина и даже не выплатила последнюю зарплату. Пришлось человеку обращаться в суд.

В иске этот гражданин попросил заплатить ему долг по зарплате – больше 70 тысяч рублей – и столько же потребовал за моральный и материальный ущерб. К иску он приложил все доказательства своего труда, которые на тот момент у него были – маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги.

Истец заявил и нескольких свидетелей – граждан , которые видели его работу и которые могли подтвердить, что он действительно почти год трудился именно в этой фирме.

Показания свидетелей, которые подтвердили слова истца, не убедили районный суд, впрочем, как и другие представленные бумаги. Гражданин хотел пригласить еще нескольких свидетелей, но суд решил, что это не нужно и особого значения не имеет.

По мнению районного суда, факт трудовых отношений должен доказывать именно сам работник. А в нашем случае истец не смог доказать, что просил у работодателя трудовой договор и расписывался в ведомости за полученные суммы.

А еще райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки исключительно потому, что они не были заверены. Это решение районного суда Симферополя поддержал и Верховный суд Крыма.

А вот Верховный суд РФ с таким вердиктом не согласился. Изучая дело, высокий суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора.

Они должны были, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, установить следующее: договорилась ли коммерческая фирма с истцом по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату.

Изучая дело, высокий суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора

Вместо этого, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факт трудовых отношений.

Верховный суд РФ заметил и вот какой серьезный момент: по его мнению, неправильно поступил районный суд, когда отказался отложить заседание для вызова свидетелей. При этом районный суд не объяснил, почему показания свидетелей со стороны оставшегося без работы гражданина, не подтвердят заявлений истца.

Две региональные инстанции решили, что трудовых отношений между гражданином и коммерческой структурой нет, потому что они не оформлены документально. Но “если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя”, то он трудился.

Об этом положении нашего Трудового кодекса напомнил коллегам Верховный суд РФ.

И еще добавил следующее – если у гражданина на руках нет документов, подтверждающих, что он трудился, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, подчеркнула высокая инстанция.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда подробно перечислила, что обязаны были сделать ее региональные коллеги по такому спору.

Приставы взыщут долги по зарплате, минуя судебные инстанции

Во-первых, по мнению высокой инстанции, местные суды должны разбираться, договорилась ли коммерческая организация с работником насчет работы. Во-вторых, поинтересоваться, подчинялся ли гражданин трудовому распорядку. В третьих – выполнял ли этот человек свои трудовые обязанности и получал ли за их выполнение заработную плату.

Ни на один подобный вопрос местные суды, разбирая этот спор, не ответили.

В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ все вердикты своих региональных предшественников решила отменить. И “дело о работе без бумажки”, она отправила обратно в Крым на новое рассмотрение в районном суде.

Отправила с жестким указанием – пересмотреть спор о работе без договора и разрешить ситуацию с учетом своих разъяснений.

Справка РГ

Чем подтвердить, что человек работал?

Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы – например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов. Не помешает и СМС, а также переписка по электронной почте с работодателем.

Очень было бы правильно, если б эти документы гражданин перед походом в суд заверил у нотариуса.

Не стесняйтесь письменно задавать вопросы под нужным уклоном: закончился ли у меня испытательный срок, какой результат? Какой у меня режим рабочего времени, кому я подчиняюсь, как взаимодействую с другими отделами, работниками? Какие цели, задачи и сроки командировок? Когда ждать отпуск по графику отпусков?

Сейчас у абсолютного большинства есть мобильные телефоны с функцией записи разговоров. Но надо подчеркнуть – записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства.

Ведь нередко бывает, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник был уполномочен представлять работодателя.

Если же записи будут оспариваться в суде, то потребуется экспертиза, а это долго и дорого.

Источник: https://rg.ru/2018/10/29/verhovnyj-sud-obiasnil-kak-cheloveku-dokazat-chto-on-rabotal-esli-net-dogovora.html

Самооборона тянет на пожизненное

Возможно ли доказать факт самообороны в отношении нападавших?

В Тульской области возбуждено уголовное дело по факту тройного убийства, совершенного 52-летним частным предпринимателем (по данным «Газеты.Ru», его зовут Гегам Саркисян). Отражая нападение четырех грабителей, ворвавшихся к нему в дом, он убил троих из них. ЧП произошло в выходные.

Как рассказал в понедельник глава региональной полиции Андрей Мишагин, вечером 7 апреля в дом в поселке Октябрьский, что в пригороде Богородицка, ворвались четверо вооруженных по предварительным данным ножами, пистолетом и битой грабителей.

По словам жены бизнесмена, преступники проникли в дом через незапертую дверь, когда семья смотрела телевизор.

Во время разбойного нападения в доме, кроме самого предпринимателя, находились его жена, дочь, невестка и четыре малолетних внука: два трехлетних мальчика, семимесячный младенец и шестилетняя девочка.

Налетчики потребовали денег и золота. «Детей били, дочку, жену, потом на меня перешли – пистолет в рот засунули», – сообщил журналистам глава семьи. Когда преступники приставили оружие к виску младенца, хозяин дома схватился за кухонный нож и набросился с ним на грабителей.

Три налетчика от полученных ранений скончались на месте. В карманах убитых обнаружены золотые украшения, снятые с женщин, и небольшая сумма денег, сообщил начальник областной полиции. Мишагин подчеркнул, что хозяин дома «не был даже состоятельным человеком».

У него было фермерское хозяйство.

Четвертому грабителю удалось сбежать, сейчас, как сообщили в региональном МВД, его активно ищут.

Глава семейства был отправлен в районную больницу с черепно-мозговой травмой, говорилось в сводке регионального управления МВД. «Болит голова, рука, нескольких зубов нет, и по телу многочисленные вмятины», – сообщил он. Сейчас его палату охраняют полицейские.

По данным МВД по Тульской области, уголовное дело заведено по факту убийства трех человек дома по п. «а» ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более лиц). Статья предусматривает наказание вплоть до пожизненного заключения. «В данном случае существенная разница: дело заведено «по факту» или в отношении бизнесмена.

Дело заведено по факту обнаружения трех трупов и сейчас хозяин дома не является подозреваемым», — пояснила «Газете.Ru» представитель регионального Следственного комитета Татьяна Сергеева. Однако предприниматель может стать подозреваемым либо в умышленном убийстве (ст. 105 УК), либо в превышении пределов необходимой обороны (ст.

108 УК), отмечают в СК.

«Проводится ситуационная экспертиза, выясняются обстоятельства произошедшего», – сообщили «Газете.Ru» в полиции. В региональном управлении Следственного комитета полагают, что подозреваемый мог выйти за пределы необходимой самообороны.

На это указывает характер ранений, от которых скончались грабители, сообщили в СУ СК. А характер ранений самого бизнесмена и его домочадцев говорит о том, что налетчики не успели воспользоваться оружием, сообщают в тульской полиции.

Налетчики действовали по наводке, объявили в региональном МВД.

Сейчас устанавливается мотив нападения: рассматривается сразу несколько версий. По одной из них, нападение на семью бизнесмена могло быть обусловлено конфликтом предпринимателя с одним из родственников, который сейчас проживает не в России: тот мог дать наводку грабителям, пояснили в тульской полиции.

Оперативники уже установили личности нападавших.

Грабители – грузины и русские – приехали на автомобиле Mazda в Тульскую область из Подмосковья. Все они были ранее судимы. Самому старшему из убитых было 44 года. «Нами обнаружена машина нападавших, она находилась на окраине поселка. Закончен ее осмотр, изъяты вещественные доказательства, которые помогут продвинуться в раскрытии преступления», — сказал Мишагин.

После того, как стало известно о возбуждении против бизнесмена уголовного дела, за него вступились многие местные жители и губернатор. «Он настоящий мужик, и в обиду его не дадим!» – написал в своем микроблоге губернатор Тульской области Владимир Груздев.

Семью бизнесмена в ближайшее время могут перевезти в другой район, сообщил в понедельник исполняющий обязанности начальника управления МВД по Тульской области Андрей Мишагин.

«Мы примем меры на опережение, чтобы обеспечить их защиту. Если у нас будет достаточно оснований полагать, что может быть расправа, семья будет вывезена из этого района», – сказал Мишагин. Как пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе региональной полиции, «меры по охране семьи уже приняты».

Как позже заявили в СК, следователи пока окончательно не определились с квалификацией дела, у них есть три версии: убийство в целях обороны и защиты своей семьи, в состоянии аффекта или из-за превышения пределов необходимой обороны.

Следователи пообещали учесть при расследовании «обстоятельства, при которых произошло вооруженное ограбление» и «реальность угрозы жизни предпринимателя и членам его семьи», а также ознакомиться с «личностной характеристикой предпринимателя и его состоянием».

«Мы прекрасно понимаем, что человек, защищающий свой дом от вооруженных грабителей не всегда может контролировать свои действия. В такие моменты у человека преобладают инстинкты самосохранения. По-человечески трудно осуждать того, кто бросился на вооруженных грабителей, чтобы защитить себя и свою семью, – заявил официальный представитель СК Владимир Маркин.

– Следователи должны и я надеюсь, будут учитывать исключительность обстоятельств этого дела».

В региональном СК «Газете.Ru» сообщили, что будут разбираться, мог ли бизнесмен избежать нападения грабителей, и мог ли не наносить ножевые ранения.

Адвокаты и общественные деятели сходятся во мнении, что уголовное дело, возбужденное по факту тройного убийства, должно быть закрыто, если не вскроются новые обстоятельства происшествия.

«В пользу бизнесмена говорят следующие факты: преступники вторглись в его дом (и не важно была ли заперта дверь или нет), они совершили посягательство сопряженное с насилием, опасным для жизни, их четверо, и действовали они в закрытом пространстве, где семья не могла спрятаться или позвать на помощь», — говорит «Газете.Ru» председатель московской коллегии адвокатов Андрей Князев.

Он указывает, что в законе четко не прописаны пределы необходимой самообороны, чаще окончательное решение на этот счет принимает суд. «Не важно, каков характер ранений или их количество. Превышением самообороны обычно считают ситуацию, когда преступник остановлен, но его добивают. Попытка догнать и наказать убегающего преступника — это превышение самообороны», — говорит Князев.

Рамки необходимой самообороны в российском законодательстве определяет ст. 37 УК РФ.

«В случае с тульским бизнесменом 37-я должна действовать в полной мере», — согласен председатель общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин.

Он отмечает, что, по новой редакции статьи (действует с 2002 года), даже если при внезапном нападении человеку показалось, что ему угрожают оружием, и он применил в ответ свое оружие, это не считается преступлением.

Тем не менее, говорит он, судебная практика в делах самообороны обычно носит обвинительный характер.

Так было с Александрой Иванниковой, которая в 2003 году остановила частный автомобиль, за рулем которого находился Сергей Багдасарян. Он попытался изнасиловать пассажирку.

Обвиняемая оказала ему сопротивление и ударила его ножом в ногу, в результате чего случайно попала в бедренную артерию. Водитель погиб от потери крови.

Действия Иванниковой следствие квалифицировало как умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (статья 111 Уголовного кодекса РФ).

Позже прокуратура переквалифицировала действия обвиняемой на статью 107 УК РФ — убийство, совершенное в состоянии аффекта. В 2005 году Люблинский суд столицы признал Иванникову виновной, приговорив ее к двум годам лишения свободы условно.

Кроме того, суд постановил взыскать в полном объеме с Иванниковой в качестве материальной компенсации в пользу потерпевшего (отца Сергея Багдасаряна) 156 тыс. 196 рублей и в качестве моральной компенсации — 50 тыс. рублей. Впоследствии адвокаты и представитель прокуратуры обжаловали обвинительный приговор.

4 июля 2005 года Мосгорсуд отменил обвинительный приговор по делу Александры Иванниковой и отправил дело на новое рассмотрение. 25 ноября 2005 года Люблинский суд прекратил уголовное преследование москвички.

Отразившим вооруженное нападение в квартирах и домах не проще доказать факт не превышения самообороны. 21 ноября 2011 года грабитель позвонил в дверь московской квартиры, в которой проживали вдова и сыновья музыканта Андрея Гирныка.

Попав внутрь, грабитель выстрелил во впустившего его мужчину из травматического пистолета. На шум выбежал брат потерпевшего, который несколько раз ударил налетчика. В результате преступник скончался.

По версии следствия, трое проживающих в квартире превысили пределы необходимой обороны и нанесли нападавшему множественные удары по голове и телу. Было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 108 УК России (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

Все члены семьи Гирнык были госпитализированы с различными ранениями и травмами. Дело пока расследуется.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2012/04/09/4340129.shtml

Где кончается самооборона и начинается самосуд? Исследование Znak.com

Возможно ли доказать факт самообороны в отношении нападавших?
https://www.znak.com/2016-09-21/gde_konchaetsya_samooborona_i_nachinaetsya_samosud_issledovanie_znak_com

2016.09.21

В громком деле о бойне в Цыганском поселке Екатеринбурга вот-вот появится новая уголовная статья.

Как пояснили нам в региональном следственном управлении СКР, после проведения всех необходимых экспертиз и следственных действий статья 105 УК РФ («Убийство») может быть переквалифицирована на статью 108 УК РФ («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны»).

Несмотря на то, что многие в этой истории поддерживают экс-спецназовца Олега Шишова, некоторые детали конфликта все же вызывают вопросы. К примеру, по версии «цыганской» стороны, казаки первыми начали стрельбу, причем стреляли в спины убегавшим. Одного из них вовсе добили шашкой по голове, когда тот уже лежал.

Не секрет, что российские суды довольно часто принимают очевидно несправедливые решения в отношении людей, защищавших свою жизнь, поэтому Znak.com решил выяснить у профессионалов: каким образом человек может защитить свою жизнь, чтобы потом не угодить за это в тюрьму. На наши вопросы мы попросили ответить управляющего партнера ЗАО «Юридическая компания «ЭНСО» Алексея Головченко. 

– Как на сегодняшний день обстоит ситуация с самообороной вообще, какими законами регулируется это понятие и что в них говорится?

– Понятие «необходимая оборона» раскрывается в статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации. Согласно закону, причинение вреда нападавшему лицу в случае, если нападение сопряжено с насилием, угрозой жизни либо угрозой применения такого насилия не является превышением пределов необходимой обороны.

Если нападение произошло внезапно и у вас не было времени объективно сопоставить степень и характер надвигающейся опасности, ваши действия также будут квалифицироваться как необходимая оборона.

Если же угроза нападения не была сопряжена с насилием, опасным для жизни, либо угрозой его применения, а вы примените насилие в ответ нападавшему, например, ударите ножом человека, вырвавшего у вас мобильный телефон, вот тут речь идет уже о превышении пределов необходимой обороны. 

Таким образом, необходимая оборона рассматривается как обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Более детально вопросы допустимости пределов необходимой обороны раскрываются в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. N 19 г.

«О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

– Когда можно применять «самооборону»? Какая угроза должна для этого возникнуть? Если на меня напали и бьют на улице ногами? Или вор проник в дом, пусть даже без оружия?

– Согласно ст. 37 УК РФ самооборону можно применять в случае непосредственной угрозы жизни и здоровью человека либо в случае угрозы такого применения. Если злоумышленники напали на вас и бьют ногами – вы имеете законное право защищать себя. 

В случае внезапного проникновения злоумышленника в ваш дом вы не можете объективно оценить степень надвигающейся на вас опасности, в данном случае самооборона также является вполне оправданной.

– Насколько сложно доказать необходимость самообороны? Когда самооборону стопроцентно признают необходимой?

– К сожалению, доказать необходимость самообороны не всегда бывает просто и суды зачастую принимают решения не в пользу потерпевших. Однако стоит отметить, что широкий общественный резонанс ряда громких дел по данной тематике приводит к постепенному преломлению этой тенденции. Хочется надеяться, что судебные органы будут объективны и справедливы к людям, ставшим жертвами насилия.

– Влияют ли ранения, полученные обороняющимся, на необходимость самообороны?

– Характер ранений, полученных при нападении, безусловно, влияет на необходимость самообороны. При ранении жизненно важных органов создается реальная угроза для жизни обороняющегося, что само по себе дает потерпевшему право на самозащиту, пусть даже и с применением физического насилия к нападавшему. 

– Если я в пылу драки добил уже раненного человека на земле?

– В данной ситуации необходимо понимать, было ли данное убийство совершенно в состоянии аффекта, вызванного сильным душевным волнением потерпевшего.

Если данный факт судом установлен не будет, то подобное убийство может быть квалифицировано судом по статье 105 ч.1.

Оказавшись в критической ситуации, человек может утратить возможность адекватно оценивать обстановку, однако не стоит забывать, что самооборона не должна превращаться в самосуд, так как за подобное действие придется отвечать по всей строгости закона.

– Если напали с оружием, я отобрал оружие и убил/ранил человека – это самооборона?

– Согласно п.

11 Пленума Верховного суда № 19 от 27 сентября 2012 года, уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по части 1 статьи 114 УК РФ.

Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства. 

– Если в ходе самообороны есть ранения в спину, как это будет расцениваться? 

– Ранение в спину нападающего вовсе не означает, что нападение уже закончено. 

– Нужно ли делать предупредительные выстрелы?

– Предупредительные выстрелы в воздух, действительно, могут остановить злоумышленника от дальнейших противоправных действий, но это является правом потерпевшего, а не его обязанностью. Целесообразность его произведения зависит от каждого индивидуального случая.

Закон не обязывает обороняющегося производить предупредительные выстрелы в воздух

– Как обстоит вопрос с капканами? Я буду нести ответственность, если вор, залезший ко мне в дом, угодил в ловушку, как это будет расцениваться?

– С капканами и прочими устройствами лучше быть поаккуратнее: правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств.

Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны.

При срабатывании (приведении в действие) таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях.

– Имеет ли значение вид оружия при самообороне? Скажем, нападавший был с пистолетом, а у меня был нож, но в итоге я его убил? При этом – он не стрелял, а лишь направлял его на меня и угрожал нажать на курок?

– Согласно п.

2 Пленума Верховного суда № 19 от 27 сентября 2012 года, сам факт демонстрации оружия является свидетельством угрозы применения насилия, опасного для жизни обороняющегося, поэтому ваши действия можно рассматривать как необходимую оборону при возникшей внезапно опасности.

– Имеет ли значение, было ли оружие, использованное при самообороне, зарегистрированным на меня лично? (Пример: на нас с другом напали, я взял его ружье и застрелил нападавшего)?

– В данном случае не имеет значения, на кого было зарегистрировано оружие, из которого вы произвели выстрел.

– Если я мог обратиться в полицию, но не обратился и предпочел защищать себя или свой дом с оружием, это считается самообороной (как с нашими казаками)?

– Возможность обращения в полицию не исключает вашего права на необходимую самооборону, в данном случае, это просто ваш осознанный выбор.

– Имеет ли значение количество нападающих и обороняющихся?

– Количество нападавших и обороняющихся, безусловно, имеет немаловажное значение. 

– Можете ли вы дать небольшой набор рекомендаций человеку, у которого нет другого выбора, кроме как обороняться самостоятельно (к примеру, на дом нападает группа агрессоров, полиция вызвана, но когда приедет – неизвестно). Как себя вести?

– В любой критической ситуации старайтесь сохранить спокойствие и не теряйте самообладание. По возможности избегайте открытого конфликта с нападающим и старайтесь спастись бегством, это избавит вас от многих серьезных неприятностей в дальнейшем.

Если есть возможность, лучше избежать конфликта

Если же на вас или ваших близких напали, существует реальная угроза жизни, а убежать нет возможности, старайтесь защитить себя всеми доступными способами.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2016-09-21/gde_konchaetsya_samooborona_i_nachinaetsya_samosud_issledovanie_znak_com

Почему самооборона в России вне закона?

Возможно ли доказать факт самообороны в отношении нападавших?

На свободу после восьми лет заключения вышел житель Бурятии Чимит Тармаев, убивший в драке кавказца. Он защищался один против шестерых, но суд все равно счел его действия предумышленным убийством.

В 2012 году эта громкая история прозвучала на всю страну. Конфликт у Тармаева возник в московском метро с компанией молодых дагестанцев. Опасаясь быть забитым насмерть, он выхватил туристический нож. Одного из нападавших зарезал насмерть, другой попал в больницу. На суде за Тармаева ратовали земляки, депутаты из Республики Бурятия.

Сторона защиты добивалась хотя бы квалификации его действий по более мягкой статье – «Превышение пределов необходимой самообороны». Но суд все равно признал умышленное убийство и назначил Тармаеву наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет колонии строгого режима. Свою вину Тармаев не признал.

Более того, все 8 лет на перекличках представлялся, как «Незаконно осужденный Тармаев». А это считается нарушением режима и лишает надежды на УДО. С масс-медиа житель Бурятии, которому сейчас 40 лет, общается неохотно. Но одному из местных СМИ рассказал, что ни о чем не жалеет и снова поступил бы так же: «Все нападавшие были со спортивной подготовкой.

Один точный удар мог бы решить дело для меня очень плохо. Мне повезло. Они могли бы меня снести. Как вышло, так вышло».

Освобождение Тармаева заставило общественность вернуться к обсуждению проблемы.

Где в России пределы допустимой самообороны? Почему на скамье подсудимых оказывается тот, на кого нападают, а не агрессор? Ведь право на защиту своей жизни, а также право на неприкосновенность жилища закреплены в Конституции РФ.

Но, как считают эксперты, здесь она вступает в противоречие с Уголовным кодексом РФ. «Только за 2017-2018 годы в России свыше полутора тысяч человек были осуждены за превышение пределов необходимой самообороны. С советских времен тянется практика обвинительного уклона по таким делам.

И это проблема. Словно нет презумпции невиновности, нет права проявлять свои гражданские качества: не вздумай защищаться, убегай, не заступайся за других! Вряд ли такой подход способствует созданию здорового общества», – уверен член Общественной палаты РФ, юрист Валерий Васильев.

Общественники снова и снова пытаются найти ответ на вопрос: почему российские суды в большинстве случаев встают на сторону нападавшего, получившего отпор, и не находят. Такая сложилась практика и все тут… «В Америке, в штате Огайо воры залезли в дом. Там был только 13-летний подросток. Он взял ружье и расстрелял их.

И его назвали героем, а губернатор штата лично вручил почетный знак. В России принцип «мой дом – моя крепость» размыт. Уголовный кодекс однозначно говорит, что если нанес травмы или убил – отвечай.

Не важно, при каких обстоятельствах это случилось», – заявил «Веку» заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Михаил Аничкин.

В ноябре прошлого года в ОП РФ проходила дискуссия по самообороне. Участники обсуждения сформулировали ряд конкретных предложений, которые надо реализовать в стране. Главное – сломать правоприменительную практику, по которой преступник имеет больше прав, чем жертва.

С юридической точки зрения важно отталкиваться при досудебной проверке именно от факта необходимой самообороны, а не от того, что случилось с нападавшим. Также надо отказаться вообще от понятия «необходимые пределы самообороны». Тот, кто защищается, должен быть невиновен априори.

Обязательным в таких делах также должен стать суд присяжных.

«У нас к самооборонщикам сейчас такое отношения со стороны правоохранительных органов: когда убьют, тогда и приходите. Хотя некий перелом наметился в 2016 году. Был тогда громкий случай. Трое человек вступили в настоящий бой с группой вооруженных граждан цыганской национальности. Их было 30-40 человек, по официальным данным – 17.

Защищавшиеся отбились, шестеро нападавших пострадали, двое – погибли. И суд признал факт необходимой самообороны. В 2017-2018 годах были граждане, которых признавали правыми. Но вот в 2019 году снова ни одного случая оправдания. Мы, по крайней мере, в статистике не обнаружили.

Я могу сказать, что сотрудники правоохранительных органов в случае, если раскрывают дело о необходимой самообороне, для них это не очень значимая статья, за которую можно получить «плюшки». Им проще доказать превышение самообороны, а еще лучше – что-нибудь тяжкое, составив первичный протокол таким образом, чтобы потом нельзя было доказать иное.

Именно так и произошло с Тармаевым. Кстати, в этой же тюрьме человек семь с половиной лет отсидел за превышение пределов самообороны. Он убил нападавшего преступника его же ножом, вынув предварительно нож из своего сердца. Полгода провел в больнице, вылечился и отправился в тюрьму.

Как вам такое?» – задался вопросом в разговоре с «Веком» председатель общероссийской общественной организации «Право на оружие» Вячеслав Ванеев.

Источник: https://wek.ru/pochemu-samooborona-v-rossii-vne-zakona

Адвокат-online
Добавить комментарий