Законно ли включение в кредитный договор условия об уступке прав требований?

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Законно ли включение в кредитный договор условия об уступке прав требований?

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки” (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”, считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: http://www.garant.ru/news/1156574/

Запрет на уступку прав по кредитным договорам

Законно ли включение в кредитный договор условия об уступке прав требований?

ВС РФ создает себе (и не только) препятствия, чтобы потом их героически преодолевать.

Ранее ВС РФ постановил, что «Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении» (п.51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17).

Тогда многие думали, что же будет с АИЖК – государственной НЕкредитной организацией, специально созданной Правительством РФ для приобретения прав по кредитам. Конечно же, под них должны были дать другое «толкование».

И вот оно появилось. Может быть, чтобы не подтверждать это предположение, это толкование появилось не в деле с участием АИЖК, а в деле КИТ ФИНАНС (хотя споров по АИЖК должно быть на порядки больше, чем по относительно маленькому КИТ ФИНАНСу).

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 ноября 2013 г. N 55-КГ13-8: на права по кредитному договору, удостоверенные закладной, это ограничение не распространяется.

«Законом об ипотеке, регулирующим передачу прав на закладную, установлены специальные правила оборота закладной как ценной бумаги, не содержащие ограничений в обороте этих ценных бумаг и, соответственно, в оборотоспособности удостоверяемых ими обязательственных и иных прав. Закон об ипотеке не предусматривает положений о необходимости получения согласия должника-залогодателя на переход к другому лицу прав на закладную, а также не содержит каких-либо требований, предъявляемых к новому законному владельцу закладной.».

Во-первых, надо отметить пристрастие ВС РФ к толкованию от противного.

Сравните:

1) Закон о ЗПП не предусматривает, что передавать права по кредиту можно некредитной организации. Значит, можно передавать только кредитной (ПП №17);

2) Закон об ипотеке не предусматривает, что передавать права по закладной можно только кредитной организации. Значит, можно передавать и некредитной (Определение от 12 ноября 2013 г.).

Во-вторых, вольность при определении начальной посылки: что, не запрещено, то разрешено, или наоборот.

В-третьих, обращает на себя внимание противоречие в принципиальном вопросе о том, означает ли подписание договора согласие потребителя с его условиями, или предполагается, что условия односторонне сформулированы предпринимателем, и потребитель мог только присоединиться к ним, но не мог изменить их.

Сравните:

«включение банком в кредитный договор обязанности заемщика застраховать свою жизнь и здоровье фактически является условием получения кредита, без исполнения которого заемщик не приобретет право на получение необходимых ему денежных средств.

Такие действия являются злоупотреблением свободой договора в форме навязывания контрагенту несправедливых условий договора» (п.4.1. Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв.

Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013).

«Судом по делу установлено, что в заявлении-анкете на выдачу кредита имеется графа о подключении к Программе добровольного страхования жизни и здоровья, при этом “согласен” или “не согласен” заемщик должен написать собственноручно, что и было им сделано…

Между тем собственноручные подписи в заявлении о страховании, заявлении-анкете подтверждают, что истец осознанно и добровольно принял на себя обязательства» (п.4.4.).

Смысл этих разъяснений (и это четко усвоено практикой) в том, что подписание договора еще не значит согласия потребителя с его условиями. Чтобы доказать, что предприниматель предоставил выбор, в договоре должны быть альтернативные условия, которые потребитель мог бы отметить (особенно четко это проявляется в делах о навязывании страхования по кредитам).

В рассматриваемом деле применен противоположный подход: если заемщик подписал договор, значит он согласен с его условиями и у него была возможность выбрать иные условия.

«Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия не указала, в силу чего постраничное подписание кредитного договора Новожиловой В.И.

не позволяет установить факт наличия добровольного волеизъявление ее как заемщика на включение в договор условия о возможности уступки права требования по закладной третьему лицу, в том числе некредитной и небанковской организации» (Определение от 12 ноября 2013).

Из всего этого можно сделать вывод: когда норму изворачивают под конкретную ситуацию, потом обязательно возникнет проблема, как применять «покалеченную» норму к другой ситуации. Это дезориентирует, т.к. нет общего подхода к решению типичных вопросов, есть только «казусы». Второй вывод – ВС РФ не определился с применением ст.428 ГК РФ.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/zapret_na_ustupku_prav_po_kreditnym_dogovoram/9537

Перемена лиц в обязательстве, основанном на кредитном договоре

Законно ли включение в кредитный договор условия об уступке прав требований?

Перемена лиц в обязательстве, основанном на кредитном договоре

(информация для потребителей)

В Управление Роспотребнадзора по Курской области поступают жалобы потребителей на нарушение их прав при оказании банковских услуг, в части включения банками в кредитный договор условия о согласии на уступку Банком (полностью или частично) своих прав (требований) по Кредиту третьим лицам, вне зависимости от наличия у таких лиц лицензии на право осуществления банковской деятельности; о праве Банка раскрывать таким лицам, их агентам и иным уполномоченным ими лицам необходимую для совершения такой уступки информацию о кредите, задолженности, договоре, а также предоставлять им соответствующие документы, включая персональные данные.

В этой связи считаем необходимым в рамках работы по повышению уровня финансовой грамотности населения и совершенствованию защиты прав потребителей финансовых услуг доведение до сведения граждан следующей информации.

Нормы, регулирующие сделки перемены лиц в обязательстве содержаться в главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации и вступившим с 1 июля 2014 г. в законную силу Федеральном законе от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

Предметом сделки уступки права требования являются имущественные права, а именно право кредитора требовать от должника исполнения обязательств, вытекающих из заключенного между ними кредитного договора.

Согласно ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 21 декабря 2013 г.

№ 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» Кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном настоящим Федеральным законом. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами.

При уступке прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) кредитор вправе передавать персональные данные заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по договору потребительского кредита (займа), в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных.

Лицо, которому были уступлены права (требования) по договору потребительского кредита (займа), обязано хранить ставшую ему известной в связи с уступкой прав (требований) банковскую тайну и иную охраняемую законом тайну, персональные данные, обеспечивать конфиденциальность и безопасность указанных данных и несет ответственность за их разглашение.

Следует отметить, что для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

В соответствии со ст. 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе право на неуплаченные проценты.

В соответствии со ст. 385 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Таким образом, по мнению Управления Роспотребнадзора по Курской области, надлежащее уведомление должника со стороны нового кредитора о состоявшейся сделке (уступке права требования) должно быть письменным, с приложением копии договора цессии (уступки права требования).

Соответственно, в случае неполучения соответствующего уведомления со стороны нового кредитора, за должником сохраняется право на исполнение надлежащим образом своего обязательства первоначальному кредитору (Банку).

Также следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 386 Гражданского кодекса Российской Федерации, должнику предоставляется право выдвинуть против нового кредитора все возражения, которые он имел против требований первоначального кредитора на момент получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

С учетом вышеизложенного, Управление Роспотребнадзора по Курской области сообщает, что включение банками в кредитный договор вышеназванного условия не противоречит действующему законодательству и не является ущемляющим права потребителей.

Источник: http://46.rospotrebnadzor.ru/content/peremena-lic-v-obyazatelstve-osnovannom-na-kreditnom-dogovore

Адвокат-online
Добавить комментарий